Рубрики
Доклады

Атаки на журналистов, блогеров и работников СМИ в Беларуси, России и Украине: 2017-2019

Об авторах доклада

Добровольное, негосударственное, непартийное объединение граждан, которые занимаются профессиональной журналистской деятельностью либо содействуют её развитию. БАЖ действует с осени 1995 года (в 2006 г. прошла государственную перерегистрацию). 

Основными задачами Белорусской ассоциации журналистов являются: 

Защита прав и законных интересов членов ОО «БАЖ» в государственных органах и международных организациях.

Содействие членам ОО «БАЖ» в создании материально-технических, организационных и других необходимых условий для деятельности и повышения профессионального уровня.

Разработка цивилизованной программы развития СМИ, которая должна создать благоприятные условия для их функционирования в Беларуси.

Развитие отношений с журналистскими организациями других стран мира.

Фонд «Справедливость для Журналистов» — НКО, зарегистрированная в Лондоне. Фонд был основан в августе 2018 года Михаилом Ходорковским (основатель демократического движения «Открытая Россия», бывший узник совести по признанию  Amnesty International) и его бывшим деловым партнером, меценатом и членом Форума свободной России Леонидом Невзлиным.

Фонд выделяет гранты на журналистские расследования насильственных преступлений против работников СМИ, помогает журналистам и блогерам оценивать и минимизировать профессиональные риски.

Наша миссия заключается в том, чтобы облегчить журналистам доступ к существующим ресурсам и адаптировать эти ресурсы под особенности конкретного региона. Мы убеждены, что безопасность — необходимая основа работы журналиста. Мы помогаем журналистам приобрести навыки и знания, которые помогут им справиться с возникающими проблемами.

Деятельность фонда «Справедливость для Журналистов» состоит из трех основных компонентов:

  • Гранты на расследования насильственных преступлений против работников СМИ;
  • Карта медиарисков — мониторинг, анализ и информирование общественности об атаках на работников СМИ;
  • Минимизация профессиональных рисков работников СМИ посредством тренингов по безопасности в Академии медиабезопасности им. Орхана Джемаля для профессиональных и гражданских журналистов, фрилансеров, блогеров и онлайн-активистов, использующих русский как один из своих рабочих языков.

Фонд сотрудничает с профессиональными и независимыми журналистами и активистами, правозащитными, образовательными и исследовательскими организациями по вопросам, связанным с безопасностью и расследованиями преступлений против журналистов.

  • Россия: Ассоциация Грани (Association Grani) 

Association Grani (Франция) — НКО, созданная для борьбы с интернет-цензурой. В 2015 году отмечена жюри национальной правозащитной премии Франции “Свобода. Равенство. Братство” за вклад в борьбу с цензурой в России. 

Крупнейшая организация, объединяющая журналистов и других работников средств массовой информации в Украине. Союз является независимой общественной некоммерческой организацией. Председателем Союза с 2017 года является Сергей Томиленко. Миссия — развитие журналистики и СМИ в Украине, защита свободы слова и прав журналистов.

НСЖУ сотрудничает с международными организациями и учреждениями Организации Объединенных Наций, ЕС, Совета Европы, ОБСЕ, с Международной федерацией журналистов, Европейской федерацией журналистов, Комитетом по защите журналистов (CPJ) и общается с зарубежными журналистскими организациями, заключает соглашения о сотрудничестве в области профессиональной деятельности, обмена информацией, организации журналистских обменов (Польша, Беларусь, Китай, Литва, Германия, Италия и прочие). Также Союз сотрудничает с государственными структурами и учреждениями Украины.

НСЖУ проводит конференции, публичные слушания на тему свободы слова и безопасности журналистов, активно участвует в подготовке изменений в украинском медиа-праве, обеспечивает юридическое сопровождение журналистской деятельности, выступает в качестве со организатора различных форумов, фестивалей, акций, пресс-туров и семинаров.

  • Фотографы 

Служба мониторинга ОО “БАЖ” (Беларусь); Людмила Савицкая,  Андрей Золотов, «МБХ Медиа» (Россия);  Национальный союз журналистов Украины (Украина).

ВВЕДЕНИЕ

Настоящее исследование представляет собой третью часть цикла исследований атак против работников СМИ в 12 постсоветских странах за период с 2017 по 2019 год. Под работниками СМИ в данном докладе понимаются журналисты, блогеры, операторы, фотокорреспонденты и другие сотрудники и менеджеры традиционных и незарегистрированных медиа. Данная часть исследования посвящена Беларуси, России и Украине.

Атаки против профессиональных и гражданских журналистов в Крыму не вошли в данный доклад и статистика по нападениям в этом регионе пока не внесена в Карту медиарисков. Полную информацию по данной теме можно найти в опубликованном 9 февраля 2020 года докладе «Хронология притеснения свободы слова в Крыму», составленном Крымской правозащитной группой и Центром прав человека ZMINA.

Исследование проводится Фондом «Справедливость для журналистов» совместно с партнерами из указанных стран.

МЕТОДОЛОГИЯ

Данные для исследования собраны методом контент-анализа по открытым источникам на английском, белорусском, русском и украинском языках. Списки основных источников представлены в Приложениях 2-4.

На основании дальнейшего анализа 3 063 фактов нападений на профессиональных и гражданских журналистов, блогеров и других работников СМИ, а также редакций традиционных и онлайн-изданий было выявлено три основных типа атак:

  • Физические атаки и угрозы жизни, свободе и здоровью.
  • Атаки и угрозы нефизического характера и/или в киберпространстве.
  • Атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов.

Каждый из представленных типов атак разделен на подкатегории, полный список которых представлен в Приложении 1.  

ОСНОВНЫЕ ТРЕНДЫ

Суммарное население Беларуси, России и Украины насчитывает почти 200 миллионов человек, что соответствует примерно 45% населения Евросоюза. Для корректного анализа рисков нападений на работников СМИ целесообразно рассматривать не абсолютные, а относительные цифры атак — из расчета на 100 тысяч населения. Согласно расчетам, наибольшему риску нападений подвержены журналисты из Беларуси. При этом риск физического нападения выше в Украине. 

Источник данных по численности населения: worldometers.info

Беларусь занимает второе место после Армении среди 12 постсоветских стран по относительному числу атак против работников СМИ на 100 тысяч населения с показателем 11,4. Основным способом нападений на журналистов в Беларуси являются атаки с помощью юридических и экономических механизмов — они составляют 89%. Основным источником опасности для работников медиа являются представители власти — прежде всего, полиция и суды. В Беларуси преобладает «пакетный» вид атак, в ходе которого работника СМИ задерживают, судят, арестовывают на трое суток и приговаривают к выплате штрафа. Наиболее частым «административным преступлением» является сотрудничество белорусских журналистов-фрилансеров с иностранными СМИ без аккредитации Министерства иностранных дел. Иногда составной частью такой «пакетной атаки» являются обыски по месту работы и проживания журналиста с конфискацией оборудования и документов.

Россия, наряду с Узбекистаном, Таджикистаном и Туркменистаном, демонстрирует невысокие для постсоветских стран показатели относительного риска подвергнуться нападению — 0,77. При этом для Москвы с населением 12,5 млн человек этот риск составляет уже 2,95. Предположительно такие цифры объясняются особенностями мониторинга нападений в этой стране. Россия выделяется высоким числом смертей среди работников СМИ: 15 человек погибли в результате убийств, несчастных случаев, избиений и самоубийств, что вдвое выше, чем во всех 11 постсоветских странах вместе взятых. Самым распространенным типом нападений на работников медиа в стране являются атаки с использованием юридических и экономических механизмов. Количество задокументированных задержаний журналистов полицейскими за рассматриваемый период превысило 200 случаев, а 40 журналистов были приговорены к различным срокам лишения свободы.

В Украине относительный показатель атак против журналистов составляет почти 2 на 100 тысяч населения, что ставит ее на шестое место, между Кыргызстаном и Казахстаном, среди 12 постсоветских стран по степени риска для работников СМИ. Примечательно, что в зонах боевых действий — Донецкой и Луганской областях — зафиксировано 43 нападения на журналистов, тогда как в Киевской области — 385. Почти 28% всех зафиксированных нападений на работников СМИ в Украине составляют атаки физического характера (избиения, похищения, покушения на убийство), причем более чем в половине случаев нападавшие не были связаны с властями. В этой стране преобладающими способами давления на журналистов являются травля и запугивание, в том числе в киберпространстве, а также повреждение и отъем имущества и документов. Вызывает оптимизм снижение общего числа атак в 2019 году: 245 по сравнению с 357 атаками  в 2017-м.

МЕХАНИЗМЫ СНИЖЕНИЯ РИСКОВ

Анализ типов рисков для работников СМИ, а также их географии, частоты и источников — необходимое условие для выработки способов защиты и страховки. Даже с учетом ограничений, связанных с возможностью отслеживания нападений на работников СМИ, анализ полученных данных позволяет дать несколько рекомендаций по наиболее эффективному противостоянию атакам в каждой из этих стран. 

  • В Беларуси источником атак на журналистов в подавляющем большинстве случаев являются представители власти, а функция судов обычно сводится к тому, чтобы проштамповать уже принятое репрессивное решение. При этом в стране, где президент находится у власти уже более 26 лет, независимые СМИ внутри страны практически уничтожены, а за сотрудничество с иностранными изданиями белорусские журналисты подвергаются жесткому административному и даже уголовному преследованию, налажена довольно эффективная система мониторинга атак.

В этих условиях наиболее эффективными способами защиты представляются огласка фактов нападений на журналистов, привлечение общественного внимания, оплата штрафов, а в случае повторяющихся целенаправленных атак — отъезд из страны и продолжение работы за рубежом.

  • В России риски для работников СМИ увеличиваются с каждым годом и исходят прежде всего от представителей власти, которые регулярно лишают свободы и избивают профессиональных и гражданских журналистов. Кроме того, принятие все более репрессивных законов расширяет арсенал методов «юридического» воздействия на независимые СМИ, вынуждая все большее число журналистов уходить из профессии. При этом число смертельных случаев, покушений на убийство, избиений и пыток журналистов растет, а их расследования остаются на неудовлетворительном уровне. 

Документирование различных типов атак на независимые издания и журналистов имеет важное значение для более точной оценки рисков. Привлечение общественного внимания к нарушениям прав работников СМИ остается самым эффективным способом защиты российских журналистов. Кроме того, чрезвычайно важно предоставлять им своевременную и профессиональную правовую помощь. Поскольку пятая часть всех атак связана с избиениями журналистов, тренинги по физической безопасности позволили бы снизить риск физических нападений.

  • В Украине общее количество атак на журналистов снижается, однако риск физических нападений остается высоким. В этой стране эффективно организован мониторинг угроз и нефизических атак, что способствует усилению бдительности журналистов. За счет этого, возможно, удается предотвратить некоторое количество более тяжких преступлений. При этом работа судов по расследованию преступлений против журналистов, поиску и наказанию виновных не выглядит эффективной.

В таких условиях следует и дальше совершенствовать систему мониторинга нападений, а также информировать о ситуации широкие слои общественности и принимать необходимые меры защиты, в том числе государственной. Кроме того, полезны тренинги по физической и кибербезопасности журналистов.

Фонд «Справедливость для журналистов» вместе со своими партнерами и экспертами осуществляет еженедельный мониторинг атак против работников СМИ в 12 постсоветских странах (кроме Балтийских государств), результаты которого отражаются на Карте медиарисков на русском и английском языках.  Данные доступны с 2017 года по настоящий момент. Вы также можете стать экспертом нашего Фонда. Для этого достаточно заполнить форму.

Беларусь

1/ ГЛАВНЫЕ ИТОГИ

В ходе исследования было выявлено и проанализировано 1 079 случаев атак/угроз против профессиональных и гражданских работников СМИ и редакций традиционных, и онлайн-изданий в Беларуси. Данные были собраны методом контент-анализа по открытым источникам на русском, белорусском и английском языках. Список основных источников представлен в Приложении 2.

