Рубрики
Доклады

Атаки на медиаработников в 2021 году: Азербайджан и Центральная Азия

АЗЕРБАЙДЖАН

АВТОР ДОКЛАДА: ХАЛЕД АГАЛИЕВ, ЮРИСТ И СПЕЦИАЛИСТ ПО ПРАВУ СМИ В АЗЕРБАЙДЖАНЕ 
ФОТО: АГЕНТСТВО ТУРАН

1/ ГЛАВНЫЕ ИТОГИ

В ходе исследования было выявлено и проанализировано 215 случаев атак/угроз в отношении профессиональных работников СМИ и гражданских журналистов, редакций традиционных и онлайн-изданий, а также онлайн-активистов в Азербайджане в 2021 году. Данные для исследования были собраны методом контент-анализа по открытым источникам на русском, азербайджанском и английском языках. Информация о ряде инцидентов была получена от самих журналистов и блогеров или адвокатов, оказывающих им юридическую помощь. Список основных источников представлен в Приложении 2.

  1. В 2021 году наблюдается небольшой рост общего количества атак: в 2020 году их было 194.
  2. Наиболее распространенный метод давления – использование юридических или экономических механизмов (129 из 215 инцидентов).
  3. В 76% случаев инициаторами атак на медиаработников были представители власти. 
  4. Двукратный рост числа атак нефизического характера связан с обнародованием информации о масштабной слежке азербайджанских властей за независимыми журналистами и активистами.
  5. Расследование инцидентов в отношении СМИ и журналистов саботируется: в 2021 году правоохранительные органы не привлекли к ответственности ни одного из инициаторов нападений на медиаработников.

2/ ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ И СМИ В АЗЕРБАЙДЖАНЕ

Ситуация со свободой азербайджанских СМИ остается удручающей. Согласно ежегодным отчетам «Репортеров без границ», в 2021 году страна заняла 167-e место из 180. В 2020 году Азербайджан находился на 168-й строчке.

Согласно отчету Freedom House за 2021 год, интернет в Азербайджане не свободен: страна набрала 35 баллов из 100. В отчете отмечается, что в стране есть проблемы со скоростью интернета; сектор информационно-коммуникационных технологий находится под контролем государства; власти манипулируют информационным пространством; интернет-ресурсы, распространяющие неугодный правительству контент, блокируются. В отчете Freedom House за 2020 год Азербайджан также имел статус «несвободной» страны в этой категории. В 2017 году интернет в Азербайджане считался «частично свободным» (42 из 100 баллов).

Согласно официальным источникам, в Азербайджане зарегистрировано более 5000 средств массовой информации. На деле функционирующих средств массовой информации и других медиаструктур около 500. Эти СМИ учредили общественную структуру – Совет прессы, призванный осуществлять функцию саморегулирования. Однако Совет находится под контролем правительства.

В начале 2021 года было создано Агентство развития медиа для оказания поддержки печатным и интернет-СМИ. Ранее вместо этого агентства функционировал Фонд господдержки СМИ. Новая структура функционирует по старой схеме: из госбюджета выделяются финансовые средства, которые Агентство посредством грантовых конкурсов распределяет между печатными и интернет-СМИ. Если раньше лишь печатные СМИ находились в зависимости от этого финансирования, то сейчас в той же ситуации оказались и интернет-СМИ, которые до сих пор были в значительной степени свободны от государственного контроля и в основном финансировались за счет грантов донорских организаций.

В Азербайджане действуют 94 радио- и телевещателя: 11 общереспубликанских телевещателей, 11 региональных телевещателей, 16 радиовещателей, 2 спутниковых телевещателя, 17 операторов кабельных сетей, 35 операторов IPTV и 2 оператора, транслирующих зарубежные телеканалы посредством спутниковых кодированных устройств. Сектор телерадиовещания регулируется Национальным советом по телевидению и радио. Эта структура также создана, финансируется и контролируется правительством. Из госбюджета Совету периодически выделяются средства, которые он распределяет между телерадиовещателями.

Печатные и вещательные (телерадиовещательные) СМИ, зависящие от выделяемых правительством средств, полностью подконтрольны правительству. Поскольку бизнес в стране тесно связан с властью, независимые и оппозиционные СМИ лишены доходов от рекламы.

С конца 2021 года правовое регулирование медиа в Азербайджане вступило в новую фазу. 30 декабря парламент Азербайджана вопреки возражениям местной и международной общественности принял новый закон «О медиа». Прежние законы «О средствах массовой информации» и «О телерадиовещании», регулировавшие работу печатных и вещательных СМИ, теряют силу. Новый закон предусматривает жесткое регулирование многих сфер, от правового статуса журналистов до видеотрансляций через интернет.      

Анализ атак на медиаработников, предпринятых в Азербайджане в 2021 году, показывает, что основная проблема журналистов, блогеров, работников СМИ в стране – неэффективность защищающих их правовых механизмов. Национальное законодательство предусматривает нормы, защищающие журналистскую деятельность от внешнего вмешательства. Например, насилие в отношении журналиста, осуществляющего профессиональную деятельность, влечет уголовную ответственность. Для обладателей общественно значимой информации, не предоставляющих ее журналисту, не отвечающих на информационный запрос, предусмотрена административная ответственность. Однако ни одна из этих норм не применяется.

Масштабные атаки на независимые СМИ и медиаработников обычно осуществляются следующими методами:

  1. Блокировка интернет-СМИ. Действующие законы позволяют блокировать сайт за простейшие ошибки (непроверенная информация, сообщение о самоубийстве и т. д.). Однако блокировка, как правило, осуществляется во внесудебном порядке. Это осложняет или делает полностью неэффективными усилия по снятию блокировки.
  1. Хакерские атаки. Медиа с оппозиционным, критическим контентом, страницы журналистов в соцсетях часто подвергаются таким атакам; их интернет-страницы, личные профили взламывают или крадут.
  1. Уголовные наказания за клевету и оскорбления. Нормы, предусматривающие уголовную ответственность за диффамацию, продолжают играть роль инструмента цензуры в отношении неугодного контента.
  1. Гражданские иски о защите чести и достоинства. Судебная практика по таким делам складывается не в пользу СМИ и журналистов. Суды обычно удовлетворяют все иски против медиаработников без достаточных оснований.

3/ ОБЩИЙ АНАЛИЗ АТАК

В 2021 году в Азербайджане было зафиксировано 215 атак в отношении журналистов, блогеров и других лиц, работающих в СМИ. Количество атак на представителей СМИ с 2017 года увеличилось почти в полтора раза. Наиболее распространенным методом давления, как и в предыдущие годы, остаются атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов. С 2020 года вдвое увеличилось число атак нефизического характера и/или в киберпространстве. Это связано с обнародованием информации о том, что азербайджанские власти использовали шпионскую программу Pegasus израильской компании NSO Group для слежки и прослушивания независимых журналистов и активистов. Зафиксировано как минимум 43 инцидента данного типа.

Отмечено незначительное снижение числа физических нападений на журналистов, блогеров и других медиаработников. В данной категории в 2019 году было зарегистрировано 32 инцидента, в 2020 году – 26, в 2021 году – 25.

В 76% инцидентов представители власти являются инициаторами атак, в 11% случаев атаки исходят не от представителей власти или от людей, связанных с властью в прошлом.

Среди самых распространенных инцидентов, с которыми сталкивались представители СМИ в Азербайджане в 2021 году, на первом месте – давление на них при осуществлении профессиональной деятельности. Независимых и критически настроенных представителей СМИ часто задерживают, их профессиональное оборудование отнимают или повреждают, отснятый материал удаляют, при задержании журналисты подвергаются грубому обращению. За год журналисты сталкивались с такими инцидентами не менее 50 раз.

4/ ФИЗИЧЕСКИЕ АТАКИ И УГРОЗЫ ЖИЗНИ, СВОБОДЕ И ЗДОРОВЬЮ

В 2021 году в Азербайджане зафиксировано не менее 22 инцидентов, связанных с физическим давлением на журналистов. Погибли три журналиста.

  • 21 января редактор и основатель газеты Qərb bölgəsi press и интернет-телевидения Qərb.TV Алиев Бахтияр был убит в Шемкирском районе. Убийство совершили его близкие родственники. Сообщается, что инцидент произошел на бытовой почве.
  • 4 июня сотрудник Азербайджанского государственного телевидения (AZTV) Сирадж Абышов и сотрудник государственного агентства «АЗЕРТАДЖ» Магеррам Ибрагимов погибли, когда их машина подорвалась на мине. Журналисты готовили репортаж из района, где шли боевые действия во время Карабахской войны 2020 года. В результате взрыва пострадал еще один сотрудник AZTV – Эмин Мамедов.

В 2021 году один журналист был похищен.

  • 29 июля в Гяндже был задержан редактор сайта dunyanınsesi.az Аршад Ибрагимов. «Вот уже несколько дней моего брата вызывали в Главное управление МВД по борьбе с оргпреступностью. Поскольку вызов был устным, брат отказывался идти, требуя выслать ему повестку», – сообщил его брат Тариэль Ибрагимов. Вечером Аршада Ибрагимова схватили лица в гражданском около его дома и увезли, посадив в машину. Тариэль Ибрагимов полагает, что его брата задержали за критику органов полиции. Начальник отдела по связям со СМИ и общественностью пресс-службы МВД Эльшад Гаджиев сказал, что «Ибрагимов был приглашен в орган полиции на основе обращения гражданина и после написания разъяснительной будет отпущен».

Большинство журналистов, столкнувшихся с физическим давлением в 2021 году, были представителями независимых СМИ, критикующих власти. На журналистов нападали, как правило, при подготовке ими репортажей о протестах, проводимых оппозиционными политическими группами с различными требованиями.

  • 8 марта в Баку прошел женский марш под лозунгом «8 марта – за наши права». Во время акции репортер Нурлан Гахраманлы подвергся физическому давлению, когда снимал задержание активисток.
  • 7 мая четверо журналистов подверглись физическому насилию на акции с социальными требованиями, проведенной группой ветеранов войны в центре Баку. Сотрудники полиции, задержавшие участников акции, вмешались в процесс съемки. Независимым журналистам Захре Калантаровой, Авазу Хафизли, Вусале Гасангызы и репортер Нурлану Гахраманлы не позволили собирать информацию, их профессиональное оборудование было конфисковано.
  • 14 мая Нурлан Гахраманлы был задержан полицией во время сбора информации о задержании своего коллеги, журналиста Эльмеддине Шамилзаде. Обоих журналистов оставили в отделении полиции, обвинили в мелком хулиганстве и оштрафовали в административном порядке. Гахраманлы и Шамилзаде подверглись грубому обращению со стороны полиции.
  • 4 августа сотрудница Microskop Media Эльнара Гасымова, корреспондент «Голоса Америки» Ульвия Али и независимый журналист Наргиз Абсаламова подверглись физическому насилию и давлению при подготовке репортажа с акции группы активистов за права женщин у здания полицейского управления. Журналистки провели несколько часов в полицейском участке. Они рассказали, что подвергались там физическому и психологическому насилию, их телефоны были осмотрены, их заставили очистить карты памяти видеокамер.
  • 5 октября группа активистов партии Народного фронта Азербайджана (ПНФА) провела акцию протеста перед специализированным лечебным учреждением Пенитенциарной службы Азербайджана. Активисты требовали освобождения члена ПНФА Ниямеддина Ахмедова; они призывали местные медиа и правозащитников не оставаться безучастными к судьбам арестованных членов ПНФА. Освещавшие акцию репортеры – в частности, сотрудница Meydan TV Айсель Умудова, сотрудница Microskop Media Зарифа Новрузова, сотрудница Turan TV Фатима Мовламлы – предъявили журналистские удостоверения, но были задержаны с применением силы.
  • 5 ноября во время очередной акции группы активистов ПНФА перед специализированным лечебным учреждением Пенитенциарной службы Азербайджана была задержана сотрудница Turan TV Фатима Мовламлы. Позже она сообщила, что в отделении ее оскорбили и избили.
  • 1 декабря сотрудник Baku TV Турал Мусеибов подвергся нападению при попытке взять интервью у руководителя Государственной пограничной службы в общественном месте. Охранники набросились на журналиста с кулаками.
  • 28 декабря около 30 журналистов, представляющих независимые СМИ, провели акцию протеста перед зданием парламента. Между полицией и участниками акции возникла потасовка, в результате которой у журналистки Наргиз Абсаламовой перелом ключицы.

Большинство физических атак на журналистов, совершенных в 2021 году, связаны с действиями сотрудников полиции. Национальное законодательство защищает журналистов от таких нападений, за физическое давление на сотрудников СМИ предусмотрена уголовная ответственность. В 2021 году журналисты обратились в прокуратуру по поводу 10 инцидентов такого рода – они требовали возбуждения уголовных дел в отношении нападавших. Однако ни одно из этих обращений не было удовлетворено.

5/ АТАКИ И УГРОЗЫ НЕФИЗИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА И/ИЛИ В КИБЕРПРОСТРАНСТВЕ

В 2021 году редакции азербайджанских интернет-ресурсов, журналисты, блогеры и другие медиаработники не менее 61 раза сталкивались с инцидентами нефизического характера и/или в киберпространстве. Значительно увеличилось количество случаев травли, запугивания, дискредитации или давления. Это связано с утечкой информации о том, что азербайджанское правительство тайно следило за журналистами.

Летом 2021 года Центр по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) опубликовал расследование, посвященное слежке за телефонами журналистов и общественных активистов в Азербайджане. В публикации утверждалось, что для этих целей использовалась шпионская программа Pegasus. Часть журналистов, чьи телефоны, по данным OCCRP, прослушивались, подали жалобы в правоохранительные органы, но эффективного расследования не было проведено.

Согласно выводам OCCRP, правительство Азербайджана посредством специальной шпионской программы вело слежку по меньшей мере за 43 известными журналистами:

  • Аваз Зейналлы, «Хурал», главный редактор
  • Азер Айхан, медиагруппа Yeni Musavat, журналист
  • Азиз Каримов, Turan, Getty Images, Associated Press, Time Magazine, BBC, Reuters, фотограф;
  • Айдын Джаниев, газета «Хурал», журналист
  • Айнур Джамалгызы, медиахолдинг Teleqraf, директор
  • Айнур Эльгюнаш, Meydan TV, журналистка
  • Айтан Мамедова, «Радио Свободная Европа/Радио Свобода», журналистка
  • Айтан Фархадова, Meydan TV, IWPR, журналистка-фрилансер
  • Анар Оруджев, «Канал 13», учредитель
  • Ариф Алиев,  Pressklub.az, руководитель
  • Бахаддин Газиев, газета «Бизим йол» («Наш путь»), главный редактор
  • Вахид Мустафаев, ANS TV, журналист, кинорежиссер
  • Видади Маммадли, газета «Азадлыг», журналист
  • Вюсаля Махиргызы, информагентство АПА, генеральный директор
  • Ганимат Захид, Turan TV, руководитель
  • Гулар Мехдизаде, журналист-фрилансер
  • Джасур Сумеринли, журналист
  • Замин Гаджи, Musavat.com, журналист
  • Захир Азамат, qaynarinfo.az, главный редактор
  • Инара Рафиггызы, AzeriDaily.com, журналистка
  • Ислам Шихали, «Радио Свободная Европа/Радио Свобода», журналист
  • Мехман Алиев, информационное агентство «Туран», директор
  • Мир Шахин Агаев, Real TV, руководитель
  • Мушфиг Джаббар, «Радио Свобода», журналист
  • Натиг Джавадли, Meydan TV, журналист
  • Парвиз Хашимли, gununsesi.info, редактор
  • Рамин Деко, радио «Азадлыг», журналист
  • Рауф Арифоглу, газета «Yeni Musavat», главный редактор
  • Ровшан Гаджибейли, газета «Азадлыг», главный редактор
  • Севиндж Вагифгызы, Meydan TV, журналистка
  • Сеймур Кязымов, журналист-фрилансер
  • Суджаддин Шарифов, газета «Азадлыг», заместитель главного редактора
  • Тазахан Мираламли, газета «Азадлыг», журналист
  • Физза Гейдарова, радио «Азадлыг», журналистка
  • Хадиджа Исмаилова, журналистка-расследовательница
  • Халиг Бахадир, газета «Азадлыг», журналист
  • Шахвелед Чобаноглу, журналист
  • Эйнулла Фатуллаев, Haqqin.az,руководитель
  • Элькин Халилов, журналист-фрилансер
  • Эльнур Астанбейли, публицист, поэт
  • Эльхан Шюкюрлю, Strateq.az, главный редактор
  • Эльчин Шихлы, Союз журналистов Азербайджана, председатель; ayna.az, руководитель.

В 2021 году, как и в предыдущие годы, кибератакам подвергались интернет-ресурсы, близкие к оппозиционным политическим силам. 

  • 27 августа был взломан сайт платформы HamamTimes. Команда сайта сообщила, что хакеры удалили весь контент. HamamTimes удалось восстановить архив сайта, но уязвимость сохраняется.
  • 14 сентября хакеры взломали новостную страницу оппозиционной партии «Мусават» в Facebook – Musavat Press. До этого страница неоднократно подвергалась атакам. В тот же день закрытая новостная группа в Facebook – Azad Azərbaycan – была взломана хакерами и перенесена в архив.

Как минимум в трех случаях атакам подвергались личные электронные почтовые ящики и страницы журналистов в социальных сетях. 

  • 7 августа информационный портал Turan.az сообщил, что страницы и группы Realliq.tv в Facebook, а также личная страница редактора Realliq.tv Икрама Рагимова были взломаны. «Все профили управляются посторонней группой, а я сам не имею доступа к профилям», – сказал Икрам Рагимов. Он также сообщил, что YouTube информировал его о попытках взлома канала Realliq.tv.
  • 4 сентября редактор новостного сайта anews.az Наиля Балаева сообщила, что ее аккаунт в Facebook был взломан. Хакер изменил адрес электронной почты и номер телефона, на который был изначально зарегистрирован профиль. Несмотря на то, что Балаева смогла восстановить доступ к своей электронной почте, по словам журналистки, хакер продолжает использовать её Facebook, часто удаляя критические записи о полиции или государственных учреждениях. 
  • 3 ноября, по словам Алескера Мамедли, основателя Toplum TV, неизвестные взломали его мобильный телефон и захватили аккаунт Toplum TV в Facebook. Неизвестные также получили доступ к частной информации и личной переписке Мамедли. Основной целью атаки стало получение доступа к странице Toplum TV в социальной сети. Злоумышленники удалили видеозаписи дискуссионной программы «Дебаты в обществе» с участием лидеров оппозиционных партий ПНФА и «Мусават». Кроме того, со страницы Toplum TV были удалены тысячи отметок «нравится». 

