Рубрики
Доклады

Атаки на журналистов, блогеров и работников СМИ в Средней Азии и Азербайджане (2017-2019)

ОБ АВТОРАХ ДОКЛАДА

  • Азербайджан: Халед Агалиев 

Юрист и специалист по праву СМИ в Азербайджане. Работает в сфере медиа права в Азербайджане с 2002 года. Является одним из основателей Институт Медиа Права (Media Rights Institute (MRİ) Азербайджан). Институт Медиа Права был вынужден приостановить свою деятельность в 2014 году. С тех пор Халид Агалиев работает индивидуально. Он является автором более 10 докладов и исследований о состоянии прав СМИ в Азербайджане.

Основной целью фонда является становление открытого гражданского общества через утверждение в повседневной жизни страны свободной, объективной и прогрессивной журналистики. Фонд занимается мониторингом нарушений свободы слова, законотворческой деятельностью, проводит обучающие семинары, занимается юридической помощью журналистам и СМИ. 

Некоммерческая организация по развитию медиа, поощрению свободы выражения и многообразия, проведению исследований и тренингов, базирующаяся в Бишкеке. 

  • Таджикистан: Партнер, решивший остаться анонимным
  • Туркменистан: Руслан Мятиев, Turkmen.news

Туркменский журналист, правозащитник, редактор новостного и правозащитного портала Turkmen.news – одного из немногих независимых ресурсов, посвященных Туркменистану. Организация Turkmen.news основана в 2010 году и базируется в Нидерландах. Мятиев нередко выступает в СМИ и на различных международных мероприятиях в качестве приглашенного туркменского эксперта по социально-экономическим, политическим и правозащитным темам. 

  • Узбекистан: Сергей Наумов

Журналист-фрилансер в крупных информационных медиа – Фергана.Ру (Россия) и IWPR (Великобритания).  С 2008 по 2017 год — автор нескольких докладов для международных организаций и интернет-форумов региона о состоянии свободы слова и свободы прессы в Узбекистане. Занимается гражданским активизмом: с 2007 года по настоящее время — мониторинг использования детского труда на хлопковых плантациях, создание правозащитного контента, участие в исследовательских проектах правозащитных организаций Европы. С 2014 года по настоящее время — волонтер Школы миротворчества и медиатехнологий в Центральной Азии (Кыргызстан).

  • Фотографы 

Мадина Алимханова (Казахстан), Meydan TV (Азербайджан), kaktus.media (Кыргызстан), Нозим Каландаров (Таджикистан), turkmen.news (Туркменистан) и Сергей Наумов (Узбекистан).

О ФОНДЕ «СПРАВЕДЛИВОСТЬ ДЛЯ ЖУРНАЛИСТОВ»

Фонд «Справедливость для Журналистов» — НКО, зарегистрированная в Лондоне. Фонд был основан в августе 2018 года Михаилом Ходорковским (основатель демократического движения «Открытая Россия» и узник совести по признанию Amnesty International) и его бывшим деловым партнером, меценатом и членом Форума Свободной России Леонидом Невзлиным.

Фонд выделяет гранты на журналистские расследования насильственных преступлений против работников СМИ, помогает журналистам и блогерам оценивать и минимизировать профессиональные риски.

Наша миссия заключается в том, чтобы облегчить журналистам доступ к существующим ресурсам и адаптировать их под особенности конкретного региона. Мы убеждены, что безопасность – необходимая основа работы журналиста. Мы помогаем журналистам приобрести навыки и знания, которые помогут им справиться с возникающими проблемами.

Деятельность фонда «Справедливость для Журналистов» состоит из трех основных компонентов:

  • Гранты на расследования насильственных преступлений против работников СМИ;
  • Мониторинг, анализ и информирование общественности об атаках на работников СМИ в сотрудничестве с международными партнерами и экспертами;
  • Минимизация профессиональных рисков для не-англоговорящих работников СМИ посредством нашей Академии Медиа Безопасности им. Орхана Джемаля.

Фонд открыт к сотрудничеству с международными профессиональными и независимыми журналистами и активистами, правозащитными, образовательными и исследовательскими организациями по вопросам, связанным с безопасностью и расследованиями преступлений против журналистов.

ВВЕДЕНИЕ

Настоящее исследование является частью обширного исследования атак против журналистов, блогеров и работников СМИ, охватывающего 12 постсоветских стран. Данная часть исследования посвящена Азербайджану и пяти среднеазиатским странам: Казахстану, Кыргызстану, Таджикистану, Туркменистану и Узбекистану. 

Исследование проводится Фондом «Справедливость для журналистов» совместно с партнерами из указанных стран.

МЕТОДОЛОГИЯ

Данные для исследования собраны методом контент-анализа по открытым источникам на русском, английском и государственном языках. Списки основных источников представлены в Приложениях 2 — 7. Кроме того, в наиболее информационно закрытых странах – Туркменистане, Таджикистане и Узбекистане — для анализа использовались ранее не предававшиеся огласке факты, полученные методом экспертных интервью. Для составления доклада по Азербайджану были также использованы экспертные интервью с журналистами и их адвокатами.  

На основании дальнейшего анализа 1,464 фактов нападений на профессиональных и гражданских журналистов, блогеров и других работников СМИ было выявлено три основных типа атак:

  • Физические атаки и угрозы жизни, свободе и здоровью.
  • Атаки и угрозы нефизического характера и/или в киберпространстве.
  • Атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов.

Каждый из представленных типов атак разделен на подкатегории, полный список которых представлен в Приложении 1.  

ОСНОВНЫЕ ТРЕНДЫ

Население рассматриваемого региона насчитывает почти восемьдесят четыре с половиной миллиона человек, что примерно равно населению таких стран, как Германия, Иран или Турция. Для того чтобы сравнение числа инцидентов в этих странах было корректным, целесообразно приводить не абсолютные, а относительные цифры атак – из расчета на 100 тысяч населения. 

Источник данных по численности населения: worldometers.info

Высокие показатели количества атак в таких странах, как Азербайджан и Казахстан, говорят не столько о жестокости среды, в которой вынуждены трудиться работники СМИ, сколько, как это ни парадоксально, об относительной свободе слова в этих странах. Так, в Туркменистане, Узбекистане и Таджикистане — где, согласно доступным данным, работники медиа почти не подвергаются атакам, — такие факты просто не получают огласки в силу практически полного информационного вакуума.

В Туркменистане – самой закрытой в информационном плане стране (в 2019 году занимал последнее, 180-е, место в ежегодном рейтинге НКО «Репортеры без границ») — работать журналистом практически невозможно. Информация о происходящем в стране доносится до заграничных медиа «народными корреспондентами». Они пересылают фото и видео, рискуя быть засеченными дорогостоящей системой слежения, которая охватывает всю страну. Соответствующий раздел данного исследования дает представление о том, какая опасность грозит людям, еще пытающимся донести до мира правду о происходящем в Туркменистане.

Во всех шести странах, кроме Узбекистана, наблюдается рост  абсолютного числа атак в 2019 году по сравнению с 2017-м. годом. В рассматриваемом регионе преобладают атаки с использованием юридических механизмов (прежде всего задержания, аресты, возбуждение административных и уголовных дел). Основным источником угроз для работников медиа являются представители власти. В четырех странах количество атак этого типа за три года выросло, в Кыргызстане уменьшилось, в Узбекистане осталось примерно таким же.

По числу физических атак с большим отрывом лидирует Азербайджан, где только в прошлом году стало известно о 26 таких инцидентах. Для этой страны характерны жестокие избиения журналистов при задержаниях и даже похищения журналистов с последующим вывозом из других стран. 

Казахстан занимает первое место по атакам с использованием юридических и/или экономических механизмов. В среднем в Казахстане возбуждается более 50 дел в год против работников СМИ по обвинениям в клевете, оскорблении, ущербе репутации. 30-40 случаев в год доходят до суда, в половине случаев присуждается штраф, около трети заканчивается тюремным сроком. В Казахстане также распространены нефизические атаки, включая травлю, запугивание, повреждение и отъем имущества и документов, взлом оборудования и аккаунтов.

Таджикистан лидирует в регионе по числу работников СМИ, обвиненных в экстремизме, связях с террористами и разжигании розни. Для Таджикистана также характерно преследование членов семей журналистов, их травля, допросы, задержания и даже аресты.

Характер атак на журналистов в Кыргызстане изменился в сторону кратного увеличения угроз в киберпространстве, посредством DDoS и хакерских атак на онлайн СМИ.

АКТУАЛЬНОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ

Невзирая на информационную изоляцию стран Центральной Азии, мировое сообщество не должно игнорировать происходящее в этом регионе.

Используя в своих интересах языковой барьер, географическую удаленность и низкую степень интеграции этих государств в мировую политическую и информационную повестки, их авторитарные правители безнаказанно «испытывают» на журналистах различные методы давления, которые затем постепенно экспортируются в другие страны. Так, обвинения журналистов в экстремизме и связях с террористами, а также криминализация законов о распространении клеветы и нарушении неприкосновенности частной жизни широко используются в Азербайджане, Таджикистане и Казахстане для того, чтобы заставить замолчать расследователей коррупции и оппозиционных журналистов и блогеров. 

В условиях отсутствия демократического разделения властей, неподотчетности полиции и зависимости судебной власти от исполнительной профессиональные и гражданские журналисты не могут рассчитывать на защиту и справедливость в своих странах. Единственное, что может облегчить их судьбу и дать им возможность продолжать работать и доносить правду до широких аудиторий, – это внимание международного сообщества. 

Фонд «Справедливость для журналистов» вместе со своими партнерами и экспертами осуществляет еженедельный мониторинг атак против работников СМИ в 12 постсоветских странах (кроме балтийских государств), результаты которого отражаются в Карте Медиа Рисков на русском и английском языках. Данные доступны с 2017 года по настоящий момент.

В марте 2020 года Фонд «Справедливость для журналистов» и международная некоммерческая организация Index of Censorship объявили о совместной глобальной инициативе по мониторингу атак и нарушений прав СМИ, связанных с пандемией коронавируса. Результаты ежедневного мониторинга доступны в Карте Медиа Рисков.

Азербайджан

1/ ГЛАВНЫЕ ИТОГИ

В ходе исследования было выявлено и проанализировано 490 случаев атак/угроз против профессиональных и гражданских работников СМИ и редакций традиционных и онлайн-изданий в Азербайджане. Данные были собраны методом контент-анализа по открытым источникам на русском, азербайджанском и английском языках. Также были использованы личные сообщения от журналистов, подвергнувшихся нападению и их адвокатов. Список основных источников представлен в Приложении 2.

  1. Похищение и досудебное лишение свободы работников СМИ — распространенная практика в Азербайджане. В заключении журналистов регулярно подвергают избиениям и пыткам.
  2. Основной тип атак на журналистов, блогеров и работников СМИ в Азербайджане — атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов. 
  3. Основные методы давления на журналистов — задержания, обвинения в клевете, оскорблении и ущербе репутации, судебные процессы и закрытие СМИ либо блокировка ресурса в Интернете.
  4. Основной способ нефизического давления на работников СМИ — кибератаки, за которыми, как правило, следует официальное закрытие онлайн-ресурса. 
  5. Азербайджан входит в число стран, где давлению, угрозам и арестам подвергаются родственники оппозиционно настроенных работников СМИ.

2/ СМИ В АЗЕРБАЙДЖАНЕ

В Азербайджане действуют 12 национальных телеканалов, охватывающих всю страну. Три из них – AZTV, İdman Azərbaycan (Спорт Азербайджан) и Mədəniyyət (Культура) – принадлежат государству и полностью финансируются им. Общественное телевидение также финансируется из государственного бюджета.

Остальные восемь общереспубликанских вещателей (ATV, SPACE TV, XƏZƏR TV, LIDER TV, ARB, CBC Sport,  REAL TV, ARB 24) являются частными. Однако истинные владельцы большинства из них неизвестны, информация о структуре собственности скрыта. По данным независимых экспертов, эти каналы принадлежат или контролируются лицами, связанными с правительством.

12 транслируемых в регионах вещателей (ARB Ulduz, ARB Kəpəz, DÜNYA TV, QAFQAZ TV, ARB Günəş, ARB Cənub, MİNGƏÇEVİR TV, ARB Şəki, ARB Aran, ARB Şimal, Naxçıvan TV, KANAL 35) де-юре принадлежат частным владельцам. По факту региональные вещатели также принадлежат или контролируются лицами, связанными с правительством.

В Азербайджане действуют 13 охватывающих всю страну радиостанций («Республиканское радио», «Общественное радио», радио “Azad Azərbaycan”, независимая телерадиокомпания “Antenn”, радио “100.5 FM”, радио “106 FM”, радио “Jazz FM”, радио “Space 104 FM”, радио “Xəzər”, радио “Media FM”, радио “ARAZ FM”, “Avto FM”, радио “ASAN”). В Нахичеванской Автономной Республике вещают Госкомитет телевидения и радио НАР и радио «Голос Нахчывана».  10 радиостанций принадлежат частным вещателям. Большинство частных радиовещателей представляют собой дочерние структуры национальных вещателей, расположены в Баку и вещают на частоте FM. За исключением Гянджи, где вещает один региональный радиоканал (“Kəpəz FM”), ни в одном из регионов нет местного радио.

Точных официальных данных по количеству информационных агентств, газет и журналов в Азербайджане нет. По данным государственных органов и журналистских организаций, информационных агентств в стране менее 50. Согласно тем же источникам, количество новостных сайтов и аналитических интернет-ресурсов варьирует в пределах 250. В Азербайджане издается и распространяется не менее 30 ежедневных газет. Кроме того, выходят около 30 еженедельных и ежемесячных газет и журналов.