  1. Атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов являются самой распространенной формой давления на журналистов, блогеров и работников СМИ в Беларуси. В данной категории зафиксировано 957 инцидентов.
  2. Самым распространенным методом атак с использованием юридических и/или экономических механизмов являются штрафы за сотрудничество с иностранными СМИ без аккредитации МИД. Количество инцидентов данной подкатегории составляет 236. 
  3. Количество физических атак в Беларуси по сравнению с другими странами постсоветского пространства очень низкое — за рассматриваемый период зафиксировано 26 атак данной категории. 
  4. «Дело БелТА» — самое резонансное уголовное дело, заведенное против работников СМИ в Беларуси за 2017-2019 годы. 
  5. Чаще всего атакам подвергались журналисты-фрилансеры спутникового телеканалаа «Белсат» — в 623 из 1079 зафиксированных случаев. 

2/ СМИ В БЕЛАРУСИ

Регистрация печатных, равно как и телерадиовещательных СМИ в Беларуси носит обязательный и разрешительный характер, и осуществляет ее Министерство информации. По данным этого ведомства, на 1 января 2020 года в Беларуси зарегистрировано 1614 печатных СМИ. Из них государственными являются 435 печатных изданий, что дает основание белорусским властям заявлять о преобладании частных СМИ в стране. Однако абсолютное большинство негосударственных печатных СМИ являются сугубо развлекательными и рекламными. Зарегистрированных негосударственных СМИ общественно-политической направленности, по данным Белорусской ассоциации журналистов (БАЖ), не больше 30. Почти половина из них еще в 2005 году были исключены из государственных сетей распространения газет по подписке и в розницу и только в 2017 году возвращены в сети распространения государственных предприятий-монополистов (около 15 изданий к этому времени прекратили выход).

В то же время государственные СМИ получают не только административную поддержку и различного рода преференции, но и бюджетное финансирование, выделяемое на внеконкурсной основе. В 2019 году его сумма превысила 72 миллиона долларов США. Основная часть этих средств была направлена на финансирование Белтелерадиокомпании (более 50 млн долларов). 

Ситуация с телерадиовещанием в Беларуси еще менее соответствует демократическим стандартам. Из 270 зарегистрированных телерадиопрограмм подавляющее большинство (188) принадлежат государству.  Остальные 82 негосударственных телерадиоканала находятся под полным контролем властей, как местных, так и национальных, благодаря системе регистрации и лицензирования.

Государственную монополию на вещание разрушают зарубежные станции. Особую роль играют «Радыё Свабода», «Европейское радио для Беларуси», «Радыё Рацыя» и спутниковый телеканал «Белсат» (три последних медиа зарегистрированы в Польше). Их передачи ориентированы на белорусов и готовятся преимущественно белорусами. Однако ни «Белсат», ни «Радыё Рацыя» легального статуса в Беларуси не имеют, несмотря на попытки открыть корпункты и получить аккредитацию для своих журналистов. Фрилансеры, сотрудничающие с ними, постоянно подвергаются давлению со стороны властей. С 2014 года их штрафуют за «нарушение порядка изготовления и распространения продукции СМИ» (ст. 22.9 Кодекса об административных правонарушениях). За 2017-2019 годы суды на основании милицейских протоколов оштрафовали журналистов-фрилансеров за сотрудничество с иностранными СМИ без аккредитации 231 раз на общую сумму, эквивалентную почти 100 тысячам долларов США. Для сравнения: среднемесячная зарплата в Беларуси составляет около 500 долларов.

Самой свободной частью информационного пространства Беларуси остается интернет. По данным исследования Аналитически-информационного центра при администрации президента, в 2017-2018 годах около 60 процентов респондентов получали информацию из интернета (из телеэфира — 72%), а среди молодежи этот процент значительно больше. При этом в десятке наиболее популярных интернет-ресурсов большинство составляют негосударственные сайты.

Белорусские власти отреагировали на возрастание значимости интернета усилением контроля над ним. В конце 2017 и в начале 2018 года по решению Министерства информации в Беларуси были заблокированы два популярных информационных интернет-ресурса — «Белорусский партизан» и «Хартия 97». В 2018 году были возбуждены уголовные дела против ключевых акторов в этой сфере (в первую очередь «Дело БелТА», о котором см. в разделе 5 — «Атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов»), давлению (уголовные дела, административное преследование, угрозы) подверглись несколько популярных региональных блогеров.  В законодательство были внесены изменения, усилившие государственное регулирование белорусского сегмента Всемирной сети. В частности, стала обязательной идентификация пользователей интернет-ресурсов, фактически введена премодерация комментариев, усилена ответственность владельцев сайтов. Новый закон предусматривает добровольную регистрацию интернет-ресурсов в качестве СМИ (сетевых изданий), но сохраняется дорогостоящий и усложненный порядок этой регистрации. Несмотря на то что не зарегистрированные в качестве сетевых изданий интернет-ресурсы сейчас не рассматриваются как СМИ, а их журналисты не могут пользоваться соответствующим статусом, только 6 негосударственных сайтов к 1 января 2020 года прошли регистрацию в Мининформе из-за сложных регистрационных требований и неочевидных плюсов от этой регистрации в сложившихся условиях.

В ежегодном индексе свободы прессы «Репортеров без границ» за 2020 год Беларусь занимает 153-е место из 180, между Брунеем и Турцией. 

3/ ОБЩИЙ АНАЛИЗ АТАК

График 1 представляет количественный анализ трех основных типов атак против журналистов в Беларуси в период с 2017 по 2019 год. Основным типом атак против журналистов, блогеров и работников СМИ были атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов. Они составили 88% от общего количества атак, охватываемых данным исследованием: 957 из 1079.

Количество атак данного типа коррелировало с изменением политической и экономической ситуации в стране. Рост протестных настроений и массовые акции в Беларуси вызывали и усиление давления на СМИ, журналистов и блогеров, их освещавших. 

Так, пик задержаний журналистов (93 человека) в рассматриваемый период пришелся на 2017 год, когда во всех регионах страны прошли массовые акции против непопулярного декрета президента об установлении специального налога для неработающих.

В 2017 году также зафиксировано наибольшее количество физических атак и угроз в отношении журналистов и блогеров — 16. 

В 2018 году наблюдалось усиление давления на СМИ, прежде всего на журналистов-фрилансеров, сотрудничающих с иностранными СМИ без аккредитации. В том же году было возбуждено уголовное «дело БелТА», фигурантами которого стали около 20 журналистов. 

В 2019 году давление на медиасферу снизилось. Улучшение ситуации, вероятно, было связано с проведением в Минске II Европейских игр — это способствовало большей открытости страны. Другие возможные факторы — сложная внешнеполитическая и экономическая ситуация в Беларуси, переговорный процесс с Евросоюзом и США, возрастание давления со стороны Российской Федерации, а также выборы в белорусский парламент, которые состоялись 17 ноября 2019 года. 

Так, если в канун Европейских игр с января по май 2019 года было зафиксировано 42 штрафа журналистам-фрилансерам, то за оставшиеся семь месяцев года их количество возросло лишь на 6.  

За рассматриваемый период чаще всего атакам подвергались журналисты спутникового телеканала «Белсат» — 623 из 1079 зафиксированных случаев. Ряд журналистов телеканала испытывали систематическое давление со стороны властей: Константин Жуковский (76), Ольга Чайчиц (59), Андрей Козел (40), Александр Левчук (36), Андрей Толчин (34), Екатерина Адреева  (33),  Дмитрий Лупач (32), Милана Харитонова (31), Лариса Щирякова (29), Сергей Ковалев (22), Любовь Буянова (Лунева) (19), Сергей Кварчук (16), Ирина Ореховская (13), Алина Скрабунова (12) и Александр Борозенко (11). 

4/ ФИЗИЧЕСКИЕ АТАКИ И УГРОЗЫ ЖИЗНИ, СВОБОДЕ И ЗДОРОВЬЮ

Количество физических атак на журналистов в рассматриваемый период было сравнительно невелико — 26. Большинство из них (16) пришлось на 2017 год, когда в Беларуси проходили массовые протестные акции.  

Наиболее часто к журналистам применяли насилие при задержании, либо при воспрепятствовании их профессиональной деятельности. Основными агрессорами выступали представители власти (в 84% случаев), в первую очередь сотрудники милиции. Так, 25 марта 2017 года в Минске во время традиционной акции оппозиции «День воли» были избиты силовиками 5 журналистов, в том числе британский журналист, освещавший акцию протеста.   

Наиболее часто жертвами физических атак становились журналисты, сотрудничавшие с телеканалом «Белсат», — 15 из 25 случаев. Пять раз за рассматриваемый период физическому давлению подвергался гомельский журналист Константин Жуковский, который стал рекордсменом по количеству назначенных ему штрафов:

  • В июле 2017 года Жуковский был задержан сотрудниками ГАИ (госавтоинспекция), когда возвращался из суда, где освещал процесс. Журналиста приковали наручниками к дереву.
  • В августе 2017 года во время видеосъемки ему брызнул в лицо аэрозолем человек, оказавшийся руководящим сотрудником местного свинокомплекса. Жуковский был госпитализирован. 
  • В июле 2018 года у журналиста случился гипертонический криз после того, как его задержали по обвинению в мелком хулиганстве, отвезли в РОВД, а затем в суд. 
  • В ноябре 2018 журналиста вызвали в военкомат для прохождения медкомиссии. Несколькими месяцами ранее он уже проходил медкомиссию, на сборы его так и не забрали.  
  • 3 января 2019 года Жуковский, по его словам, подвергся нападению неизвестных на дороге в Гомельской области. 

В конце января 2019 года журналист покинул Беларусь и попросил политического убежища в одной из стран Западной Европы.

В феврале 2018 года за попытку съемки подсчета голосов на избирательном участке был избит журналист Андрей Козел, также сотрудничавший с телеканалом «Белсат» и неоднократно привлекавшийся к административной ответственности. Журналист был жестко задержан, помещен под стражу, где его продолжали избивать, и впоследствии привлечен к административной ответственности якобы за сопротивление сотрудникам милиции. В начале 2020 года Козел был вынужден покинуть Беларусь из-за постоянного давления. 

5/ АТАКИ И УГРОЗЫ НЕФИЗИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА И/ИЛИ В КИБЕРПРОСТРАНСТВЕ

Наиболее распространенными видами атак и угроз нефизического характера и/или в киберпространстве за рассматриваемый период были травля, запугивание, давление, угрозы насилием и смертью, в том числе в киберпространстве. Они составили более чем половину (48) от общего количества зафиксированных случаев (95). Второй распространенный метод нефизического давления — повреждение либо отъем имущества, транспорта, оборудования, документов (16). С наибольшим количеством атак данного типа (9) журналисты столкнулись в 2018 году.

В Беларуси, как и в России и в странах Центральной Азии, одним из распространенных методов атак является давление на работника СМИ посредством нефизического давления на родственников и близких:

  • В октябре 2017 года родителям журналиста «Белсат» Александра Залевского по телефону угрожал неизвестный, который представился лейтенантом КГБ. 
  • В феврале 2018 года прошел обыск в квартире родителей youtube-блогера Степана Путило. Силовики изъяли ноутбук и видеокамеру. Путило, который на тот момент учился в Польше, инкриминировали 368-ю статью УК (оскорбление президента). 
  • В сентябре 2019 года Петр Кузнецов, основатель гомельского сайта «Сильные Новости», жаловался, что он сам, его родственники и знакомые постоянно сталкиваются с проблемами при пересечении границы.

В ряде случаев представители власти угрожают журналистам изъятием детей из семьи:

  • В июле 2017 года журналистам «Белсат» Ольге Чайчиц и Андрею Козелу представители власти угрожали обращением в органы опеки касательно их детей.  
  • В апреле 2017 года журналистке «Белсат» Ларисе Щиряковой угрожали поставить ее семью на контроль как социально неблагополучную и отобрать ребенка. 

Атаки в киберпространстве — менее распространенный метод. За рассматриваемый период зафиксировано 5 случаев хакерских и DDoS-атак и 7 инцидентов, связанных со взломом аккаунтов в социальных сетях. 

6/ АТАКИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЮРИДИЧЕСКИХ И/ИЛИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ

График 4 представляет общий анализ атак с использованием юридических и/или экономических механизмов. За период с 2017 по 2019 год зафиксировано 957 атак данной категории. В топ-3 методов давления входят: административные правонарушения и штрафы; суды и судебные процессы;  задержания.  В 942 из 957 зафиксированных атак данной категории (то есть в 98% случаев) “агрессорами” выступали представители власти.