Журналистам, особенно представителям СМИ, известным критической позицией, чинили препятствия в сборе информации.

  • Сотруднику газеты «Новый Мусават» Эльшану Балаханскому, руководителю сайта kriminal.az Анару Мамедову и сотруднику газеты Bizim Yol Гаджи Зейналову не позволили собирать информацию на судебных заседаниях над бывшими руководителями Министерства национальной безопасности, которые прошли 16 и 19 ноября. Судебный процесс был открытым, однако судебная коллегия запретила группе независимых журналистов вход в зал заседаний.

В 2021 году был зафиксирован один случай давления на работника СМИ посредством нефизического давления на родственников и близких.

  • 5 марта азербайджанский видеоблогер Мухаммед Мирзели подвергся шантажу. Несколько лет назад он эмигрировал в Европу. Его YouTube-канал широко известен в Азербайджане, где проживают его родственники. В последние годы на его близких неоднократно оказывалось давление – отец и мать были доставлены в полицию, а близких родственников арестовывали. В марте ему прислали интимные снимки его сестры, живущей в Азербайджане. От Мирзели потребовали прекратить профессиональную деятельность, угрожая публикацией фотографий.

6/ АТАКИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЮРИДИЧЕСКИХ И/ИЛИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ

В 2021 году азербайджанские СМИ не менее 129 раз подвергались давлению с использованием юридических и/или экономических механизмов. В 98 из 129 случаев давление исходило от представителей власти.  

Основным методом давления стали обвинения и возбуждение уголовных, административных и гражданских дел (41 инцидент) и допросы, обыски, конфискации, суды (31 инцидент). Некоторые примеры инцидентов данных подкатегорий приведены ниже.

  • 10 августа на руководителя Xural TV подал в суд президент группы компаний İnter Sever, глава Союза азербайджанцев России Физули Мамедов. Бизнесмен также подал в суд на Reaksiya TV и его руководителя Заура Гарибоглу за ряд публикаций. Суды по этим делам обязали журналистов принести извинения, удалить спорный материал и выплатить компенсацию.
  • 8 сентября бизнесмен Физули Мамедов подал гражданский иск к Khural TV и Reaksiya TV, которые, по его мнению, распространяют о нем информацию клеветнического характера. Бинагадинский районный суд частично удовлетворил иск: Khural TV должен выплатить истцу 350 АЗН, Reaksiya TV – 230 АЗН. Оба СМИ суд обязал удалить материалы с сайта.
  • 19 октября были задержаны пятеро членов общественного объединения «Духовные деятели Азербайджана»: Сардар Бабаев, Гадир Мамедов, Джалал Шафиев, Али Мусаев и Тамкин Джафаров. Все они также сотрудничали с сайтом maide.az. Как сообщили их близкие, задержания проводили сотрудники Службы госбезопасности. В ходе обысков были конфискованы телефоны и компьютеры.
  • 6 ноября глава партии «Граждане и развитие» (ПГР) Али Алиев и руководитель YouTube-канала Bumerang Media Эльчин Рагимзаде были допрошены в Службе госбезопасности. Их отпустили поздно вечером. Как сообщил журналистам Алиев, допрос касался одного «достаточного масштабного уголовного дела». Он сказал, что не может раскрыть деталей. Рагимзаде заявил, что его забрали из офиса, где был проведен обыск и изъят сейф редакции. По словам Рагимзаде, его допрашивали в качестве свидетеля. Спецслужбы интересовались источниками некоторых видео, опубликованных на канале.

Азербайджанское законодательство предусматривает уголовную ответственность за клевету и оскорбления. Эти нормы вынуждают журналистов подвергать публикации самоцензуре. В 2021 году СМИ и журналисты как минимум 20 раз предстали перед судом за клевету и оскорбления. В большинстве этих судебных дел иски к журналистам подавали чиновники, работники государственных учреждений и связанные с правительством бизнесмены.

  • 26 января председатель неправительственной организации «Коалиция общественного контроля» Расим Мамедов подал к журналистке Айгюн Мурадханлы иск о клевете, унижении чести и достоинства (статья 147 УК АР), потребовав ее ареста. Истец считает, что журналистка платформах Facebook и YouTube обвинила его в сепаратизме, мошенничестве и других преступлениях.
  • 2 марта Шекинский апелляционный суд приговорил блогеров Эльчина Гасанзаде и Ибрагима Тюрксоя к восьми месяцам лишения свободы по обвинению в клевете и оскорблении. Оба были арестованы в зале суда. Иск в порядке частного уголовного обвинения подал начальник городского жилищно-эксплуатационного управления Шахрияр Мустафаев. Причина иска – критические публикации о чиновнике в социальных сетях.  Мингячевирский суд ранее приговорил обоих блогеров к году исправительных работ. 2 ноября 2021 года Гасанзаде и Тюрксой освободились из тюрьмы, полностью отбыв срок наказания.
  • 29 марта в Хачмазском районном суде началось рассмотрение дела журналиста-фрилансера Джамиля Мамедли. Иск в порядке частного уголовного обвинения подал глава исполнительной власти соседнего Губинского района Зияддин Алиев. Он требует привлечь журналиста к ответственности по статье 147-2 УК АР (клевета о совершении тяжкого преступления).
  • 28 апреля глава исполнительной власти Агджабединского района Рафил Исрафил оглу Гусейнов подал в суд на независимого журналиста Хайяма Салманзаде по статье 147 УК РА (клевета). Журналист писал статьи с критикой деятельности чиновника в период войны. Глава исполнительной власти требовал от журналиста извинений и выплаты 300 манатов. Позже заявитель отозвал свою жалобу.
  • 28 апреля предпринимательница Арзу Бабаева подала в суд на главного редактора новостного портала Aztimes.az Парвин Абышову по статье 147 УК РА. На новостном портале Aztimes.az была опубликована информация o незаконных действиях Бабаевой. Героиня материала утверждает, что эти сведения ложны. Она требует извинений от журналистки и выплаты компенсации в размере 10 тысяч манатов.  
  • 22 июня в Ахсуинском районном суде состоялось подготовительное заседание по иску вице-президента SOCAR Микаила Исмаилова к блогеру Эльшану Алисою. Исмаилов требует осудить Алисоя по статьям 147 (клевета) и  148 (оскорбление) УК Азербайджана. Алисой поделился на своей странице в Facebook опубликованной на сайте Azadsoz.com статьей «Темная империя Микаила Исмаилова», сопроводив ее следующим комментарием: «Господи, зачем им столько богатства… Микаил Исмаилов – один из 12 вице-президентов SOCAR. Я называю это ненасытностью и варварством». «После этого комментария Исмаилов подал иск о привлечении меня к уголовной ответственности. Кроме того, он возбудил гражданский иск и хочет взыскать с меня 100 тысяч манатов за моральный ущерб», – отметил блогер.
  • 8 июля Прокуратура Швейцарии возбудила уголовное дело против азербайджанских блогеров и журналистов, проживающих в Европе. По словам медиаработников, уголовное дело возбуждено на основании иска SOCAR о клевете, оскорблении и нанесении урона репутации. Дело открыто против блогера Фуада Агаева, который публиковал разоблачительные материалы о деятельности руководства SOCAR. По делу проходят глава Turan TV Ганимат Захидов, редактор Time TV Media Group Фикрет Гусейнли, менеджер Time TV Эмиль Джафаров, а также блогеры Азер Казимзаде, Орхан Агаев, Габиль Мамедов и Мухаммед Мирзели. Иск SOCAR содержит требование ареста и экстрадиции этих людей в Азербайджан.
  • 9 августа глава юридического управления Национальной академии наук Азербайджана (НАНА) Кямал Алиев потребовал ареста Аваза Зейналлы, руководителя онлайн-канала Khural TV. 3 марта жалоба была рассмотрена в Бакинском апелляционном суде. Алиев утверждает, что Зейналлы оклеветал его, обвинив в тяжком преступлении. Он требует наказания руководителя Khural TV по статье 147.2 УК АР (клевета по обвинению в тяжком преступлении).
  • 16 сентября Ильгар Алиев (двоюродный брат президента Азербайджанской Республики) и Ильхам Алмас оглу Мамедов (деловой партнер Ильгара Алиева) подали в суд на главного редактора Khural TV Аваза Зейналлы в порядке особого обвинения. Журналиста требуют арестовать за клевету и оскорбления. Истцы заявляют, что в интервью журналиста прозвучали клевета и оскорбительные выражения. Жалоба принята к производству.

В 2021 году было зафиксировано как минимум 16 инцидентов, связанных с задержанием журналистов при осуществлении ими профессиональной деятельности. Были задержаны журналисты Тазахан Мираламли (газета Azadlıq), Нурлан Либре (Гахраманлы) (репортер-фрилансер), Салима Джалилова (агентство Turan), Севиндж Садыгова (Azel.tv), Айтадж Тапдыг (Meydan TV), Мехман Гусейнов (блогер), Ульви Гасанли (abzas.org), Эльмеддин Шамилзаде (Toplum.tv), Наргиз Абсамалова (abzas.org), Ульвия Али (VoA), Эльнара Гасымова (Microskop Media), Айсель Умудова (Meydan TV), Фатима Мовламлы (журналист-фрилансер), Зарифа Новрузова (Microskop Media), Теймур Керимов (журналист-фрилансер). Большинство инцидентов произошло в центре Баку.

С конца 2021 года в Азербайджане наметился новый тренд – началось применение репрессивных норм, внесенных в законодательство в 2017 году. Речь идет о поправках в закон «Об информации, информатизации и защите информации» и Кодекс об административных правонарушениях, которые могут напрямую повлиять на деятельность СМИ, журналистов, создать широкие возможности для злоупотреблений. Поправки в вышеупомянутый закон запрещают распространение информации, пропагандирующей суицид, носящей оскорбительный или клеветнический характер, нарушающей неприкосновенность частной жизни, права интеллектуальной собственности и т.д. В КоАП были внесены статьи, устанавливающие ответственность за эти нарушения. Указанные законодательные нормы нарушают свободу выражения, гарантированную Конституцией Азербайджана, а также Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод. Эти положения начали применяться с декабря 2021 года. За высказывания и статусы в социальных сетях рядовые граждане были привлечены к ответственности по новым статьям. Мишенью стали и журналисты, занимающие критическую позицию.

  • 18 декабря пишущий на военные темы журналист Сахавет Мамед, а также сайт manevr.az привлекли к административной ответственности по статье 388-1.1.2 КоАП («Размещение владельцем или пользователем информационного интернет-ресурса информации, запрещенной законом “Об информации, информатизации и защите информации”») и оштрафовали на 500 манатов (300 долларов).
  • 18 декабря Генпрокуратура Азербайджана сообщила о мерах в отношении ряда СМИ и пользователей социальных сетей. «В связи с постоянным распространением ради сенсации в социальных сетях различной информации предвзятого характера, не основанной на конкретных фактах, 16 и 17 декабря в Генпрокуратуру были приглашены Абушов Замиг, Махмудов Ильгар, Ибрагимов Мехти, Сафарсой Рза. Им были сделаны предупреждения», – говорится в сообщении ведомства. Сайты olke.az и manevr.az оштрафованы также по статье 388-1.1.1 на 1500 манат (883 доллара) за «пропаганду, оправдание суицида как способа решения проблем», объяснение способов совершения самоубийства.

В 2021 году продолжилась практика длительного лишения журналистов свободы по сомнительным обвинениям.

  • 20 апреля суд в Баку приговорил арестованного Службой госбезопасности в июне 2020 года талышского блогера Аслана Гурбанова к семи годам заключения за «разжигание национальной ненависти». Гурбанов был признан виновным в разжигании ненависти к государству, а также разжигании вражды и ненависти на национальной, расовой, социальной и религиозной почве с помощью социальных медиа. Блогера обвиняли в распространении в социальных сетях антиправительственной пропаганды и дискриминационных материалов, а также нарушении прав талышей путем публикации материалов, в которых «ложно заявлялось» о дискриминации этого народа.

КАЗАХСТАН

АВТОР ДОКЛАДА: МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФОНД ЗАЩИТЫ СВОБОДЫ СЛОВА «АДИЛ СОЗ»
ФОТО: МАДИНА АЛИМХАНОВА, МИА «КазТАГ»

1/ ГЛАВНЫЕ ИТОГИ

В ходе исследования было выявлено и проанализировано 314 случаев атак/угроз в отношении профессиональных работников СМИ и гражданских журналистов, редакций традиционных и онлайн-изданий, а также онлайн-активистов в Казахстане в 2021 году. Данные для исследования были собраны методом контент-анализа по открытым источникам на русском, казахском и английском языках. Список основных источников представлен в Приложении 3.

  1. На протяжении пяти лет атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов (195 инцидентов в 2021 году) остаются основным методом давления на медиаработников в Казахстане.
  2. Наиболее распространенные методы юридического и/или экономического давления на работников СМИ – судебные процессы (50 инцидентов), преследование за оскорбление чести, достоинства, ущерб репутации, нарушение неприкосновенности частной жизни в гражданском порядке (34 инцидента) и предупреждения, досудебные претензии, беседы, опросы и другие внепроцессуальные действия (28 инцидентов).
  3. Главным источником угроз для работников СМИ, блогеров и онлайн-активистов в Казахстане выступают представители власти (56%).
  4. Атаки и угрозы нефизического характера и/или в киберпространстве являются вторым по распространенности методом давления на журналистов. С 2017 года количество атак данного типа увеличилось в 3 раза. В 54% случаев источником угроз в этой категории атак являются представители власти.
  5. В 2021 году зафиксирован 21 случай физических атак и угроз жизни, свободе и здоровью работников СМИ. Во всех этих случаях речь идет о несмертельных атаках, избиениях, ранениях или пытках. В 95% случаев журналисты подвергались нападениям во время исполнения ими профессиональных обязанностей.

2/ ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ И СМИ В КАЗАХСТАНЕ

В последнем рейтинге «Репортеров без границ» «Всемирный индекс свободы прессы 2022» Казахстан значительно улучшил свое положение, заняв 122-е место из 180 (в рейтинге за 2021 год страна занимала 155-е место).  По оценке «Репортеров без границ», «в то время как качество онлайн-новостей улучшается, репрессии модернизируются, с растущим контролем над интернетом, единственным пространством, где независимые СМИ находят свободу слова».

В отчете Freedom House «Свобода Интернета 2021: Глобальное стремление к контролю над крупными технологиями» Казахстан несколько улучшил свои позиции: показатель интернет-свободы составил 33 пункта из 100 (в 2020 году – 32 пункта). Страна по-прежнему отнесена к категории «Несвободный интернет».

По данным Министерства информации и общественного развития Республики Казахстан, на 5 августа 2021 года в Казахстане зарегистрировано 4873 отечественных и иностранных СМИ (4606 – отечественные, 267 – иностранные),  из которых 3541 составляют периодические печатные издания, 184 – телеканалы, 79 – радио, 802 – информационные агентства и сетевые издания.

ВЫБОРЫ В НИЖНЮЮ ПАЛАТУ ПАРЛАМЕНТА: НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫЕ АКТЫ И ПОЛОЖЕНИЕ СМИ

За два дня до выборов в парламент и местные исполнительные органы 10 января 2021 года Министерство информации и общественного развития опубликовало «Рекомендации для СМИ в День тишины и День выборов», в которых напомнило о запрете любой предвыборной агитации и рекомендовало «закрыть функцию комментирования под ранее размещенными материалами интернет-ресурсов либо осуществлять постоянную модерацию для недопущения появления комментариев с призывами проголосовать за ту или иную политическую партию». Разрешено публиковать материалы о профессиональной деятельности кандидатов от политических партий без указания их партийной принадлежности.

Освещать выборы и вести трансляцию хода выборов имеют право только СМИ. Центральная избирательная комиссия рекомендовала наблюдателям за выборами «избегать каких-либо комментариев в СМИ и отказывать в просьбах об интервью».

Накануне парламентских выборов усилилось давление в отношении независимых наблюдателей и активистов. Гражданских активистов помещали под арест по обвинениям в призывах к незаконным митингам или в причастности к деятельности организаций, запрещенных решением суда. Несколько правозащитных организаций получили постановления налоговых органов о многомиллионных штрафах и приостановлении деятельности на три месяца.

В электоральный период и в день выборов 10 января был жестко ограничен список наблюдателей на выборах, чинились препятствия независимым журналистам.

Несмотря на то что требование об обязательном ПЦР-тестировании журналистов, освещающих выборы, было введено постановлением санитарного врача только 25 июня и касалось освещения выборов «сельских акимов», в день выборов 10 января члены избирательных комиссий не пускали либо удаляли журналистов с участков, ссылаясь на карантинные ограничения и отсутствие отрицательного ПЦР-теста на COVID-19. 

Принятая Европарламентом 11 февраля резолюция «О ситуации с правами человека в Казахстане» констатирует: «Системные недостатки в отношении уважения свободы ассоциаций, собраний и выражения мнений продолжают ограничивать политический ландшафт, а отсутствие подлинной политической конкуренции и политических оппозиционных групп (при этом с 2013 года не было зарегистрировано новых партий) не оставили избирателям подлинного выбора»;  «все основные оппозиционные общенациональные газеты были запрещены в 2016 году, а независимые журналисты продолжают сталкиваться с преследованиями».

ПАНДЕМИЯ COVID-19 И ПОЛОЖЕНИЕ СМИ

Карантинные ограничения разной степени строгости в связи с распространением коронавирусной инфекции сохранялись в Казахстане в 2021 году.

Введенный 16 марта 2020 года запрет на аудио-, фото- и видеосъемку в организациях здравоохранения, машинах скорой медицинской помощи, в карантинных помещениях, при оказании медицинской помощи на дому медицинскими работниками, проведении эпидемиологического расследования в очаге, на опросы и анкетирование больных и «контактных» действовал до 20 сентября 2021 года.