В Азербайджане прошли государственную регистрацию около 50 журналистских организаций. Однако деятельность большинства из них носит формальный характер. После 2014-2015 годов многие медийные структуры были вынуждены прекратить свою деятельность.

В ежегодном рейтинге НКО «Репортеры без границ» за 2019 год Азербайджан занял 166-е место. За год ситуация со свободой прессы в стране ухудшилась: в 2018 году Азербайджан занимал 163-е место в рейтинге. 

3/ ОБЩИЙ АНАЛИЗ АТАК

График 1 представляет общее количество атак на журналистов, блогеров и других работников СМИ в Азербайджане с января 2017 года по декабрь 2019 года. С 2017 года количество атак во всех категориях увеличилось. При этом атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов оставались излюбленным способом властей: чаще всего работники СМИ подвергались задержанию со стороны полиции, а также обвинениям в клевете, оскорблении, ущербе репутации. Количество атак данной категории увеличилось со 125 инцидентов в 2017 году до 150 в 2019-м. 

Примечательно, что юридические механизмы давления используются и в отношении родственников и близких блогеров, которые были вынуждены покинуть Азербайджан. 

4/ ФИЗИЧЕСКИЕ АТАКИ И УГРОЗЫ ЖИЗНИ, СВОБОДЕ И ЗДОРОВЬЮ

Количество физических атак против азербайджанских работников СМИ за исследуемые три года увеличилось в два с половиной раза. 

За три года журналисты и блогеры подвергались несмертельным атакам и избиениям 47 раз. Большинство тех, кто подвергся таким нападениям, были резкими критиками правительства. В большинстве случаев на журналистов нападали при осуществлении ими профессиональной деятельности. В некоторых случаях журналисты подвергались нападкам за свои статьи и видеосъемки.

  • В 2017 году проживавший долгое время в Грузии и арестованный сразу по приезде в Баку политический активист и блогер Мехман Галандаров скончался в следственном изоляторе . По официальной версии, Галандаров повесился. Тело было тайно захоронено без надлежащей процедуры проверки, родственники и общественность были проинформированы лишь постфактум.
  • Редактор оппозиционного новостного сайта abzas.net Ульви Гасанли был незаконно призван на военную службу, хотя ранее был признан к ней непригодным. Это произошло вскоре после того, как 15 октября 2017 года он организовал публичные слушания на тему общественно-политической ситуации в Азербайджне.  
  • 10 апреля 2018 года сотрудник новостного сайта Unikal.org Фамиль Фархадоглу подвергся нападению на церемонии с участием министра здравоохранения при попытке его сфотографировать. Журналист был избит, а его оборудование повреждено. Результаты расследования жалобы журналиста на нападение не были обнародованы.
  • 23 апреля 2019 года журналистка Жаля Алиева была избита во время съемок возле гостиницы «Оскар» в пригороде Баку. В результате нападения она получила черепно-мозговую травму.
  • 3 июня 2019 года сотрудник интернет-телевидения “Kanal 13” Нурлан Гахраманлы подвергся нападению во время подготовки репортажа в Бакинском автовокзальном комплексе. Охранники комплекса жестоко избили журналиста.

За период с 2017 по 2019 год не менее семи журналистов были похищены, незаконно лишены свободы, а некоторые подвергнуты пыткам в заключении. 

  • Блогер Мехман Гусейнов, проводивший расследования в отношении имущества чиновников и прославившийся своими видеотрансляциями, был похищен в январе 2017 года. Более суток связи с ним не было, после чего стало известно, что его удерживают и пытают в полиции.  В декабре 2019 года Гусейнов был вновь задержан полицией без возможности связаться с ним. По его словам, полицейские отвезли его на окраину Баку и избили. 
  • В мае 2017 года журналист Ниджат Амирасланов был задержан полицией, связи с ним не было. Как сообщил позднее его адвокат, журналиста обвинили в сопротивлении полиции, за что суд приговорил его к тридцати суткам административного ареста. За это время он неоднократно подвергался пыткам и избиениям и лишился большинства зубов. 
  • В конце мая 2017 года независимый журналист и политический активист Афган Мухтарлы был насильно перевезен из Грузии, где временно проживал, в Азербайджан. Там его незамедлительно арестовали и обвинили в незаконном пересечении границы, контрабанде и сопротивлении операции правоохранительных органов. Мухтарлы отверг эти обвинения: он заявил, что вечером 29 мая был похищен в Тбилиси, перевезен на территорию Азербайджана, где ему подкинули не принадлежащие ему деньги, и избит. Суд признал его виновным и приговорил к шести годам лишения свободы.
  • В марте 2018 года блогер Фатима Мовламы в течение пяти дней содержалась в Главном управлении по борьбе с организованной преступностью МВД. Мовламы была одной из участниц акции «Покажем диктатора», направленной против президента Азербайджана. Все это время ее родственники не имели информации о ее местонахождении. 
  • Сотрудник интернет-телеканала “Kanal 13” Исмаил Исламоглу, известный своими критическими статьями о музыкальном фестивале «Жара” в Баку, провел три дня в Главном управлении полиции без связи с внешним миром. Во время заключения он часами оставался без еды, воды, возможности сидеть или лежать, а также подвергался избиениям, оскорблениям и угрозам. 
  • В октябре 2018 года журналистку Айтадж Ахмедову, сотрудничающую с транслируемым из Германии “Meydan TV”, задержали в ходе подготовки ею материала об акции протеста. Ее насильно привезли в полицейский участок и удерживали там. Журналистка не смогла добиться расследования фактов насилия со стороны полиции.

В большинстве случаев информация о физических нападениях на журналистов передавалась в правоохранительные органы. Однако чаще всего нападавшие либо не были привлечены к ответственности, либо результаты разбирательства не разглашались.

5/ АТАКИ И УГРОЗЫ НЕФИЗИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА И/ИЛИ В КИБЕРПРОСТРАНСТВЕ

Основным методом атак нефизического характера в Азербайджане являются кибератаки (включая DDoS и попытки взлома) в отношении интернет-медиа. Вторым самым распространенным методом давления является незаконное воспрепятствование журналистской деятельности, то есть запрет проводить съемку и собирать информацию для статей и телевизионных сюжетов.   

Кибератакам регулярно подвергаются независимые интернет-медиа, критикующие правительство. Таких атак за три года было зафиксировано не менее 19. В результате доступ к этим ресурсам прекращается на длительное время; у ряда сайтов была удалена база данных. Большинство онлайн-медиа, переживших такие атаки, затем все равно были закрыты как в судебном, так и во внесудебном порядке.

  • Оппозиционные сайты abzas.net, cumhuriyyet.net и azadliq.info неоднократно подвергались атакам, в ходе которых оказывались недоступными. В мае 2017 года атаке подвергся оппозиционный сайт 24saat.org, который позже был заблокирован для посетителей внутри страны. Согласно данным VirtualRoad.org, воспрепятствование работе оппозиционных сайтов с большой долей вероятности осуществлялось по поручению государственных органов.
  • В 2018 году редактор сайта realliq.info Икрам Рагимов был арестован Службой государственной безопасности. После его ареста этот и пять других возглавляемых им сайтов были заблокированы без постановления суда. 
  • В 2019 году во внесудебном порядке были заблокированы следующие сайты: kanal13.tv, gununsesi.org, gununsesi.info, gununsesi.az, nia.az, neytral.az, politika.az, vediinfo.az, obyektiv.org, sonolay.org, ulus.az, qanunxeber.az, xalqinsesi.com, aztoday.az, euroasianews.org, avropanınsesi.org, euroasianews.blog, euroasiainfo.com, infoaz.org, realliq.info, realliq.az, realliqinfo.org, realinfo.az, realliqinfo.com, realliqinfo.az, abzas.net, cumhuriyyet.net, xeber-xetti.az.

6/ АТАКИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЮРИДИЧЕСКИХ И/ИЛИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ

Основные методы атак и угроз с использованием юридических и/или экономических механизмов: задержания; обвинения в клевете, оскорблении и ущербе репутации; судебные процессы; закрытие СМИ или блокировка ресурса в интернете и допросы.

В Азербайджане, как и в Таджикистане, активно используются допросы, задержания и аресты родственников и близких независимых журналистов и блогеров, вынужденных покинуть Азербайджан, – таких инцидентов было выявлено не менее семи. 

  • В феврале 2017 года суд оставил под арестом брата и племянника блогера Ордухана Темирхана, ранее вынужденного эмигрировать в Нидерланды. Двое его племянников и еще один близкий родственник были приговорены к административному аресту в 2018 году. 
  • В июне 2018 года допросам подвергались родственники главного редактора газеты «Голос Талыша» Рафика Джалилова. Позже был задержан его брат. 
  • В феврале 2018 года был задержан отец блогера и активиста Турала Садыглы, проживающего в Германии. Его брат также был задержан и приговорен к административному аресту в 2018 году.  
  • Отец эмигрировавшего во Францию блогера Магомеда Мирзали был задержан в январе 2018 года. Полицейские потребовали, чтобы его сын удалил критические посты из соцсетей, иначе они арестуют и других родственников блогера.

За анализируемый период журналисты и работники СМИ 241 раз столкнулись с давлением со стороны официальных лиц и госструктур. Обычно журналистов задерживают и доставляют в полицию в ходе исполнения профессиональных обязанностей — как правило, это освещение антиправительственных акций. Так, в 2018 году зафиксировано не менее 21 инцидента такого рода. Полиция задерживала журналистов, несмотря на наличие у них удостоверений прессы, и освобождала только после того, как протестная акция заканчивалась.

7/ ЗАКРЫТИЕ СМИ/БЛОКИРОВКА РЕСУРСА В ИНТЕРНЕТЕ 

В начале 2017 года был принят закон «Об информатизации», позволяющий блокировать любой интернет-ресурс по запросу Министерства связи. Уже в мае 2017 года пять основных независимых сайтов в Азербайджане были заблокированы. Кроме того, доступ к десяткам не связанных с правительством сайтов был ограничен без судебных постановлений. За 3 года интернет-издания подвергались закрытию и блокировкам 58 раз. 

  • 12 мая 2017 года Министерство связи подало иск в суд с требованием заблокировать пять критически настроенных интернет-ресурсов Азербайджана. Министерство утверждало, что на веб-сайтах «Радио Азадлыг», газеты «Азадлыг», программы “Azərbaycan saatı”, “Meydan TV” и интернет-телеканале “Turan” распространялся нелегальный контент. Речь шла о статьях с резкой критикой правительства со стороны оппозиционных политиков. Местные суды удовлетворили иск министерства, и доступ к сайтам был заблокирован. Вышестоящие суды отклонили жалобы на это решение. В настоящее время жалоба рассматривается в Европейском суде по правам человека.
  • Realliq.info, который критиковал политику правительства в отношении СМИ, был заблокирован в ноябре 2018 года без судебного решения. Команда сайта создала сайт realliq.az, который также был заблокирован в декабре 2019 года без постановления суда. Аналогичным образом были заблокированы Realliqinfo.com, Realliqinfo.az и Realliqinfo.org.
  • Сайт независимого интернет-телевидения “Kanal 13” был заблокирован в декабре 2017 года без постановления суда.

8/ УГОЛОВНЫЕ ОБВИНЕНИЯ, СУДЕБНЫЕ ПРОЦЕССЫ И АРЕСТЫ

За три года журналисты, блогеры, медиаработники и редакции СМИ 72 раза обвинялись в клевете, оскорблении и ущербе репутации, семь раз — в экстремизме, связях с террористами и призывах к разжиганию розни и 17 раз — в вымогательстве, уклонении от уплаты налогов, незаконном хранении и сбыте наркотиков, хулиганстве и незаконном пересечении границы.  За три года состоялось 56 судебных процессов, хотя и не все возбужденные дела заканчивались судом. В суд на СМИ подавали чиновники, правительственные структуры и близкие к правительству бизнесмены. 

За исследуемый период зафиксировано 27 случаев подкатегории «административный арест/предварительное заключение/СИЗО/тюремное заключение» работников СМИ по различным обвинениям. В 19 из этих случаев журналисты были отправлены в СИЗО до судебного решения об аресте. В двух случаях журналисты были осуждены за клевету и оскорбление. В других случаях приговоры были вынесены по статьям о вымогательстве, хулиганстве, антигосударственных призывах, государственной измене, хранении наркотиков и незаконном пересечении границы. Журналисты, их адвокаты и местные правозащитные организации заявляли, что аресты напрямую связаны с профессиональной деятельностью.

В 2019 году руководитель сайта bastainfo.com Мустафа Гаджибейли, главный редактор сайта criminal.az Анар Мамедов и редактор сайта teref.info Нураддин Исмаилов были привлечены к уголовной ответственности за «открытые призывы к насильственному захвату власти, или ее насильственному удержанию, или насильственной смене конституционного строя, или насильственному нарушению территориальной целостности и распространение материалов подобного содержания”. Все три журналиста были приговорены к 5 годам 6 месяцам условно.

Казахстан

1/ ГЛАВНЫЕ ИТОГИ

В ходе исследования было выявлено и проанализировано 628 случаев атак/угроз против профессиональных и гражданских работников СМИ и редакций традиционных и онлайн-изданий в Казахстане. Данные для исследования были собраны методом контент-анализа по открытым источникам на русском, казахском и английском языках. Список основных источников представлен в Приложении 3.