Наиболее частым поводом для атак было сотрудничество белорусских журналистов-фрилансеров с иностранными СМИ без аккредитации Министерства иностранных дел.  На основании милицейских протоколов суды штрафовали журналистов в соответствии с частью 2 статьи 22.9 Кодекса об административных правонарушениях, которая предусматривает ответственность за незаконное изготовление и/или распространение продукции СМИ. «Пиковым» стал 2018 год, когда журналисты привлекались к административной ответственности по этой статье не менее 122 раз (это больше, чем за четыре предыдущих года, вместе взятых). Общая сумма штрафов за год превысила 43 тысячи евро. 

В большинстве случаев штрафы выписывали журналистам, сотрудничавшим со спутниковым телеканалом «Белсат». «Белсат» входит в структуру Польского телевидения, но позиционируется как первый независимый телеканал Беларуси. Всего за рассматриваемый период журналисты и сотрудники телеканала «Белсат» подвергались атакам c использованием юридических и/или экономических механизмов 574 раза. 

В марте 2017 года и в апреле 2019 года в незарегистрированном минском корпункте телеканала «Белсат» несколько раз по различным поводам проводились обыски с конфискацией оборудования. Одним из поводов было обвинение в несанкционированном использовании «Белсатом» своего наименования (в Беларуси действует коммерческое предприятие со сходным названием). Журналисты утверждали, что сотрудники милиции после изъятия оборудования прикрепляли наклейку «Белсат» на их технику, что в дальнейшем служило основанием для ее конфискации под предлогом нарушения прав на товарный знак.

Уголовное преследование журналистов, редакторов СМИ и блогеров (и связанные с этим обыски, допросы, аресты) было самым жестким методом давления. Причем в ряде случаев уголовные дела формально не были связаны со свободой выражения мнения. Наибольший резонанс вызвали «дело регнумовцев», «дело БелТа» и уголовное дело против руководителя независимого информационного агентства БелаПАН Александра Липая.

  • «Дело регнумовцев». В феврале 2018 года Минский городской суд вынес обвинительный приговор по уголовному делу против трех белорусских авторов, публиковавшихся в российских СМИ, — Юрия Павловца, Дмитрия Алимкина и Сергея Шиптенко. Суд признал их виновными в умышленных действиях, направленных на разжигание национальной вражды или розни, совершенных группой лиц, и назначил наказание в виде пяти лет лишения свободы с отсрочкой исполнения наказания на три года. Осужденные были освобождены в зале суда. Если в течение трехлетней отсрочки они не совершат нарушений общественного порядка и будут выполнять предписания суда, он может освободить их от отбывания наказания. Основанием для возбуждения «дела регнумовцев» стало обращение Министерства информации в Следственный комитет по поводу якобы обнаруженных в публикациях этих авторов признаков экстремизма. Обвиняемые находились под стражей 14 месяцев — с момента их задержания в декабре 2016 года.
  • Уголовное дело против Александра (Алеся) Липая. В июне 2018 года было возбуждено уголовное дело в отношении руководителя ведущего белорусского независимого информационного агентства «БелаПАН» Александра Липая по факту умышленного уклонения от уплаты подоходного налога в особо крупном размере за 2016-2017 годы. В квартире Липая прошел обыск, были изъяты документы и профессиональное оборудование. Белорусские правозащитные организации заявили о политической подоплеке дела и связали его с общей тенденцией усиления давления на негосударственные СМИ и интернет-ресурсы в Беларуси. 23 августа 2018 года Алесь Липай скончался в возрасте 52 лет от онкологического заболевания. В связи с его смертью уголовное дело было прекращено.
  • «Дело БелТА». В августе 2018 года в редакциях информационной компании БелаПАН, портала Tut.By, некоторых других СМИ, а также в квартирах ряда их сотрудников прошли обыски. Около 20 журналистов были задержаны и допрошены следователями, 8 — отправлены в изолятор временного содержания на срок до 3 суток. Поводом для масштабной «спецоперации» послужило несанкционированное использование некоторыми журналистами паролей к подписной ленте сайта государственного агентства БелТА. Необходимо отметить, что материалы сайта БелТА находятся в открытом бесплатном доступе и размещались попавшими под давление СМИ с учетом всех правил, установленных БелТА. Тем не менее в отношении 15 журналистов были возбуждены уголовные дела о несанкционированном доступе к компьютерной информации, повлекшем причинение существенного вреда.  В конце 2018 года уголовные дела в отношении 14 журналистов были прекращены с привлечением их к административной ответственности в виде крупных штрафов и принуждением к уплате компенсаций государственным медиа — БелТА и газете администрации президента «СБ. Беларусь сегодня». Единственной обвиняемой, привлеченной к уголовной ответственности, стала главный редактор интернет-портала Tut.By Марина Золотова. Причем она была обвинена по другой статье — бездействие должностного лица. В марте 2019 года суд признал Золотову виновной и приговорил ее к штрафу в 7 650 белорусских рублей (более 3000 евро по курсу Нацбанка).

Среди наиболее серьезных нарушений в интернет-пространстве следует отметить блокировку популярных интернет-ресурсов, освещающих общественно-политические темы. Таких блокировок было две, и обе стали резонансными. Оба интернет-ресурса были обвинены в распространении запрещенной информации (в том числе о проведении несанкционированных массовых акций). При этом они не только не получали предупреждений о нарушении законодательства или требований снять определенные материалы, но даже не знали, какие именно материалы послужили основанием для их блокировки в Беларуси. Сайты продолжают свою деятельность после смены доменной зоны:

  • В декабре 2017 года Министерство информации приняло решение об ограничении доступа к сайту «Белорусский партизан», основателем которого был известный журналист Павел Шеремет, работавший в последние годы в Украине и трагически погибший там в 2016 году.
  • В январе 2018 года был ограничен доступ к другому популярному ресурсу — сайту «Хартия 97», редакция которого последние годы работает в Польше (после уголовного преследования главного редактора Натальи Радиной и ряда сотрудников сайта по обвинению в организации массовых беспорядков после президентских выборов 2010 года).

Россия

1/ ГЛАВНЫЕ ИТОГИ

В ходе исследования было выявлено и проанализировано 1116 случаев атак/угроз против профессиональных и гражданских работников СМИ и редакций традиционных, и онлайн-изданий в России. Данные были собраны методом контент-анализа по открытым источникам на русском и английском языках. Список основных источников представлен в Приложении 3.

  1. Россия остается страной, в которой работа журналистом связана с повышенными рисками для жизни, здоровья и свободы. С 2017 по 2019 годы лишились жизни как минимум 15 российских работников СМИ, один человек бесследно исчез. Для сравнения: в остальных 11 постсоветских странах, совокупное население которых почти равно населению России, погибли 7 работников СМИ.
  2. Основным источником атак на журналистов в России являются представители властей – на них приходится 68% всех нападений. 
  3. 63% всех атак против журналистов осуществляются с использованием юридических и экономических механизмов, прежде всего задержаний, административных и уголовных дел, вынужденных увольнений.
  4. Лучше всего мониторинг нападений на работников СМИ работает в столицах, где также сосредоточено основное число независимых профессиональных и гражданских журналистов. Быстрое распространение информации о неправомерном задержании, похищении или ином давлении на работника СМИ повышает вероятность благополучного исхода.
  5. Россия, наряду с Азербайджаном, Беларусью, Кыргызстаном, Казахстаном и Таджикистаном, широко практикует преследование гражданских и профессиональных журналистов по статьям о разжигании розни, оправдании терроризма и экстремизма.  Среди других методов подавления свободы слова, роднящих Россию с бывшими республиками СССР, — карательная психиатрия (также используется Казахстаном, Туркменистаном и Узбекистаном) и запугивание родственников журналистов (как в Азербайджане, Таджикистане, Туркменистане и Узбекистане). 

Учитывая ухудшающуюся год от года ситуацию со свободой СМИ, а также особенности уклада в некоторых регионах, можно с уверенностью сказать, что далеко не все угрозы и атаки различного типа становятся достоянием общественности. Журналисты привыкли писать о других и не всегда готовы самостоятельно создавать “информационный повод” и становиться героями публикаций. 

За редкими исключениями нападения на работников СМИ в России остаются нерасследованными, а виновные не несут законного наказания. В этой ситуации особенно важны мониторинг и анализ атак и угроз журналистам, поскольку эта работа позволяет выявлять наиболее распространенные риски и управлять ими.

Кроме того, вербальная травля, угрозы, кибератаки, взлом страниц в соцсетях и электронной почты воспринимаются большинством работающих в России журналистов как неизбежная часть их повседневной профессиональной деятельности. Такие случаи редко предаются огласке- этим объясняется их сравнительно низкая доля среди зафиксированных атак. 

2/ СМИ В РОССИИ

В ежегодном индексе свободы прессы «Репортеров без границ» за 2020 год Россия занимает 149-е место из 180. 

Исходя из отчета Freedom of the Net за 2019 год, составленного Freedom House, в России отсутствует свобода интернета (31 из 100 баллов). По этому показателю Россия находится в одной группе стран с Китаем, Саудовской Аравией и Кубой.

Иностранным физическим и юридическим лицам запрещено владеть более чем 20% в каждом издании. 

ОБЩЕЕ КОЛИЧЕСТВО СМИ И ОХВАТ АУДИТОРИИ

Согласно данным Роскомнадзора, по состоянию на 31 декабря 2019 года общее количество зарегистрированных средств массовой информации составляет 65 849, из них печатных —  42 882, электронных — 21 770, информационных агентств — 1197. Только за 2019 год было зарегистрировано 1894 печатных средств массовой информации, 2012 электронных средств массовой информации и 80 информационных агентств. По данным Роскомнадзора, число газет и журналов в России сократилось с 2009 по 2019 год примерно на 40%, что является максимальным показателем за последние 10 лет. Только в течение 2019 года из реестра СМИ было исключено 7498 записей о регистрации.

Исходя из данных ежегодного отчета Левада-центра о медиаландшафте в России в 2019 году, телевидение остается основным источником информации для 73% населения. Причем доверие к этому источнику за 10 лет снизилось с 80% до 52%. 39% опрошенных получают информацию из интернет-изданий и социальных сетей. Аудитория радио и газет за 10 лет сократилась более чем в два раза — лишь 15% россиян используют их для получения информации.

Лидирующими ТВ-каналами на конец 2019 года остаются «Россия 1», Первый канал и НТВ. В основной сетке вещания нет ни одного канала, который предоставлял бы независимую, объективную информацию. Единственным таким каналом является «Дождь», который доступен в интернете и охватывает только 1% аудитории.

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ СМИ

Главными источниками финансирования государственных СМИ являются государство, АО «Национальная Медиа Группа» и «Газпром-Медиа». 

  • «Первым каналом» владеют Росимущество (38,9%), АО «Национальная Медиа Группа» (29%), «ВТБ Капитал» (20), «TACC» (9,1%) и «Останкино» (3%).
  • Основателем частного медиахолдинга «Национальная Медиа Группа» является российский миллиардер и владелец «Северстали» Алексей Мордашов. В числе медиаактивов «Национальной Медиа Группы» — «Первый канал», РЕН ТВ, СТС, «Пятый канал», «Телеканал 78», газета «Известия» и другие.
  • «Газпром-Медиа» принадлежит «Газпромбанку» и владеет телеканалами НТВ, ТНТ, ТВ3, «Пятница» и множеством других развлекательных каналов, журналов, интернет-платформ и радиостанций, включая «Эхо Москвы». Генеральным директором холдинга «Газпром-Медиа» является экс-глава Роскомнадзора Александр Жаров.
  • «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания» (ВГТРК) основана Президиумом Верховного совета РСФСР в 1990 году. В корпорацию входят каналы «Россия 1», «Россия 2», «Россия 24» и другие.
  • Самым популярным русскоязычным каналом за рубежом является Russia Today, финансируемый из бюджета РФ. В апреле 2020 была опубликована информация о том, что Russia Today в 2019 году израсходовал 22,3 миллиарда рублей, полученных из бюджета. 

НЕЗАВИСИМЫЕ СМИ

Несмотря на то, что по размеру аудитории независимых СМИ значительно уступают государственным медиа, они часто возглавляют рейтинги цитируемости в соцмедиа (количество ссылок в социальных сетях). По данным сервиса мониторинга и анализа СМИ «Медиалогия» (63% принадлежит банку ВТБ), по состоянию на январь 2020:

  • В пятерку самых цитируемых газет входит «Новая газета» (4-е место). 
  • В тройку самых цитируемых телеканалов входит «Дождь», который занимает второе место (536 125 гиперссылок в соцсетях). 
  • Среди самых цитируемых радиостанций первое место занимает «Радио Свобода», второе — «Эхо Москвы». 
  • В рейтинге цитируемости интернет-ресурсов портал «Медуза» занимает второе место, а «МБХ медиа» — четвертое.  