Заседания государственных органов проводились дистанционно в режиме онлайн. Онлайн-трансляции заседаний в некоторых случаях шли со сбоями. Журналисты, вынужденные присылать свои вопросы заранее, сталкивались с трудностями при подаче вопросов, на брифингах и пресс-конференциях модераторы задавали спикерам только «удобные» вопросы.

В апреле журналисты выступили с обращением к президенту Казахстана с открытым письмом о проблемах с доступом к информации, усугубившихся на фоне пандемии и карантинных ограничений. Авторы обращения пишут, что чиновники используют санитарные ограничения как повод, чтобы закрыться от прессы.

29 сентября Служба центральных коммуникаций (СЦК) при Президенте РК сообщила о возобновлении работы пресс-центра в офлайн-режиме. В пресс-центр допускаются не более 15 человек, включая журналистов и операторов. Список журналистов составляет СЦК: на каждое мероприятие аккредитовывают первых 15 человек, подавших заявку в чате WhatsApp «Брифинг ОҚҚ/СЦК». Задать вопросы можно офлайн и онлайн через ZOOM: СЦК следит за соблюдением очередности согласно заявкам в чате.

1 июля постановлением главного государственного санитарного врача Казахстана введен пункт об ограничении допуска на работу в очном режиме для работников, не получивших вакцинацию против COVID-19. Для невакцинированных сотрудников названных организаций введено обязательное еженедельное ПЦР-тестирование. В списке организаций – объекты связи и телекоммуникаций, к которым отнесены редакции СМИ.

ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ РЕГЛАМЕНТАЦИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СМИ И ЖУРНАЛИСТОВ

В 2021 году было вынесено на обсуждение несколько проектов изменений в законы, отдельные нормы которых в случае их принятия дадут возможность серьезно ограничивать работу СМИ и журналистов.

15 сентября нижняя палата парламента одобрила в первом чтении резонансный законопроект «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам защиты прав ребенка». Проект закона, инициированный депутатами от правящей партии «Нур Отан», содержит ряд норм, позволяющих ограничивать работу иностранных интернет-платформ, соцсетей и мессенджеров в случае, если их собственники не пройдут регистрацию или не откроют свои представительства в Казахстане. Руководитель представительства (он должен быть гражданином Казахстана) в течение 24 часов обязан выполнить предписания уполномоченного органа по поводу кибербуллинга в отношении детей, принять меры по удалению либо ограничению распространения информации.

Этот проект поправок подвергся резкой критике со стороны правозащитников, журналистов и гражданского общества: «Мы убеждены, что выбранный путь – неэффективный, а тактика проведения поправок под предлогом защиты прав ребенка является манипуляцией».

Как отмечают правозащитники, сейчас в мире насчитывается всего 12 стран, власти которых блокируют мессенджеры и социальные сети. Эти страны трудно отнести к развитым, они безусловные аутсайдеры в рейтинге свободы слова.

В апреле Министерство цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности РК опубликовало для обсуждения законопроект, в котором в числе прочего предложило ввести «право на забвение»: «В случае обращения физического лица или его законного представителя собственник или владелец интернет-ресурса обязан удалить из данных поиска по представленному идентификатору интернет-ресурса устаревшую или неактуальную информацию личного характера». Что считать информацией «личного характера» и в каких случаях она не подлежит удалению, в проекте закона не разъяснялось.

Против принятия этой нормы выступили правозащитники, посчитав ее противоречащей конституционному праву искать и получать информацию и создающей очевидный дисбаланс между частными и общественными интересами.

30 ноября законопроект был передан для обсуждения в парламент без пункта о «праве на забвение».

11 марта министр информации и общественного развития РК Аида Балаева утвердила в новой редакции «Правила аккредитации журналистов», раскритикованные журналистами и правозащитниками еще на стадии обсуждения.

Правила дают возможность лишать журналиста аккредитации при государственном органе за распространение не соответствующих действительности сведений, порочащих деловую репутацию этого органа. При этом не указано, кто будет определять неправдивый и порочащий характер информации, требуется ли для этого судебное решение.

Также новыми Правилами вводится понятие «ведущий». На ведущего возлагается обязанность следить за соблюдением участниками мероприятия тематики, регламента, а также общественного порядка. Как будет выбираться ведущий, в Правилах не прописано. Опасения по поводу того, что назначенный организатором ведущий станет своего рода цензором, на практике подтвердились.

3/ ОБЩИЙ АНАЛИЗ АТАК

В сравнении с 2020 годом число атак в 2021 году снизилось на 8%. На 12% снизилось количество физических атак и на 26% – количество атак с использованием юридических и/или экономических механизмов. Количество нефизических атак и/или в киберпространстве, наоборот, увеличилось на 75%.  

Из 98 зафиксированных инцидентов нефизического характера 42 связаны с незаконным воспрепятствованием журналистской деятельности и лишением доступа к информации. Вторым распространенным методом стали травля, запугивание, давление, угрозы насилием и смертью, в том числе в киберпространстве (24 инцидента). Основная цель угроз – недопущение журналистов к освещению общественно значимых и злободневных тем. Досудебные расследования, возбужденные по заявлениям журналистов, в 100% случаев закрываются «за отсутствием состава уголовного правонарушения».

В 56% случаев атаки на медиаработников исходили от представителей власти (176 из 314). В 35% случаев атаки исходили не от представителей власти (112 инцидентов) и в 8% – от неизвестных (26 инцидентов). 

В целях более точного отражения комбинированных нападений на работников СМИ в 2020 году была введена новая категория атак – гибридные атаки

Гибридными мы называем систематические преследования какого-либо издания или работника СМИ с использованием инструментов из двух и более категорий нападений: физических, нефизических и юридических/экономических. Такое комбинирование силовых и/или несиловых методов воздействия на неугодных журналистов производится в расчете на их деморализацию, самоцензуру, уход из профессии и даже из жизни.

В 2021 году была зафиксирована 21 гибридная атака на четверых журналистов, блогеров и онлайн-активистов.

Коронавирусные ограничения продолжают использоваться для воспрепятствования журналистской деятельности. В 2021 году было зафиксировано 15 подобных инцидентов: 12– незаконное воспрепятствование журналистской деятельности, 1 – несмертельная атака, 2 – возбуждение уголовных/административных дел:

  • 10 января председатель участковой избирательной комиссии Алматы Нуржан Искаков применил силу к корреспонденту «Радио Азаттык». Журналиста вытолкали с участка под тем предлогом, что у него не было ПЦР-теста на COVID-19.
  • 17 июля в Алматы полицейские оцепили улицы, ведущие к акимату города, где должен был состоятьсямитинг против принудительной вакцинации от COVID-19. К зданию городской администрации полицейские не пропускали никого, включая журналистов. Сотрудникам интернет-журнала «Vласть» Данияру Мусирову и Юне Коростелевой полицейский сообщил, что «акимат закрыт на карантин». В этот день силовики останавливали журналистов едва ли не через каждую сотню метров – для проверки документов. Также рядом с районом предполагаемого митинга отсутствовал мобильный интернет. 
  • 29 июля Департамент санитарно-эпидемиологического контроля Алматы оштрафовал российского блогера Гусейна Гасанова по статье 425 КоАП РК за нарушение требований законодательства в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения, а также гигиенических нормативов. Сумма штрафа составила 87 510 тенге (более $200). Поводом для возбуждения административного дела стала встреча с поклонниками в Алматы во время карантинных ограничений. 

4/ ФИЗИЧЕСКИЕ АТАКИ И УГРОЗЫ ЖИЗНИ, СВОБОДЕ И ЗДОРОВЬЮ

Количество физических атак в 2021 году по сравнению с 2017 годом увеличилось в три раза – с 7 до 21. В 2021 году все инциденты этого типа относились к несмертельным атакам, избиениям, ранениям, пыткам. В 90% случаев нападения на журналистов были совершены во время осуществления ими профессиональной деятельности. В 10 случаях инициаторами атак были представители власти, в 8 атаки исходили не от представителей власти и в 3 случаях – от неизвестных.

  • 30 января редактор ИА «Тобол-инфо» Александра Сергазинова пострадала во время освещения рейда мониторинговой группы, которая контролирует соблюдение карантина в Костанае. Охранник караоке-бара Jon Snow силой забрал мобильный телефон, на который снимала журналистка. Ей нанесли телесные повреждения, выталкивая из здания. На журналистке был жилет с надписью «Пресса». 
  • 2 марта полицейские избили собственного корреспондента телеканала «Астана» в Шымкенте Бахрамбека Талибжанова, освещавшего пожар на складе автозапчастей. Трое сотрудников полиции скрутили Талибжанова, а еще один ударил корреспондента по лицу, а затем по почкам. 
  • 4 апреля журналисту телекомпании «31 канал» Бахрому Абдуллаеву, освещавшему задержания протестующих работников ювелирного цеха в одном из районов Шымкента, полицейские поранили руку и сломали его зонт, когда пытались закрыть объектив камеры.
  • 12 мая охранник офиса компании Wolt в Алматы напал на телеоператора канала «КТК» Вячеслава Тимофеева и повредил видеокамеру во время съемки забастовки курьеров компании.
  • 27 мая неизвестный мужчина накинулся на корреспондентку информационного портала 716.kz Оксану Матасову с кулаками во время съемки сюжета о детском труде.
  • 2 августа охрана торгово-развлекательного центра «Достык Молл» с применением силы вытолкала съемочную группу телеканала «Хабар» – журналистов Самата Джакупова и Наталью Волкову и телеоператора Толегена Иманова – из торгового центра, где журналисты снимали сюжет о работе системы, показывающей COVID-статус человека.
  • 29 декабря экс-депутат Мажилиса (нижней палаты парламента) от правящей партии «Нур Отан» Бекболат Тлеухан, сложивший в этот день свои депутатские полномочия, в кулуарах парламента напал на корреспондента Vesti.kg Айнур Коскину за вопросы о многоженстве. Инцидент произошел в лифте, где Бекболат Тлеухан ударил Коскину по голове и сломал штатив от мобильного телефона.

5/ АТАКИ И УГРОЗЫ НЕФИЗИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА И/ИЛИ В КИБЕРПРОСТРАНСТВЕ

В 2021 году число атак и угроз нефизического характера и/или в киберпространстве почти вдвое превысило показатели предыдущего года (98 против 56). От атак и угроз нефизического характера и/или в киберпространстве пострадали 75 журналистов и работников СМИ, 12 блогеров и 11 интернет-СМИ.

С 2020 года в 2,5 раза увеличилось число инцидентов, связанных с незаконным воспрепятствованием законной профессиональной деятельности журналистов и блогеров, – с 17 до 42, почти в два раза выросло количество инцидентов, связанных с травлей, запугиванием, давлением, угрозами насилием и смертью, в том числе в киберпространстве», – с 14 до 24.

В июле Центр по исследованию коррупции и организованной преступности (Organized Crime and Corruption Reporting Project, OCCRP) обнародовал информацию об использовании ультрасовременной шпионской программы Pegasus для прослушки журналистов, политиков и гражданских активистов в более чем 10 странах мира, в том числе в Казахстане. В опубликованном исследовании OCCRP приводит имена журналистов Серикжана Маулетбая и Бигельды Габдуллина, а также онлайн-активистки и правозащитницы Бахытжан Торегожиной.

НЕФИЗИЧЕСКИЕ АТАКИ НА ИНТЕРНЕТ-СМИ

Основным методом нефизических атак на интернет-СМИ стали травля, запугивание, давление, угрозы насилием и смертью, в том числе в киберпространстве (7 инцидентов). Целью такого давления на интернет-СМИ и источники информации, как правило, было заставить редакции удалить опубликованные материалы.

  • 18 января после публикации о пожаре, произошедшем в Алматы, редакция Ratel.kz получила письмо от М. Слученковой, представившейся маркетологом группы компаний, расположенных в офисном здании, в котором сгорела крыша. Слученкова, угрожая судами, жалобами и обещая сообщить везде, что Ratel.kz подкупили, требовала удалить материал с сайта.
  • 1 сентября редакция издания The Village Kazakhstan сообщила об угрозах и требовании удалить резонансный репортаж журналистки Асем Жапишевой о жизни семьи мальчика из села Абай после насилия над ним. «Мы вынуждены сообщить, что прямо сейчас на нашу редакцию совершается атака неустановленных лиц, представляющихся различными ведомствами, с требованием удалить статью. Мы требуем прекратить давление на независимых журналистов. Мы не намерены удалять опубликованный материал», – говорится в сообщении The Village Kazakhstan.

6 сентября, после публикации на странице в Facebook информации о невыплате учащимся стипендии в медицинском колледже Талдыкоргана, редакция Pravo.kz столкнулась с давлением. «После публикации были очень нервные звонки из колледжа – просили убрать чью-то фамилию, пытались узнать, кто мы такие, а потом вообще угрожали судом», – сообщает редакция в социальной сети.

Было зафиксировано две кибератаки:

  • 10 января, в день выборов и протестов в Казахстане, с 10 до 11:30 сайт независимого интернет-издания «Vласть» находился под DDoS-атакой.
  • С середины сентября сайт независимого интернет-СМИ HOLA News Kazakhstan несколько раз подвергался кибератакам, которые технической службе портала удавалось отражать. С 4 октября сайт стал недоступен для читателей не только в Казахстане, но и за рубежом.

Заявление, дискредитирующее независимое издание Orda.kz, прозвучало на брифинге 10 января, посвященном выборам в нижнюю палату парламента. Руководитель территориальной избирательной комиссии Алматы назвала фейком информацию о том, что журналист Orda.kz стал свидетелем вбросов бюллетеней на проходящих парламентских выборах.

НЕФИЗИЧЕСКИЕ АТАКИ НА БЛОГЕРОВ И ОНЛАЙН-АКТИВИСТОВ

В 2021 году зафиксировано три инцидента, связанных со взломом аккаунтов блогеров и онлайн-активистов в социальных сетях, а также одна атака, связанная с похищением, распространением личных данных, фишингом и доксингом: 

  • 10 января, в день выборов в Мажилис (нижнюю палату) парламента, блогер из Уральска Аскар Шайгумаров сообщил о попытке взлома его страницы в Facebook.
  • 16 марта онлайн-активист Байболат Кунболатулы сообщил о взломe его Facebook-аккаунта и электронной почты. Это произошло, когда он вел видеотрансляцию с пикета у консульства Китая в Алматы, где группа казахов требовала освободить их родных из китайских «лагерей перевоспитания» и тюрем. 17 марта WhatsApp-аккаунт Байболата Кунболатулы был взломан. С его аккаунта рассылались посторонние видеозаписи.
  • 24 ноября активисты незарегистрированного движения «Oyan, Qazaqstan!» получили предупреждение от корпорации Apple о том, что их смартфоны марки iPhone стали целью злоумышленников, спонсируемых государством. В Telegram-аккаунте движения опубликованы имена этих активистов, среди которых были журналистка и активистка Асем Жапишева и блогер Темирлан Енсебек.

Были зафиксированы также следующие инциденты:

  • 15 мая паблик Qaznews24 в Instagram был закрыт из-за угроз, поступивших в адрес его администратора, активиста движения «Oyan, Qazaqstan» Темирлана Енсебека. Паблик просуществовал короткое время, его авторы в сатирическом стиле описывали реальные события и публиковали вымышленные новости.
  • 26 июня видеоблогеру Максиму Пономареву, освещающему на своем YouTube-канале PMcanal городскую жизнь Степногорска, звонили неизвестные люди с угрозами, настоятельно рекомендуя не протестовать против строительства комплекса по сжиганию промышленных отходов. 
  • 25 июля блогер из Костанайской области  Миршат Сарсенбаев обнаружил, что лобовое стекло его автомобиля облито краской, а резина на задних колесах порезана. Накануне блогер опубликовал критические посты на тему выборов районных акимов в социальной сети «ВКонтакте».

НЕФИЗИЧЕСКИЕ АТАКИ НА ЖУРНАЛИСТОВ И РАБОТНИКОВ СМИ

2021 год отмечен резким повышением количества инцидентов, связанных с воспрепятствованием профессиональной деятельности журналистов (40 против 27 в 2020 году).  Основными инициаторами атак против журналистов выступают представители власти – в 30 случаях из 40. Число фактов воспрепятствования профессиональной деятельности журналистов росло во время выборов в нижнюю палату парламента и в сельские акиматы. Журналистов не пускали на избирательные участки в ходе голосования и запрещали присутствовать при подсчете голосов. В ста процентах случаев инициаторами этого типа атак выступали представители власти.

  • 10 января председатель избирательной комиссии № 318 в Нур-Султане отказывалась начать подсчет голосов до тех пор, пока журналистка «Радио Азаттык» Сания Тойкен не покинет помещение. Трое полицейских вывели Тойкен из зала и заперли дверь изнутри.
  • 10 января председатель участковой избирательной комиссии № 28 в Актобе Ержан Бахытбек запретил репортеру «Радио Азаттык» Жанагуль Журсин вести фото- и видеосъемку членов избирательной комиссии. Председатель требовал снимать «только урну». Разрешение на фото- и видеосъемку Журсин получила только после того, как пожаловалась председателю Актюбинской областной избирательной комиссии Гульнаре Кунбаевой.

12 инцидентов было связано с недопуском журналистов из-за коронавирусных ограничений (5 из них было зафиксировано 10 января).

  • 10 января репортер «Радио Азаттык» Асылхан Мамашулы, освещавший выборы в Алматинской области, обратил внимание на то, что некоторые избиратели закинули в урну больше трех бюллетеней (в регионах выдают на руки три бюллетеня: для выборов в Мажилис, маслихат района и маслихат области). После этого председательница участкового избиркома потребовала, чтобы журналист покинул участок. Она сослалась на то, что Алматинская область находится в «желтой зоне» риска заражения коронавирусом, поэтому журналист может провести на участке не больше 5 минут.
  • 10 января корреспондентку Orda.kz Сауле Саденову не пустили на избирательный участок в Алматы на том основании, что у нее не было ПЦР-теста на COVID-19. При этом в постановлении главного государственного санитарного врача нет пункта об обязательном прохождении теста журналистами. Лишь спустя полчаса, после очередных напоминаний о правилах, журналистку вынуждены были допустить.

Другой распространенный метод атак – травля, запугивание, давление, угрозы насилием и смертью, в т.ч. в киберпространстве. В пяти случаях угрозы поступили от представителей власти, в шести – не от представителей власти, в четырех – от неизвестных.