  1. Основным типом атак против работников традиционных и цифровых медиа, а также блогеров в Казахстане являются атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов.
  2. Главным источником угроз для работников СМИ в Казахстане являются представители власти, использующие в основном такие методы, как – задержания, обвинения в клевете и судебные преследования. 
  3. Массовые задержания напрямую связаны с ростом протестных настроений в обществе. Задержания журналистов происходят в ходе освещения ими массовых акций в крупных городах Казахстана. 
  4. Вторым основным типом атак против журналистов традиционных СМИ и гражданских журналистов , по данным из открытых источников, являются атаки и угрозы нефизического характера и/или в киберпространстве. 
  5. За три года почти втрое выросло количество физических атак против журналистов, подавляющее большинство которых составляют избиения, не повлекшие смерть. 

2/ СМИ В КАЗАХСТАНЕ

Согласно данным Министерства информации и общественного развития, по сравнению с 2018 годом количество официально зарегистрированных отечественных СМИ в 2019 году уменьшилось с 3328 до 3185. 

Из 3185 средств массовой информации 2951 составляют печатные и Интернет -СМИ и информационные агентства (в 2018 г. – 3130), 161 телеканалы (в 2018 г. – 128) и 73 радиоканалы (70 – в 2018 г.). 

Исходя из данных ежегодного рейтинга свободы слова, составленном НКО «Репортеры без границ» за 2019 год Казахстан занял 158-ю позицию из 180. За год страна опустилась на одну позицию. В рейтинге международной правозащитной организации Freedom House «Свобода Интернета в мире» (“Freedom on the Net”) в 2018 году по уровню свободы в Сети Казахстан занял 46-ое место из 65 и попал в категорию стран с несвободным интернетом.  В 2019 Freedom House отнесла Казахстан в число 33 государств (из 65 проанализированных), где за последний год ухудшилась ситуация со свободой Интернета. Freedom House включила Казахстан в список стран, в которых «часто блокируют Интернет, социальные сети и коммуникационные платформы», «ограничен политический, социальный или религиозный контент», «блогеры, правозащитники, пользователи сети или критикующие власти подвергаются преследованиям и привлекаются к ответственности».

Эффект транзита власти на положение СМИ

Основным общественно-политическим фактором, повлиявшим на ситуацию со свободой слова в Казахстане в 2019 году, стал довольно своеобразный транзит власти. 19 марта 2019 года Нурсултан Назарбаев сложил с себя полномочия президента Казахстана, которые выполнял с 1991 года. Исполняющим обязанности президента страны стал спикер Сената парламента Касым-Жомарт Токаев. 9 июня 2019 года Касым-Жомарт Токаев стал Президентом Республики Казахстан.

Нурсултан Назарбаев остался пожизненным председателем Совета безопасности Казахстана. Совет безопасности является конституционным органом, координирующим проведение единой государственной политики в сфере обеспечения национальной безопасности и обороноспособности Республики Казахстан в целях сохранения внутриполитической стабильности, защиты конституционного строя, государственной независимости, территориальной целостности и национальных интересов Казахстана на международной арене. Все назначения на ключевые государственные должности согласуются с Председателем Совета Безопасности. Также Нурсултан Назарбаев остался руководителем партии «Нур Отан».

Изменения во власти вызвали небывалый всплеск гражданской активности. В марте, мае, июне и июле в стране прошли многолюдные несанкционированные мирные митинги. Активизация общественной жизни усилила поляризацию СМИ. Большинство изданий, имеющих финансовую поддержку от государства, избегали освещения острых тем. Журналисты независимых изданий, освещающие митинги, подвергались задержаниям и нападениям. Значительно активизировались пользователи социальных сетей.

Высшие государственные органы власти по-прежнему стремятся сохранить и усилить контроль над СМ. Однако, вынуждены считаться с давлением международного сообщества. В результате, жесткие репрессии против СМИ в первой половине года несколько смягчились во втором полугодии.

Законодательная регламентация деятельности СМИ и журналистов

С 2017 по 2019 года в Казахстане принимается несколько законодательных актов, значительно ограничивающих реализацию конституционных гарантий на свободу получения и распространения информации.

Ряд принятых в 2017 году изменений в законы по вопросам информации  существенно противоречит международным стандартам свободы слова: внедрены дополнительные инструменты контроля за комментаторами в социальных сетях и других Интернет-ресурсах; усложнилась процедура предоставления информации, срок предоставления информации на запросы журналистов увеличивается в два с половиной раза.; вводится понятие «пропаганда», фактически запрещающая публиковать в СМИ запрещенную законодательством Казахстана информацию; в обязанность журналистов вводится получение согласия на распространение личной и семейной тайн, хотя эти понятия не имеют точного правового наполнения.

В 2018 году власти сообщили о начале разработки информационный системы «Автоматизированный мониторинг национального информационного пространства», основной целью которой является более эффективный государственный мониторинг СМИ на предмет выявления материалов, нарушающих законодательство РК (пропаганда терроризма, экстремизма, суицида, распространение заведомо ложной информации). В этот же год правительство утвердило перечень нескольких государственных организаций, которые имеют право на приоритетное использование, а также приостановление деятельности сетей и средств связи при угрозе или возникновении чрезвычайной ситуации социального, природного и техногенного характера, а также введении чрезвычайного положения.

Это Генеральная прокуратура, Комитет национальной безопасности, Министерство внутренних дел и Министерство обороны.

Следует отметить и некоторые инициативы властей по либерализации законодательства.  Это решение вывести “Клевету” из плоскости уголовного производства и предложение освободить от налога на добавленную стоимость периодические печатные СМИ, имеющие интернет-версию издания.

3/ ОБЩИЙ АНАЛИЗ АТАК

График 1 представляет собой количественный анализ трех основных типов атак против журналистов на территории Казахстана в период с января 2017 по декабрь 2019 года. За три года,  число атак во всех трех категориях увеличилось. В 2019 году по сравнению с 2017 годом количество атак с использованием юридических и/или экономических механизмов увеличилось в 1,3 раза, физических атак и/или угроз жизни, свободе и здоровью — в 2,7 раза, атак и угроз нефизического характера и/или в киберпространстве — в 1,4 раза. 

Основной целью атак/угроз является воспрепятствование публикации материалов. Угрозы физического насилия практически никогда не приводились в исполнение. Возможно, поэтому такие типы атак мало освещаются в СМИ: большинство журналистов считает их неизбежными и не представляющими реальной опасности. 

4/ ФИЗИЧЕСКИЕ АТАКИ И УГРОЗЫ ЖИЗНИ, СВОБОДЕ И ЗДОРОВЬЮ

В 2017 -2019 годах стало известно о 28 случаях физических атак, включая угрозы жизни, свободе и здоровью работников СМИ. Из них 24 случая – подавляющее большинство – составили несмертельные атаки: избиения и ранения.  

Единственный смертельный случай произошел 27 декабря 2019 года: выпускающий редактор интернет-СМИ Informburo.kz Дана Круглова погибла при крушении самолета Bek Air в районе поселка Кызыл Ту в Алматинской области.

Казахстан принадлежит к числу стран, продолжающих советскую традицию использования карательной медицины против диссидентов и несогласных. Так, 15 марта 2018 года блогер Ардак Ашим была задержана по подозрению в разжигании национальной, религиозной и социальной розни, а 27 марта суд постановил поместить ее на один месяц в психоневрологический диспансер.

  • В мае 2017 года председатель общественного фонда «Журналисты в беде» Ермурат Бапи получил ножевое ранение.
  • В июне 2019 года корреспондент интернет-СМИ Tengrinews.kz Шокан Алхабаев, который освещал массовые задержания, был жестоко избит полицейскими. 
  • В июле 2019 года репортеры «Радио Азаттык» и другие журналисты пострадали от намеренного распыления перцового газа из баллончика в Нур-Султане.
  • В июле 2019 года на журналистов нескольких изданий, находившихся в пресс-зале Казахстанского международного бюро по правам человека в Алматы, было совершено нападение, в результате которого были повреждены или украдены профессиональная аппаратура, камеры, фотоаппараты и смартфоны. 

5/ АТАКИ И УГРОЗЫ НЕФИЗИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА И/ИЛИ В КИБЕРПРОСТРАНСТВЕ

График 3 представляет количество атак и угроз нефизического характера и/или в киберпространстве. Можно заметить, что самыми популярными методами нефизического давления на работников СМИ являются: травля, запугивание и давление; повреждение/отъем имущества, транспорта, оборудования и документов; взлом электронной почты и аккаунтов в социальных сетях и незаконное воспрепятствование журналистской деятельности.

6/ АТАКИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЮРИДИЧЕСКИХ И/ИЛИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ 

График 4 представляет различные подкатегории атак с использованием юридических и/или экономических механизмов.  В топ-5 методов давления на работников СМИ входят обвинения в клевете, оскорблении, ущербе репутации, судебные процессы, задержания, допросы и штрафы.

Примечательно, что задержание стало широко применяться властями против журналистов в 2018 году, а в 2019 году число таких случаев увеличилось в 2,5 раза – с 14 до 34. 

7/ ЗАДЕРЖАНИЯ

Существенный рост атак против работников СМИ со стороны властей пришелся на 2019 год. Это связано с ростом протестных настроений в обществе в результате проведения внеочередных президентских выборов. Большинство задержаний происходило во время освещения несанкционированных публичных акций или превентивно, чтобы исключить участие журналистов в освещении митингов и других акций протеста. Задержания сопровождались нарушением процессуальных норм. 

Пики задержаний пришлись на июнь 2018 года, февраль и июнь 2019 года.

  • Задержание семи журналистов 23 июня 2018 года в Уральске, Алматы, Астане. Журналисты намеревались освещать несанкционированные митинги «за бесплатное образование», которые фактически не состоялись.
  • 27 февраля 2019 года в Жанаозене, Уральске и Алматы задержаны четыре журналиста, прибывших к офисам партии «Нур Отан» — местам предполагаемых митингов; один журналист был задержан на выходе из дома.
  • 9 июня 2019 года, в день объявления внеочередных президентских выборов, в Казахстане прошли масштабные протестные акции, которые сопровождались многочисленными задержаниями граждан. Акции продолжались до 12 июня. В ходе освещения событий с 9 по 12 июня были задержаны 14 журналистов в Алматы, Нур-Султане, Уральске.

В частности, среди пострадавших журналистов оказался британский журналист, корреспондент “Agencе France-Press” по Центральной Азии Крис Риклтон. Его задержали 9 июня на площади Астана в Алматы при попытке взять интервью. После вмешательства заместителя министра иностранных дел Казахстана журналиста отпустили; позже Крису Риклтону вернули аккредитационную карту и видеооборудование, однако весь отснятый материал полицейские стерли. Сам Риклтон появился в социальных сетях с подбитым глазом, объяснив это «падением на колено задержавшего его офицера». 

Задержание журналистов, освещающих выборы, осудили казахстанские и международные правозащитники. Старший исследователь по Центральной Азии международной правозащитной организации Human Rights Watch Мира Ритманн в своем аккаунте в Twitter заявила, что журналисты были задержаны «при выполнении ими своих профессиональных обязанностей», а остальные люди — «за попытку реализовать свое право на мирный протест».

«Задержание журналистов, освещающих выборы, — это не что иное, как прямое вмешательство в их работу и их задачу освещать событие, вызывающее глубокий общественный интерес», — сказала исполняющая обязанности президента медиакорпорации «Радио Свободная Европа / Радио Свобода» Дэйзи Синделар. 13 июня заместитель министра внутренних дел Марат Кожаев на брифинге в правительстве от имени МВД принес извинения за такие эксцессы. Действия полицейских он объяснил отсутствием у журналистов наружной опознавательной атрибутики.

8/ ОБВИНЕНИЯ В КЛЕВЕТЕ, ОСКОРБЛЕНИИ И УЩЕРБЕ РЕПУТАЦИИ

Обвинения в клевете, оскорблении и ущербе репутации активно используются против работников СМИ на протяжении всего исследуемого периода. С 2017 по 2019 год профессиональные и гражданские журналисты столкнулись с 154 случаями атак/угроз данной подкатегории. 

Несмотря на то, что большинство судебных процессов заканчивается оправдательными приговорами, само предъявление обвинения и судебное расследование сопровождаются значительными моральными и финансовыми издержками. В случае вынесения обвинительного приговора журналист может сесть в тюрьму на срок до трех лет. 

В 2019 году прошло два судебных процесса, в ходе которых журналистов осудили к лишению/ограничению свободы после обвинений в клевете, оскорблении и ущербе репутации. 

  • 16 марта шеф-редактор газеты «Квартал» (г. Петропавловск, Северный Казахстан) Елена Кузнецова была приговорена к году ограничения свободы. 18 июня апелляционная инстанция отменила приговор суда первой инстанции и полностью оправдала журналиста. 
  • Осуждение Амангельды Батырбекова (Южный Казахстан) к двум годам и трем месяцам тюрьмы вызвало огромный общественный резонанс. Благодаря публичной кампании обвинительный приговор был отменен в апелляционной инстанции, а журналист, просидев к тому времени более трех месяцев за решеткой, признан невиновным. 

9/ ЗАКРЫТИЕ СМИ/БЛОКИРОВКА РЕСУРСА В ИНТЕРНЕТЕ

Независимые интернет-СМИ, социальные сети и мессенджеры являются источником альтернативной информации для казахстанцев. Поэтому они активно блокируются властями во время массовых выступлений в стране.