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО О СМИ

Принятый в 2014 году «закон Лугового» позволяет Роскомнадзору, по предписанию Генпрокуратуры РФ, производить немедленную блокировку cайтов, якобы распространяющих призывы к массовым беспорядкам и экстремистской информации, без решения суда. 

  • В 2014 году были заблокированы сайты оппозиционных СМИ Грани.ру, Каспаров.ру и «Ежедневный журнал». 23 июня 2020 года ЕСПЧ признал блокировку незаконной. 
  • Согласно докладу Internet Trends 2019,  в 2018 году в России был запрещен доступ почти  к 650 тысячам сайтов, что в пять раз больше, чем годом ранее.
  • Международная правозащитная группа «Агора» и общественная организация «Роскомсвобода» в 2019 году зафиксировали 438 981 случаев вмешательства в свободу интернета в России, из которых 434 275 связаны с ограничением доступа к интернет-сайтам и сервисам, а также с запретом различных видов информации.

Согласно «Закону о СМИ», с 1 января 2016 года доля иностранных акционеров в уставном капитале российских СМИ ограничена 20%, иностранцам и лицам с двойным гражданством запрещено выступать учредителями средств массовой информации в РФ. Согласно принятым в декабре 2019 году поправкам к этому закону, иностранными СМИ, выполняющими функции иностранного агента, могут быть признаны НКО, СМИ и физические лица.

Принятый в 2016 году «закон Яровой» ужесточает наказание за терроризм и экстремизм и обязывает операторов в течение 6 месяцев хранить персональные данные, включая звонки и переписку (фото, аудио, голосовые сообщения), и предоставлять их при необходимости спецслужбам. Также закон обязывает организаторов распространения информации в интернете (мессенджеры, соцсети и другие сервисы) декодировать сообщения пользователей по требованию ФСБ и предоставлять ключи к зашифрованному трафику. По этому закону в апреле 2018 года был предпринят ряд неудавшихся попыток заблокировать социальную сеть Telegram. 18 июня 2020 года было принято решение разблокировать Telegram.

29 марта 2019 года вступил в силу закон о запрете распространения фейковых новостей и оскорбления представителей власти в СМИ и интернете. «Закон о фейк-ньюс» активно используется властями против журналистов в период освещения пандемии COVID-19. Кроме того, с 1 апреля в Уголовном кодексе появилась статья 207.1 — «Публичное распространение заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан». Ее также широко применяют против работников СМИ, освещающих тему пандемии в России.

В ноябре 2019 года в силу вступил принятый Госдумой закон о «суверенном интернете», предусматривающий создание национальной системы маршрутизации интернет-трафика. Помимо этого, он позволяет Роскомнадзору взять под контроль каналы провайдеров и самостоятельно блокировать сайты.

В конце 2019 года был подписан закон, который позволяет штрафовать «СМИ-иностранных агентов» на сумму до 5 миллионов рублей, а также арестовывать физических лиц за создание или распространение публикаций таких СМИ на срок до 15 суток. 

В феврале 2020 года в реестр СМИ, выполняющих функции «иностранного агента», входят 12 медиапорталов, в том числе «Голос Америки», «Настоящее время», «Радио Свобода» и ее подразделения. 

В январе 2020 года Министерство юстиции также предложило внести поправку в Административный кодекс, по которой можно будет штрафовать за распространение материалов изданий, не зарегистрированных в России в качестве СМИ (включая зарубежные), а также за репосты их публикаций.

11 июля 2020 года российскому журналисту впервые было вынесено предупреждение по поводу сотрудничества с иностранным СМИ — польским телеканалом «Белсат» — без аккредитации МИД. Этим журналистом стал житель города Кемерово Роман Янченко. Такая практика, в особенности против журналистов, сотрудничающих с телеканалом «Белсат», широко распространена в соседней Беларуси. 

В моменты политических обострений власти ограничивают доступ населения к интернету. Последние примеры:

  • митинги в Ингушетии против передачи части территории Чечне осенью 2018 и весной 2019 года;
  • протестные акции в Москве летом 2019 года; 
  • митинги за отмену итогов выборов мэра столицы Бурятии в сентябре 2019 года; 
  • протесты против строительства мусорного полигона в Шиесе (Архангельская область) в октябре 2019 года.

3/ ОБЩИЙ АНАЛИЗ АТАК

Работа российских журналистов связана с повышенными рисками для жизни, здоровья и свободы: за анализируемые три года зафиксировано 1116 нападений на журналистов. Пятая часть всех атак (225 случаев) приходится на физические нападения. За эти три года как минимум 15 российских работников СМИ лишились жизни. В 2019 году по сравнению с 2017-м число физических нападений на журналистов увеличилось на четверть. 

Основную долю (63%) всех атак против журналистов в России составляют атаки с использованием юридических и экономических механизмов, прежде всего задержания на массовых акциях, а также возбуждение уголовных и административных дел против профессиональных и гражданских работников СМИ.  В 2019 году число атак этого типа увеличилось на 67% по сравнению с 2017 годом.

Травля, запугивание, угрозы расправы лидируют среди подвидов нефизических атак. За ними следуют повреждение/отъем транспорта, оборудования и документов. Кибер-, DDoS и хакерские атаки замыкают первую тройку атак и угроз нефизического характера.  Как и в других исследуемых постсоветских регионах, журналисты воспринимают угрозы и атаки нефизического характера как обыденный компонент их ежедневной работы и не предают эти случаи огласке. 

В 68% случаев источником атак на журналистов являются представители властей, прежде всего полиция. Задержание и арест — далеко не единственные методы воздействия в арсенале властей. Часто нападения носят комплексный, или “пакетный”, характер: журналиста задерживают, избивают, подвергают допросу и обыску, оказывают давление на его близких, затем инициируют административное или уголовное дело, судят и приговаривают к лишению свободы.

Самым опасным регионом для журналистом является Москва, в которой за исследуемый период произошла треть всех задокументированных атак на работников СМИ. Риск быть атакованным в столице составляет 2,95 по сравнению с 0,77 по России в целом (коэффициент риска рассчитан исходя из числа атак на 100 тысяч населения). Число атак в регионах повышенного риска для работников СМИ выглядит следующим образом:

  • Москва — 369 
  • Санкт-Петербург — 85
  • Свердловская область — 50 
  • Краснодарский край — 45
  • Московская область — 44
  • Республика Ингушетия — 24
  • Республика Дагестан – 22

В докладе приводятся только некоторые примеры наиболее распространенных подвидов атак на работников СМИ. Более подробная информация по каждому факту нападений приведена в Карте медиарисков на сайте Фонда «Справедливость для журналистов».

4/ ФИЗИЧЕСКИЕ АТАКИ И УГРОЗЫ ЖИЗНИ, СВОБОДЕ И ЗДОРОВЬЮ

СМЕРТЕЛЬНЫЕ СЛУЧАИ

Для российских работников СМИ риск лишиться жизни остается очень высоким. За исследуемый период как минимум 15 журналистов погибли в результате убийств, избиений, самоубийств, несчастных случаев. Часто причины смерти так и остаются неустановленными, обстоятельства гибели не расследуются, а уголовные дела закрываются за недостаточностью улик или по другим причинам. 

  • 16 марта 2017 года в больнице Улан-Удэ умер 35-летний журналист Евгений Хамаганов, редактор сайта Asia Russia Daily и создатель интернет-портала СБН («Сайт бурятского народа»). По официальным данным, журналист умер в реанимации в результате диабетической комы. Друзья Хамаганова, которым было неизвестно о наличии у него диабета, предполагают, что причиной смерти журналиста могло быть очередное нападение на него. Предыдущее нападение на журналиста было совершено в июне 2015 года, когда Хамаганову проломили голову и сломали шейные позвонки. 
  • 19 апреля 2017 года в Мариинской больнице Санкт-Петербурга скончался 73-летний автор газеты «Новый Петербург» Николай Андрущенко. Его доставили туда 9 марта с тяжелой черепно-мозговой травмой. Через несколько недель журналист, который занимался антикоррупционными расследованиями, умер, не приходя в сознание. 
  • 14 апреля 2018 года в Екатеринбурге погиб Максим Бородин, журналист-расследователь, писавший на острые темы. Он выпал из окна своей квартиры на пятом этаже; через три дня, не приходя в сознание, умер. Предыдущее нападение на Бородина было совершено 10 ноября 2017 года — неизвестные ударили его по голове железной трубой после того, как журналист дал интервью телеканалу «Дождь» про свое расследование в отношении поклонников императора Николая II и Натальи Поклонской под названием «Секта царебожников».
  • 30 июля 2018 года в Центральноафриканской Республике были убиты оператор Кирилл Радченко, режиссер Александр Расторгуев и военный корреспондент Орхан Джемаль, расследовавшие там деятельность группы Вагнера. Это преступление до сих пор не раскрыто, и виновные не найдены. Данные независимых журналистских расследований Центра «Досье» и «Проекта» не были приняты во внимание официальным следствием. 
  • 13 июля 2019 года на Васильевском острове в Санкт-Петербурге нашли тело известного телеоператора, 55-летнего Петра Микова, работавшего с ЛенТВ, 100 ТВ, «78», а также в общественно-политическом шоу «Открытая студия». У погибшего была прострелена голова. Рядом с телом была найдена гильза от пистолета, который, по данным следствия, не имел отношения к убийству. 
  • 17 июля 2019 года в Тольятти (Самарская область) погиб 35-летний Михаил Куракин — местный журналист, блогер, директор агентства информационно-политических технологий «Горизонт», автор телеграм-канала «КомитетЪ». За день до смерти он написал в фейсбуке: «Не знаю почему, но, кажется, у меня серьезные проблемы». По факту его гибели было возбуждено уголовное дело по статье о доведении до самоубийства, которое было закрыто через полгода по причине невозможности установить лицо, которое довело человека до смерти.
  • Редактор независимой интернет-газеты «Волгоградский репортер», 35-летний Леонид Махиня бесследно исчез в июне 2018 года. Поиски, которые вели полиция, волонтеры и близкие журналиста, до сих пор не дали никаких результатов. По факту его пропажи возбуждено уголовное дело об убийстве.

ПОКУШЕНИЯ НА УБИЙСТВА

За исследуемый период было зафиксировано 13 покушений на убийства, в частности:

  • 2 февраля 2017 года тележурналист и координатор движения «Открытая Россия» Владимир Кара-Мурза-младший был госпитализирован в Москве с симптомами отравления. Это была вторая попытка отравления Кара-Мурзы: первая была предпринята в 2015 году. В обоих случаях ему был поставлен диагноз «токсическое действие неучтенного вещества». 
  • 23 октября 2017 ведущая «Эха Москвы» Татьяна Фельгенгауэр подверглась нападению на своем рабочем месте. Преступник, позднее признанный невменяемым, ворвался в здание радиостанции и нанес журналистке ножевое ранение в горло.
  • 21 декабря 2017 года журналист «Кавказского узла» Вячеслав Прудников получил огнестрельные ранения при вооруженном нападении в Ростовской области. Прудников связывает нападение со своей профессиональной деятельностью на «Кавказском узле». «Я достал фотоаппарат, чтобы сделать несколько снимков. Внезапно подъехала серая иномарка. Из нее выскочил молодой человек, требуя сообщить, что я делаю. Возник конфликт, мужчина пытался меня ударить, а затем выхватил пистолет». 
  • 11 сентября 2018 года участника Pussy Riot и издателя «Медиазоны» Петра Верзилова госпитализировали в московскую больницу в тяжелом состоянии с отравлением. Он занимался расследованием убийства российских журналистов в ЦАР. 
  • 14 марта 2019 года во Владимире на координатора проекта Gulagu.net Бориса Ушакова было совершено покушение с применением огнестрельного оружия. Ранее Ушаков неоднократно изобличал садистов, на пресс-конференции рассказывал подробности ряда расправ над заключенными в учреждениях УФСИН по Владимирской области.
  • 1 июня 2019 года краснодарский блогер Вадим Харченко получил три огнестрельных и два ножевых ранения, а также травмы головы в ходе встречи с источником. Накануне неизвестный назначил ему встречу и пообещал передать материалы о том, как его коллеги в одном из городских отделов МВД фальсифицируют уголовные дела об обороте наркотиков, избивают задержанных и подбрасывают им запрещенные вещества.
  • 8 декабря 2019 года в Челябинске выпускающий редактор газеты и сайта «Общественный защитник» Юлия Зябрина во дворе своего дома получила ранение в голову — по ее словам, из пневматического оружия. Ранее в газету, где она работает, поступали угрозы от неизвестных с обещаниями «разобраться». Полиция отказала в возбуждении уголовного дела по факту заявления журналистки о покушении на ее жизнь. Источники в ГУ МВД по Челябинской области позднее утверждали, что история с покушением была придумана.