  • 10 января председательница избирательной комиссии обвинила журналистку «Азаттыка» Санию Тойкен, снимавшую действия членов избиркома, в нарушении законодательства, пригрозила административной ответственностью и аннулированием журналистской аккредитации.
  • 27 марта главному редактору «Нашей Газеты» Тимуру Гафурову угрожал пользователь, представившийся Кайратом Акилбаевым. Этот человек обратился в редакцию еженедельника через WhatsApp с требованием убрать с сайта газеты публикацию 2010 года о судебном процессе по обвинению лейтенанта полиции в убийстве инвалида.  Сначала пользователь угрожал судебным иском, а после отказа редактора удалить статью написал: «Адрес редакции в интернете есть. Я в Житикаре, в Костанае часто бываю».
  • 4 апреля, во время освещения протестной акции в Шымкенте, корреспонденту телеканала «Астана» Бахрамбеку Талибжанову неизвестные угрожали убийством.
  • 12 июня главный редактор газеты «Ак Жайык» Азамат Майтанов обратился в полицию с заявлением в связи с угрозами, периодически поступающими журналистам газеты, ему и членам его семьи. Угрозы жизни и здоровью поступали от интернет-пользователя с ником Сатана, а также с других аккаунтов.
  • 1 сентября журналистка The Village Kazakhstan Асем Жапишева после публикации на сайте репортажа «Мальчик из Абая: как живут пострадавшие от насилия спустя три года» была вынуждена отключить телефоны из-за угроз от неизвестных.

6/ АТАКИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЮРИДИЧЕСКИХ И/ИЛИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ 

Основными методами давления на работников СМИ в 2021 году в этой категории стали: судебные процессы (50), преследование за оскорбление чести, достоинства, ущерб репутации, нарушение неприкосновенности частной жизни в гражданском порядке (34); предупреждения, досудебные претензии, беседы, опросы и другие внепроцессуальные действия (28). В 58% случаев источником атак с использованием юридических и/или экономических механизмов выступали представители власти – 113 инцидентов из 195.

Если в 2020 году широко применялись такие виды атак, как задержания (22) и административные аресты, предварительное заключение, СИЗО (16), в 2021 году число таких случаев значительно сократилось – до 6 и 2 соответственно. 

  • 1 февраля онлайн-активист Шолпан Отекеева была признана виновной в клевете и постановлением административного суда арестована на 20 суток за репост в Facebook сообщения о преследовании гражданского активиста.
  • 3 февраля главного редактора «Уральской недели» Лукпана Ахмедьярова и его заместителя Рауля Упорова задержали полицейские. По словам Упорова, после того как Ахмедьярова забрали прямо с трассы по обвинению в том, что он не явился на допрос, автомобиль поехал дальше. Но через несколько километров его догнала полицейская машина и потребовала остановиться. Водителю сообщили, что он подозревается в совершении ДТП, которое случилось в тот день в Уральске, поэтому его машина задерживается по ориентировке. После этого автомобиль препроводили в поселок Чапаево для дачи объяснений.
  • 27 июля сотрудники полиции города Нур-Султан задержали главного редактора «Уральской недели» Лукпана Ахмедьярова и оператора Исатая Дуйсекешова. Журналист и оператор снимали с помощью дрона панораму города. Инспекторы полиции потребовали от журналистов предъявить разрешение на запуск дрона. При этом полицейские не смогли объяснить, какой орган выдает такие разрешения.
УГОЛОВНЫЕ/ АДМИНИСТРАТИВНЫЕ ДЕЛА И ПРЕСЛЕДОВАНИЕ ЗА ОСКОРБЛЕНИЕ ЧЕСТИ, ДОСТОИНСТВА, РЕПУТАЦИИ, НАРУШЕНИЕ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ ЧАСТНОЙ ЖИЗНИ В ГРАЖДАНСКОМ ПОРЯДКЕ

В 2021 году было зафиксировано 59 атак, связанных с возбуждением уголовных и административных дел, а также преследованиями журналистов в гражданском порядке. В 30 случаях атаки исходили от представителей власти.

  • Резонансным стал процесс по гражданскому иску о защите чести, достоинства и деловой репутации первого заместителя председателя правящей партии «Нур Отан», экс-акима города Алматы Бауыржана Байбека к блогеру, политическому активисту Жанболату Мамаю и его супруге, журналистке Инге Иманбай. Причина иска – фильм-расследование Мамая «Бауыржан Байбек: коррупционная бизнес-империя сына одноклассника Назарбаева», опубликованный в YouTube.  15 июня суд обязал ответчиков удалить фильм из соцсетей и возместить Байбеку судебные расходы. Решение исполнено частично – истцу выплачена денежная сумма. Жанболат Мамай и Инга Иманбай отказались удалить фильм и были оштрафованы за неисполнение решения суда.
  • 19 августа блогера Ермека Тайчибекова приговорили к семи годам лишения свободы. Его признали виновным в разжигании национальной розни с использованием СМИ. Блогер не признал вину. Тайчибеков был задержан в сентябре 2020 года предположительно из-за интервью, в котором он критиковал национальную политику казахстанских властей.
  • 29 апреля суд приговорил блогерку и журналистку Айгуль Утепову к году ограничения свободы и 100 часам принудительного труда по обвинению в участии в деятельности запрещенной организации. Утеповой в течение трех лет запрещено заниматься общественной и политической деятельностью, в том числе работать в СМИ и в сфере телекоммуникаций. По версии обвинения, Утепова размещала в социальных сетях материалы в поддержку движений «Демократический выбор Казахстана» и «Коше партиясы», которые признаны казахстанским судом экстремистскими, но в резолюциях Европарламента характеризуются как мирные оппозиционные объединения. Айгуль Утепова обвинения отвергает.
  • 29 июня сотрудник полиции Артем Столярчук обратился в гражданский суд с иском о защите чести, достоинства и деловой репутации к ТОО «САПМАР» (аналитический интернет-портал Ratel.kz) и корреспонденту Ratel.kz Дмитрию Матвееву. Истец требовал признать не соответствующей действительности и порочащей информацию, распространенную в статье Матвеева, обязать ответчиков дать опровержение и взыскать с журналиста и издания 2 млн тенге в счет возмещения морального вреда. 29 июня суд удовлетворил требования частично, признав заголовок публикации и информацию о том, что Столярчук был отправлен в СИЗО, не соответствующей действительности и порочащей честь и достоинство. По решению суда ответчики должны опубликовать опровержение, возместить солидарно 140 тыс. тенге в качестве компенсации морального вреда, 150 тыс. тенге представительских расходов, а также заплатить госпошлину.

Административные судебные процессы проходили по следующим обвинениям:

  • организация и участие в незаконном митинге

22 июня онлайн-активист Байболат Кунболатулы, борющийся за освобождение брата, который уже много лет находится в заключении в Синьцзяне (Китай),  был арестован на 15 суток. Суд признал Байболата виновным в «организации незаконного пикета перед китайским консульством».  Байболат заявил в суде, что он вовсе не организатор, а блогер, распространяющий информацию о протестах. 25 июня апелляционный суд сократил срок ареста до семи суток.

  • клевета с использованием СМИ

17 февраля постановлением административного суда блогерка и онлайн-активистка Айгуль Акберды оштрафована на 525 060 тенге (более $1200) по обвинению в клевете (ст. 73-3 КоАП РК). Поводом для обвинения стал репост сообщений в Facebook из группы «Черный список бесчестных» о преследовании гражданского активиста полковником полиции. Административное дело в отношении Акберды было возбуждено по заявлению полковника Бейнеуского управления полиции.

  • неповиновение сотрудникам полиции

19 мая блогер Даурен Укин, автор YouTube-канала «Азаттык Аланы», был подвергнут судебному административному наказанию в виде предупреждения за неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции. По версии следствия, Укин снимал видео на камеру своего мобильного телефона в фойе отделения полиции, а после возобновил съемку в кабинете заместителя начальника ОП. Он проигнорировал требования полицейских прекратить видеосъемку. 

  • нарушение правил охраны мест произрастания растений и среды обитания животных

21 января постановлением суда блогер Азамат Сарсенбаев привлечен к административной ответственности за нарушение «правил охраны мест произрастания растений и среды обитания животных, правил создания, хранения, учета и использования зоологических коллекций, а равно незаконные переселение, интродукцию, реинтродукцию и гибридизацию видов животных». В качестве наказания на Сарсенбаева наложено административное взыскание в виде предупреждения. Поводом стало видео розовых фламинго на озере Караколь, снятое с помощью дрона.

Предупреждения, досудебные претензии, беседы, опросы и другие внепроцессуальные действия (28 инцидентов) исходили в 16 случаях от представителей власти:

  • 28 июля депутат нижней палаты парламента Жанат Омарбекова обратилась в информационное агентство Newtimes.kz и к телеканалу «Седьмой канал» с досудебной претензией.  Парламентарий требует опубликовать опровержение и удалить статью «Невестка мажилисмена живет в кризисном центре в ожидании алиментов» с интернет-портала информагентства, иных источников (Facebook и Instagram), а также сюжет на телеканале.  
  • 8 ноября заместитель акима Атырауской области Кайрат Нурлыбаев обратился в управление полиции города Атырау с досудебной претензией. Он требует привлечь к уголовной ответственности корреспондента «Ак Жайык» Фархата Абилова и главного редактора Азамата Майтанова за нарушение неприкосновенности частной жизни и законодательства Казахстана о персональных данных и их защите. Поводом стала публикация издания о том, что заместитель акима стал фигурантом уголовного дела, расследуемого по статье «Присвоение или растрата вверенного чужого имущества». Позже Нурлыбаев отозвал заявление.

Другие инциденты:

  • 3 августа Семейский городской суд Восточно-Казахстанской области вынес решение о выдворении из страны гражданина Российской Федерации, имеющего вид на жительство в Казахстане, руководителя медиацентра Alpha Marino group Серика Уалиханова. С заявлением о выдворении в суд обратилось управление полиции Семея, мотивируя требования тем, что Уалиханов был привлечен к административной ответственности шесть раз (один раз в октябре 2020 года и пять раз – 2 июля 2021 года). По решению суда Уалиханов должен покинуть республику в течение 10 суток со дня оглашения решения. По закону «О правовом положении иностранцев» ему запрещен въезд в страну в течение пяти лет после выдворения.
  • 15 октября основатели сайта HOLA News Kazakhstan Алишер Кайдаров, Адилет Турсынбеков и главный редактор Зарина Ахматова объявили о своем уходе из проекта. «Обстоятельства сложились таким образом, что после 10 дней блокировки нам пришлось поступиться нашим основным принципом. Мы удалили новость с сайта… Именно поэтому мы считаем, что уйти лучше, чем остаться. Для того чтобы остаться собой», – говорится в их обращении к читателям. В удаленной статье рассказывалось о «Досье Пандоры» и о причастности более 35 мировых лидеров и 400 чиновников из сотни стран (в том числе Казахстана) к офшорным схемам.

КЫРГЫЗСТАН

АВТОР ДОКЛАДА: ШКОЛА МИРОТВОРЧЕСТВА И МЕДИАТЕХНОЛОГИЙ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ
ФОТО: TWITTER-АККАУНТ АЙБОЛА КОЖОМУРАТОВА

1/ ГЛАВНЫЕ ВЫВОДЫ

В ходе исследования было выявлено и проанализировано 39 случаев атак/угроз в отношении профессиональных и гражданских работников СМИ, редакций традиционных и онлайн-изданий в Кыргызстане в 2021 году. Данные для исследования были собраны методом контент-анализа по открытым источникам на кыргызском, русском и английском языках. Список основных источников представлен в Приложении 4.

  1. Основным методом давления на медиаработников, как и в прошлом году, стали атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов. 
  2. Представители власти стали инициаторами 69% атак на медиаработников и СМИ.
  3. Больше всего атак было зафиксировано в апреле 2021 года, когда в Кыргызстане проходили референдум по изменению Конституции и выборы в местные органы власти. 
  4. Вопиющим случаем стало похищение независимого журналиста Улукбека Карыбека уулу во время визита премьер-министра в Иссык-Кульскую область .
  5. В 2021 году эксперты отметили ухудшение доступа к информации, усиление самоцензуры и сужение пространства свободы слова.

2/ ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ И СМИ В КЫРГЫЗСТАНЕ

В ежегодном рейтинге НКО «Репортеры без границ» за 2021 год Кыргызстан поднялся на три строчки и занял 79-е место среди 180 стран. В 2020 Кыргызстан занимал 82-е место, в 2019 году – 83-е, а в 2018 году – 98-е.

Согласно ежегодному докладу «Свобода в мире — 2021» неправительственной организация Freedom House, индекс страны снизился с 39 баллов в 2020 году до 28 в 2021-м.  Впервые за последние 11 лет Кыргызстан внесен в категорию несвободных стран.

В 2021 году общественно-политическая ситуация в стране находилась под влиянием четырех электоральных процессов. Правозащитники заявляли о преследовании критиков и несогласных с политикой новых властей, об ущемлении свободы слова и усилении давления на СМИ в период внеочередных президентских, парламентских и местных выборов, а также референдума по поправкам в Конституцию. Общественная организация «Комитет сопротивления политическим репрессиям» накануне президентских выборов выступила с заявлением об усилении давления на СМИ.

Выборы способствовали росту активности СМИ. В 2021 году в стране работали 224 медиа: 77 онлайн-изданий, 60 телеканалов, 60 газет и 27 радиостанций.

Несмотря на то, что количество СМИ увеличилось, плюрализма мнений стало значительно меньше. В 2021 году на фоне изменившегося баланса политических сил освещение избирательных процессов проходило крайне сдержанно в сравнении с 2020 годом, альтернативной информации и независимых голосов было недостаточно.

Это связано с усилением цензуры и самоцензуры на фоне общего ухудшения ситуации с правами и свободами, принятием закона «О защите от ложной и недостоверной информации», снижением уровня свободы интернета, а также другими негативными факторами, влияющими на свободу медиа.

После принятия новой Конституции КР в апреле 2021 года власти, вопреки возражениям независимых экспертов и журналистов, решили быстро пересмотреть 359 законов, в том числе законы «О СМИ», «О защите профессиональной деятельности журналиста», «О телевидении и радиовещании», «Об Общественной телерадиовещательной корпорации». Поправки среди прочего предусматривают возвращение Общественной телерадиовещательной корпорации в государственную собственность, ее руководителя будет назначать президент страны.

3/ ОБЩИЙ АНАЛИЗ АТАК

В 2021 году было зафиксировано 39 атак/угроз в отношении журналистов, блогеров, работников СМИ, редакций традиционных и онлайн-изданий. Это в 2 раза меньше, чем в 2020 году, когда основные риски для СМИ были связаны с политической нестабильностью и революционными событиями. В 2020 году наибольшее количество инцидентов было задокументировано при освещении уличных протестов и разгоне демонстрантов. Несмотря на снижение числа задокументированных атак, многие представители СМИ Кыргызстана жалуются на психологическое выгорание.

В 2021 году, 26 из 39 атак исходили от представителей власти, 13 атак исходили от не от представителей власти или от неизвестных.

4/ ФИЗИЧЕСКИЕ АТАКИ И УГРОЗЫ ЖИЗНИ, СВОБОДЕ И ЗДОРОВЬЮ

В 2021 году было зафиксировано 5 физических атак в отношении представителей СМИ: 4 инцидента относятся к физическим атакам несмертельного характера, и один связан с похищением / незаконным лишением свободы.

  • 11 апреля внештатные журналисты Kloop.kg Алыйма Алимова и Бекмырза Исаков вели прямую трансляцию, рассказывая о нарушениях во время выборов в местные органы власти и голосования на референдуме по изменению Конституции Кыргызстана. На избирательном участке на них напала группа агрессивно настроенных женщин, которые стали бить и толкать журналистов и отобрали у них смартфоны.
  • 30 апреля на региональную корреспондентку «Sputnik Кыргызстан» Зульфию Тургунову было совершено нападение. Она освещала встречу жителей Баткенской области с председателем Государственного комитета национальной безопасности Кыргызской Республики (ГКНБ) Камчыбеком Ташиевым, на которой обсуждался вопрос спорных приграничных районов. Неизвестные запретили Тургуновой снимать, затем повалили на землю и поволокли. Это произошло в присутствии сотрудников охраны главы ГКНБ и местного губернатора, которые никак не отреагировали на происходящее.
  • 6 августа независимый журналист-расследователь Улукбек Карыбек уулу был похищен неизвестными в Джеты-Огузском районе Иссык-Кульской области. Это произошло в контексте встречи премьер-министра Улугбека Марипова с местными жителями, пострадавшими от наводнения. Журналист записал несколько видео с комментариями о местных проблемах и критикой в адрес Марипова. К нему подошли трое агрессивных мужчин и потребовали, чтобы журналист покинул место съемки. Когда он отказался, его затолкали в машину и увезли в направлении города Каракол, центра одноименной области. Там во время остановки журналисту удалось выбраться и убежать от похитителей.
  • 28 ноября журналист«ОшТВ» Абдумалик Базарбаев освещал парламентские выборы возле избирательного участка города Ош, когда к нему внезапно подбежал человек, который стал нецензурно выражаться и с применением физической силы потребовал, чтобы журналист прекратил съемку. Как позже сообщили СМИ, нападавшим оказался представитель Айбека Осмонова, кандидата по Ошскому одномандатному округу № 7.

5/ АТАКИ И УГРОЗЫ НЕФИЗИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА И/ИЛИ В КИБЕРПРОСТРАНСТВЕ

В сравнении с 2020 годом в два раза (с 11 до 5) уменьшилось количество атак, связанных с травлей, запугиванием, дискредитацией, давлением. Вдвое (с 10 до 5) сократилось и количество инцидентов, связанных с повреждением, отъемом имущества, оборудования, материалов и лишением доступа к информации. Был зафиксирован лишь один инцидент, связанный с кибератакой.

  • 19 апреля журналисту-расследователю Болоту Темирову (YouTube-канал Temirov Live KG) стали поступать угрозы в социальных сетях. Одновременно были зафиксированы попытки взлома аккаунтов Темирова в Facebook и Instagram.  Журналисту угрожали, что «к нему придут», если он не удалит репортаж о митинге активистов, которые требовали отставки главы МВД КР Улана Ниязбекова. Темиров написал, что провокаторы на митинге выполняли указания сотрудников милиции, переодетых в гражданскую одежду. Журналисты-расследователи YouTube-канала Temirov Live KG смогли идентифицировать многих милиционеров.