  • В 2017 году вынужденно закрылись два независимых СМИ. Интернет-СМИ «Радиоточка» (закрытие было связано с вынужденным уходом из профессии руководителя издания Б. Габдуллина) и газета «Саяси калам. Трибуна» (закрыта собственником в связи с арестом главного редактора Жанболата Мамая). 
  • В мае 2018 года судебным решением прекращен выпуск одного из самых популярных изданий — информационно-аналитического интернет-ресурса Ratel.kz. Его работа была возобновлена в ноябре 2019 года судебным решением апелляционной инстанции.
  • С полной блокировкой социальных сетей и интернет-СМИ казахстанцы столкнулись 9 мая 2019 года, в День Победы. С раннего утра был прекращен доступ к 13 интернет-СМИ, через короткое время заблокированными оказались YouTube, Facebook, Instagram и Telegram. Единственной незаблокированной социальной сетью оставался Twitter. 

Кыргызстан

1/ ГЛАВНЫЕ ВЫВОДЫ

В ходе исследования был выявлен и проанализирован 101 случай атак/угроз против профессиональных и гражданских работников СМИ и редакций традиционных и онлайн-изданий в Кыргызстане. Данные для исследования были собраны методом контент-анализа по открытым источникам на русском, кыргызском и английском языках. Список основных источников представлен в Приложении 4. 

  1. Основным типом атак на журналистов, блогеров и работников СМИ в Кыргызстане являются атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов. 
  2. Основными методами давления на журналистов являются допросы, неправомерные обвинения в экстремизме и разжигании разных видов розни, запрет на выезд из страны и закрытие/блокировка СМИ, а источником давления – представители власти. 
  3. 2017 год стал годом самых громких многомиллионных исков против СМИ и журналистов в Кыргызстане.
  4. С 2017 по 2019 год количество атак и угроз нефизического характера и/или в киберпространстве выросло в пять раз. 
  5. Физические атаки и угрозы жизни, свободе и здоровью, зафиксированные в отношении журналистов и медиаработников, чаще всего совершаются в период выполнения ими своих профессиональных обязанностей. 

2/ СМИ В КЫРГЫЗСТАНЕ

Согласно данным Министерства юстиции Кыргызской Республики, в стране зарегистрировано 2048 СМИ, включая телевидение, радио, онлайн-медиа и печатные издания, выходящие в основном на кыргызском и русском языках. 

Некоторые СМИ, в основном на юге страны, имеют узбекоязычную версию. По оценкам местных правозащитных групп и организаций, занимающихся медиаисследованиями, лишь около трети официально зарегистрированных СМИ реально работают. Чаще всего это связано с финансовой неустойчивостью и небольшим размером рекламного рынка.

Медиасфера Кыргызстана представлена в основном независимыми средствами массовой информации, среди которых один общественный канал, четыре — государственных, и более 20-ти частных теле- и радиоканалов.  Наиболее свободными являются онлайн-медиа, которых в стране более 30. Они представляют читателям различные точки зрения. В законодательстве Кыргызстана отсутствует понятие интернет-СМИ, за счет чего онлайн-медиа могут позволить себе вещать более объективно.

Уровень проникновения интернета в Кыргызстане по состоянию на июнь 2019 года, согласно данным “Internet World Stats” , составляет 40,1%. Согласно отчету “Freedom of The Net 2019”, подготовленному международной правозащитной организацией Freedom House, Кыргызстан опустился на несколько позиций в мировом рейтинге свободы интернета, что связано с техническими атаками на новостные интернет-издания в 2019 году. Продолжающаяся борьба властей с экстремизмом приводит к цензуре веб-ресурсов; в Уголовном кодексе КР есть статьи, которые могут применяться в репрессивных целях . В ежегодном рейтинге  НКО «Репортеры без границ» за 2019 год Кыргызстан занял 83-е место. За год ситуация со свободой прессы в стране улучшилась: в 2018 году Кыргызстан занимал 98-ю строчку в рейтинге. 

3/ ОБЩИЙ АНАЛИЗ АТАК

График 1 представляет общее количество атак на журналистов, блогеров и работников СМИ в Кыргызстане с января 2017 года по декабрь 2019 года. 

Атак и угроз нефизического характера и/или в киберпространстве с 2017 года по 2019 года стало почти в пять раз больше. Если в 2017 году их было зафиксировано лишь четыре, то к концу 2019 года -19. Физические атаки и угрозы жизни, свободе и здоровью увеличились с трех в 2017 году до семи в 2019. Количество атак с использованием юридических и/или экономических механизмов по сравнению с 2017 годом, наоборот, немного снизилось. 

Ряд атак и угроз, чаще всего нефизического характера и/или в киберпространстве, не вошли в данный мониторинг. Постоянно сталкиваясь с подобным типом атак — троллингом, травлей и угрозами в киберпространстве, — журналисты и блогеры не всегда реагируют на агрессию и не фиксируют количество угроз в интернете, предпочитая не сообщать об этом в правозащитные группы.

4/ ФИЗИЧЕСКИЕ АТАКИ И УГРОЗЫ ЖИЗНИ, СВОБОДЕ И ЗДОРОВЬЮ

График 2 показывает физические атаки и угрозы жизни, свободе и здоровью. Все атаки физического характера являются несмертельными.  Наибольшее количество нападений – 7 – было зафиксировано в 2019 году. Девять из 12 несмертельных атак за период с 2017 по 2019 год были совершены в отношении журналистов непосредственно во время выполнения ими репортерской работы. Этот вид атак был зафиксирован в отношении групп журналистов:

  • Нападения на журналистов-расследователей портала Kloop.kg в ноябре 2019 года  и оператора «Азаттык»  в сентябре этого же года произошли перед хакерскими атаками на медиа, в которых они работают. По сообщениям СМИ, Айбек Кулчуманов, оператор кыргызской службы «Радио Свобода», проводил видеосъемку в городе Оше на юге Кыргызстана, около дома экс-зампредседателя Таможенной службы. В этот момент с территории дома выбежали неизвестные люди, скрутили журналисту руки и отобрали пульт от дрона, телефон и видеокамеры . 
  • В августе 2019 года во время освещения штурма дома бывшего президента Кыргызстана Алмазбека Атамбаева в селе Кой-Таш в 20 км к югу от Бишкека двое работников СМИ пострадали напрямую от представителей власти. Аида Джумашева, журналистка новостного агентства 24.kg, была ранена резиновой пулей, а оператор Жоодар Бузумов подвергся физической атаке.  
  • Журналист «Радио Азаттык» Ыдрыс Исаков был избит во время съемок в месте, где предположительно находится подпольное казино, в городе Оше на юге Кыргызстана .
  • В ноябре 2018 года резонансный дорожно-транспортный инцидент произошел с Ингой Сикорской, журналистом, медиаэкспертом и руководителем «Школы миротворчества и медиатехнологий». В результате автоаварии, которая произошла субботним вечером на пустой дороге, такси, в котором находилась Сикорская, врезалось в припаркованную машину на обочине. Пассажирка получила травмы и сотрясение мозга. Инцидент произошел спустя 2 дня после ночной атаки неизвестных на офис «Школы миротворчества и медиатехнологий», где сотрудники проводили открытые консультации по свободе выражения . Начиная с 2017 года Сикорская 19 раз подвергалась тщательному контролю, досмотру и задержаниям со стороны пограничников при выезде и въезде в страну . 

5/ АТАКИ И УГРОЗЫ НЕФИЗИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА И/ИЛИ В КИБЕРПРОСТРАНСТВЕ

Наиболее громкими инцидентами в этой категории стали хакерские атаки на ряд кыргызстанских онлайн-медиа и веб-сайтов в конце декабре 2019 года. Тогда массовой DDoS атаке подверглись девять Интернет-ресурсов, таких как Factcheck.kg, Ecomonist.kg, Kloop.kg, Kaktus.media, Sokol.media, Vb.kg, Knews.kg, Today.kg и Politklinika.kg. 

Об этом сообщили местные СМИ, а «Аззатык», кыргызстанская служба «Радио Свобода» связала эти атаки с опубликованным на вышеуказанных сайтах журналистским расследованием, которое было проведено совместно с “Bellingcat”. Расследование демонстрировало дорогостоящие покупки супруги экс-зампредседателя Государственной таможенной службы Райымбека Матраимова и несоответствие сумм покупок официальным декларациям о доходах чиновника. 

Прослушка и слежка без разрешения суда были еще одним видом атак, идентифицированных за период мониторинга. Громкое журналистское расследование, проведенное в 2019 году «Азаттык», кыргызской службой «Радио Свобода», совместно с «Центром исследования коррупции и организованной преступности» (OCCRP) и командой журналистов Kloop.kg, сопровождалось угрозами и слежкой. Это расследование было посвящено теневым схемам, которые годами использовались на таможне Кыргызстана и позволили вывести из страны миллионы долларов. Главный редактор Kloop.kg Эльдияр Арыкбаев подтвердил изданию kaktus.media, что его коллегам поступали угрозы со стороны неизвестных людей во время расследования: «К нашим сотрудникам подходили и говорили, чтобы мы не занимались этим расследованием. В Оше за нами была слежка. Она продолжалась несколько дней».

6/ АТАКИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЮРИДИЧЕСКИХ И/ИЛИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ

Атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов — наиболее распространенный метод давления на журналистов, блогеров и работников СМИ в Кыргызстане с 2017 по 2019 годы, несмотря на то что их количество в 2019 году несколько уменьшилось. 2017-й стал годом громких многомиллионных исков против СМИ и журналистов в Кыргызстане. В 2017 году власти объявили охоту на блогеров, критикующих президента в социальных сетях. Государственный комитет национальной безопасности (ГКНБ) сообщил о «проведении мероприятий по установлению 35 пользователей по факту распространения и размещения негативных публикаций в адрес главы государства». 

Широко используемыми методами давления являются допросы, судебные процессы, неправомерные обвинения в экстремизме и разжигании разных видов розни, запрет на выезд из страны и закрытие СМИ/блокировка ресурса в интернете. Работников СМИ ограничивают в свободе передвижения либо по решению суда, после возбуждения дел, либо путем внесения журналистов и работников СМИ в «черные списки» для проведения персональных досмотров/обысков при въезде и выезде из страны.

  • В ноябре 2019 года был арестован Афтандил Жоробеков, администратор Facebook-страницы «БеспределKG», за «разжигание межрегиональной розни». Его держали под стражей до суда 5 декабря, затем было решено посадить Жоробекова под домашний арест. Спустя несколько дней Государственная служба национальной безопасности (ГКНБ) переквалифицировала ему обвинение на «распространение заведомо ложных и провокационных сведений о том, что действующий глава государства якобы является соучастником коррупционного преступления». На интернет-странице блогер опубликовал пост и фотографии с критикой фигурантов журналистского расследования коррупции на кыргызской таможне.
  • В январе 2018 года суд потребовал выставить на торги квартиру Нарына Айыпа, политического обозревателя и соучредителя веб-портала Zanoza.kg. Ранее бывший президент Алмазбек Атамбаев посчитал, что издание оскорбило его честь и достоинство и распространяло ложную информацию. 
  • 9 августа 2019 года вооруженные бойцы спецназа ворвались в офис телеканала «Апрель» в Бишкеке, выдворили всех сотрудников и опечатали здание. Ранее власти отключили спутниковый сигнал каналу, когда он освещал в прямом эфире спецоперацию по задержанию Алмазбека Атамбаева, бывшего президента Кыргызстана, в его резиденции. Власти заявили, что закрытие и блокировка телеканала связаны с замораживанием активов бывшего президента, которому принадлежит телеканал «Апрель». 

Пик судебных исков пришелся на 2017-2018 годы.

  • 14 февраля 2018 года финансовая полиция предъявила Эльнуре Алкановой, журналистке ИА «Фергана», обвинения в «незаконном получении и распространении документов, содержащих коммерческую тайну». Ранее Госслужба по борьбе с экономическими преступлениями возбудила в отношении Алкановой уголовное дело по факту разглашения банковской тайны. Журналистка расследовала покупку элитных коттеджей, к которой причастны высокопоставленные чиновники.
  • 19 декабря 2017 года был наложен арест на имущество и радиочастоты телеканала НТС.
  • 9 декабря 2017 года власти депортировали из страны Криса Риклтона, журналиста “Agence France-Presse”. По официальной версии — «за нарушение визового режима»,  хотя в аккредитации без объяснения причин ему отказывали с 2016 года.
  • 21 сентября 2017 года журналисту агентства 24.kg Кабаю Карабекову был предъявлен иск на сумму пять миллионов кыргызских сомов (около $72 000) в защиту чести и достоинства кандидата в президенты Сооронбая Жеенбекова. Журналист написал о связях кандидата и его братьев с некими арабскими организациями.
  • В августе 2017 года решением суда был закрыт телеканал «Сентябрь» с формулировкой «в связи с распространением экстремистских материалов».
  • В июне 2017 года суд постановил взыскать с Нарына Айыпа, политического обозревателя и соучредителя веб-портала Zanoza.kg, девять миллионов кыргызских сомов ($129 000) за «распространение сведений, порочащих честь и достоинство президента» в критической статье.
  • В июне 2017 года суд признал виновными портал Zanoza.kg и его соучредителей Дину Маслову и Нарына Айыпа за статьи, где критиковался президент Атамбаев, и постановил  выплатить многомиллионные штрафы . 
  • В  июне  2017 года было заведено уголовное дело в отношении Улугбека Бабакулова, журналиста ИА «Фергана» по статье «возбуждение межэтнической розни». Его обвинили в публикации ряда статей “провокационного характера, нацеленных на разжигание межэтнической вражды и ненависти, создание предпосылок к обострению межнациональных отношений”. 