ПОХИЩЕНИЕ, ВЗЯТИЕ В ПЛЕН/ЗАЛОЖНИКИ, НЕЗАКОННОЕ ЛИШЕНИЕ СВОБОДЫ

Как это ни парадоксально, похищения журналистов с последующим незаконным лишением свободы совершают сотрудники правоохранительных органов и спецслужб. Такие случаи за рассматриваемый период зафиксированы в Москве, Солнечногорске, Волгограде, Томске, Назрани и Грозном.

  • 4 января 2018 года в Солнечногорске автора газеты региональных правозащитных организаций «За права человека» Владимира Арсентьева остановили сотрудники ДПС, которые вызвали эвакуатор, забрали ключи от его автомобиля, а самого журналиста отвезли в отдел полиции. Отпустили его оттуда только  спустя двое суток.

Часто незаконное лишение свободы работников СМИ является частью «пакетных атак» на журналиста, которые ведут к его аресту, осуждению и долгому тюремному заключению.  В ряде случаев они сопряжены с пытками и целым рядом грубейших нарушений прав журналистов и законов Российской Федерации.

  • 23 июня 2017 года ведущего YouTube-канала об НКО Александра Батманова насильно доставили «на беседу» в РОВД Советского района Волгограда. Полицейские побеседовали с ним и уже хотели отпускать, но после неких переговоров с прокуратурой решили «оставить до понедельника». На субботу и воскресенье Батманова закрыли в одном из кабинетов РОВД без воды и еды. Пытаясь сбежать, он упал с третьего этажа и раздробил обе пятки. Тогда его арестовали, прооперировали в тюремной больнице, вынесли официальное обвинение, судили. Суд признали его виновным в краже колбасы  и приговорил к 2 годам 1 месяцу колонии строгого режима. 
  • 3 мая 2018 года в Томске сотрудники центра «Э» задержали в офисе общественного движения «Левый блок» активиста и блогера Максима Шульгина. По дороге в центр «Э» его положили лицом на пол между сиденьями машины, поставили на него ноги и включили печку. Результат — термический ожог первой и второй степени. 27 декабря Шульгин был похищен, на этот раз людьми в масках, представившимися сотрудниками ФСБ, которые связали его скотчем, душили пакетом и угрожали смертью, принуждая его отказаться от данных ранее показаний против силовиков. 
  • 1 ноября 2019 года Ислама Нуханова, инвалида по слуху и зрению, похитили в Грозном за размещенный им на видеохостинге YouTube ролик «Как живут Кадыров и его соратники. Часть 1». Нуханов снял на видеорегистратор автомобиля заборы и дворцы в центре Грозного. В тюрьме видеоблогер, который в свои 27 лет весит чуть более 50 кг, подвергся избиениям и пыткам.  Официально Нуханов обвиняется в незаконном хранении оружия и применении насилия к полицейскому.

НЕСМЕРТЕЛЬНЫЕ АТАКИ, ИЗБИЕНИЯ, РАНЕНИЯ, ПЫТКИ 

Избиения продолжают оставаться самым распространенным способом воздействия на журналистов — за три года зафиксировано 179 случаев. Источником атак такого вида далеко не всегда являются представители властей.

Наибольшему риску физической атаки со стороны полиции, ОМОНа и сотрудников ФСИН журналисты подвергаются в ходе:

  • работы по освещению акций протеста
  • в предварительном заключении. 

Ряд примеров приведен в разделе “Атаки с применением юридических и экономических механизмов”.

Также работники СМИ регулярно подвергаются физическим нападениям со стороны неизвестных и людей, не являющихся представителями власти: например, охранников, продавцов, владельцев бизнеса, просто агрессивных нетрезвых компаний. Как правило, это происходит, когда журналисты пытаются снять сюжеты про конфликтные ситуации в торговых центрах, ресторанах, магазинах, медицинских клиниках, на вокзалах и стройках. Часто сами герои новостных сюжетов физически препятствуют выполнению журналистами редакционных заданий: они отнимают микрофоны, разбивают камеры и угрожают либо применяют насилие. Дополнительные примеры приведены в разделе “Атаки и угрозы нефизического характера и/или в киберпространстве».

  • 27 июля 2017 года редактор портала «Личное мнение» Анвер Юмагулов подвергся нападению в Уфе. С просьбой подтолкнуть машину к нему обратился мужчина крепкого телосложения лет 35-40. По дороге к авто он напал на журналиста. В больнице, куда доставили пострадавшего, у него диагностировали переломы ребер, носа и челюсти.
  • 21 ноября 2017 года в Липецке на журналистов телеканала «Липецкое время» напали хулиганы. Инцидент произошел в торговом центре «Москва», когда телевизионщики вели съемки для утренней передачи. Съемка не понравилась двоим пьяным посетителям, и они напали на журналистов. Корреспондента Антона Пальчикова ударили по лицу, у оператора Валерия Фаустова диагностирована трещина лицевой кости.
  • 18 марта 2018 года в Махачкале на освещавшего выборы журналиста «РИА Дербент» Малика Бутаева напал сотрудник Ленинской районной администрации Магомед Магомедрасулов. Бутаев не только осуществлял профессиональную деятельность, он также был зарегистрирован в качестве члена избирательной комиссии с правом совещательного голоса.
  • 18 марта 2018 года в селе Дувановки Омской области руководитель участковой избирательной комиссии Юрий Борзило не пустил на избирательный участок журналистку издания «В Омске» Наталью Яковлеву и ее коллегу из газеты «Четверг» Ирину Краевскую. Позже, когда журналисты стали общаться с людьми, Борзило подбежал и начал им угрожать: «Хочешь живой уйти — убирай камеру!» После этого он ударил журналистку по голове.
  • 25 мая 2019 года глава Ширинского района Хакасии Сергей Зайцев напал на корреспондента телеканала «Россия 24» Ивана Литомина. Зайцев общался со съемочной группой на повышенных тонах, а затем, попытавшись вырвать микрофон у Литомина, схватил его и резко повалил на пол с криком: «Пошел вон, сказал, отсюда». 
  • 26 апреля 2019 года в Щелкове Московской области журналист телеканала РЕН ТВ Валентин Горшенин находился на месте происшествия: мужчина забаррикадировался в многоэтажном доме и угрожал его взорвать. Работник бригады психиатрической помощи потребовал от журналиста представиться и показать удостоверение. В итоге медицинский работник отобрал у корреспондента документы, избил его и разбил профессиональную камеру стоимостью 350 тысяч рублей.

5/ АТАКИ И УГРОЗЫ НЕФИЗИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА И/ИЛИ В КИБЕРПРОСТРАНСТВЕ

Вербальная травля, отъем имущества, повреждение оборудования, кибератаки, взлом аккаунтов в соцсетях и электронной почты воспринимаются большинством работающих в России журналистов как неизбежная часть их повседневной профессиональной деятельности. Такие случаи редко предаются огласке — этим объясняется их сравнительно низкая доля среди зафиксированных атак.

ТРАВЛЯ, ЗАПУГИВАНИЕ, ДАВЛЕНИЕ, УГРОЗЫ НАСИЛИЕМ И СМЕРТЬЮ 

Работники СМИ регулярно получают как личные угрозы насилием и смертью, так и угрожающие текстовые сообщения по телефону и через интернет. Регулярно за словесными предупреждениями следуют и реальные физические нападения.

  • В августе 2017 года краснодарскому журналисту Андрею Кошику поступил ряд телефонных и СМС-угроз с требованием «прекратить писать про Ростов». СМС-сообщения с ненормативной лексикой, содержащие угрозы физической расправы и оскорбления, поступали с незнакомого журналисту номера. Один из угрожавших Кошику по телефону представился агентом ростовского Центра противодействия экстремизму. 
  • 5 ноября 2017 года после задержания корреспондента «Градус ТВ» Владимира Путилина  в Москве за нарушение порядка проведения акции и последующего допроса некто, представившийся  сотрудником центра «Э», в отдельном кабинете угрожал журналисту уголовным делом по «экстремистской» статье. После этого Путилину стали поступать угрозы от людей в штатском. А спустя три дня после того, как он отказался с ними общаться, он очнулся в больнице с серьезными травмами и потерей памяти. «В полиции сказали, что я упал с платформы. Если бы я просто упал, то вряд ли получил бы такие повреждения, со всех сторон тела. У меня гематомы на руках, спина разодрана, голова разбита и сломано бедро…»
  • 5 февраля 2018 года в Екатеринбурге Алексей Кузнецов, ведущий канала на YouTube, посвященного проблеме пыток в российских колониях, сообщил об угрозах в свой адрес. Вернувшись домой, он обнаружил записку, в которой в грубой форме требовали удалить видео и «не лезть не в свое дело». «У тебя тоже дети, береги семью и дочь свою», — говорилось в записке.
  • 25 июня 2018 года ростовская журналистка Анна Лебедева достала из своего почтового ящика очередную анонимку, в которой содержались угрозы физической расправы: «Мерзкая тварь и гадина смотри по сторонам пока тебе на голову не упал кирпич» (пунктуация сохранена).
  • 16 марта 2019 года спикер чеченского парламента Магомед Даудов (Лорд) записал видеообращение, адресованное чеченскому блогеру Тумсо Абдурахманову, в котором объявил ему кровную месть. Реакция Даудова последовала после того, как блогер назвал Ахмата Кадырова предателем чеченского народа.
  • В августе 2019 года в Санкт-Петербурге шеф-редактор портала «Парни ПЛЮС» Виталий Беспалов получил по электронной почте письмо с угрозами, подписанное гомофобной группировкой «Пила против ЛГБТ». В тексте ему предъявили ультиматум: убить до 1 октября 2019 года фотографа Максима Лапунова, сообщившего о пытках в «секретной тюрьме для геев» в Чечне. Анонимные авторы письма в противном случае угрожали до конца года расправиться с самим Виталием.

ПОВРЕЖДЕНИЕ/ ОТЪЕМ ИМУЩЕСТВА, ТРАНСПОРТА, ОБОРУДОВАНИЯ, ДОКУМЕНТОВ

Подобные атаки на работников СМИ в основном происходят одновременно с избиениями журналистов в ходе их работы над новостными сюжетами. Как правило, нападающие стараются разбить звуко- и видеозаписывающее оборудование, телефон, отобрать документы. Регулярно повреждения получают и транспортные средства работников СМИ.

  • 12 июня 2017 года во время антикоррупционного митинга сторонников Алексея Навального в Москве мужчина напал на корреспондентку «Кавказского узла» Патимат Махмудову и сломал ее видеокамеру. 
  • 17 декабря 2017 года в Москве избили специального корреспондента РИА «Дагестан» Джемала Алиева. Момент нападения попал на камеры уличного видеонаблюдения. Алиева несколько раз ударили по голове, отобрали его сумку, документы и iPhone 7.
  • 7 февраля 2018 года в Москве неизвестные напали на ведущего телепрограммы «Решала» на канале «Че» Владислава Чижова и жестоко его избили. Нападавшие повалили журналиста на землю и несколько раз ударили. Один из злоумышленников подошел к машине Чижова и разбил лобовое стекло.
  • 5 мая 2018 года на акции «Он нам не царь» в Москве росгвардеец ударил дубинкой фотографа «Ведомостей» Евгения Разумного и разбил объектив камеры. Журналиста задержали, но спустя некоторое время отпустили.
  • 18 февраля 2019 года в Иркутске оператору программы «Вести-Иркутск» Роману Васёхину разбили камеру, а корреспондента Анастасию Цыганкову грубо схватили и столкнули с лестницы. Это произошло на съемках сюжета о встрече недовольных клиентов с представителями кредитного потребительского кооператива «Золотой Фонд».
  • 11 июня 2019 года в Перми во время съемки сюжета о судебном процессе по делу о незаконном сносе гаражей охранник вырвал из рук корреспондента Ларисы Стрельниковой микрофон, сорвал с него ветрозащиту и выкинул за забор. На кадрах, снятых телеканалом, видно, как мужчина в форме толкает журналистку и бьет ее по лицу, та пытается защититься микрофоном.