В 2021 году зафиксировано 4 нефизические атаки со стороны представителей власти, 2 атаки исходили не от представителей власти и 5 – от неизвестных. Все угрозы были связаны с журналистской деятельностью, а основной целью нападавших было заставить работников СМИ замолчать. 

Нефизические атаки со стороны представителей власти:

  • 19 января Шаиста Шатманова, ведущая программы «Политический коктейль» на СуперТВ, получила предупреждение по телефону: от нее потребовали «не поднимать вопрос» о Райымбеке Матраимове, бывшем заместителе Гостаможенной инспекции КР, фигуранте серии журналистских расследований коррупции и организованной преступности, внесенном США в «список Магнитского». Звонок поступил после того, как исполняющему обязанности президента КР Таланту Мамытову отправили вопросы, которые планировалось задать в эфире.
  • 3 февраля сотрудники Госкомитета национальной безопасности провели обыск у администратора Facebook-страницы «Правдоруб.кг» Юлии Бараниной и конфисковали все цифровые носители, личные документы и деньги. Согласно постановлению суда, основанием для обыска стало заявление о «провокационных материалах, направленных на возбуждение межнациональной и региональной розни, а также контенте, побуждающем к насилию». Ранее Баранина сообщала о фактах слежки и прослушки ее телефонов.
  • Поздним вечером 19 апреля группа милиционеров явилась в дом родственников журналиста «April TV» Каната Каниметова в городе Балыкчы Иссык-Кульской области. Сам журналист живет и работает в Бишкеке. Родственникам сообщили, что «сверху поступила команда» установить местонахождение Каниметова, так как он якобы игнорирует повестки на допрос. «Один из милиционеров, оказывается, даже пугал мою родственницу тем, что проведет в доме обыск… и заставил ее подписать какую-то бумагу о том, что я там не проживаю», – написал журналист на своей странице в социальной сети. По его данным, милиция также опрашивала соседей. На каком основании проводились следственные действия, неизвестно.
  • 21 ноября Центральная комиссия по выборам и референдумам КР (ЦИК) выпустила директиву о запрете на освещение в СМИ и интернет-изданиях исследований, связанных с выборами, начиная с 23 ноября 2021 года. Этот неожиданный запрет закрыл аудитории доступ к важной информации, содержащейся во 2-м промежуточном отчете по документированию, мониторингу языка вражды и свободы выражения в предвыборном дискурсе Кыргызстана. Именно на 23 ноября «Школа миротворчества и медиатехнологий в Центральной Азии» планировала публикацию результатов второго этапа медиамониторинга, а также рекомендаций для СМИ, власти, политических партий и кандидатов.

Другие атаки нефизического характера:

  • 9 февраля более 15 человек прорывались в офис телеканала TMGв городе Ош, южной столице Кыргызстана. Толпа неизвестных с криками обвиняла журналистов в распространении недостоверной информации и требовала объяснений. Накануне на телеканале вышли материалы о коррупции при раздаче гуманитарной помощи в период карантина, введенного в связи с пандемией COVID-19, а также о незаконной продаже земель в Шаркской сельской управе Кара-Суйского района Ошской области. По словам корреспондентов телеканала, в ходе журналистского расследования и накануне они получали угрозы, в том числе от главы села Падаван Шаркской сельской управы, который предлагал журналистам «закрыть это дело» и «не давать материал в эфир».
  • 23 сентябряжурналистка газеты «Аймак» Абдыкерим кызы Айсезим подверглась давлению и угрозам во время посещения дома-интерната для престарелых и инвалидов. Во время интервью с директором один из постояльцев дома-интерната подошел и стал жаловаться на плохие условия. Журналистка начала фиксировать его жалобы на телефон. Внезапно директор выхватила у нее телефон и потребовала не только удалить видеозапись и фото, но и задержаться в доме-интернате и написать позитивный материал. Охранник учреждения пытался не выпускать журналистку из здания, но таксист, которого редакция наняла для этой поездки помог девушке выйти.

6/ АТАКИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЮРИДИЧЕСКИХ И/ИЛИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ

В сравнении с 2020 годом количество атак с использованием юридических и/или экономических механизмов уменьшилось в два раза, однако этот метод давления остается самым распространенным. Все инциденты в данной категории исходили от представителей власти, за исключением одного.

  • 27 ноября YouTube удалил видео с канала онлайн-издания Kloop.kg на том основании, что оно якобы содержало «оскорбления, угрозы или запугивание». Как сообщает медиапортал, это была инструкция в видеоформате на кыргызском языке для наблюдателей Kloop.kg, которые работали на выборах в Кыргызстане. По словам журналистов, в этом видео не содержалось ни оскорблений, ни угроз, ни запугивания. «Видео не было публично доступно: это была инструкция, доступ к которой по ссылке имели только наши наблюдатели, – сообщили в редакции.  – Мы подозреваем, что против Kloop.kg была совершена преднамеренная акция по отправке огромного количества жалоб и организовали ее те, кто хотят помешать нам эффективно наблюдать за предстоящими выборами». Поданная апелляция была отклонена. Видео было удалено за два дня до парламентских выборов. Администрация YouTube на неделю запретила Kloop.kg публиковать какой-либо контент на канале.

В 2021 году было зафиксировано два ареста медиаработников.

  • 28 октября блогерка Гульзат Мамытбек (Алымкулова) была задержана по прибытии в Кыргызстан из Турции в рамках досудебного производства по статье 204 («Мошенничество») УК КР. Она была доставлена из аэропорта в следственный изолятор и арестована сроком на один месяц. По утверждению Главного управления внутренних дел г. Бишкека, в 2020 году с заявлениями обратились семь граждан, которые обвинили Алымкулову в мошенничестве.
  • 27 ноября под стражу был помещен независимый журналист, бывший директор Джалал-Абадского областного телеканала Куттумидин Базаркулов. Ему вменили нарушение закона при проведении тендера на видеоаппаратуру в 2015-2016 годах, когда Базаркулов возглавлял телерадиокомпанию.Базаркулов известен тем, что критически комментировал события на кыргызско-таджикской границе, связанные с вооруженными конфликтами в Баткене и делимитацией, а также критиковал кадровую политику нынешних властей. Базаркулов был задержан в 4 часа утра в собственном доме в Бишкеке вооруженными людьми в масках, которые представились сотрудниками ГКНБ. В доме был проведен обыск, однако ничего найдено не было. 16 июня 2022 года Джалал-Абадский областной суд вынес обвинительный приговор по статье «Злоупотребление служебным положением» в отношении Базаркулова. Суд взыскал с него 3,215 млн кыргызских сомов в качестве возмещения ущерба государству. Журналиста освободили в зале суда в связи с истечением срока давности.

В 2021 году было зафиксировано 5 инцидентов, связанных с возбуждением уголовных дел в отношении медиаработников.

  • 7 мая было заведено уголовное дело в отношении журналиста«April TV»Каната Каниметова по статье 119 УК («Мелкое хулиганство»). По словам Каниметова, он узнал об этом от Комитета защиты журналистов (CPJ), когда ему показали скриншот уведомления от начальника Службы по противодействию экстремизму и незаконной миграции МВД Жениша Жоробекова.
  • 6 августа было начало досудебное производство в отношении главного редактора газеты«Азия Ньюс» Асланбека Сартбаевапо подозрению в возбуждении межрегиональной вражды в Facebook-аккаунте, где он негативно отозвался о новом и.о. мэра Бишкека Таалайбеке Сарыбашове. Эта уголовная статья предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком от 5 до 7 лет.

Зафиксирован один случай вынужденной эмиграции в результате юридического/экономического давления.

  • 15 февраля администратор Facebook-страницы «Правдоруб.кг» Юлия Барабина была вынуждена покинуть Кыргызстан, опасаясь репрессий. В беседе с онлайн-изданием kaktus.media она заявила, что ее выдавили из страны. «Безосновательный обыск, слежка, прослушка, допросы без допуска адвокатов и обвинения на основании чужих комментариев, оставленных под моими публикациями, – меня лишили всех базовых гражданских прав, которые мне были гарантированы действующей Конституцией», – сказала Баранина. 3 февраля она подверглась 8-часовому допросу в ГКНБ. В тот же день у нее дома прошел обыск с изъятием всех цифровых носителей, документов и денег. Позже Баранина сообщила, что проходит по делу, открытому по статье 313 УК КР («Возбуждение расовой, этнической, национальной, религиозной или межрегиональной вражды (розни)»).

Еще одним методом давления на представителей СМИ стали вызовы на допросы. В 2021 году было зафиксировано 5 инцидентов данной подкатегории.

  • 11 марта журналист«April TV»Канат Каниметов был вызван по телефону на допрос в ГКНБ. Журналисту сообщили, что допрос связан с делом Абдила Сегизбаева, экс-главы ГКНБ. Перед допросом у Каниметова взяли подписку о неразглашении данных досудебного производства под угрозой уголовной ответственности.
  • 8 апреля независимый журналистЭрулан Кокулов был вызван на допрос, после того как он провел журналистское расследование по поводу просроченных товаров на складах в городе Нарын и опубликовал материал на своем YouTube-канале.
  • 22 апреля блогер Адыл Акжол уулу был вызван в правоохранительные органы города Ош для дачи показаний. Поводом стало опубликованное на его YouTube-канале видеообращение избирателя, который в день выборов в местные органы власти нашел в туалете выброшенные бюллетени. Ранее Адыл Акжол уулу уже давал показания в правоохранительных органах в связи с публикацией видео на его канале.
  • 29 сентября Айсулуу Кудайбердиева, администратор Facebook-группы «Полит Узник», была вызвана на допрос в ГКНБ в качестве свидетеля в связи с публикациями в социальных сетях. Во время допроса у нее изъяли телефон, а затем провели обыск в ее квартире без постановления суда.

ТАДЖИКИСТАН

ФОТО: CABAR.asia

1/ ГЛАВНЫЕ ВЫВОДЫ

В ходе исследования было выявлено и проанализировано 16 случаев атак/угроз в отношении профессиональных и гражданских работников СМИ, а также редакций традиционных и онлайн-изданий в Таджикистане в 2021 году. Данные для исследования были собраны методом контент-анализа по открытым источникам на русском, таджикском и английском языках. В доклад также вошли ранее не предававшиеся огласке факты, собранные методом экспертных интервью. Следует отметить, что многие факты давления на представителей СМИ не предаются огласке в связи с опасностью дальнейших репрессий и давления, что в значительной степени влияет на результаты мониторинга. Список основных источников представлен в Приложении 5.  

  1. В 2021 году в 68% случаев атаки на журналистов исходили от представителей власти. Использовались привычные методы давления: приглашения на беседы в правоохранительные органы, лишение аккредитации и блокировка веб-сайтов.
  2. 2021 год для Таджикистана был отмечен самым кровопролитным за последние несколько лет вооруженным столкновением на границе с Кыргызстаном. В ходе  конфликта на таджикско-кыргызской границе был убит гражданский журналист издания «СССР» военнослужащий Mехрузиддин Болтаев.
  3. В сравнении с 2020 годом общее количество атак на журналистов и работников СМИ в Таджикистане сократилось практически вчетверо: с 69 зафиксированных случаев до 16.
  4. На фоне ухудшения отношений с соседями и введения одностороннего запрета на въезд граждан Таджикистана в Кыргызстан таджикские власти попытались вовлечь в информационную войну независимые таджикские медиа и журналистов, проводя с некоторыми из них «разъяснительные беседы» и настаивая на публикации материалов, направленных против кыргызских чиновников.
  5. Государственные телеканалы показали фильм, направленный на дискредитацию журналиста-диссидента Мухаммадикболи Садриддина, основателя канала «Ислох ТВ».

2/ ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ И СМИ В ТАДЖИКИСТАНЕ

В ежегодном индексе свободы прессы «Репортеров без границ» за 2021 год Таджикистан занимает 162-е место из 180, между Сомали и Ираком.

В Таджикистане в 2021 году фокус внимания с внутренних проблем сместился на внешние. 28-30 апреля произошло кровопролитное столкновение на таджикско-кыргызской границе. Погибли более 50 человек с обеих сторон, более 300 пострадали. Кыргызстан в одностороннем порядке запретил въезд в страну гражданам Таджикистана. Запрет распространялся в том числе на студентов и тех, кто планировал въехать в Кыргызстан через третьи страны.

Несмотря на прекращение огня, до конца года между странами велась информационная война, в которую были вовлечены журналисты. В Таджикистане отказ от участия в информационной войне заканчивался допросом или беседой с сотрудниками правоохранительных органов.

Вооруженное столкновение сказалось на экономике Таджикистана: закрытие границы со стороны Кыргызстана вызвало скачок цен на импортные товары и в особенности на горючее, которое ввозится в страну через Кыргызстан.

В августе 2021 года ухудшение ситуации в Афганистане и приход к власти группировки «Талибан» частично отвлекли внимание таджикских властей и населения от внутренних проблем, заставив сосредоточиться на потенциальной внешней угрозе.

Душанбе отказался от любых переговоров с новыми афганскими властями. Таджикские власти поддерживали ту часть афганского населения, которая противостояла талибам (в основном это афганские таджики).

Позже открытая принципиальная позиция таджикских властей относительно Афганистана сменилась на молчание. При этом они предоставили убежище в Душанбе лидеру Фронта национального сопротивления Ахмаду Масуду-младшему и его соратникам. Открытая поддержка Таджикистаном сил афганского сопротивления привлекла ряд активистов и СМИ на сторону таджикских властей, усилила консолидацию вокруг президента Эмомали Рахмона.

Упомянутые внешнеполитические события способствовали тому, что население стало меньше следить за новостями вокруг пандемии коронавируса

3/ ОБЩИЙ АНАЛИЗ АТАК

За последний год в Таджикистане вчетверо уменьшилось число атак на медиаработников и СМИ. Из 16 зафиксированных атак 11 исходили от представителей власти, 3 – от неизвестных,  2 – не от представителей власти.

Количество атак нефизического характера и/или в киберпространстве в 2021 году сократилось с 31 случая до 7.  Практика дискредитации журналистов и блогеров с помощью государственных СМИ и анонимных телеграм-каналов продолжилась и в 2021 году, но в меньших масштабах. Количество атак с использованием юридических и/или экономических механизмов сократилось в шесть раз.

Наш мониторинг не отражает полной картины: журналисты предпочитают не сообщать об атаках, поскольку их сложно доказать; кроме того, они привыкли к угрозам и не придают им большого значения.  

4/ ФИЗИЧЕСКИЕ АТАКИ И УГРОЗЫ ЖИЗНИ, СВОБОДЕ И ЗДОРОВЬЮ

В 2021 году было зафиксировано три атаки этой категории. Начиная с 2017 года количество зарегистрированных атак физического характера не превышает трех инцидентов в год.

В 2021 году был зафиксирован один смертельный случай:

  • 30 апреля главный редактор издания «СССР» Сайф Достиев сообщил, что накануне в ходе вооруженного конфликта на таджикско-кыргызской границе был убит гражданский журналист издания – военнослужащий Mехрузиддин Болтаев. Виновные в убийстве гражданского журналиста не установлены.

Также было зафиксировано две атаки несмертельного характера:

  • 4 марта журналисты таджикской службы «Радио Свобода» («Радио Озоди») Муллораджаб Юсуфзода и Шахло Абдулло подверглись нападению на автозаправочной станции компании «Соро Ойл». Журналисты снимали репортаж о повышении цен на бензин. Когда они беседовали с  приехавшим на заправку водителем, один из охранников АЗС потребовал прекратить съемку, сильно оттолкнул Шахло Абдулло и закрыл видеокамеру руками. Второго журналиста он ударил кулаком.  Нападавший был задержан.

5/ АТАКИ И УГРОЗЫ НЕФИЗИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА И/ИЛИ В КИБЕРПРОСТРАНСТВЕ

В сравнении с 2020 годом количество зафиксированных атак этой категории сократилось почти вчетверо: с 31 до 7 случаев. Как и прежде, в Таджикистане журналисты не афишируют подобные атаки. Кроме того, как упоминалось ранее, фокус внимания властей в 2021 году сместился на внешние события.

В 5 из 7 случаев атаки исходили от представителей власти и имели дискредитирующий характер:

  • 21 января по государственным телеканалам Таджикистана в прайм-тайм был показан фильм с обвинениями в мошенничестве в адрес главного редактора Isloh.net Мухаммадикболи Садриддина. Весь фильм построен на домыслах и предположениях соседей и «пострадавших». Также журналиста обвиняют в том, что он обучал малолетних детей Корану.
  • 4 февраля государственная «Народная газета» опубликовала оскорбительный материал о Садриддине. Автор материала скрылся за псевдонимом и указал вымышленное место работы.  В настоящее время Садриддин находится в Европе, где получил убежище.
  • 1 ноября журналист «Радио Озоди» был вынужден уволиться и покинуть Прагу, где жил и работал несколько лет. По его словам, он уже несколько лет подвергал опасности жизнь своих родителей и других родственников, которые остались в Душанбе. Они находились под постоянным давлением: им угрожали расправой, если журналист не перестанет работать на «Радио Озоди». Устав от этого давления, родственники уговорили его уволиться. Журналист вместе с семьей не стал возвращаться в Таджикистан, так как опасался преследования.
  • 3 ноября газета «Пайк» выпустила материал о детском саде, где не соблюдались санитарные условия. После этого к главному редактору газеты Ахмаду Иброгиму трижды приходили домой сотрудники милиции. Они принесли повестку в военкомат для автора статьи. На тот момент призывная кампания шла уже второй месяц, а у автора было освобождение от срочной службы по медицинским показаниям. Главный редактор считает это попыткой вмешательства в работу издания.
  • 12 ноября восемь влиятельных членов Конгресса США направили письмо на имя президента Таджикистана Эмомали Рахмона, в котором призвали способствовать прекращению давления и угроз в адрес журналистов «Радио Озоди» (таджикской службы «Радио Свободная Европа»/«Радио Свобода») и членов их семей. В письме указывается, что журналисты и их близкие в Таджикистане и за его пределами подвергаются серьезному давлению властей и даже получают угрозы физической расправы.