Таджикистан

1/ ГЛАВНЫЕ ВЫВОДЫ

В ходе исследования был выявлен и проанализирован 81 случай атак/угроз против профессиональных и гражданских работников СМИ и редакций традиционных и онлайн-изданий в Таджикистане. Данные для исследования были собраны методом контент-анализа по открытым источникам на русском, таджикском и английском языках. В докладе также использовались ранее не предававшиеся огласке факты, полученные методом экспертных интервью. Список основных источников представлен в Приложении 5

Принимая во внимание специфику Таджикистана и повышенные риски для журналистов, не все работники СМИ готовы делиться информацией о том, что они подверглись угрозам и атакам. В лучшем случае они расскажут это в личной беседе с коллегами, в худшем — постараются скрыть это ото всех, чтобы не подвергнуться новым преследованиям. Случаи преследования таджикских журналистов, покинувших Таджикистан и получивших убежище в европейских странах, как правило, мало афишируются.

  1. Основным типом атак на работников СМИ в Таджикистане являются атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов, прежде всего обвинения в экстремизме, связях с террористами, возбуждение уголовных дел и лишение свободы работников СМИ.
  2. Основным источником такого рода атак являются представители власти.
  3. С 2017 по 2019 год число выявленных атак со стороны представителей властей, а также угроз нефизического характера и/или в киберпространстве увеличилось в среднем в 3 раза. Этот рост связан с приближением двух важных политических событий в Таджикистане – выборов в парламент и выборов президента, которые пройдут в марте и ноябре 2020 года. 
  4. Чаще всего объектом атак являются не сами журналисты, а их родственники, которые подвергаются различным преследованиям, включая допросы и обыски.
  5. Освещение любых тем, связанных с запрещенной в Таджикистане «Партии исламского возрождения»  (ПИВТ), также запрещено, а журналисты, поднимающие эту тему, подвергаются давлению в виде обвинений в связях с террористами и уголовных дел.

2/ СМИ В ТАДЖИКИСТАНЕ

В Министерстве культуры Таджикистана официально зарегистрировано 376 наименований газет (112 государственных и 264 негосударственных), 245 журналов (114 государственных и 131 негосударственный), 71 издательство (10 государственных и 61 негосударственное) и 11 информационных агентств (одно государственное и 10 негосударственных). 

Также официально зарегистрировано 34 телеканала (8 государственных и 26 негосударственных) и 30 радиостанций (6 государственных и 24 негосударственных).

Власти Таджикистана серьезно ограничивают работу средств массовой информации. Статья 137 Уголовного кодекса Таджикистана запрещает «клеветать» на президента, а статья 330 запрещает журналистам оскорблять других чиновников. Журналисты, которые пишут критические статьи, подвергаются угрозам, преследованиям и могут быть обвинены в различных преступлениях. Поэтому большинство таджикских журналистов практикуют самоцензуру.

Правительство контролирует большинство типографий, поставок газетной бумаги и средств вещания в стране. В частности, с февраля 2017 года типографии и печатные СМИ могут получить регистрацию в Министерстве культуры лишь с письменного согласия Госкомитета национальной безопасности Таджикистана.

Комиссия по лицензированию СМИ Таджикистана регулярно отказывает в выдаче лицензий независимым СМИ или препятствует процессу продления лицензии. В настоящее время в Комитете по лицензированию, который создан при Госкомитете по телевидению и радиовещанию, нет ни одного представителя независимого СМИ или гражданского общества. 

После запуска «Единого коммутационного центра» (ЕКЦ),  через который проходит и контролируется весь интернет-трафик, блокировки сайтов и социальных сетей стали регулярной практикой. ЕКЦ также позволяет отслеживать трафик частных лиц и преследовать их за посещение «нежелательных» веб-сайтов или «неуместные комментарии» в интернете.

В июле 2018 года парламент Таджикистана принял новый закон об оперативно-розыскной деятельности, который позволяет правоохранительным органам легально получать данные об онлайн-активности и текстовых сообщениях граждан страны. В августе 2018 года МВД Таджикистана создало новое ведомство для борьбы с экстремизмом в интернете, подчеркивая, что это является приоритетом для правительства.

В ежегодном рейтинге НКО “Репортеры без границ” за 2019 год Таджикистан занял 161-е место, опустившись на 12 строчек по сравнению с 2018 годом. 

3/ ОБЩИЙ АНАЛИЗ АТАК

График 1 представляет собой количественный анализ трех основных типов атак против журналистов на территории Таджикистана и таджикских журналистов, покинувших Таджикистан, но продолжающих вести профессиональную деятельность за рубежом в период с 2017 по 2019 год включительно. 

С 2017 по 2019 год число атак на журналистов c использованием юридических и/или экономических механизмов и атаки и угроз нефизического характера и/или в киберпространстве увеличилось более чем в три раза. Почти неизменным остается число физических атак и угроз жизни, свободе и здоровью.   

Стоит отметить, что атаки и угрозы в киберпространстве, как правило, не фиксируются, поскольку работники СМИ не придают им значения, за исключением случаев, когда незаконным блокировкам подвергаются новостные порталы. Но ни в одном из изученных случаев власти официально не подтверждали свою причастность к блокировкам, ссылаясь на технические проблемы. 

Кибератаки и угрозы нефизического характера в интернете стали привычным делом для таджикских журналистов. Как удалось установить журналистам, в Таджикистане силовыми структурами создана «фабрика троллей», насчитывающая более 400 сотрудников, каждый из которых имеет по 10 фейковых аккаунтов. К ее деятельности привлекают сотрудников ведомств, подчиненных Министерству образования и науки, – преподавателей вузов и учителей общеобразовательных школ. «Тролли» получают задание из Министерства образования, куда поступает соответствующая команда от МВД или Госкомитета национальной безопасности. Троллям приказывают срочно или в определенный день начать кампанию в социальных сетях по дискредитации гражданских активистов или сторонников оппозиции. Сотрудники СМИ к этому настолько привыкли, что уже не расценивают это как угрозу. 

Жесткому давлению за отчетный период подверглись родственники как минимум шести журналистов, покинувших Таджикистан. Еще четыре журналиста, получившие убежище в странах Европы, были включены в список лиц, имеющих связь с террористами. 

4/ ФИЗИЧЕСКИЕ АТАКИ И УГРОЗЫ ЖИЗНИ, СВОБОДЕ И ЗДОРОВЬЮ

График 2 отображает физические атаки на журналистов в Таджикистане. За указанный период было зарегистрировано 6 случаев, один из которых – смертельный. 

  • Журналиста “Sputnik” Галима Фасхутдинова сбил автомобиль, когда он переходил дорогу по пешеходному переходу на зеленый свет. Автомобиль двигался на высокой скорости. Виновник ДТП был приговорен к минимальному сроку – 3 года и 3 месяца лишения свободы. Семья погибшего журналиста так и не получила назначенную судом компенсацию.
  • Два случая несмертельных физических атак были зафиксированы, когда журналисты Ниссо Расулова и Махасти Дустмурод выполняли свою профессиональную деятельность на незаконном рынке мобильных телефонов.
  • Оппозиционный журналист Абдукаххор Давлат, отбывающий длительный срок по обвинению в экстремизме и терроризме, получил ранение во время бунта в колонии в Вахдате 19 мая 2019 года. По официальной версии, бунт устроили отбывающие наказание члены запрещенной организации «Исламское государство».

За три года было опубликовано два случая физических атак от представителей власти, причем во втором случае пострадал не сам журналист, а его отец: 

  • Журналиста «Азия-Плюс» Абдулло Гурбати люди в милицейской форме насильно поместили в автомобиль и отвезли в военкомат для прохождения военной службы. Позже он был освобожден, после срочных звонков руководству городского отдела внутренних дел. 
  • Задержание отца журналиста Мухаммаджона Кабирова на два дня из-за участия сына в конференции ОБСЕ в Варшаве. 

5/ АТАКИ И УГРОЗЫ НЕФИЗИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА И/ИЛИ В КИБЕРПРОСТРАНСТВЕ

Случаи, которые относятся к категории нефизических атак — травля/запугивание/давление/угрозы насилием и смертью, в том числе в киберпространстве, редко получают отражение в СМИ. Это происходит из-за того, что сами жертвы опасаются дальнейших репрессий против них самих и их близких. 

Характерной чертой для атак на таджикских работников СМИ является то, что для давления на них используются угрозы и атаки на их ближайших родственников. Авторам данного доклада известно о, по меньшей мере, одном случае, когда журналист получил личные угрозы насилием и физической расправой над ним самим и его детьми. В СМИ этот случай отражен не был. 

В опубликованных случаях атаки на родственников оппозиционных и живущих за границей журналистов осуществлялись представителями власти и с использованием юридических механизмов (см. раздел 7 — БОРЬБА С ЖУРНАЛИСТАМИ, РАБОТАЮЩИМИ ЗА ПРЕДЕЛАМИ СТРАНЫ). 

6/ АТАКИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЮРИДИЧЕСКИХ И/ИЛИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ 

График 4 представляет различные подкатегории атак с использованием юридических и/или экономических механизмов. 

Самый распространенный метод давления на журналистов и работников СМИ в Таджикистане — уголовные дела по обвинениям в экстремизме, связях с террористами, клевете и по другим статьям. Как правило, суды над работниками СМИ заканчиваются обвинительными приговорами. Еще один способ давления — закрытие СМИ и блокировка Интернет-ресурса.

  • 11 июля 2018 года суд приговорил Хайрулло Мирсаидова к 12 годам лишения свободы. Вина независимого журналиста заключалась в том, что он через СМИ заявил о коррупции в администрации Согдийской области. Его семья выплатила около 13 тысяч долларов в государственный бюджет в качестве компенсации ущерба, который, по заключению следственных органов, Мирсаидов нанес государству. После подачи кассации Мирсаидов был освобожден из зала суда. 11 января 2019 года Худжандский городской суд, опираясь на заявление судебного исполнителя, что журналист без ведома властей покинул страну, заочно осудил Мирсаидова на восемь месяцев лишения свободы.
  • В 2017 году состоялся суд над Миджгоной Халимовой, которую власти обвинили в недонесении о преступлении и приговорили к крупному для Таджикистана штрафу в размере 2800 долларов США. Проблемы у молодой журналистки начались после того, как она стала задавать на пресс-конференциях жесткие вопросы чиновникам. Халимова также отказалась снимать хиджаб — мусульманский платок. Сотрудники Национального комитета государственной безопасности поставили работодателей журналистки перед выбором: либо они ее увольняют, либо СМИ будет закрыто.  В настоящее время Халимова не может устроиться на постоянную работу: потенциальные работодатели отказывают ей заранее, чтобы избежать проблем с властями.

Другие яркие примеры вмешательства властей в работу СМИ — лишение их доменных имен и отзыв аккредитации.

  • Новостное агентство «Азия-Плюс» лишилось двух доменных имен – news.tj и asiaplus.tj. 
  • 1 ноября 2019 года 11 сотрудников Таджикской службы «Радио Свобода» – «Радио Озоди» были лишены аккредитации. 

7/ БОРЬБА С ЖУРНАЛИСТАМИ, РАБОТАЮЩИМИ ЗА ПРЕДЕЛАМИ СТРАНЫ 

Накануне парламентских и президентских выборов, которые пройдут в Таджикистане в марте и ноябре 2020 года, отношение властей к журналистам, вынужденным уехать из страны, меняется. С приближением выборов усиливается давление на журналистов, которые вынужденно покинули страну: число атак увеличилось по сравнению с 2017 годом.

  • В 2019 году четыре журналиста внесены в список лиц, причастных к терроризму. Их родственники в Таджикистане подвергаются преследованиям: не только обыскам и штрафам, но и запугиваниям со стороны представителей правоохранительных органов. 
  • В конце 2019 года началась проверка в отношении новостного портала «Ахбор», созданного таджикским журналистом за пределами страны. 
  • В 2019 году за ношение мусульманского платка была задержана сестра журналиста Шухрата Рахматулло. Сам Шухрат включен в список лиц, причастных к терроризму, и был ранее вынужден покинуть Таджикистан. В ходе задержания его сестра подверглась угрозам физической расправы и унижениям. 

Туркменистан

1/ ГЛАВНЫЕ ВЫВОДЫ

В ходе исследования было выявлено и проанализировано 33 случая атак/угроз против профессиональных и гражданских работников СМИ и редакций традиционных и онлайн-изданий в Туркменистане. Данные были собраны методом контент-анализа по открытым источникам на русском, туркменском и английском языках.  В докладе также использовались ранее не предававшиеся огласке факты, полученные методом экспертных интервью. Список основных источников представлен в Приложении 6

Принимая во внимание специфику Туркменистана и повышенные риски для инакомыслящих, можно с уверенностью предположить, что далеко не все атаки на свободу слова становятся достоянием гласности.

  1. Основным типом атак на работников СМИ в Туркменистане являются атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов. Атакам этого типа часто сопутствуют физические атаки и угрозы жизни, свободе и здоровью. 
  2. Главным источником угроз для работников СМИ в Туркменистане являются представители власти, а превалирующими методами их атак являются аресты и заключения под стражу, сопровождаемые допросами и пытками, а также увольнения и запрет на занятие журналистской деятельностью.
  3. Граждане, заподозренные властями и спецслужбами в сотрудничестве с иностранными СМИ, а также их родственники и близкие попадают в список «неблагонадежных» и подвергаются постоянному давлению и травле. 
  4. Единственным оператором связи в стране является государственная компания Туркментелеком, что позволяет властям прослушивать и перехватывать любую информацию, передаваемую корреспондентами в зарубежные СМИ.
  5. Туркменистан остается одной из немногих стран — продолжательниц советских традиций применения «карательной психиатрии» против неугодных, в том числе против работников СМИ и их источников.