КИБЕР-, DDoS, ХАКЕРСКИЕ АТАКИ И ВЗЛОМ СТРАНИЦ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ 

Как правило, при атаках такого рода установить источник угроз непросто. Косвенно вычислить нападающих можно, сопоставив атаки с публикацией расследовательских материалов, либо с ростом оппозиционной активности.

  • В августе 2018 года семеро журналистов, принимавших участие в работе над альманахом Moloko plus, заметили попытки взлома их аккаунтов в Facebook и электронной почты после инцидента с нападением и визитом полиции на презентацию в Краснодаре.
  • В мае 2019 года журналисты, освещающие акции в Екатеринбурге против строительства храма в сквере, сообщили о попытках взлома их телеграм-аккаунтов.
  • Летом 2019 года анонимный телеграм-канал «Товарищ майор» опубликовал данные примерно трех тысяч человек, в том числе задержанных на акциях протеста в Москве 27 июля и 3 августа. В базе есть паспортные данные и номера телефонов четверых журналистов «Медиазоны» — у троих из них полицейские переписали паспортные данные перед акцией 3 августа. В списке также есть журналисты «Радио Свобода», корреспонденты «Медузы», «МБХ медиа», «Таких дел», The Village и «Дождя». Некоторые из них были задержаны во время акций протеста в начале июня в связи с делом журналиста Ивана Голунова.
  • В октябре 2019 года журналисты издания «Проект» столкнулись с угрозами после того, как стали работать над статьями о деятельности российских наемников и политтехнологов в Африке и на Ближнем Востоке, предположительно связанных с бизнесменом Евгением Пригожиным. Журналисты получали по электронной почте «нецензурные, жесткие и неприятные» угрозы физической расправы, утверждает главный редактор «Проекта» Роман Баданин. Также их аккаунты в Facebook, Telegram и Google пытались взломать.

6/ АТАКИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЮРИДИЧЕСКИХ И/ИЛИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ 

Преобладающим способом давления на СМИ в России являются атаки с использованием юридических и экономических механизмов — это 63% атак. В 2019 году число атак этого типа выросло по сравнению с 2017 годом за счет увеличения числа журналистов, задержанных на протестных акциях, и составило 324 случая.

Основным источником атак на журналистов являются представители властей, прежде всего полицейские — на них приходится 68% всех нападений. За исследуемый период зафиксировано 211 случаев задержания журналистов без дальнейшего ареста, 33 арестов по уголовным делам и административных арестов, 5 случаев домашнего ареста, 5 запретов на выезд из страны.

Во время задержаний, арестов, обысков, допросов и прочих процессуальных действий в отношении работников СМИ к последним регулярно применяется насилие, а их права на защиту и справедливый суд нарушаются.

ЗАДЕРЖАНИЯ

Количество задержаний работников СМИ выросло в 2019 году в 4 раза по сравнению с 2017-м. Эта динамика коррелирует с ростом протестных настроений и усилением репрессий властей против журналистов, освещающих массовые выступления. На Графике 7 видны основные пики задержаний. 

  • 26 марта 2017 года в Москве, Санкт-Петербурге и Махачкале были задержаны журналисты, освещавшие антикоррупционные протесты в России. 
  • 5 мая 2018 года проходила массовая акция «Он нам не царь», на которой были задержаны журналисты в Москве, Санкт-Петербурге, Якутске, Красноярске и Челябинске. 
  • 9 сентября 2018 года прошла акция против повышения пенсионного возраста, где  журналисты подверглись задержаниям, а некоторые из них были избиты. 
  • 7 июня 2019 года прошли одиночные пикеты в поддержку журналиста издания «Медуза»  Ивана Голунова. 
  • C 27 июля по 10 августа 2019 года в городах России прошла серия акций под лозунгом «Вернем себе право на выборы» и за освобождение активистов, задержанных по делу о «массовых беспорядках»: помимо участников акций полицейские задерживали и избивали представителей прессы.

АРЕСТЫ, СУДЫ И УГОЛОВНЫЕ ДЕЛА

Число заключений журналистов под стражу удвоилось в 2019 году по сравнению с 2017-м. Чаще всего уголовные дела против журналистов заводят по одной или нескольким статьям:

  • экстремизм, терроризм, разжигание розни (40 случаев)
  • клевета, оскорбление, ущерб репутации (30 случаев) 
  • вымогательство, растрата, мошенничество, хранение оружия, сбыт наркотиков (31 случай) 

Дело Ивана Голунова, задержанного 6 июня 2016 года в центре Москвы, позволило вскрыть механизмы фальсификации улик, а также стало одним из самых ярких проявлений «цеховой солидарности», благодаря которой он в конечном итоге и был освобожден. Специального корреспондента интернет-издания «Медуза» задержали несколько оперативников, которые при досмотре «обнаружили» у него в рюкзаке сверток с наркотическим веществом. Позже еще один сверток был изъят при обыске в квартире Голунова. Журналиста обвинили в незаконном производстве, сбыте или пересылке наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов. Голунов заявлял, что наркотики ему подбросили, а видео, снятое в подпольной нарколаборатории, не имеет к нему отношения.  Следователь попросил отправить Голунова в СИЗО на два месяца, однако в результате беспрецедентного давления общественности Никулинский районный суд Москвы поместил его под домашний арест. Уже 11 июня уголовное преследование журналиста было прекращено, а в отношении сотрудников МВД, занимавшихся делом Голунова, возбуждено уголовное дело о превышении должностных полномочий.

«ЭФФЕКТ ГОЛУНОВА»

Примечательно, что в течение нескольких недель после перевода Ивана Голунова под домашний арест и снятия с него сфабрикованных обвинений были освобождены из тюрем либо переведены под домашний арест некоторые работники СМИ в других регионах. Их адвокаты и близкие, пораженные таким «гуманизмом» властей, говорят об «эффекте Голунова»:

  • 7 июня 2019 года в Кабардино-Балкарии полицейские задержали Мартина Кочесоко — активиста, журналиста-фрилансера, учредителя и председателя черкесской общественной организации «Хабзэ». Сотрудники МВД утверждали, что нашли у него в машине марихуану. Кочесоко доставили в отделение полиции, а затем в СИЗО в Нальчике, где под давлением силовиков он дал признательные показания. 13 июня журналист был переведен из СИЗО под домашний арест.  23 августа его освободили.
  • 17 июня 2019 года был освобожден в зале суда Игорь Рудников, редактор и издатель калининградской оппозиционной газеты «Новые колеса», который почти два года находился под стражей по обвинению в вымогательстве. 1 ноября 2017 года он был избит силовиками в ходе штурма здания редакции, арестован, подвергался, по его словам, пыткам и насилию в заключении, а его газета была закрыта по иску Роскомнадзора.
  • 12 июля 2019 года неизвестные в масках задержали бывшего редактора оппозиционного ингушского издания «Фортанга» Рашида Майгисова. У него провели обыск, в ходе которого был якобы найден пакет с белым порошком. В течение суток о местонахождении задержанного ничего не было известно. По словам адвоката, сотрудники правоохранительных органов пытали журналиста в тюрьме Назрани. 19 ноября Майсигова перевели под домашний арест.
  • 10 сентября 2019 года Вологодский городской суд назначил компенсацию в размере 50 тысяч рублей местному блогеру Евгению Доможирову, оправданному по делу о клевете и экстремизме. По статьям о возбуждении ненависти и клевете суд признал активиста невиновным, однако за оскорбление полицейского назначил 60 часов обязательных работ.

ТЮРЕМНЫЕ СРОКИ ДЛЯ БЛОГЕРОВ И ОНЛАЙН-АКТИВИСТОВ, ЗА «ВОЗБУЖДЕНИЕ НЕНАВИСТИ И ВРАЖДЫ», «ЭКСТРЕМИЗМ», «ТЕРРОРИЗМ» и «РЕАБИЛИТАЦИЮ НАЦИЗМА» 

Однако «эффект Голунова» был краткосрочным. Правоохранительные органы пристально мониторят социальные сети и местные СМИ с целью выявления публикаций, на основании которых затем возбуждают уголовные дела. В ходе расследований по этим делам работники СМИ и их близкие подвергаются жесткому прессингу: обыскам, конфискации документов и оборудования, избиениям, ограничению или лишению свободы, аресту банковских счетов и так далее. Больше всего российским блогерам и журналистам надо опасаться преследований по следующим статьям Уголовного кодекса:

Возбуждение ненависти и вражды (статья 282 УК РФ):

  • В январе 2018 года Магасский районный суд Ингушетии приговорил главного редактора сайта Ингушетия.org Магомеда Хазбиева к двум годам 11 месяцам лишения свободы в колонии-поселении, а также штрафу в 50 тысяч рублей. Хазбиев признан виновным в «разжигании ненависти» к главе Ингушетии Юнус-Беку Евкурову, местным властям, правоохранительной системе, а также в незаконном хранении оружия. 
  • В сентябре 2019 года Пресненский районный суд Москвы приговорил блогера Владислава Синицу, которого обвиняли по статье о возбуждении ненависти или вражды с угрозой применения насилия (ч. 2 ст. 282 УК), к пяти годам лишения свободы за твит, в котором он якобы призывал подписчиков к насилию в отношении детей силовиков.

Призывы к экстремистской деятельности (статья 280 УК):

  • В июне 2018 года Торопецкий районный суд Тверской области вынес приговор по делу Владимира Егорова, обвинявшегося в публичных призывах к экстремистской деятельности в интернете. Оппозиционный активист был признан виновным и приговорен к двум годам лишения свободы условно с трехлетним испытательным сроком и запретом модерирования веб-сайтов. Суд также постановил изъять у него системный блок персонального компьютера. Поводом для преследования послужил его пост в сети «ВКонтакте», который содержал фотографию Путина и текст о том, что управляемая спецслужбами пропаганда нацелена на то, чтобы оправдать главу государства, переложив вину за все промахи власти на других чиновников.

Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма, совершенные с использованием СМИ (статья 205, часть 2):

  • 6 февраля 2019 года Следственный комитет Псковской области возбудил уголовное дело против Светланы Прокопьевой. Поводом для возбуждения дела стала ее авторская колонка на сайте «Псковская лента новостей» и зачитанная в эфире «Эха Москвы в Пскове». Колонка была посвящена анализу причины поступка 17-летнего Михаила Жлобицкого, подорвавшего себя в приемной УФСБ Архангельской области 31 октября 2018 года. В доме, где живет Прокопьева, и в редакции радиостанции «Эхо Москвы в Пскове» прошли обыски, счета журналистки арестованы.

Реабилитация нацизма (статья 354 УК):

  • В октябре 2018 года в Чебоксарах против блогера Константина Ишутова возбудили уголовное дело за опубликованное в Facebook фото листовки Третьего рейха. Ишутова подозревают в реабилитации нацизма. Блогера задержали 4 октября, после чего у него дома провели обыск и изъяли компьютер, с которого была сделана публикация. В качестве меры пресечения Ишутову запретили выходить из дома по ночам и пользоваться интернетом.

Публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих (статья 148 УК):

  • В мае 2017 года Верх-Исетский суд Екатеринбурга приговорил блогера Руслана Соколовского (Сайбабталова) к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно за видеоролик о ловле покемонов в храме.  

ПРЕСЛЕДОВАНИЯ ЗА «КЛЕВЕТУ» И ОСКОРБЛЕНИЯ

Уголовные дела о клевете и оскорблениях имеют целью месть неугодным журналистам и редакциям, а также замалчивание неудобных тем. Истцами по таким делам чаще всего выступают полицейские, инспекторы ДПС, сотрудники администраций, губернаторы, депутаты, судьи и другие госслужащие. Как правило, эти дела не заканчиваются для журналистов тюремным сроком, но дают основания для обысков, временного лишения свободы, выемки и применения других методов давления на работников СМИ, вплоть до их увольнения и крупных денежных штрафов.