К нефизическим атакам со стороны неизвестных относятся следующие инциденты:

  • 17 августа в двух телеграм-каналах началась кампания травли блогерки Шоиры Пулатовой, которая выступает за права женщин. Были опубликованы ее фотографии с оскорбительными комментариями. Один из телеграм-каналов начал вещание с оскорбительного поста про Пулатову. Пост собрал около 700 комментариев как с осуждением блогерки, так и в ее поддержку.
  • 21 декабря Мухаммадикболи Садриддин, основатель канала Isloh.net, в беседе с «Радио Озоди» заявил, что его проект подвергся атаке и YouTube решил заблокировать канал Isloh.net до завершения проверки. Канал был разблокирован спустя сутки.

6/ АТАКИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЮРИДИЧЕСКИХ И/ИЛИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ 

В 2021 году было зафиксировано 6 атак этой категории. Продолжилась практика приглашения работников СМИ в правоохранительные органы для бесед. Эти беседы преследовали одну цель – вовлечь сотрудников СМИ в информационную войну, которую ведут таджикские власти с кыргызскими. Сотрудники правоохранительных органов считали, что независимые издания не проявляют должного рвения и по этой причине таджикские власти эту войну проигрывают.

  • 14 мая в офис новостного издания (название не приводится по соображениям безопасности) пришли представители Управления по борьбе с организованной преступностью МВД Таджикистана (УБОП) и потребовали поместить материал, направленный против Кыргызстана в контексте конфликта на границе. В итоге издание было вынуждено опубликовать материал, подготовленный самими сотрудниками УБОП.
  • 19 мая журналиста (имя не приводится по соображениям безопасности) вызвали на допрос в УБОП МВД Таджикистана, потребовав принести регистрационные документы. Допрос был связан с освещением конфликта на таджикско-кыргызской границе.
  • 8 июля журналист телерадиокомпании «Ватан» Далер Эмомали рассказал на своей странице в Facebook, что был задержан сотрудниками милиции и доставлен в отдел района Сино города Душанбе. Задержание произошло после того, как он пытался поговорить со студентами, участвующими в репетиции празднования 30-летия независимости Таджикистана. По словам журналиста, его интересовало, обеспечены ли студенты водой и едой на время репетиции. В отделе милиции Далера продержали полтора часа. Ему пригрозили, что в следующий раз он будет задержан на 15 суток за нарушение правопорядка.
  • 11 октября информационно-аналитический портал «Точка зрения» (Nuqta.tj) заблокировали в Таджикистане без объяснения причин. Интернет-провайдеры утверждают, что сайт заблокирован через Единый коммутационный центр, подведомственный Службе связи при правительстве Таджикистана. 

Ситуация с блокировками сайтов в Таджикистане за 2021 год не улучшилась. Ранее заблокированные издания остаются недоступными для пользователей внутри страны.

ТУРКМЕНИСТАН

АВТОР ДОКЛАДА: РУСЛАН МЯТИЕВ, TURKMEN.NEWS

1/ ГЛАВНЫЕ ВЫВОДЫ

В ходе исследования было выявлено и проанализировано 34 случая атак/угроз в отношении гражданских онлайн-активистов, которые пытаются передавать информацию о происходящем в Туркменистане за пределы страны.

Учитывая информационную закрытость Туркменистана, а также активизацию работы спецслужб по блокировке свободного доступа граждан к сети интернет, реальное количество атак, вероятнее всего, превышает указанное нами. Информационное поле Туркменистана по состоянию на 2021 год практически полностью «зачищено». Данные об атаках были собраны методом контент-анализа по открытым источникам на русском, туркменском и английском языках.  В доклад также вошли ранее не предававшиеся огласке факты, полученные методом экспертных интервью. Список основных источников представлен в Приложении 6.

  1. Основным типом атак на онлайн-активистов в Туркменистане остаются атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов. Атакам этого типа часто сопутствуют физические атаки и угрозы жизни, свободе и здоровью. 
  2. В 2021 году выявлено и подтверждено несколько случаев похищения и незаконного лишения свободы туркменских онлайн-активистов, в том числе за пределами страны.
  3. Зафиксированы физические нападения на туркменских гражданских активистов и блогеров в Стамбуле (Турция) и в Москве (Российская Федерация).
  4. Шесть онлайн-активистов подверглись юридическим атакам внутри страны, примерно столько же подобных атак зафиксировано за пределами Туркменистана.
  5. Точное число нефизических атак на журналистов, блогеров и случаев травли их родственников неизвестно, так как большинство этих случаев не были преданы огласке по решению самих пострадавших или их родственников из-за систематических угроз со стороны сотрудников правоохранительных органов.

2/ ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ И СМИ В ТУРКМЕНИСТАНЕ

В 2021 году Туркменистан занял седьмое место с конца в Индексе демократии, публикуемом британской исследовательской компанией Economist Group. Страна набрала 1,66 балла и была помещена на 161-е место из 167.

В ежегодном рейтинге НКО «Репортеры без границ» Туркменистан с 2015 года стабильно занимает последние (177-180) места. В рейтинге за 2021 год Туркменистан занял 178-е место, а в 2022 году – 177-е, оказавшись между Мьянмой и Ираном.

Эти цифры свидетельствуют о тоталитарном характере туркменского режима, полном отсутствии демократии, гражданских свобод и независимых СМИ. Власти жестко подавили всякое инакомыслие и любые попытки граждан отстоять свои права и свободы. Население запугано: любая попытка протеста или выражения недовольства чревата тюремным заключением по сфабрикованному уголовному делу.

В течение всего периода своего пребывания у власти – с начала 2007 по начало 2022 года – президент Гурбангулы Бердымухамедов осуществлял последовательные репрессии и запугивание собственных граждан, проявивших малейшую гражданскую или медийную активность, наказывал членов их семей и близких родственников. Внутри страны функционирует системный, отлаженный механизм подавления инакомыслия и любого проявления независимой общественной активности.

В 2021 году обкатанный внутри страны механизм репрессий спецслужбы Туркменистана начали активно применять и за рубежом, в частности, в Российской Федерации и Турции. В этих странах граждане Туркменистана, в основном интернет-блогеры и активисты протестного движения, подвергались нападениям и избиениям со стороны неустановленных лиц. Кроме того, местная полиция осуществляла их задержания и аресты с последующим помещением в депортационный центр.

Запреты и ограничения, введенные годом ранее в связи с пандемией коронавируса, обернулись ограничением прав граждан Туркменистана на свободу перемещения. В стране сложилась парадоксальная ситуация: с одной стороны, президент страны, официальные лица и СМИ утверждают, что коронавирус не проник в Туркменистан, а с другой – власти и в 2021 году жестко контролировали соблюдение масочного режима и санитарных норм, проводили вакцинацию населения, закрыли не только внешние границы для въезда и выезда граждан, но и полностью запретили автомобильное и железнодорожное сообщение между столицей и регионами, сократили до минимума авиасообщение внутри страны. Эти меры, а также доказанные случаи смерти людей от коронавируса опровергают утверждения главы государства об отсутствии пандемии в Туркменистане.  

2021-й год отмечен дальнейшим снижением уровня жизни населения, ажиотажным спросом на продукты питания (в этой сфере действуют карточная система и госрегулирование цен), высоким уровнем инфляции. При этом многочисленным родственникам Бердымухамедова, сотрудникам МНБ, МВД и Генпрокуратуры гарантирована полная вседозволенность.

Профессиональные журналисты из правительственных СМИ и государственного информационного агентства ТДХ в частной беседе говорили, что «кругом столько недостатков, коррупции, обмана, хищений госсобственности, беззакония и произвола, а их вынуждают говорить только о хорошем, позитивном, сообщать только об успехах». По их словам, тот, кто не подчинится воле редактора, автоматически теряет работу. Главные редакторы газет и журналов, руководители национальных телерадиоканалов выполняют прямые указания вице-премьера, курирующего СМИ, и аппарата президента страны.

Как и в 2020 году, протестные настроения в основном проявились среди туркменистанцев, находящихся в Турции на заработках и в других странах в эмиграции. И если в 2020 году власти Турции лояльно относились к протестующим у зданий диппредставительства Туркменистана в Стамбуле, то в 2021 году ситуация изменилась. Турция путем оказания всестороннего давления на руководство Туркменистана добилась того, что эта нейтральная страна 12 ноября 2021 года была принята в Организацию тюркских государств в статусе наблюдателя. По некоторым данным, согласие Туркменистана на вступление в эту организацию было получено в обмен на обещание властей Турции пресекать акции протеста трудовых мигрантов перед консульством Туркменистана в Стамбуле, арестовывать наиболее активных из них и депортировать. Последовавшие события подтвердили версию экспертов о негласной сделке между правительствами Туркменистана и Турции. В настоящее время наиболее активные протестующие из числа граждан Туркменистана арестованы и находятся в турецких депортационных центрах. В СМИ опубликован список 25 активистов, которым грозит отправка на родину.

Власти Туркменистана предпринимают значительные усилия и тратят немалые средства на закупку современного оборудования для контроля над интернетом, чтобы негативная информация из страны не появлялась в Сети, а граждане не имели доступа к публикациям оппозиционных и правозащитных изданий. Прямое указание исходит от самого президента страны. В структурах МНБ Туркменистана, государственных интернет-провайдеров «Туркментелеком» и «Алтын Асыр» есть специальные службы и отделы, которые занимаются исключительно выявлением абонентов, пользующихся VPN и другими средствами обхода блокировок для доступа к запрещенным ресурсам. В случае выявления VPN блокируются, пользователи лишаются доступа к интернету. Стоит отметить, что генеральным директором компании сотовой связи «Алтын Асыр» — монополиста в Туркменистане — является близкий родственник президента страны, что дает возможность для беспрепятственного контроля за интернетом, блокировки неугодных ресурсов. Несмотря на это, информация из страны все же просачивается за границу. 

3/ ФИЗИЧЕСКИЕ АТАКИ И УГРОЗЫ ЖИЗНИ, СВОБОДЕ И ЗДОРОВЬЮ

Физическая атака на гражданского активиста и блогера Мурада Душемова произошла в РОВД Рухубелентского этрапа (района) Дашогузского велаята (области), куда Душемов и его спутники Джума Джумакаев и Лейли Нурметова были доставлены 7 июля после их задержания на посту дорожной полиции.

У Душемова и его спутников, ехавших из Ашхабада в Дашогуз, полицейские потребовали справки об отсутствии коронавируса, те в ответ попросили предъявить документ, на основании которого проводится проверка. Автомобиль не пропускали в течение четырех часов, и находившийся за рулем Джумакаев перекрыл дорогу своей машиной. После прибытия на пост полицейского подкрепления всех троих забрали в РОВД, а машину отправили на штрафстоянку.

Нурметову оштрафовали на 100 манатов и отпустили, Душемова и Джумакаева арестовали на 15 суток. По истечении этого срока Джумакаева освободили, а Душемов остался в ИВС. К нему в камеру поместили двоих (по другим данным – троих) мужчин, которые устроили между собой драку. Душемов не разнимал дерущихся, а пытался их урезонить. В итоге те заявили охране, что они вовсе не дрались и что якобы Душемов напал на них и нанес всем двоим или троим телесные повреждения.

16 августа городской суд Дашогуза приговорил Мурада Душемова к четырем годам лишения свободы по статьям 108 («умышленное причинение вреда здоровью средней тяжести») и 232 («вымогательство») УК Туркменистана.

Правозащитники уверены, что Душемов стал жертвой классической провокации со стороны спецслужб Туркменистана. Этот прием не раз использовался для привлечения к уголовной ответственности невиновных граждан, которых сотрудники МНБ и МВД хотели «нейтрализовать».

Суть этого приема в том, чтобы спровоцировать журналиста, блогера, активиста на драку, а затем обвинить в нападении. Для подобных провокаций обычно используются специально подосланные люди, находящиеся в прямой зависимости от сотрудников МНБ и МВД (рецидивисты, наркопотребители или осведомители), либо в них участвуют сами сотрудники спецслужб в гражданской одежде.

За пределами страны, в частности, в Стамбуле (Турция), физическим атакам со стороны неустановленных лиц (по некоторым данным, это были специально командированные из Ашхабада сотрудники МНБ) подверглись несколько граждан Туркменистана.

1 августа Фархад Дурдыев, автор роликов в социальной сети TikTok о туркменском авторитаризме, один из участников акции протеста перед консульством Туркменистана в Стамбуле, был обманом посажен неизвестными в машину и под угрозой ножа и пистолета доставлен в здание консульства, где в течение нескольких часов его избивали в присутствии и с участием сотрудников диппредставительства.

«Они включали все мои 16 видео о диктаторском режиме в Туркменистане и избивали, заставляли на камеру извиниться перед Аркадагом (титул президента Бердымухамедова. – Ред.). Я отказался. За это снова меня били, я даже потерял сознание, меня положили на черный диван и привели в чувство брызгами воды», – сообщил Дурдыев в интервью радио «Азатлык».

Дурдыева освободила полиция, вызванная другими участниками несостоявшейся акции протеста. Прибывшему стражу порядка туркменские дипломаты пытались внушить, что Дурдыев террорист и предатель.

Пока Дурдыева удерживали и избивали в здании консульства Туркменистана, на других участников акции протеста было совершено нападение со стороны неустановленных лиц.

  • 1 августа к активистам на двух автомобилях подъехали сторонники режима (так называемые  «титушки», которых власть нанимает для нападок на активистов), накинулись на толпу, избили одного из протестующих. Пострадавшего увезла карета скорой помощи. Активисты успели снять на видео один из автомобилей с нападавшими.
  • 12 октября в Турции нападению подверглись трое активистов, в том числе руководитель туркменской Организации огузской культуры, сотрудничества и образования Нурмухаммед Аннаев, который планировал выступить с критикой туркменского режима на заседании БДИПЧ ОБСЕ в Варшаве 14-15 октября.  В результате нападения неизвестных гражданский активист Азиз Мамедов получил перелом носа. У Аннаева повреждена левая рука, у него похитили сумку с телефоном и документами. Третьей жертве (как позже удалось установить, его зовут Бахтияр) ударом тяжелого предмета повредили голову.

Предположительно в конце октября в России пропал без вести 37-летний туркменский активист, видеоблогер Азат Исаков. С 20 октября он перестал выходить на связь. О его судьбе до сих пор ничего не известно. Исаков открыто критиковал туркменские власти в своих видеороликах. В Туркменистане его родственники подвергались гонениям и угрозам – спецслужбы таким образом пытались заставить Исакова прекратить выступления в интернете.

В ответе, полученном из МВД РФ, говорится, что «22 октября Исаков вылетел из московского аэропорта Домодедово в Туркменабад». Представитель ведомства посоветовал «для организации розыска Исакова А. обратиться в правоохранительные органы Туркмении». Если эта информация верна, можно сделать вывод, что Исакова похитили и насильно вывезли в Туркменистан. Знакомые Исакова подозревают, что после похищения к нему применялись физическое насилие или психотропные вещества.

К похищению могут быть причастны либо силовые структуры Российской Федерации, оказавшие услугу своим туркменским коллегам, либо безнаказанно действующие на территории РФ сотрудники спецслужб Туркменистана. На родине Азату Исакову грозят длительное заключение в тюрьме, пытки и даже смерть.

4/ АТАКИ И УГРОЗЫ НЕФИЗИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА И/ИЛИ В КИБЕРПРОСТРАНСТВЕ  

В 2021 году в Туркменистане продолжались преследования и наказания родственников людей, которых власти считают политически неблагонадежными, «предателями родины» и клеветниками. При этом используются самые грязные методы.

Например, среди коллег или соседей пускают слух о том, что «этот человек опасен для окружающих», что его надо остерегаться и не вступать с ним в контакт. Вокруг человека искусственно создается зона отчуждения, из него делают изгоя.

Используется также психологическое давление на родственников. Устанавливается круглосуточное наблюдение по месту жительства. Неизвестные стоят перед подъездом и по всему периметру многоэтажного дома днем и ночью, отмечая всех, кто заходит в наблюдаемую квартиру и встречается с ее хозяином. У соседей это вызывает недоумение и тревогу. В итоге все жильцы многоквартирного дома стараются держаться подальше от обитателей подозрительной квартиры.

Родственники «предателей родины» лишаются покоя. Их регулярно вызывают в опорный участок полиции «на беседу», их ежедневно навещает участковый инспектор полиции и задает вопросы: например, спрашивает, кто прописан по данному адресу, кто где сейчас находится.

Если кто-то из родственников занимает должность в государственных структурах, его принуждают к тому, чтобы он повлиял на брата или сестру. В противном случае ему угрожают увольнением или понижением в должности.

Подобным унижениям, угрозам, атакам нефизического свойства подверглись родственники Азата Исакова, Розыбая Джумамурадова, Довлета Байханова, Мурада Душемова, Хурсанай Исматуллаевой, ранее осужденных Мансура Мингелова, Нургелды Халыкова, выступившего с публичным обращением к президенту пенсионера из Балканабада Хекима Хаджиева и многих других активистов. К сожалению, эти виды атак стали в Туркменистане настолько обычным явлением, что им не придается должного значения.

  • В период с марта по май 2021 года сотрудники Министерства национальной безопасности неоднократно запугивали и угрожали родственникам Розыбая Джумамурадова, журналиста независимого венского новостного сайта «Хроника Туркменистана», и Довлета Байхана, журналиста, который сотрудничает с изданием «Хроника Туркменистана». Например, 17 мая, после публикации заявления четырех правозащитных групп, директор школы сказала 16-летней племяннице Джумамурадова, что та должна «забыть о хороших оценках» на предстоящих экзаменах из-за контактов с дядей.
  • В начале мая сотрудники службы безопасности вызвали 14-летнего племянника Розыбая Джумамурадова и допросили подростка о его контактах с дядей, кричали на него, угрожали посадить его и его семью в тюрьму и убить Джумамурадова. 21 апреля неизвестные неоднократно звонили в дом брата Джумамурадова и угрожали убить его семью, если она не прекратит общение с журналистом.

Следует отметить, что в 2021 году власти развернули в интернете кампанию по дискредитации независимых зарубежных изданий, сообщающих о реальной ситуации в Туркменистане, и гражданских активистов, участвующих в протестах за границей. С особым рвением в эту кампанию включился видеоблогер Шатлык Шыхыев, который пытается опровергнуть сообщения зарубежных изданий, а также оскорбляет оппонентов, называя их предателями, отщепенцами, врагами туркменского народа.