2/ СМИ В ТУРКМЕНИСТАНЕ

В ежегодном рейтинге НКО «Репортеры без границ» Туркменистан с 2015 года стабильно занимает последние (177-178) места. В рейтинге за 2019 год страна опустилась на последнее, 180-е, место, пропустив вперед Эритрею и Северную Корею. 

До 1997 года в стране было ликвидировано более 30 газет, 5 областных филиалов Гостелерадио Туркменистана и 5 областных газет, издававшихся на русском языке, а также одна областная газета, выходившая на узбекском языке. 

В Туркменистане издается 24 газеты и 20 журналов — за редким исключением, это издания на туркменском языке. Три газеты («Туркменистан», «Нейтральный Туркменистан» и «Издательский вестник президента Туркменистана») и 1 журнал («Дияр») являются изданиями Кабинета министров страны. Все остальные относятся к министерствам и ведомствам, считаются государственными и финансируются из государственного бюджета. 

В стране функционируют 7 телеканалов и 4 радиостанции. Все они вещают лишь на туркменском языке и, как и печатные издания, финансируются государством. Несмотря на то, что в Туркменистане де-юре СМИ независимы, редакторы газет и журналов, а также их заместители  назначаются и увольняются постановлением президента страны.

В государственные СМИ не принимают выпускников факультетов журналистики за рубежом. Все выпускники должны подтвердить свой диплом на соответствие национальным законам и требованиям, доказать свою лояльность властям и поддержку проводимой ими политики. Критика властей в Туркменистане запрещена. Поэтому многие начинающие журналисты покидают Туркменистан или работают не по специальности.

Иностранные журналисты не могут получить аккредитацию, а те, кому разрешено вести журналистскую деятельность внутри страны, должны освещать политику властей в позитивном ключе. Все зарубежные Интернет-ресурсы и издания, сообщающие объективную информацию о ситуации в стране, а также сайты многих социальных сетей, сервисы для обмена файлами и мессенджеры заблокированы. Власти специально закупают оборудование у ведущих западных производителей для слежки за теми, кто раскрывает информацию о ситуации внутри страны.

3/ ФИЗИЧЕСКИЕ АТАКИ И УГРОЗЫ ЖИЗНИ, СВОБОДЕ И ЗДОРОВЬЮ

С 2006 года из открытых и экспертных источников известно о: 

  • 16 случаях физических атак на журналистов и работавших на зарубежные СМИ граждан с нанесением им телесных повреждений разной степени тяжести.
  • Трех случаях помещения в психиатрическую лечебницу или наркологический диспансер граждан, выступивших в зарубежных СМИ с критикой существующего в стране политического режима: 
  1. Гурбандурды Дурдыкулиев – помещен в психдиспансер в Лебапском велаяте, где содержался с 13 февраля 2004 года по апрель 2006 года. 
  2. Сазак Дурдымурадов, внештатный сотрудник «Радио Азатлык» — был задержан и подвергся пыткам с требованием прекратить сотрудничество с зарубежными СМИ. 18 июня 2008 года принудительно помещен в психбольницу. 
  3. 4 Октбря 2012 года, Гелдымурад Нурмухамедов, бывший партийный деятель и министр культуры, после интервью туркменской службе «Радио Свобода» («Радио Азатлык») об отсутствии в стране демократии и нарушении прав человека был принудительно помещен в Дашогузский наркодиспансер, где провел 9 месяцев.
  • Двух случаях смерти журналистов при невыясненных или загадочных обстоятельствах: 
  1. Огулсапар Мурадова, корреспондент «Радио Азатлык» скончалась в сентябре 2006 года в заключении при невыясненных обстоятельствах. На ее теле родственники обнаружили явные признаки насильственной смерти: порез на лбу, следы удушения на шее, открытые раны на одной руке, отек и гематомы на колене, большой синяк на бедре. Власти страны сперва заявили, что «ее смерть наступила по естественным причинам», а затем — что Мурадова совершила самоубийство. Комитет ООН по правам человека признал Туркменистан ответственным за пытки и смерть Огулсапар Мурадовой.
  2. Аманмурад Бугаев погиб 3 апреля 2019 года во время творческой командировки в Балканский велаят. По мнению наблюдателей, автомобильная авария, в которую попал 68-летний писатель и драматург, корреспондент «Радио Азатлык», была устроена сотрудниками Министерства национальной безопасности Туркменистана с целью физического устранения неугодного журналиста.

4/ АТАКИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЮРИДИЧЕСКИХ И/ИЛИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ

Журналисты, блогеры и работники СМИ, которые подозреваются в сотрудничестве с зарубежными СМИ, подвергаются частым произвольным задержаниям, арестам, непосредственному физическому насилию и/или угрозе его применения от представителей власти. Работников СМИ регулярно вызывают на допрос в местные отделы МВД (Министерство внутренних дел) и МНБ (Министерство национальной безопасности), их телефоны изымаются на проверку, в их жилищах проводятся несанкционированные обыски, вся их корреспонденция прочитывается и прослушивается. Помимо этого, за ними ведется постоянное наружное наблюдение. 

В 2017-2019 годах таких случаев было как минимум пять. Тех, кто был источником для зарубежных СМИ, вычисляли с помощью камер наружного наблюдения, изучая опубликованные в независимых туркменских СМИ снимки или видео. Журналистов также вычисляли по интернет-трафику, когда посылался файл большого объема (в Туркменистане лишь один оператор связи – государственное предприятие «Туркментелеком»). Во всех пяти случаях работники СМИ  по надуманным причинам были вызваны в опорный пункт полиции, где с ними впоследствии проводили беседы работники МВД. Журналистам были предъявлены доказательства их причастности к различным публикациям (скриншоты переписки, кадры с камер, распечатка разговоров или интернет-трафика), их предупреждали о последствиях подобной «антигосударственной» деятельности. 

  • Журналист (имя не названо из соображений безопасности) был задержан без санкции суда и провел 15 суток в отделении полиции. Его ежедневно подвергали допросам, выясняя, какие материалы он отправлял в редакцию, с кем общался и получал ли за свою работу деньги. Избежать уголовного наказания ему удалось лишь благодаря тому, что найденные спецслужбами фотографии, по мнению властей, не могли нанести существенного ущерба имиджу Туркменистана
  • Фрилансер «Радио Азатлык» Ровшен Язмухаммедов был арестован в 2013 году за сотрудничество с радио, но благодаря международному давлению на власти Туркменистана был выпущен на свободу спустя две недели.
  • Сапармамед Непескулиев, работавший для «Радио Азатлык» и издания «Альтернативные новости Туркменистана» (ныне Turkmen.news) , был арестован в мае 2015 года по ложным обвинениям в хранении запрещенного лекарственного препарата трамадол. На самом же деле – за ряд материалов, а также фото- и видеорепортажи из Балканского велаята, свидетельствовавшие о плохом состоянии дорог, больниц, образовательных учреждений и нехватке питьевой воды. В момент ареста Непескулиев находился в командировке по заданию редакции Turkmen.news. Рабочая группа ООН по произвольным задержаниям признала его арест и заключение произвольным. По приговору суда он отсидел 3 года в колонии и вышел на свободу в мае 2018 года. 19 октября 2018 года неизвестные закидали корреспондента камнями (по одной из версий, это были провокаторы из числа уголовников, выполняющих поручения кураторов из МВД и МНБ).  23 марта 2019 года Непескулиев навсегда покинул Туркменистан. 
  • Гражданский активист и блогер Хеким Хаджиев подвергался многочасовым допросам в отделении полиции после появления на сайте «Альтернативные новости Туркменистана» (ныне Turkmen.news) (8 августа и 17 октября 2016 года) его обращений к президенту Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедову , а затем и к международным правозащитным организациям . Угрозам и унижениям также подверглись его супруга и дети.
  • Независимый журналист Осман Халлыев, который сотрудничал с «Радио Свобода», неоднократно подвергался допросам в антитеррористическом отделе управления внутренних дел, а также порицанию со стороны местных властей и общественных организаций, угрозам тюремного заключения «за нанесение вреда имиджу страны». В июле 2015 года Осман Халлыев был вынужден прекратить профессиональную деятельность. Его сын Умид Халлыев, на тот момент студент вуза в Ашхабаде, был отчислен в отместку за работу отца. Впоследствии Умида Халлыева не выпускали из страны. Позже, став корреспондентом «Радио Азатлык», он смог выехать из страны и получить политическое убежище в Европе. 

5/ ИЗБИЕНИЯ И ПЫТКИ ВО ВРЕМЯ АРЕСТОВ, ЗАДЕРЖАНИЙ И ДОПРОСОВ

  • Журналист «Радио Азатлык» Довлетмурад Язгулыев в октябре 2011 года был приговорен к пяти годам лишения свободы по сфабрикованному обвинению «в подстрекательстве к самоубийству третьего лица» . По его собственному признанию друзьям, его «били и пытали до тех пор, пока он не согласился признать вину и подписать нужные бумаги».
  • Гражданский активист и фрилансер Гаспар Маталаев за сотрудничество с изданием «Альтернативные новости Туркменистана» (ныне Turkmen.news) в освещении темы использования принудительного труда на хлопковых полях осенью 2016 года  был арестован и по обвинению в мошенничестве и даче взятки приговорен к 3 годам лишения свободы. В ходе следствия Маталаев подвергался пыткам электротоком. Рабочая группа ООН по произвольным задержаниям признала его арест и заключение произвольным. Активист вышел на свободу 6 сентября 2019 года, отсидев свой срок полностью . После освобождения Маталаева регулярно вызывают на беседы с полицией.
  • За сотрудничество с «Радио Азатлык» фрилансер Худайберды Аллашов в декабре 2016 года был арестован по обвинению в хранении запрещенного табака – насвая, подвергался пыткам и избиениям и был лишен связи с внешним миром. Благодаря давлению со стороны международного сообщества Аллашов вышел на свободу спустя 2,5 месяца с трехлетним условным сроком. Известно, что Аллашов постоянно подвергается допросам со стороны спецслужб, когда в СМИ появляется критическая информация о его регионе. 

6/ ТРАВЛЯ И ЗАПУГИВАНИЕ ЖУРНАЛИСТОВ 

  • Корреспондент «Радио Азатлык» Гурбансолтан Ачилова с 2017 по 2019 год 5 раз подвергалась атакам со стороны полицейских и переодетых в гражданскую одежду сотрудников МНБ Туркменистана. Каждый раз этому сопутствовало физическое насилие. Нападавшие силой отбирали у нее камеру и ломали аппаратуру. 
  • Журналист Аннамамед Мятиев по настоянию спецслужб в январе 2009 года был уволен с должности собственного корреспондента газеты «Нейтральный Туркменистан» по Дашогузскому велаяту. С этого момента и вплоть до своего отъезда в эмиграцию он подвергался постоянной травле. В декабре 2011 году на него среди бела дня напал уголовник, а осенью 2011 года в ночное время неизвестные забросали камнями окна его квартиры на втором этаже.

7/ ДАВЛЕНИЕ НА ИСТОЧНИКИ

  • Последние три года Хеким Хаджиев, бывший слесарь РНУ Госконцерна «Туркменнефть», и члены его семьи подвергаются постоянному преследованию. Через    издание  «Альтернативные новости Туркменистана» (ныне Turkmen.news) Хаджиев обратился с открытым письмом к президенту Туркменистана с требованием разобраться в многочисленных нарушениях в трудовом коллективе РНУ и злоупотреблениях со стороны начальника управления. После этого обращения на Хаджиева начались гонения, в отношении него устраивались провокации, сотрудники МВД вызывали его и его супругу на допросы. После этого на сайте АНТ появилось второе обращение Хаджиева — уже к международным правозащитным организациям.
  • Отчаявшись найти работу, Дуньягозель Джумагулыева 16 ноября 2016 года дала интервью «Радио Азатлык». После этого две неизвестные женщины устроили в отношении Джумагулыевой провокацию, обвинив ее в мошенничестве. Подоспевший полицейский наряд забрал всех участниц инцидента в отдел, где неизвестных женщин отпустили, а Джумагулыеву повезли в суд и дали ей 15 суток ареста.  
  • Житель дехканского объединения «Ениш» («Победа») Серхетабадского района Марыйского велаята по имени Агаджума в июне 2016 года дал интервью «Радио Азатлык», после чего в его дом пришли сотрудники органов, старейшины села и его родственники. Они стали оскорблять и стыдить Агаджума за его поступок. В итоге с него взяли слово, что он «впредь не будет связываться с «Радио Азатлык».
  • 21 января 2018 года Омрузак Омаркулыев, молодой активист из Туркменистана, студент второго курса турецкого вуза, создавший сообщество туркменских студентов в Турции, дал интервью «Радио Азатлык» на эту тему. Посольство Туркменистана выразило поддержку его инициативе и прислало приглашение для участия в выборах в качестве независимого наблюдателя. После участия в одном из официальных мероприятии в рамках подготовки к мартовским  парламентским выборам Омрузака не выпустили из страны. Его судьба до сих пор остается неизвестной. По утверждению туркменских властей, Омаркулыев проходит срочную службу в рядах ВС Туркменистана. По неофициальной информации, власти изолировали его от внешнего мира за то, что он проявил политическую инициативу и выступил по зарубежному радио.