Оскорбление представителей власти (статья 319 УК):

  • В январе 2017 года суд Сочи частично удовлетворил иск депутата Госдумы Юрия Напсо о защите чести и достоинства к главному редактору «БлогСочи» Александру Валову и одному из блогеров этого сайта Владимиру Мельникову. С ответчиков взыскали 1,5 миллиона рублей.
  • В мае 2019 в Липецке суд признал журналиста газеты «Правда» Дмитрия Пашинова виновным в оскорблении бывшего заместителя прокурора Октябрьского района Липецка Андрея Пажетных. Журналист 13 суток провел в СИЗО, хотя статья об оскорблении представителя власти не предусматривает содержания под стражей.

Клевета, содержащаяся в средствах массовой информации (статья 128 УК):

  • В ноябре 2018 полицейские в Мичуринске задержали журналиста «МБХ медиа» и редактора тамбовского издания «Твердый знак» Станислава Савончика, после чего повезли его домой в Тамбов, где провели обыск по делу клевете. Иск к журналисту подал губернатор Тамбовской области Александр Никитин. 
  • В декабре 2018 года редактор газеты «Родная сторона» Тарасовского района Ростовской области Татьяна Игуменцева попала под жесткий прессинг местных медицинских чиновников. Главный врач района подала на газету в суд за критику работы скорой помощи и выиграла дело вопреки очевидным фактам: житель одного из сел умер от сердечного приступа из-за того, что вовремя не приехала скорая. В мае 2019 года Игуменцева стала получать угрозы физической расправы и была вынуждена уволиться, а затем покинуть район проживания.

Украина

1/ ГЛАВНЫЕ ВЫВОДЫ

В ходе исследования было выявлено и проанализировано 868 случаев атак/угроз против профессиональных и гражданских работников СМИ и редакций традиционных и онлайн-изданий в Украине. Данные для исследования были собраны методом контент-анализа по открытым источникам на украинском, русском и английском языках. Список основных источников представлен в Приложении 4. Также в докладе использовались данные экспертного опроса более 200 пострадавших работников СМИ, проведенного в рамках проекта Национального союза журналистов Украины «Индекс физической безопасности». 

  1. Украина входит в число стран, где по-прежнему широко распространены физические атаки на работников СМИ. За период с 2017 по 2019 год в Украине было зафиксировано 239 случаев физических атак, один журналист – Вадим Комаров – скончался от травм, полученных при избиении.
  2. В 22% случаев физические нападения на журналистов были совершены представителями власти, в 51% – обычными гражданами, а в остальных случаях – неизвестными.
  3. Наиболее распространенный метод давления на работников СМИ, получающий освещение в традиционных и цифровых медиа Украины, — атаки и/или угрозы нефизического характера и/или в киберпространстве, прежде всего травля, запугивание, угрозы насилием и смертью.
  4. Украинские работники СМИ регулярно сталкиваются с хищением и распространением их личных данных.
  5. Украинские власти регулярно используют механизм запрета на въезд иностранных журналистов (преимущественно российских СМИ) и осуществляют их депортацию.

При этом далеко не вся информация об угрозах и атаках различного типа попадает в СМИ. Угрозы нефизического характера и несмертельные физические атаки происходят настолько часто, что воспринимаются большинством работающих в Украине журналистов как неизбежная часть их повседневной профессиональной деятельности, не предаются широкой огласке и не становятся поводом для обращения за защитой в правоохранительные органы.

2/ СМИ В УКРАИНЕ

По данным Национального совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания, в стране функционируют следующие СМИ:

  • Телекомпании – 27 общенациональных, 47 спутниковых и 183 региональных 
  • Радиостанции – 15 общенациональных и 198 региональных 
  • Информационные агентства – 19 частных и 1 государственное
  • Печатные СМИ – 3143 издания, в том числе 1371 газет, из которых всего две принадлежат государству. 

Проникновение интернета в Украине на сентябрь 2019 года составило 71% (почти 23 миллиона пользователей, то есть тех, кто заявляет, что использует интернет раз в месяц или чаще). 

Свой отпечаток на медиапространство Украины наложили аннексия полуострова Крым (март 2014 года) и начало военных действий на востоке страны (апрель 2014). 

За период с 2014 по 2019 год Национальный совет по вопросам телевидения и радиовещания ограничил вещание 86 иностранных каналов, из них 74 – с прямым российским участием. Несколькими указами президента Украины были заблокированы более 400 российских интернет-ресурсов, в том числе крупнейшие социальные сети и почтовые сервисы.

На неподконтрольных территориях Донецкой и Луганской области, а также Крыма население существенно ограничено в доступе к украинским источникам информации. По данным Министерства культуры Украины, по состоянию на 2020 год 54% людей, проживающих на временно оккупированных территориях, не имеют доступа к украинским телеканалам, а 43% — к украинским интернет-ресурсам. По инициативе президента Украины Владимира Зеленского в марте 2020 года началось вещание государственного информационно-развлекательного телеканала, созданного для жителей временно оккупированных территорий, – “Дом”. Для этого полностью трансформирован украинский телеканал иновещания “UATV”.

Телевизионный рынок Украины имеет признаки коллективной монополии – больше 70% активов разделены между шестью группами.  Крупнейшие общественно-политические телеканалы принадлежат влиятельным бизнесменам и политикам — Виктору Пинчуку, Игорю Коломойскому, Ринату Ахметову, Дмитрию Фирташу, Виктору Медведчуку и Петру Порошенко.

Олигарху Виктору Пинчуку — владельцу трубной компании Interpipe и зятю экс-президента Украины Леонида Кучмы — принадлежит крупнейший телевизионный холдинг StarLightMedia, который объединяет шесть телеканалов: ICTV, Новый, СТБ, М1, М2 и канал ОЦЕ. Лидирующий канал холдинга — ICTV.

В холдинг “1 + 1 Media” олигарха Игоря Коломойского входят шесть каналов, но ключевым и одним из самых популярных в Украине является “1 + 1”.

В топовые телевизионные холдинги входит “Медиа Группа Украина”, принадлежащая самому богатому украинцу Ринату Ахметову. Его флагманский телеканал “Украина”  имеет самые высокие рейтинги.

В медиахолдинге Inter Media Group олигарха Дмитрия Фирташа, который ожидает в Австрии решения об экстрадиции в США по подозрению в коррупции, ключевым телеканалом является “Интер”. Миноритарным партнером Дмитрия Фирташа по “Интеру” является оппозиционный парламентарий Сергей Левочкин.

Под влиянием оппозиционного политика и бизнесмена Виктора Медведчука находятся три информационных телеканала: 112, NewsOne и ZIK. Их официальный собственник — соратник Медведчука по политической деятельности парламентарий Тарас Козак.

Пятый президент Украины Петр Порошенко официально владеет информационным “5 каналом”. Кроме того, политическую поддержку Порошенко обеспечивает созданный накануне последних президентских выборов телеканал “Прямой”. 

В ежегодном индексе свободы прессы «Репортеров без границ» за 2020 год Украина занимает 96-е место, поднявшись на шесть строчек с 2019 года.  

3/ ОБЩИЙ АНАЛИЗ АТАК

График 1 представляет собой количественный анализ трех основных типов атак против журналистов, блогеров и работников СМИ на территории Украины в период с 2017 по 2019 год.

Число физических атак с 2017 по 2019 год уменьшилось почти на треть. Почти вдвое сократилось и количество атак с использованием юридических и/или экономических механизмов. Среди прочих факторов на это повлияла борьба Национального союза журналистов Украины, а также общественных активистов за повышение уровня безопасности журналистской деятельности и против безнаказанности. 

Однако количество атак и/или угроз нефизического характера и/или в киберпространстве, после незначительного снижения в 2018 году, в 2019-м опять стало расти. 

4/ ФИЗИЧЕСКИЕ АТАКИ И УГРОЗЫ ЖИЗНИ, СВОБОДЕ И ЗДОРОВЬЮ

Как показано на Графике 2, представители властей выступали инициаторами атак лишь в четверти случаев, тогда как большую часть нападений совершали обычные граждане либо неизвестные. 

Большое количество несмертельных атак, избиений и ранений журналистов в Украине объясняется не только военными действиями на востоке страны, но и полной безнаказанностью этих преступлений, в каком бы регионе страны они ни происходили. Несмотря на достойное законодательное обеспечение безопасности деятельности прессы, украинские журналисты сталкиваются с абсолютным бездействием и безразличием со стороны правоохранительных органов и судебной власти. 

Это подтверждают официальные данные, полученные Национальным союзом журналистов Украины от органов судебной власти. В 2018 году в судах Украины находилось 39 производств против нападавших на журналистов. За весь год было рассмотрено всего 11 дел, а доведено до решения – 5. При этом, одно решение суда – оправдательное, а четыре дела были закрыты в связи с истечением срока давности. В 2019 году показатели не улучшились: из 48 дел было рассмотрено всего 10.

  • Самым резонансным преступлением в этой категории стало убийство регионального журналиста-расследователя Вадима Комарова в городе Черкассы. Он был избит неизвестными в мае 2019 года и находился в коме вплоть до своей смерти 20 июня. Показательно, что ранее на Комарова уже совершали нападения, которые так и не были раскрыты. Это преступление все еще расследуется, и виновные не найдены. 
  • 7 мая 2019 года в городе Харькове во время съемок конфликта возле одного из торговых центров пострадал телеоператор Вадим Макарюк. Зачинщики конфликта с местным предпринимателями — группа вооруженных и агрессивно настроенных молодых людей — напали и на журналиста. Его жестоко избили, разбили камеру и отняли карту памяти с материалами. Вадим оказался в реанимации, врачи долго боролись за его жизнь. Журналисту предстоят долгие месяцы реабилитации. Полиция установила подозреваемых и в декабре 2019 года передала дело в суд.
  • Примером неэффективной работы судебной системы может служить дело об избиении редактора издания «Надднестрянская правда» Романа Варшанидзе. 25 августа 2017 года в Одесской области проезд к его дому перегородили ветками, а когда Варшанидзе вышел, чтобы убрать их, на него напали трое и начали наносить удары битами. Сотрудники полиции быстро установили личности подозреваемых и задержали их. Однако по сей день дело находится в суде. Виновные так и не понесли наказания.  

По данным мониторинга «Индекс физической безопасности журналистов Украины» (проект НСЖУ и общественных организаций-партнеров), в 2018 году по сравнению с 2017 годом на 50% выросло количество нападений на женщин-журналисток. В 2019 году фиксируется общее снижение нападений, однако количество пострадавших женщин удерживается на уровне 92% от предыдущего года (количество пострадавших мужчин-журналистов снизилось существеннее – до 83%).

Резонансные атаки на женщин — сотрудниц СМИ:

  • В сентябре 2018 года протестовавшие перед зданием Генеральной прокуратуры радикалы в прямом эфире избили журналистку телеканала NEWSONE Дарину Билеру. Ее забросали яйцами, пытались отобрать микрофон. Одна из участниц митинга ударила журналистку по лицу. 
  • В июне 2019 года в Волынской области нападению подверглась журналистка регионального телеканала «Аверс» Мария Петручик. У нее вырвали удостоверение и повредили ей палец, отбирая телефон.Съемочная группа пыталась взять интервью у работников таможенных служб на тему контрабанды янтаря.
  • В сентябре 2019 года во время съемок сюжета о нарушителях правил дорожного движения в Киеве один из водителей ударил журналистку телеканала «2+2» Катерину Колган, выбил из рук телефон и переехал его автомобилем. 

Большинство зафиксированных покушений на убийство журналистов связано с их работой в зоне боевых действий на востоке Украины.

  • В январе 2017 года съемочная группа «5 канала» попала под обстрел боевиков по время съемок сюжета про украинскую армию.
  • В феврале 2017 года британский фотограф Кристофер Нунн пострадал в результате обстрела боевиками Авдеевки: они вели огонь по пунктам выдачи гуманитарной помощи. 
  • В апреле 2018 года автомобиль, в котором ехали журналист и оператор «24 канала», подвергся направленной атаке боевиков: медиаработники чудом избежали гибели от взрыва противотанковой ракеты. 

5/ АТАКИ И УГРОЗЫ НЕФИЗИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА И/ИЛИ В КИБЕРПРОСТРАНСТВЕ 

На Графике 4 отражены подкатегории атак и/или угроз нефизического характера и/или в киберпространстве. В топ-3 методов давления на работников СМИ входят: травля, запугивание, угрозы насилием; повреждение/отъем имущества, транспорта, оборудования, документов и похищение/распространение личных данных, фишинг, доксинг. 