15 мая была зафиксирована кибератака на сервер новостного издания «Хроника Туркменистана».

5/ АТАКИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЮРИДИЧЕСКИХ И/ИЛИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ 

В 2021 году по крайней мере шесть граждан Туркменистана стали жертвами юридических атак за свои публичные обращения к властям через зарубежные интернет-ресурсы и СМИ, за видеоролики и даже за комментарии под публикациями в социальных сетях. Из них четыре человека получили реальный тюремный срок, один отделался 15-суточным арестом и один – штрафом.

  • В начале 2021 года стало известно, что летом 2020 года в Туркменистане к пяти годам лишения свободы приговорили 48-летнего YouTube-блогера Мурата Овезова, написавшего стихотворение «Горькая правда» про коронавирус и карантин в Туркменистане. Овезов осужден по статье 228 УК Туркменистана («мошенничество»), но источники Turkmen.news в Дашогузском велаяте сообщили, что истинной причиной возбуждения дела стали его частые выступления на YouTube-канале.
  • В феврале 2021 года гражданин Туркменистана Сергей Бабаниязов был приговорен к двум годам лишения свободы якобы за распространение порнографии. В реальности единственная «порнография», которую он распространял, – это комментарии под роликами оппозиционеров в YouTube.
  • В феврале 2021 года гражданин Туркменистана Сергей Бабаниязов был приговорен к двум годам лишения свободы якобы за распространение порнографии. В реальности единственная «порнография», которую он распространял, – это антиправительственные листовки.
  • 7 сентября 2021 года врач Хурсанай Исматуллаева была признана виновной по выдвинутым против нее обвинениям и приговорена к девяти годам лишения свободы. Преследование Исматуллаевой началось после того, как она через зарубежное издание Turkmen.news  рассказала о своем незаконном увольнении, о невозможности добиться справедливости через суд, прокуратуру или другие инстанции. Спецслужбы решили «закрыть» врача после того, как 15 июля 2021 года дело Исматуллаевой было упомянуто в онлайн-дискуссии, организованной членами Европарламента, на тему «Практики подавления в Центральной Азии: голоса правозащитников». На следующий день, 16 июля, Исматуллаева была задержана: полицейские и мужчины в штатском увезли ее из дома в неизвестном направлении.  В течение 14 дней она содержалась без связи с внешним миром, а родственники не имели никакой информации о ее местонахождении. В итоге против Исматуллаевой было заведено дело по статьям «мошенничество», «подделка документов» и «жестокое обращение с лицом, находящимся в зависимом положении или беспомощном состоянии» (ст. 228, 218 и 114 Уголовного кодекса). Преступления якобы совершались в отношении пожилого инвалида, за которым она ранее ухаживала. Все адвокаты, к которым обращалась до суда семья Исматуллаевой, отказывались браться за это дело, ссылаясь на причастность к нему «вышестоящих структур». В результате ее защищал адвокат по назначению.
  • Блогер и гражданский активист Мурад Душемов незадолго до своего ареста на 15 суток разместил на YouTube-канале видео, где он в вежливой форме просит главврача одной из ашхабадских поликлиник показать ему документ, на основании которого проводится вакцинация населения от официально отсутствующего в стране коронавируса. За это видео на Душемова был наложен административный штраф «за мелкое хулиганство, ругань в общественном месте».

Чтобы предотвратить поток негативной информации о стране, о президенте Гурбангулы Бердымухамедове и его многочисленных родственниках, уличенных в масштабных хищениях государственной собственности, власти Туркменистана предприняли ряд шагов, направленных на то, чтобы YouTube закрыл канал habartm.org, а также канал издания «Хроника Туркменистана», и удалил некоторые видеоролики. Власти заставляют подконтрольных им видеоблогеров обращаться к руководству YouTube с жалобами. После поступления  определенного количества таких «организованных» жалоб хостинг вводит санкции в отношении YouTube-каналов оппозиционных и правозащитных изданий, что приводит к временной приостановке их работы в целом или усложняет процедуру размещения новых видео. Часто YouTube после проверки аргументов отклоняет жалобы, восстанавливает удаленные видео и позволяет продолжить работу. В 2021 году атаки этого типа в киберпространстве неоднократно предпринимались в отношении YouTube-каналов зарубежных изданий:

  • 1 октября принадлежащий сайту Eurasianet YouTube-канал, на котором были размещены многочисленные оригинальные видеоматериалы (включая нашумевшую видеозапись падения Бердымухамедова с лошади), был временно заблокирован по требованию туркменских властей на основании нарушения авторских прав.
  • 18 мая YouTube-канал Watan Habarlary, принадлежащий, как следует из его описания, Государственному комитету Туркменистана по телевидению, радиовещанию и кинематографии, подал жалобу в отношении старого ролика Turkmen.news о том, как президент страны катается на электровелосипеде. В результате видео было удалено, а канал Turkmen.news получил предупреждение.
  • 15 мая YouTube заблокировал видеоролик издания Turkmen.news о коррупции при закупках продовольствия за рубежом. Видео удалено по требованию компании NAMA. Эта фирма занималась дизайном интерьеров в особняке племянника президента и затем опубликовала в интернете ролик об этом доме. Кадры из этого ролика журналисты использовали в своем видео.

УЗБЕКИСТАН

АВТОР ДОКЛАДА: СЕРГЕЙ НАУМОВ, ЖУРНАЛИСТ-ФРИЛАНСЕР
ФОТО: ТИМУР КАРПОВ

1/ ГЛАВНЫЕ ВЫВОДЫ

В ходе исследования было выявлено и проанализировано 140 случаев атак/угроз в отношении профессиональных и гражданских работников СМИ, редакций традиционных и онлайн-изданий в Узбекистане в 2021 году. Данные для исследования были собраны методом контент-анализа по открытым источникам на узбекском, русском и английском языках. В докладе также использовались не предававшиеся огласке факты, полученные методом экспертных интервью. Список основных источников представлен в Приложении 7.

  1. Атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов остаются основным методом давления на работников СМИ в Узбекистане. С 2017 года количество таких атак увеличилось в 3 раза.
  2. Количество атак и угроз нефизического характера и/или в киберпространстве уменьшилось с 46 случаев в 2020 году до 30 в 2021 году.
  3. Количество физических атак на медиаработников осталось на прежнем уровне.
  4. В 80% случаев атаки исходили от представителей власти. При этом основной целью таких атак были журналисты/блогеры, допустившие критику в адрес государственных или коммерческих структур.

2/ ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ И СМИ В УЗБЕКИСТАНЕ

В ежегодном индексе свободы прессы «Репортеров без границ» за 2021 год Узбекистан занял 157-е место из 180 (в 2020 году – 156-е). Составители рейтинга отмечают, что в стране превалирует государственная пропаганда, реальная оппозиция запрещена, «власти контролируют СМИ, а также ряд блогеров, тесно связанных с правительством».

В республике зарегистрировано 1893 СМИ, при этом 638 из них, или 34% – сайты интернет-изданий.

Главным внутриполитическим событием 2021 года были выборы президента, состоявшиеся 24 октября. Медиасообщество расценивает принятые до выборов поправки в законодательство как превентивные меры, направленные на фильтрации неугодного контента. 25 декабря 2020 года президент подписал закон о наказании за распространение ложной информации. Одновременно было отменено наказание в виде лишения свободы за клевету и оскорбление. Поправки, вступившие в силу 26 декабря, оставляют возможность трактовки закона в пользу заинтересованных организаций и лиц.

Действующий президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев набрал 80,1% голосов. В выборах приняли участие 80,4% зарегистрированных избирателей. Впервые наблюдать за выборами в страну приехала делегация Парламентской ассамблеи ОБСЕ (98 парламентариев из 27 стран). Она работала в составе совместной миссии с Европарламентом и Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека, состоящей из 366 человек. Такая открытость была беспрецедентной для государства, стремящегося при низких показателях свободы слова продемонстрировать стремление к реформам.

29 октября 2021 года вновь избранный президент Шавкат Мирзиёев подписал изменения и дополнения в Уголовный кодекс и Кодекс об административной ответственности, ужесточающие наказание за нарушение законодательства о персональных данных. Изменения вступили в силу 30 января 2022 года, после чего социальные сети (TikTok, Twitter, ВКонтакте и другие), к которым ограничили доступ, оказались под угрозой административной и уголовной ответственности. Так, штраф по статье 141.2 УК РУ («Нарушение законодательства о персональных данных»), которая предусматривает наказание за незаконный сбор, систематизацию, хранение, использование, распространение, передачу персональных данных граждан РУ с использованием информационных технологий, в том числе интернета, был увеличен в 2-3 раза, а максимальная санкция по этой статье составила 2 года исправительных работ.

3/ ОБЩИЙ АНАЛИЗ АТАК

На первом графике представлен общий анализ трех основных категорий атак/угроз в отношении медиаработников на территории Узбекистана. С 2017 года количество атак на журналистов и блогеров увеличилось в 3 раза.

В 2020 году 89 инцидентов из 129 составляли атаки со стороны представителей власти, в то время как в 2021 году представители власти стали инициаторами 114 атак из 141. Заметно возросло число атак с использованием юридических и/или экономических механизмов – с 71 до 98 случаев.

Практика мониторинга атак показала, что руководители СМИ и журналисты/блогеры не желают разглашать факты атак, опасаясь дальнейших репрессий и давления. В некоторых случаях жертвы атак, зафиксированных в «Карте медиарисков» Фонда «Справедливость для журналистов», требовали удалить информацию об инцидентах.

В 2021 году был зафиксирован один инцидент, связанный с давлением под предлогом пандемии COVID-19, – отказ во въезде польской журналистке.

В 2021 году было зафиксировано 18 гибридных атак в отношении двоих медиаработников – польской журналистки Агнешки Пикулицкой и блогера Миразиза Базарова. Последний был жестоко избит и подвергся уголовному преследованию.

Гибридными мы называем систематические преследования какого-либо издания или работника СМИ с использованием инструментов из двух и более категорий нападений: физических, нефизических и юридических/экономических. Такое комбинирование силовых и/или несиловых методов с юридическими механизмами воздействия на неугодных журналистов производится в расчете на их деморализацию, самоцензуру, уход из профессии и даже из жизни.

В 2021 году польская журналистка Агнешка Пикулицка, проживающая в Узбекистане и сотрудничающая с The Guardian, Al Jazeera, The Diplomat и Eurasianet, подверглась сильному давлению:  

  • 1 февраля Пикулицка пожаловалась на сексуальные домогательства со стороны сотрудника МИД Узбекистана. По ее словам, представитель узбекского внешнеполитического ведомства по имени Рустам не только домогался ее, но и оказывал давление, требуя написать положительную статью в обмен на аккредитацию в стране.
  • 29 марта Пикулицка сообщила в своем Twitter-аккаунте, что ее партнер, который не является журналистом, был допрошен представителями службы государственной безопасности. «Никаких правонарушений он не совершил, только находился в больнице, куда был госпитализирован Базаров (избитый блогер. – Ред.)», – написала журналистка.
  • 31 марта Пикулицка рассказала Комитету защиты журналистов, что за твиты о деле Базарова она подверглась троллингу и получала угрозы: в частности, один из пользователей написал, что «[как и Базарову,] этой девушке тоже нужно преподать урок».
  • 1 апреля МВД Узбекистана заявило, что Пикулицка нарушает требования нескольких законов Узбекистана. Пресс-служба Министерства внутренних дел выступила с заявлением, в котором Пикулицка была обвинена в распространении «негативной и необъективной информации» об Узбекистане в своих твитах и ​​нарушении законодательства страны о СМИ. Пикулицка заявила, что  МВД пытается дискредитировать ее как журналистку.
  • 4 апреля Пикулицка опубликовала в Twitter фотографии двух машин без опознавательных знаков, припаркованных у ее дома. «Типичный вид из моего окна в эти дни, – заметила журналистка. – Всякий раз, когда я предлагаю им чай или кофе, они исчезают».
  • 29 апреля Пикулицка сообщила, что вновь подверглась атаке троллей. «Один блогер заявил на видео, что я сказала, что все узбекские мужчины – геи. На самом деле я сказала, что бача-бази в Узбекистане было обычным явлением до прихода советской власти. Я также сказал, что Бабур писал гомоэротические стихи. Это факты. Надо смотреть им в глаза», – написала Пикулицка в своем аккаунте.
  • 2 июня МИД Узбекистана отказал Пикулицке в продлении аккредитации в связи с деятельностью, «унижающей честь и достоинство граждан Республики Узбекистан», «вмешательством во внутренние дела Республики Узбекистан», «пропагандой межнациональной и религиозной розни» и нарушением закона «О защите детей от информации, наносящей вред их здоровью».
  • 7 ноября пограничники отказали Пикулицке во въезде в Узбекистан, оставив ее на ночь на узбекско-казахстанской границе, поскольку она не имела права въезжать из-за под предлогом ограничений, связанных с коронавирусом. 8 ноября МИД разрешил ей въехать в Узбекистан, чтобы за 10 минут собрать вещи и покинуть страну. В июле журналистке не продлили аккредитацию в связи с обвинениями в «унижении чести и достоинства граждан», а также в «пропаганде межнациональной и религиозной розни». Пикулицка расценивает это как месть за ее репортажи на чувствительную для Узбекистана тему ЛГБТ.

4/ ФИЗИЧЕСКИЕ АТАКИ И УГРОЗЫ ЖИЗНИ, СВОБОДЕ И ЗДОРОВЬЮ

Количество физических атак (12) осталось на том же уровне, что в 2020 году. Одна из этих атак была смертельной:

  • 15 сентября кокандский блогер и один из администраторов местной Facebook-группы Qo’qonjonim Икбол Камилджанов умер в Ферганской областной больнице, куда был госпитализирован в тяжелом состоянии. Его близкие подозревают, что блогера могли отравить. Они просили провести медицинскую экспертизу, но им было отказано. Врачи заявили об отсутствии признаков отравления: по официальной версии, страдавший сахарным диабетом Камилджанов умер от осложнений после перенесенного COVID-19.

В 5 из 12 случаев можно с уверенностью утверждать, что атаки исходили от представителей власти. В 3 случаях – не от представителей власти и в 4 от неизвестных.

Зафиксирован один инцидент, связанный с похищением, взятием в плен/заложники, незаконным лишением свободы:

  • 2 апреля после очередного процесса над блогером Отабеком Саттори видеоблогер Бехруз Нематов был похищен неизвестными. «Я даже не знаю, кто были те люди, которые, натянув на мои глаза повязку, увезли меня в неизвестном направлении. Не знаю, куда меня привезли, но это было страшное место. Меня держали там 4 часа, били резиновой дубинкой по спине и ногам, требуя, чтобы я отказался от дальнейшего участия в суде над Отабеком», – сказал Нематов.

Ниже описаны несколько случаев несмертельных физических атак на представителей СМИ:

  • 13 января двое мужчин напали на оператора телеканала UzReport Фаёза Бахтиёрова во время съемок и повредили камеру. 15 января суд вынес решение в пользу нападавших. Юрист телеканала считает, что сотрудники МВД, ставшие свидетелями инцидента, пытаются скрыть факты. Журналисты опротестовали вердикт в кассационной инстанции.
  • 28 марта ташкентский блогер Миразиз Базаров, резко критикующий власти Узбекистана, был жестоко избит возле своего дома. Его били несколько минут три человека в масках, один из которых был вооружен бейсбольной битой. Базаров получил ушибы внутренних органов, открытый перелом большой берцовой кости со смещением, рваные раны ноги и сотрясение головного мозга.
  • 7 июня в Андижане избили двух журналистов издания Effect.uz. Нападение организовал сын руководителя секретариата городского Кенгаша (Совета) народных депутатов. Как сообщает редакция издания, один из сотрудников получил телесные повреждения. Также был поврежден его смартфон.
  • 20 октября заместитель председателя правления «Узбекнефтегаз» Мухтор Темиров напал на корреспондента онлайн-издания Daryo.uz Отабека Кулдошева, чтобы предотвратить съемку выяснения отношений между чиновником и директором Кашкадарьинской телерадиокомпании Джахонгиром Туйчиевым. Темиров душил журналиста и вместе с охранником пытался отобрать у него камеру.
  • 22 ноября блогерку Фатиму Джураеву избил главный бухгалтер электроэнергетической компании в Улугнорском районе Андижанской области. У Жураевой диагностировали сотрясение головного мозга, рана с разрывом (ушибом) левого века в области головы, ушиб мягких тканей левого плеча, поясницы, живота и ягодиц, а также кровоподтеки.

5/ АТАКИ И УГРОЗЫ НЕФИЗИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА И/ИЛИ В КИБЕРПРОСТРАНСТВЕ

В 2021 году было зафиксировано 30 инцидентов этой категории, что на 16 меньше, чем в 2020 году. Количество зафиксированных атак в киберпространстве уменьшилось в два раза (с 13 до 6 инцидентов). Это далеко не полные данные: мониторинг затруднен тем обстоятельством, что посты в социальных сетях активно модерируются или удаляются. Кроме того, в период подготовки доклада выяснилось, что несколько онлайн-изданий, послуживших источниками информации об атаках на медиаработников, удалили соответствующие материалы. 

  • 11 февраля блогер Кирилл Альтман сообщил, что в комментариях под видео на его YouTube-канале Alter Ego появились «дичайшие оскорбительные обороты, ненависть и агрессия». 
  • В апреле и мае у троих сотрудников онлайн-издания Kun.uz неизвестные пытались взломать аккаунты в мессенджере. Одна из попыток была успешной: злоумышленники на 2 с половиной часа получили доступ к аккаунту журналиста в Telegram и успели просмотреть его личную переписку. Взлом аккаунта другого сотрудника Kun.uz удалось предотвратить благодаря функции двухэтапной аутентификации. У одного из руководителей Kun.uz была взломана учетная запись в почтовом сервисе Gmail.

Наибольшее число атак этой категории в 2021 году связано с травлей, давлением и угрозами насилия. В 7 из 11 зафиксированных случаев атаки исходили от представителей власти.