8/ ЗАКРЫТИЕ СМИ, УВОЛЬНЕНИЯ И ЗАПРЕТ НА ЗАНЯТИЕ ЖУРНАЛИСТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ 

Помимо массовых увольнений, связанных с ликвидацией или объединением печатных и электронных государственных СМИ, власти Туркменистана увольняли неблагонадежных, по их мнению, сотрудников редакций в индивидуальном порядке. Общее количество уволенных с работы подобным образом, но с формулировками «по собственному желанию» или «в связи с истечением срока контракта» составило 19 человек:

  • выпускница факультета журналистики Уральского госуниверситета Елена Мятиева («Нейтральный Туркменистан»), 
  • выпускники факультета журналистики МГУ Сона Чули-Кули («Нейтральный Туркменистан») и Шохрат Матвелиев (Государственное информационное агентство ТДХ), 
  • профессиональные журналисты Раиса Василенко (главред газеты «Суббота»), Владимир Грачев (Туркменская радиовещательная служба), Мурад Саламатов, Нина Старцева (оба из газеты «Нейтральный Туркменистан»), Айджан Байджанова (Туркменская радиовещательная служба), Гурбаннепес Шамыев, Амангелды Кетебаев (оба из газеты «Дашогуз хабарлары») и другие,
  • корреспонденту Туркменской радиовещательной службы Светлане Мамедовой в последние 15 лет запрещено заниматься журналистикой и выезжать из страны.

Одни из вышеназванных журналистов были уволены за участие в международном семинаре FOJO для журналистов из стран Центральной Азии и Закавказья в Швеции (г. Кальмар, 2002), другие – за активное участие в деятельности неправительственных общественных организаций или за связь с представителями иностранных СМИ, третьи – за свои критические высказывания и/или несогласие с руководством редакции.

Остаться без работы журналисту в Туркменистане – серьезное наказание, учитывая высокий уровень безработицы в стране. Некоторые журналисты не выдерживали постоянной травли со стороны МВД и МНБ и шли на сотрудничество со спецслужбами. Так оставили журналистскую деятельность выпускница факультета журналистики УрГУ Лейла Шахмамедова, а также Аширгулы Байрыев и Довлетмурад Язгулыев, прежде работавшие на туркменскую службу «Радио Свобода».

9/ НЕЗАВИСИМАЯ ТУРКМЕНСКАЯ ЖУРНАЛИСТКИ ЗА РУБЕЖОМ 

Сегодня лишь три издания ежедневно публикуют информацию из Туркменистана и о стране: туркменская служба “RFE/RL” (Чехия), «Хроника Туркменистана» (Австрия) и Turkmen.news (Нидерланды). Все три издания имеют в стране своих корреспондентов, которые работают в условиях конспирации. Из-за сложностей с получением и проверкой информации качество и достоверность публикуемых этими изданиями материалов не всегда отвечают требованиям западной журналистики. Но даже несмотря на это, за последние годы эти издания значительно улучшили свой контент, сопровождая статьи фото- и видеоматериалами.

Неравнодушные граждане, передающие зарубежным независимым изданиям факты, информацию, фото- и видеоматериалы, работают с риском для жизни. Передавать материалы за рубеж для них проблематично, так как единственный доступный мессенджер IMO полностью контролируется государственным провайдером и любой трафик большого объема вызывает подозрение. В 2017-2019 годах были случаи, когда корреспондентов вычисляли именно по записям с камер видеонаблюдения, а также по большому объему трафика. 

Граждане, однажды заподозренные властями и спецслужбами в сотрудничестве с иностранными СМИ, а также их родные и близкие попадают в список «неблагонадежных» и подвергаются постоянному давлению и травле. Сотрудники спецслужб запугивают всех, с кем эти граждане общаются. Постепенно власти делают их изгоями, от которых отворачиваются все родственники, друзья, соседи, коллеги и знакомые.

Узбекистан

1/ ГЛАВНЫЕ ВЫВОДЫ

В ходе исследования был выявлен и проанализирован 131 случай атак/угроз против профессиональных и гражданских работников СМИ и редакций традиционных и онлайн-изданий в Узбекистане. Данные были собраны методом контент-анализа по открытым источникам на русском, узбекском и английском языках. В докладе также использовались данные, полученные методом экспертных интервью. Список основных источников представлен в Приложении 7

Принимая во внимание специфику Узбекистана и повышенные риски для журналистов, не все работники СМИ готовы делиться информацией о том, что они подверглись угрозам и атакам. Так, из-за отсутствия достаточных доказательств в данный доклад не попал ряд случаев, относящихся к подкатегориям: слежка, прослушка, запрет на занятие журналистской деятельностью, вынужденная эмиграция и фишинг (кибератака). Кроме того, в процессе составления данного доклада некоторые из журналистов, опасаясь за свою безопасность дезавуировали сообщения об атаках. 

  1. Основным типом атак на работников СМИ в Узбекистане являются атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов.
  2. Задержания, обыски, допросы и содержание в заключении (административный арест, тюрьма, СИЗО, предварительное заключение) — основные методы атак на журналистов, блогеров и работников СМИ со стороны представителей власти. 
  3. Все официально зарегистрированные печатные и онлайн-издания до сих пор курируются властными структурами, а в ряде случаев и спецслужбами.

2/ СМИ В УЗБЕКИСТАНЕ 

С тех пор как Шавкат Мирзиёев стал президентом Узбекистана в 2016 году, ситуация со свободой слова немного улучшилась, но в стране все еще действуют жесткие ограничения. Все официально зарегистрированные печатные и онлайн-издания до сих пор курируются властными структурами, а в ряде случаев и спецслужбами.

Ни сайт Государственного комитета по статистике, ни сетевой Портал открытых данных, ни Агентство информации и массовых коммуникаций при администрации президента не содержат сведений о количестве электронных СМИ в стране. 

По информации из выступлений представителей АИМК (Агентство информации и массовых коммуникаций) на международных конференциях, в Узбекистане зарегистрировано 1765 СМИ: 664 газеты, 410 журналов, 16 информационных бюллетеней, 71 телеканал, 37 радиостанций, 5 информационных агентств и 562 интернет-издания. Узбекский язык остается самым популярным в стране, умеренно используются русский и английский языки. Количество уникальных посетителей узбекоязычных сайтов может достигать полумиллиона человек в день.

Либерализация медиасферы и увеличение скорости Интернета в Узбекистане за 2018-2019 годы способствовали развитию онлайн-изданий и социальных сетей, что практически свело на нет интерес читателя к печатным изданиям. Тем не менее годовой тираж журналов и других периодических изданий (включая сборники и бюллетени) в 2018 году составил 11,8 млн экземпляров. А разовый тираж 589 газет — 4 млн экземпляров (Государственный комитет по статистике). В ежегодном рейтинге НКО «Репортеры без границ» за 2019 год Узбекистан занимает 160-е место, за год поднявшись на пять строчек вверх. 

3/ ОБЩИЙ АНАЛИЗ АТАК

График 1 представляет собой общее количество атак на журналистов, блогеров и работников СМИ в Узбекистане с 2017 по 2019 год. В ходе исследования было выявлен и проанализирован 131 случай атак/угроз против профессиональных и гражданских работников СМИ. Можно заметить, что число физических атак/угроз и атак нефизического характера и/или в киберпространстве с 2017 по 2019 год сократилось. При этом число атак с использованием юридических и/или экономических механизмов в 2019 году осталось на уровне 2017-го. 

Зачастую информация об атаках замалчивается самими жертвами после устных ‘рекомендаций’ сотрудников спецслужб и структур власти. Ярким примером давления стал конфликт мэра Ташкента Джахонгира Артыкходжаева с журналистами онлайн-издания Kun.uz. Руководитель городской администрации назвал журналистов «последними тварями, готовыми хвалить мэра за десять тысяч долларов». В монологе содержалась явная и прямая угроза: «Вы можете пропасть из дома без следа, и никто вас искать не будет! Ни одна живая душа. Может, напишут, что вы утонули где-то. Поэтому лучше работайте с нами и помогайте».

Публикация аудиозаписи вызвала широкий резонанс, на что пришлось отреагировать Генпрокуратуре. В заявлении, опубликованном 27 ноября 2019 года сообщалось, что в словах мэра Ташкента не найдено «никаких признаков преступного деяния», так как его слова «имели общий характер, не были направлены в адрес конкретного лица и не содержали реальной угрозы». На этом основании Генпрокуратура приняла решение об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении главы администрации Ташкента.

4/ ФИЗИЧЕСКИЕ АТАКИ И УГРОЗЫ ЖИЗНИ, СВОБОДЕ И ЗДОРОВЬЮ 

График 2 представляет число физических атаки и угроз жизни, свободе и здоровью от представителей власти, не от представителей власти и от неизвестных. 

Со стороны представителей власти зафиксировано пять случаев физических атак: два случая использования карательной медицины и три случая несмертельных атак, избиений, ранений и пыток. 

В Узбекистане зафиксировано два случая использования карательной медицины:

  • В марте 2017 года медиаактивистку Елену Урлаеву поместили на принудительное лечение в психиатрическую больницу. Это произошло накануне ее встречи с представителями Всемирного банка для обсуждения вопросов использования принудительного труда в Узбекистане. 
  • В сентябре 2019 года за освещение мирной акции ранее осужденную на 10 суток административного ареста блогера Нафосат (Шабнам) Оллошукурову под предлогом ее склонности к суициду насильно поместили в областной психоневрологический диспансер, где она находилась три месяца. 

Журналисты и блогеры, находящиеся в заключении, подвергаются издевательствам. 

  • В 2017 году Главное управление исполнения наказаний МВД Узбекистана отказало в досрочном освобождении больному туберкулезом журналисту Дильмуроду Саиду. На тот момент известный расследователь и правозащитник уже отсидел в узбекской колонии Карши восемь лет по сфабрикованному обвинению в вымогательстве и подделке документов. 
  • Блогер Акром Малик (Маликов), отбывающий срок в колонии 64/29 города Навои, в 2018 году частично потерял зрение. Это случилось в результате химического ожога на предприятии по производству извести. Руководство колонии проигнорировало состояние здоровья осужденного, Акрома заставляли выходить на работу.

Что касается физических атак, которые были совершены неизвестными и/или не представителями власти, зафиксировано два факта смертельных несчастных случаев, один факт похищения, один факт несмертельного несчастного случая и восемь случаев несмертельных атак, избиений, ранений и пыток. 

Показательным является похищение администратора Facebook-группы «Ташкент-снос» Амира Шарифуллина. 10 декабря 2019 года его похитили неизвестные и вывезли на машине в охраняемое место. Амира заставили произнести перед камерой «извинения» за тексты и комментарии, оставленные им в социальной сети. Затем активиста избили по поручению анонимного заказчика. Сцена насилия записывалась на видео. 

5/ АТАКИ И УГРОЗЫ НЕФИЗИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА И/ИЛИ В КИБЕРПРОСТРАНСТВЕ 

График 3 представляет атаки и угрозы нефизического характера и/или в киберпространстве. Можно заметить, что на 24 атаки нефизического характера и/или в киберпространстве 13 (чуть больше половины) совершены представителями власти. 

В 2017 году было зафиксировано два случая травли, запугивания и давления в отношении членов семьи  журналистов. 

  • Власти пытались повлиять на проживающих в Праге журналистов узбекской службы радио «Свобода» Шухрата и Хурмата Бабаджановых, организовав в апреле 2017 года нападение на их престарелую мать в Узбекистане. 
  • В апреле того же года прошли обыски у родственников администратора оппозиционного сайта Algakarakalpakstan.com Амана Сагидуллаева, живущего в Норвегии. Его близких уволили с работы. По сей день близкие Амана подвергаются моральному давлению со стороны властей.
  • В 2017 году также зафиксировано восемь случаев травли, запугивания и давления в отношении самих журналистов.

Повреждение/отъем транспорта, оборудования, документов является вторым по популярности методом давления на журналистов в этой категории атак. Пять из семи случаев приходятся на атаки со стороны представителей власти. 

  • В августе 2018 года домой к блогеру Шокиру Шарипову пришли восемь представителей правоохранительных органов, изъяли у него телефон и компьютер и отвели в отделение внутренних дел. 
  • В июле 2019 года в дом журналиста Болтабоя Маткурбанова явились сотрудники милиции и без объяснений изъяли у него компьютер. Причиной стал его контакт с оппозиционным журналистом Махмудом Раджабом.

6/ АТАКИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЮРИДИЧЕСКИХ И/ИЛИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ

График 4 представляет атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов. В Топ-3 атак входят заключение (административный арест, предварительное заключение, СИЗО, тюрьма), задержания и судебные процессы. 

В 2017 году Шавкат Мирзиёев обратился к Генеральной прокуратуре, СНБ, МВД и МИД Узбекистана с призывом пересмотреть свое отношение к критически настроенным журналистам. Однако, несмотря на декларируемую либерализацию, узбекские силовые структуры продолжали преследование журналистов и блогеров.

  • В январе 2017 года журналист «Центр-1» и правозащитник Уктам Пардаев получил условный срок за свою активность в интернете. По сфабрикованному делу суд признал его виновным по трем статьям Уголовного кодекса. 
  • Летом 2017 года за сотрудничество с оппозиционным сайтом “Uzxalqharakati”        (« Народное Движение Узбекистана »)  были приговорены к девяти годам лишения свободы медиаактивисты Акром Маликов и Рустам Абдуманнопов. 
  • Осенью 2017 году был арестован журналист Бобомурад Абдуллаев, автор “Uzxalqharakati” («Народное Движение Узбекистана»). 
  • В ноябре 2017 года по делу Бобомурада Абдуллаева был арестован блогер Хаёт Хан Насрединов.  Позже появилось правительственное постановление, предписывающее МВД проведение «круглосуточного мониторинга и анализа материалов средств массовой информации и всемирной информационной сети Интернет, незамедлительное реагирование на публикации, содержащие недостоверные или посягающие на авторитет органов внутренних дел сведения».