В Украине одним из наиболее распространенных способов запугивания или мести журналистам является поджог личного автомобиля либо редакционного помещения.

  • В июле 2018 года от огня пострадали оргтехника, мебель и часть редакционного помещения газеты «Событие» в городе Каменском Днепропетровской области. Полиция установила, что поджог был совершен при помощи паров горюче-смазочных материалов.
  • В феврале 2019 года в селе Ходосовка под Киевом неизвестные сожгли автомобиль ведущего программы “Школа коррупции” Василия Крутчака. 
  • В марте 2019 года в Полтаве неизвестные сожгли автомобиль Геннадия Сикалова, основателя издания «Последний бастион» и политика. Сам он связывает это с публикациями нескольких материалов об одном из кандидатов в президенты Украины. 
  • В апреле 2019 года в Днепре неизвестные сожгли автомобиль главного редактора газеты «Заря» Владимира Песоцкого. 
  • В ноябре 2019 года автомобиль основателя еженедельника “Базар Медиа в Украине” Олександра Товстого облили зажигательной смесью и подожгли под окнами его дома.
  • В декабре 2019 года в результате умышленного поджога сгорело редакционное помещение и была уничтожена техника районной газеты «Голос Самбирщины» во Львовской области. 

Хищение и распространение личных данных, фишинг и доксинг — излюбленные методы атак. Ниже перечислены наиболее масштабные случаи.

  • С мая 2016 года по настоящее время в открытом доступе на сайте «Миротворец» находятся личные данные более чем пяти тысяч украинских и иностранных журналистов, получивших аккредитацию так называемой «Донецкой народной республики». Также сайт «Миротворец» регулярно вносит в свою базу данных «Чистилище»  персональные данные журналистов, которые, по мнению анонимных волонтеров, модерирующих сайт, совершили преступления против национальной безопасности Украины.
  • В феврале 2017 года на сайте общественного движения «Украинский выбор» была опубликована информация о работе и перемещении 16 журналистов иностранных СМИ в зоне АТО. 
  • В июле 2017 года на специально созданной странице в Facebook были опубликованы данные, среди которых были данные шестнадцати украинских журналистов. 
  • В сентябре 2017 года боевики ЛНР обнародовали список одиннадцати украинских и иностранных журналистов, которые работали в АТО. 
  • В августе 2018 года сайт так называемого «МГБ ЛНР», а также ресурсы «Исток» и «Русская весна» опубликовали персональные данные девяти журналистов. 
  • В феврале 2019 года семь журналистов заявили о поступлении фишинговых сообщений в социальной сети Facebook.

6/ АТАКИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЮРИДИЧЕСКИХ И/ИЛИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ

На Графике 5 отображены различные подкатегории атак с использованием юридических и/или экономических механизмов. В топ-5 методов давления на журналистов, блогеров и работников СМИ входят: запрет на въезд в страну; обвинение в клевете, оскорблении и ущербе репутации; задержания; закрытие СМИ/блокировка ресурса в интернете и обыски по постановлению суда.  

За три года было зафиксировано 36 случаев запрета на въезд на территорию Украины. В некоторых случаях журналистам было отказано из-за того, что они не могли подтвердить цель своего визита, в других — из-за нарушения процедуры посещения оккупированных территорий Донецка, Луганска и Крыма. Как правило, в отношении этих журналистов вводился трехлетний запрет на въезд.

  • В мае 2017 года двое журналистов газеты «Комсомольская правда» были задержаны на границе. В итоге им был запрещен въезд в Украину на три года. 
  • В июне 2017 года российскому блогеру Илье Варламову был запрещен въезд в Украину из-за того, что ранее он незаконно посещал оккупированные территории и публиковал репортажи из Донецка и Крыма. 
  • В августе 2017 года двое испанских журналистов была задержаны по прибытии в киевский аэропорт Борисполь. Пограничники сообщили им, что их имена были включены в черный список.
  • В мае 2018 года Служба безопасности Украины (СБУ) запретила въезд на три года итальянскому и чешскому журналистам. 
  • В ноябре 2019 года фотокорреспонденту LB.ua Максу Левину отказали в аккредитации в зону ООС (Операции объединенных сил в Донбассе),  несмотря на то что журналист работал там в течение пяти лет.

ПРИЛОЖЕНИЕ 1: ОСНОВНЫЕ ТИПЫ АТАК, ВЫЯВЛЕННЫЕ ФОНДОМ

Физические атаки и угрозы жизни, свободе и здоровью

  • внезапная необъяснимая смерть
  • давление на работника СМИ посредством физического давления на родственников и близких
  • избиение, ранение, пытки, повлекшее смерть
  • исчезновение
  • карательная медицина, не повлекшая смерть
  • карательная медицина, повлекшая смерть
  • незаконный призыв на военную службу
  • несмертельная атака, избиение, ранение, пытки
  • несмертельный несчастный случай
  • покушение на убийство
  • попытка самоубийства
  • похищение, взятие в плен/ заложники, незаконное лишение свободы
  • самоубийство
  • сексуальная агрессия, домогательство
  • сексуальное насилие
  • смертельный несчастный случай
  • смерть в заключении или в результате потерянного в неволе здоровья
  • убийство

Атаки и угрозы нефизического характера и/или в киберпространстве

  • взлом электронной почты, аккаунтов в соцсетях, компьютера, смартфона
  • давление на источник, в т.ч. угрозы насилием и смертью
  • давление на работника СМИ посредством нефизического давления на родственников и близких
  • дискредитация, распространение клеветы в отношении работника СМИ/СМИ
  • кибер, DDOS, хакерская атака на СМИ
  • незаконное воспрепятствование журналистской деятельности
  • повреждение/отъем имущества, транспорта, оборудования, документов
  • повреждение/отъем рабочего/ жилого помещения
  • похищение, распространение личных данных, фишинг, доксинг
  • прослушка, слежка без разрешения суда
  • травля, запугивание, давление, угрозы насилием и смертью, в т.ч. в киберпространстве
  • троллинг

Атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов

  • административное правонарушение, штраф
  • административный арест, предварительное заключение, СИЗО, тюрьма
  • арест банковского счета
  • вынужденная эмиграция в результате юридического/ экономического давления
  • давление на работника СМИ посредством юридического и/ или экономического давления на родственников и близких
  • домашний арест
  • допрос
  • задержание
  • закрытие СМИ/блокировка ресурса в интернете/ блокировка материала
  • запрет на въезд в страну, отказ в или отзыв визы и/или аккредитации
  • запрет на выезд из страны
  • запрет на занятие журналистской деятельностью
  • избирательное применение репрессивных законов
  • конфискация имущества, транспорта, оборудования, документов
  • насильственная депортация
  • обвинение в клевете, оскорблении, ущербе репутации (1)
  • обвинения в экстремизме, связях с террористами, разжигании розни, госизмене, призывам к свержению конституционного строя (2)
  • обыск без постановления суда
  • обыск по постановлению суда
  • ограничение свободы передвижения внутри страны/ региона/населенного пункта без решения суда
  • ограничение свободы передвижения внутри страны/ региона/населенного пункта по решению суда
  • прослушка, слежка по решению суда
  • суд, судебный процесс
  • увольнение/ вынужденное увольнение/ вынужденный уход из профессии
  • уголовное дело, исключая (1) и (2)
  • условный срок
  • наказание по уголовному делу без лишения свободы (обязательные работы)

ПРИЛОЖЕНИЕ 2: ОТКРЫТЫЕ ИСТОЧНИКИ, КОТОРЫЕ БЫЛИ ИСПОЛЬЗОВАНЫ ДЛЯ СБОРА ДАННЫХ (БЕЛАРУСЬ)

  • ОО «Белорусская ассоциация журналистов»ведущее НГО в сфере свободы выражения мнения в Беларуси, осуществляющее, в частности, мониторинг нарушений прав журналистов и СМИ. Основной источник для сбора данных.
  • Министерство информации Республики Беларусьнациональный орган государственного управления в сфере СМИ, имеющий серьезные распорядительные и санкционные полномочия (от регистрации СМИ до инициирования их закрытия, а также по внесудебной блокировке интернет-ресурсов).
  • «Белсат» — спутниковый телеканал, который входит в структуру Польского общественного телевидения, но позиционирует себя как первый независимый телеканал Беларуси. Большинство журналистов «Белсата» — белорусские журналисты-фрилансеры.
  • «БелаПАН»независимое информационное агентство Беларуси.
  • «Белта» государственное информационное агентство, созданное для распространения информации о деятельности государственных органов Республики Беларусь.
  • «TUT.BY» — ведущий информационный портал Беларуси.
  • Репортеры без Границ (Reporters without Borders) — Международная неправительственная организация, целью которой является защита журналистов и сотрудников медиа индустрии, которые подвергаются заключению или преследованиям за выполнение своей работы.
  • Белорусско- и англоязычные медиа, находящиеся в открытом доступе в сети Интернет.

ПРИЛОЖЕНИЕ 3: ОТКРЫТЫЕ ИСТОЧНИКИ, КОТОРЫЕ БЫЛИ ИСПОЛЬЗОВАНЫ ДЛЯ СБОРА ДАННЫХ (РОССИЯ)

  • «Байкал Daily»— новости Бурятии и Улан-Уде.
  • «Беzформата» — новостной портал.
  • «Общая Газета» — общественно-политическое информационное издание.
  • «Новости Тольятти» — новостной портал.
  • «Медиазона» — российское интернет-СМИ, «Медиазона» фокусируется на освещении новостей, аналитике, колумнистике с акцентированием на судебные, правоохранительные органы и пенитенциарную систему в России, а также на различных проявлениях преследований граждан России за их политические взгляды. 
  • «Новая Газета» — Российская независимая общественно-политическая газета.
  • «ОВД- Инфо» — российский негосударственный правозащитный медиа-проект, направленный на борьбу с политическими преследованиями. 
  • «Открытые медиа» — сетевое издание про политику, экономику, науку и культуру.
  • «РосКомСвобода» — общественная организация, деятельность которой направлена на защиту цифровых прав, пропаганду идей свободы информации, недопустимости государственной цензуры и вмешательства в частную жизнь.
  • «Фонд Защиты Гласности» — общественная некоммерческая правозащитная организация. 
  • Council of Europe — платформа для сбора, обработки и распространения информации о опасениях по поводу свободы СМИ и безопасности журналистов. 
  • Freedom House — неправительственная организация со штаб-квартирой в Вашингтоне (США). Известна исследованиями состояния политических и гражданских свобод.
  • Index on Censorship — международная организация, выступающая за свободу самовыражения. 
  • The Bell — медийный стартап, основанный Елизаветой Осетинской. Задача The Bell — быть полезными деловым людям, экономя их время.
  • Кавказский Узел — интернет-СМИ, которое публикует новости и аналитические материалы Южного федерального округа и Северо-Кавказского федерального округа и Закавказья. 
  • Комитет защиты журналистов (Committee to Protect Journalists) — международная неправительственная организация, занимающийся защитой прав журналистов. 
  • Левада-Центр — российская негосударственная исследовательская организация. Центр регулярно проводит собственные и заказные социологические и маркетинговые исследования, применяя различные опросные методики. 
  • МБХ Медиа — интернет-СМИ, рассказывающее о том, что происходит в России и регионах России. 
  • Международная правозащитная группа «Агора» — объединение более 50 юристов-правозащитников, работающих по резонансным делам о нарушении прав человека.
  • Профсоюз журналистов и работников СМИ — независимая организация, занимающаяся защитой журналистов и работников СМИ. 
  • Репортеры без Границ (Reporters without Borders) — Международная неправительственная организация, целью которой является защита журналистов и сотрудников медиа индустрии, которые подвергаются заключению или преследованиям за выполнение своей работы.
  • Роскомнадзор — Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
  • Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям (Роспечать) — федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по оказанию государственных услуг, управлению государственным имуществом в сфере печати, средств массовой информации и массовых коммуникаций, в том числе компьютерных сетей общего пользования в области электронных средств массовой информации, издательской и полиграфической деятельности.
  • Русско- и англоязычные медиа, находящиеся в открытом доступе в сети Интернет.

ПРИЛОЖЕНИЕ 4: ОТКРЫТЫЕ ИСТОЧНИКИ, КОТОРЫЕ БЫЛИ ИСПОЛЬЗОВАНЫ ДЛЯ СБОРА ДАННЫХ (УКРАИНА)