Репрессии против медиасообщества негативно отражались на имидже президента Мирзиёева. В 2018-2019 годах он дважды поменял руководство Службы национальной безопасности (теперь Служба государственной безопасности) и Генеральной прокуратуры.  

В период реорганизации силовых структур в Узбекистане стало развиваться блогерство, создавались многочисленные Telegram-каналы. В Интернете начали обсуждаться религиозные вопросы — силовики решили это пресечь.

  • На 2018 год приходится шесть административных арестов.
  • Наряду с преследованием блогеров летом 2018 года на несколько дней были заблокированы пять крупнейших новостных сайтов страны – Kun.uz, Xabar.uz, Sof.uz, Qalampir.uz и Azon.uz.  Журналисты расценили блокировки как демонстративное наказание за многочисленные попытки освещения острых общественно-политических проблем. 
  • Осенью 2019 года были оглашены приговоры трем медиаактивистам. Оппозиционный журналист Махмуд Раджабов приговорен к трем годам лишения свободы условно, по решению суда начал действовать запрет на выезд из страны. Блогера Рустамбека Каримова приговорили к трем годам одному месяцу лишения свободы, его коллегу Тулкуна Астанова — к пяти годам условно и испытательному сроку.
  • 7 января 2019 года по настоянию спецслужб прекратило работу мультимедийное информационное агентство “Turon24”. 

В 2019 году власти решили упорядочить развитие медиасферы. Для этого было создано Агентство информации и массовых коммуникаций при администрации президента, руководитель которого Комил Алламжонов получил статус министра. Для усиления эффективности структуры заместителем главы агентства была назначена дочь президента Саида Мирзиёева. Теперь контент абсолютного большинства блогов и информационных ресурсов контролируется государством. 

  • 15 октября 2019 года была остановлена работа сайта Togri.uz. Журналисты издания уверены, что к этому причастно Агентство информации и массовых коммуникаций. Закрытие набирающего популярность онлайн-агентства стало следствием публикаций об уровне компетентности властей Ташкента, Минфина Узбекистана и Центрального банка. Главным же «грехом» издания, не проработавшего и полугода, стала опубликованная фотография Саиды Мирзиёeвой. По инсайдерской информации, «некрасивым» снимком старшей дочери президента возмутился директор агентства Комил Алламжонов. 

К процессу подавления свободы слова начали подключаться коммерческие структуры, предъявляя иски журналистам. 

  • 23 октября 2019 года ночной клуб FIFTY попросил суд обязать журналиста Никиту Макаренко удалить из социальных сетей посты и опубликовать опровержение. Истец потребовал взыскать 100 миллионов сумов ($ 10,526) в качестве возмещения морального вреда за подрыв репутации. 

ПРИЛОЖЕНИЕ 1: ОСНОВНЫЕ ТИПЫ АТАК, ВЫЯВЛЕННЫЕ ФОНДОМ

Физические атаки и угрозы жизни, свободе и здоровью

  • внезапная необъяснимая смерть
  • давление на работника СМИ посредством физического давления на родственников и близких
  • избиение, ранение, пытки, повлекшее смерть
  • исчезновение
  • карательная медицина, не повлекшая смерть
  • карательная медицина, повлекшая смерть
  • незаконный призыв на военную службу
  • несмертельная атака, избиение, ранение, пытки
  • несмертельный несчастный случай
  • покушение на убийство
  • попытка самоубийства
  • похищение, взятие в плен/ заложники, незаконное лишение свободы
  • самоубийство
  • сексуальная агрессия, домогательство
  • сексуальное насилие
  • смертельный несчастный случай
  • смерть в заключении или в результате потерянного в неволе здоровья
  • убийство

Атаки и угрозы нефизического характера и/или в киберпространстве

  • взлом электронной почты, аккаунтов в соцсетях, компьютера, смартфона
  • давление на источник, в т.ч. угрозы насилием и смертью
  • давление на работника СМИ посредством нефизического давления на родственников и близких
  • дискредитация, распространение клеветы в отношении работника СМИ/СМИ
  • кибер, DDOS, хакерская атака на СМИ
  • незаконное воспрепятствование журналистской деятельности
  • повреждение/отъем имущества, транспорта, оборудования, документов
  • повреждение/отъем рабочего/ жилого помещения
  • похищение, распространение личных данных, фишинг, доксинг
  • прослушка, слежка без разрешения суда
  • травля, запугивание, давление, угрозы насилием и смертью, в т.ч. в киберпространстве
  • троллинг

Атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов

  • административное правонарушение, штраф
  • административный арест, предварительное заключение, СИЗО, тюрьма
  • арест банковского счета
  • вынужденная эмиграция в результате юридического/ экономического давления
  • давление на работника СМИ посредством юридического и/ или экономического давления на родственников и близких
  • домашний арест
  • допрос
  • задержание
  • закрытие СМИ/блокировка ресурса в интернете
  • запрет на въезд в страну, отказ в или отзыв визы и/или аккредитации
  • запрет на выезд из страны
  • запрет на занятие журналистской деятельностью
  • избирательное применение репрессивных законов
  • конфискация имущества, транспорта, оборудования, документов
  • насильственная депортация
  • обвинение в клевете, оскорблении, ущербе репутации (1)
  • обвинения в экстремизме, связях с террористами, разжигании розни, госизмене, призывам к свержению конституционного строя (2)
  • обыск без постановления суда
  • обыск по постановлению суда
  • ограничение свободы передвижения внутри страны/ региона/населенного пункта без решения суда
  • ограничение свободы передвижения внутри страны/ региона/населенного пункта по решению суда
  • прослушка, слежка по решению суда
  • суд, судебный процесс
  • увольнение/ вынужденное увольнение/ вынужденный уход из профессии
  • уголовное дело, исключая (1) и (2)
  • условный срок

ПРИЛОЖЕНИЕ 2: ОТКРЫТЫЕ ИСТОЧНИКИКОТОРЫЕ БЫЛИ ИСПОЛЬЗОВАНЫ ДЛЯ СБОРА ДАННЫХ (АЗЕРБАЙДЖАН)

  • Туран — независимое информационное агентство. Агентство распространяет новости, аналитические статьи и обозрения из Азербайджана.
  • Meydan.TV —   еженедельный онлайн телеканал. Его миссия — информировать активных членов общества о состоянии дел в политике, экономике и социальной жизни; предоставить площадку для открытых и разнообразных дискуссий по всем актуальным вопросам, касающимся азербайджанского общества.
  • Voice of America — мультимедийная новостная организация в США, которая производит контент на более чем 45 языках мира для аудитории, имеющей ограниченный доступ к свободной прессе.
  • Toplum.TV –  азербайджанский новостной сайт.
  • Xural — азербайджанский новостной сайт.
  • Election Monitoring and Democracy Studies Center (EMDS) — неправительственная организация. Основные цели — мониторинг выборов и формирование демократических институтов в Азербайджане.
  • US Embassy in Azerbaijan – посольство Америки в Азербайджане.
  • Gozetci — новостной сайт Азербайджана. Целью портала является обобщение информации о нарушениях прав человека.
  • Azadliq Radiosu – cлужба «Радио Свобода» в Азербайджане.
  • Human Rights Club –  основан в День прав человека (10 декабря) в 2010 году группой молодых азербайджанских правозащитников. Основной целью организации является содействие защите и соблюдению прав человека и основных свобод, а также более широкое демократическое развитие в Азербайджане.
  • Novator —  новостной сайт Азербайджана.
  • BBC – служба британской вещательной корпорации в Азербайджане.

ПРИЛОЖЕНИЕ 3: ОТКРЫТЫЕ ИСТОЧНИКИКОТОРЫЕ БЫЛИ ИСПОЛЬЗОВАНЫ ДЛЯ СБОРА ДАННЫХ (КАЗАХСТАН)

  • Международный фонд защиты свободы слова «Адил Cоз» — казахстанская неправительственная и некоммерческая правозащитная организация, главной целью которой является становление открытого гражданского общества через утверждение в повседневной жизни страны свободной, объективной и прогрессивной журналистики.
  • Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности — неправительственная и некоммерческая организация, целью которой является содействие соблюдению гражданских и политических прав и свобод в Казахстане. 
  • Комитет защиты журналистов (Committee to Project Journalists) – международная неправительственная организация, занимающаяся защитой прав журналистов.
  • Радио Азаттык – международное интернет-СМИ, которое публикует новости и аналитические материалы.
  • МИА «КазТАГ» — информационное агентство. 
  • Facebook – социальная сеть 
  • Русско- и казахоязычные медиа, находящиеся в открытом доступе в сети интернет. 

ПРИЛОЖЕНИЕ 4: ОТКРЫТЫЕ ИСТОЧНИКИКОТОРЫЕ БЫЛИ ИСПОЛЬЗОВАНЫ ДЛЯ СБОРА ДАННЫХ (КЫРГЫЗСТАН)

  • 24.kg – веб-сайт, информационное агентство.
  • Kaktus.media — онлайн-медиа.
  • Kloop.kg — онлайн-медиа, освещающее и анализирующее события в Кыргызстане.
  • K-news.kg — информационное агентство, новости и аналитика.
  • Радио Азаттык – кыргызстанская служба «Радио Свобода», ежедневно освещающая и анализирующая события в Кыргызстане.
  • Репортеры без границ (Reporters without Borders) — международная неправительственная организация. Защищает журналистов и сотрудников медиаиндустрии, которые подвергаются заключениям или преследованиям за выполнение своей работы, а также предает огласке случаи плохого обращения и пыток.
  • Школа миротворчества и медиатехнологий в ЦА (School of Peacemaking and Media Technology in Central Asia) – некоммерческая организация, специализирующаяся на исследованиях в сфере медиа, ежегодных рейтингах свободы выражения и медиамониторингах.
  • Human Rights Watch – международная правозащитная организация, специализируется на мониторинге нарушения прав человека.

ПРИЛОЖЕНИЕ 5: ОТКРЫТЫЕ ИСТОЧНИКИКОТОРЫЕ БЫЛИ ИСПОЛЬЗОВАНЫ ДЛЯ СБОРА ДАННЫХ (ТАДЖИКИСТАН)

  • Радио Озоди — таджикская служба «Радио Свобода».
  • Репортеры без границ (Reporters without Borders) — международная неправительственная организация
  • Комитет защиты журналистов (Committee to Protect Journalists) — международная неправительственная организация.
  • Информационное агентство «Азия-Плюс» — независимое таджикское агентство.
  • Ахбор — новостной портал, основанный в Праге таджикским журналистом Мирзо Салимпуром.
  • NBT.tj – сайт Национального банка Таджикистана.
  • НИАТ Ховар — Национальное информационное агентство Таджикистана.
  • ИА Фергана — независимое информационное агентство, освещающее события в странах Центральной Азии.
  • Payom.net – новостной портал Партии исламского возрождения.
  • Социальные сети
  • Русско- и таджикоязычные медиа, находящиеся в открытом доступе в сети интернет.

ПРИЛОЖЕНИЕ 6: ОТКРЫТЫЕ ИСТОЧНИКИКОТОРЫЕ БЫЛИ ИСПОЛЬЗОВАНЫ ДЛЯ СБОРА ДАННЫХ (ТУРКМЕНИСТАН)

  • Туркменская служба Радио Свободная Европа / Радио Свобода («Радио Азатлык»), базирующаяся в Чехии. 
  • Альтернативные новости Туркменистана (ныне называется Turkmen.news) – независимая новостная и правозащитная организация, базирующаяся в Нидерландах.
  • Хроника Туркменистана – издание Туркменской Инициативы по Правам Человека (ТИПЧ), базируется в Австрии.
  • Radio France International – французская новостная радиостанция, вещающая по всему миру на французском языке и на 15 других языках.
  • ИА Фергана — ресурс, посвященный событиям в Центральной Азии, базируется в России. 
  • Русско- и туркменоязычные медиа, находящиеся в открытом доступе в сети интернет. 

ПРИЛОЖЕНИЕ 7: ОТКРЫТЫЕ ИСТОЧНИКИКОТОРЫЕ БЫЛИ ИСПОЛЬЗОВАНЫ ДЛЯ СБОРА ДАННЫХ (УЗБЕКИСТАН)

  • ИА Фергана — ресурс, посвященный событиям в Центральной Азии, базируется в России. 
  • Радио Озодлик  — узбекская служба радио «Свобода».
  • Центр-1 (Centre1.com) — независимая медиаорганизация, специализирующаяся на новостях из Центральной Азии.
  • Asiaterra -информационно-аналитический сайт о Центральной Азии.
  • Front Line Defenders — Международный фонд защиты, ирландская правозащитная организация, основанная в Дублине, Ирландия, в 2001 году. 
  • International Partnership for Human Rights (IPHR) – международное НКО со штаб-квартирой в Брюсселе, Бельгия. Создано весной 2008 года. 
  • Комитет защиты Журналистов (Committee to Protect Journalists) – международная неправительственная организация, занимающаяся защитой прав журналистов. 
  • Ассоциация Права человека в Центральной Азии (AHRCA) — независимая правозащитная организация. Инициаторами создания AHRCA стали граждане стран Центральной Азии, преследуемые по политическим мотивам.
  • ACCA.media — независимый правозащитный медиапроект. 
  • Русско- и узбекоязычные медиа, находящиеся в открытом доступе в сети интернет.