  • 8 февраля председатель экономического суда Учкудукского района Навоийской области Хуршид Турсунов отправил письмо с угрозами редактору газеты «Учкудук» Райхон Кадыровой. Он требовал опубликовать заказную статью, к тому же содержавшую плагиат, и угрожал редакции штрафом. Газета отказалась публиковать материал.
  • 29 мая на выездном приеме граждан руководителем Кашкадарьинской области сотрудник администрации нецензурно обругал блогера Умида Каримова. Чиновник приказал представителю МВД силой вывести блогера с собрания. Инцидент произошел в кишлаке Ширинтепа Касанского района. Умид Каримов с 2017 года ведет блоги в социальных сетях и YouTube-канал «Капитан Каримов».

В четырех случаях травли, запугивания, давления, угроз насилием и смертью, в т.ч. в киберпространстве, атаки исходили от неизвестных или не от представителей власти:

  • 26 апреля блогер Солижон Абдурахманов сообщил, что получает оскорбительные комментарии под видео на своем YouTube-канале. Неизвестные пишут ему: «Когда умрешь; кто виноват, что ты «не уживался в своем ауле”».
  • 16 октября всего за 30 минут в Telegram-канале «Радио Озодлик» появились десятки сообщений с угрозами и оскорблениями в адрес журналистов и их родственников. Сообщения содержали угрозы обезглавливания и сексуального насилия и сопровождались порнографией. В некоторых комментариях говорилось, что «реальная цель “Озодлика” – организовать мятеж в Узбекистане, нарушить мир и дискредитировать нашего президента». Угрозы поступили с анонимных учетных записей; сотрудники радио выяснили, что как минимум два сообщения были написаны аккаунтами, продвигающими в социальных сетях провластную позицию.

Помимо упомянутой Агнешки Пикулицки, попытки дискредитации были предприняты в отношении еще двоих журналистов:

  • 17 февраля анонимный пользователь в социальной сети для гей-знакомств опубликовал фотографию блогера и журналиста онлайн-издания Hook.report Влада Авдеева, назвав его геем.
  • 7 августа заместитель редактора онлайн-издания Qalampir.uz Феруза Нажмиддинова с видеооператором сняли рестораны и кафе в центре столицы, работающие после 20.00 несмотря на санитарный запрет. На следующий день в социальных сетях появилось видео с провокационным заголовком: мужчина и женщина, которых невозможно идентифицировать по видеозаписи, занимаются сексом на балконе. Утверждалось, что на видео Феруза Нажмиддинова. ГУВД начало доследственную проверку, но ее результаты неизвестны.

Зафиксировано пять атак, связанных с повреждением/отъемом имущества, транспорта, оборудования, документов, журналистских материалов, тиража печатных СМИ. Помимо уже упомянутого нападения на оператора телеканала UzReport Фаёза Бахтиёрова, которому повредили камеру, отметим следующее происшествие:

  • 23 апреля в Ходжейлийском районе Каракалпакстана на сходе местных жителей блогеру YouTube-канала Pikir запретили вести съемку. На видео также зафиксировано, что неизвестный нанес удар по его камере.

6/ АТАКИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЮРИДИЧЕСКИХ И/ИЛИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ

Атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов остаются основным методом давления на медиаработников в Узбекистане. С 2017 года количество атак в данной категории увеличилось в три раза. Основным методом давления является возбуждение уголовных, административных и гражданских дел – с 2020 года количество атак данного типа увеличилось в два раза.

В 2021 году было зафиксировано 12 инцидентов, связанных с уголовным/административным преследованием за клевету, оскорбление, нарушение неприкосновенности частной жизни; три случая уголовного/административного преследования за распространение фейков и 17 атак, связанных с уголовным/административным преследованием за мелкое хулиганство, незаконное изготовление, хранение, ввоз или распространение материалов религиозного содержания и другие правонарушения. Ниже перечислены самые громкие судебные дела (в хронологическом порядке).

  • 11 февраля Термезский городской суд по уголовным делам признал блогера Отабека Саттори виновным по статьям 40 («Клевета»), 41 («Оскорбление») и 202-2 («Распространение ложной информации») Кодекса об административной ответственности. Суд оштрафовал его на 940 долларов. В сообщении Генеральной прокуратуры утверждается, что блогер наказан за распространение в социальных сетях  «оскорблений и клеветы» в отношении сотрудников угольного склада Денау и зоопарка города Термеза – речь шла о присвоении имущества и «других незаконных действиях».
  • 22 апреля против блогера Миразиза Базарова было возбуждено уголовное дело по пункту «г» части 3 статьи 139 («Клевета») и статье 140 («Оскорбление») УК РУ. 29 апреля Базарова после месяца принудительной изоляции в больнице перевезли в ГУВД Ташкента, где над ним состоялся суд по возбужденному 22 апреля уголовному делу о клевете. По решению суда блогер был помещен под домашний арест без права пользования интернетом и телефоном.
  • 10 мая Музрабадский районный суд Сурхандарьинской области признал блогера Отабека Саттори виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями 139 («Клевета») и 165 («Вымогательство») УК РУ. Учитывая статьи 57 («Назначение более мягкого наказания»), 59 («Назначение наказания при совершении нескольких преступлений») и 61 («Правила зачета при сложении наказаний»), блогеру назначили наказание в виде лишения свободы сроком на 6 лет 6 месяцев. 
  • 27 мая в Кашкадарьинском областном суде начался открытый суд над тремя корреспондентами издания Effect.uz – Акбаром Нуримбетовым, Эльёром Таджибаевым и Хамидом Ахмедовым. Процесс был связан с делом Отабека Саттори. Журналистам были предъявлены обвинения по ст. 139 («Клевета»), ст. 140 («Оскорбление»), ст. 219 («Сопротивление представителю власти или лицу, выполняющему гражданский долг») и ст. 236 («Вмешательство в расследование или в разрешение судебных дел») УК РУ. Уголовное дело было возбуждено 7 апреля, после того как журналисты зашли к судье с просьбой допустить их на открытый процесс по делу Саттори. 3 ноября суд приговорил Хамида Ахмедова виновным и приговорил его к 2 годам 6 месяцам ограничения свободы, Нуримбетова – к 2 годам 6 месяцам ограничения свободы, Таджибаева – к трем годам лишения свободы с отбыванием срока в колонии-поселении.
  • 21 июня руководитель и один из учредителей издания Kun.uz Махсуджон Аскаров был оштрафован Чиланзарским районным судом по уголовным делам на 12,2 млн сумов ($1200) за материалы религиозного содержания, опубликованные на сайте (статья 184−2 КоАО «Незаконное изготовление, хранение, ввоз или распространение материалов религиозного содержания»). После решения суда узбекоязычная версия издания перестала публиковать новости. Административное дело было открыто по итогам религиоведческой экспертизы в рамках  интернет-мониторинга, проведенного Главным управлением по борьбе с терроризмом и экстремизмом МВД.
  • 15 июля Яшнабадский районный суд Ташкента назначил блогеру YouTube-канала «Куч бирдамликда» Озодбеку Курбанову наказание в виде административного ареста сроком на 15 суток по обвинению в мелком хулиганстве. По свидетельству активистов, на судебном процессе заявили, что блогер «оказал сопротивление представителю власти» и «оскорбил» сотрудника правоохранительных органов. Курбанов освещал процесс подачи коллективного заявления партии «Хакикат ва Тараккиёт» в Конституционный суд Узбекистана.
  • 30 сентября Учтепинский районный суд по уголовным делам вынес решение в отношении блогера Бобура Ганиева по статье 41 («Оскорбление») Административного кодекса. За использование слова «мент» ему назначен штраф в размере 505 долларов. Кроме того, суд признал блогера виновным по статье 194 («Невыполнение законных требований сотрудника органов внутренних дел») КоАО РУ и наложил штраф в размере 77 долларов. Ганиеву назначено также 15 суток ареста согласно статье 195 КоАО РУ («Противодействие выполнению служебного долга сотрудниками органов внутренних дел»). Корреспондента вынудили записать видеообращение с признанием вины. 30 сентября он был задержан после проверки документов и перепалки с сотрудниками МВД, в отделении на его смартфоне правоохранители «обнаружили» порнографические материалы.
  • 17 ноября было возбуждено административное дело по статье 202-2 Административного кодекса («Распространение ложной информации») против администратора сайта Оrginfo.uz Бобурмирзо Хамрокулова. Его обвиняют в публикации данных Госкомстата без заключения договора с ведомством, хотя эти данные находятся в открытом доступе. Возможная причина преследования – публикации о конфликте интересов в действиях ряда должностных лиц и их родственников.

В 2021 году зафиксировано два случая давления на родственников медиаработников.  Помимо вышеупомянутого допроса партнера Агнешки Пикулицки, это обыск у матери Миразиза Базарова.

  • 31 марта квартиру матери блогера Миразиза Базарова обыскали сотрудники правоохранительных органов, не предъявив протокол на обыск. Они забрали принадлежащие блогеру видеокамеру, фотоаппараты и старые телефоны.

Также стоит отметить, что в 2021 году зафиксировано три запрета на въезд в Узбекистан и один инцидент, связанный с насильственной депортацией (дело Пикулицкой).

  • 10 июня российского видеоблогера Искандара Кадырова, вылетевшего 10 июня из Москвы в город Карши, не пустили в Узбекистан и депортировали. Кадыров ведет сатирический видеоблог на узбекском языке «Искандар Македонский», у него 275 тысяч подписчиков.
  • 23 августа сотрудники Службы государственной безопасности (СГБ) Узбекистана и служащие погранично-таможенного поста «Гишткуприк» без объяснения причины не пропустили домой, на территорию Узбекистана, блогера Рузибая Азими, долгое время работавшего независимым журналистом (он сотрудничал с рядом независимых и западных СМИ, в частности, с «Голосом Америки»). Азими не был допущен в Узбекистан после двух лет вынужденной эмиграции.

В заключение приведем еще два примера давления на медиаработников.

  • 19 марта сотрудников Kun.uz Кахрамона Асланова и Махсуджона Аскарова, а также главного редактора онлайн-издания Daryo.uz Мухрима Аъзамходжаева вызвали на допрос в ГУВД Ташкента. Информацию об этом подтверждают три независимых друг от друга источника онлайн-издания Gazeta.uz. В пресс-службе ГУВД заявили, что «органы внутренних дел не имеют никакого отношения» к предполагаемому допросу журналистов.
  • 21 апреля редакция онлайн-издания Kun.uz заявила о регулярном вмешательстве в редакционную политику и принуждении к удалению материалов. Наиболее сильное давление исходит от Службы государственной безопасности.

ПРИЛОЖЕНИЕ 1: ОСНОВНЫЕ ТИПА АТАК, ВЫЯВЛЕННЫЕ ФОНДОМ

Физические атаки и угрозы жизни, свободе и здоровью

  • внезапная необъяснимая смерть
  • давление на работника СМИ посредством физического давления на родственников и близких
  • избиение, ранение, пытки, повлекшее смерть
  • исчезновение
  • карательная медицина, не повлекшая смерть
  • карательная медицина, повлекшая смерть
  • незаконный призыв на военную службу
  • несмертельная атака, избиение, ранение, пытки
  • несмертельный несчастный случай
  • покушение на убийство
  • попытка самоубийства
  • похищение, взятие в плен/ заложники, незаконное лишение свободы
  • самоубийство
  • сексуализированная агрессия, домогательство
  • сексуализированное насилие
  • смертельный несчастный случай
  • смерть в заключении или в результате потерянного в неволе здоровья
  • убийство

Атаки и угрозы нефизического характера и/или в киберпространстве

  • взлом электронной почты, аккаунтов в соцсетях, компьютера, смартфона
  • вынужденная эмиграция в результате нефизического давления 
  • давление на источник, в т.ч. угрозы насилием и смертью
  • давление на работника СМИ посредством нефизического давления на родственников и близких
  • дискредитация, распространение клеветы в отношении работника СМИ/СМИ
  • кибер, DDOS, хакерская атака на СМИ
  • незаконное воспрепятствование журналистской деятельности, лишение доступа к информации
  • повреждение/отъем имущества, транспорта, оборудования, документов, журналистских материалов, тиража печатных СМИ
  • повреждение/отъем рабочего/ жилого помещения
  • похищение, распространение личных данных, фишинг, доксинг
  • прослушка, слежка без разрешения суда
  • травля, запугивание, давление, угрозы насилием и смертью, в т.ч. в киберпространстве
  • троллинг

Атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов

  • административный арест, предварительное заключение, СИЗО, тюрьма
  • арест банковского счета/ имущества 
  • вынужденная эмиграция в результате юридического/ экономического давления
  • вынужденное прекращение журналистской деятельности/закрытие СМИ в связи с военнем положением и/или введением военной цензуры
  • выплата компенсации и судебных издержек по гражданским искам  
  • давление на работника СМИ посредством юридического и/ или экономического давления на родственников и близких
  • домашний арест
  • допрос
  • задержание
  • закрытие СМИ/блокировка ресурса в интернете/ арест тиража печатных СМИ  
  • запрет на въезд в страну, отказ в или отзыв визы и/или аккредитации
  • запрет на выезд из страны
  • запрет на занятие журналистской деятельностью
  • запрет определенных действий, обязательные работы и другие наказания по уголовным делам
  • заочный арест   
  • избирательное применение репрессивных законов
  • конфискация/отъем имущества, транспорта, оборудования, журналистских материалов
  • насильственная депортация, экстрадиция 
  • обыск без постановления суда
  • обыск по постановлению суда/ следователя
  • ограничение свободы передвижения внутри страны/ региона/населенного пункта без решения суда
  • ограничение свободы передвижения внутри страны/ региона/населенного пункта по решению суда
  • предупреждение, досудебная претензия, беседа, опрос и другие внепроцессуальные действия
  • преследование за оскорбление чести, достоинства, репутации; неприкосновенности частной жизни в гражданском порядке 
  • признание иностранным агентом 
  • прослушка, слежка по решению суда
  • суд, судебный процесс
  • увольнение/ вынужденное увольнение/ вынужденный уход из профессии
  • уголовное/административное преследование за клевету, оскорбление, нарушение неприкосновенности частной жизни (1) 
  • уголовное/административное преследование за распространение недостоверной информации и фейков (3)  
  • уголовное/административное преследование за экстремизм, связи с террористами, разжигании розни, возбуждение ненависти/ вражды, госизмену, призывы к свержению конституционного строя, реабилитацию нацизма (2)
  • уголовное/административное преследование, исключая (1), (2) и (3)
  • удаление или блокировка материала и/или выпуск опровержения
  • условный срок
  • штраф за несоблюдение закона об «иностранных агентах» в соответствии с КоАП 
  • штраф за несоблюдение закона об «иностранных агентах» в соответствии с УК  
  • штраф по делам об административных правонарушениях 

ПРИЛОЖЕНИЕ 2: ОТКРЫТЫЕ ИСТОЧНИКИ, КОТОРЫЕ БЫЛИ ИСПОЛЬЗОВАНЫ ДЛЯ СБОРА ДАННЫХ (АЗЕРБАЙДЖАН)

  • Туран — независимое информационное агентство. Агентство распространяет новости, аналитические статьи и обозрения из Азербайджана.
  • Meydan.TV —   еженедельный онлайн телеканал. Его миссия — информировать активных членов общества о состоянии дел в политике, экономике и социальной жизни; предоставить площадку для открытых и разнообразных дискуссий по всем актуальным вопросам, касающимся азербайджанского общества.
  • Voice of America — мультимедийная новостная организация в США, которая производит контент на более чем 45 языках мира для аудитории, имеющей ограниченный доступ к свободной прессе.
  • Toplum.TV –  азербайджанский новостной сайт.
  • Xural — азербайджанский новостной сайт.
  • Election Monitoring and Democracy Studies Center (EMDS) — неправительственная организация. Основные цели — мониторинг выборов и формирование демократических институтов в Азербайджане.
  • US Embassy in Azerbaijan – посольство Америки в Азербайджане.
  • Gozetci — новостной сайт Азербайджана. Целью портала является обобщение информации о нарушениях прав человека.
  • Azadliq Radiosu – cлужба «Радио Свобода» в Азербайджане.
  • Human Rights Club –  основан в День прав человека (10 декабря) в 2010 году группой молодых азербайджанских правозащитников. Основной целью организации является содействие защите и соблюдению прав человека и основных свобод, а также более широкое демократическое развитие в Азербайджане.
  • Novator —  новостной сайт Азербайджана.
  • BBC – служба британской вещательной корпорации в Азербайджане.

ПРИЛОЖЕНИЕ 3: ОТКРЫТЫЕ ИСТОЧНИКИ, КОТОРЫЕ БЫЛИ ИСПОЛЬЗОВАНЫ ДЛЯ СБОРА ДАННЫХ (КЫРГЫЗСТАН)

ПРИЛОЖЕНИЕ 4: ОТКРЫТЫЕ ИСТОЧНИКИ, КОТОРЫЕ БЫЛИ ИСПОЛЬЗОВАНЫ ДЛЯ СБОРА ДАННЫХ (КЫРГЫЗСТАН)

  • 24.kg – веб-сайт, информационное агентство, освещающее события в Кыргызстане
  • Kaktus.media – онлайн-медиа, освещающее события в Кыргызстане 
  • Kloop.kg – онлайн-медиа, освещающее и анализирующее события в Кыргызстане
  • Школа миротворчества и медиатехнологий в ЦА – некоммерческая организация, специализирующаяся на исследованиях в сфере медиа, ежегодных рейтингах свободы выражения и медиамониторингах
  • «Радио Азаттык» – кыргызстанская служба «Радио Свобода», ежедневно освещающая и анализирующая события в Кыргызстане
  • Knews.kg – информационное агентство, новости и аналитика
  • Телеграм-каналы и аккаунты в социальных сетях журналистов и СМИ Кыргызстана

ПРИЛОЖЕНИЕ 5: ОТКРЫТЫЕ ИСТОЧНИКИ, КОТОРЫЕ БЫЛИ ИСПОЛЬЗОВАНЫ ДЛЯ СБОРА ДАННЫХ (ТАДЖИКИСТАН)

  • «Радио Озоди» – таджикская служба Радио «Свобода».
  • «Репортеры без границ» (Reporters without Borders) – международная неправительственная организация, которая ведет политическую агитацию по вопросам, касающимся свободы информации и свободы прессы.
  • Комитет защиты журналистов (Committee to Protect Journalists) – международная неправительственная организация.
  • «Ахбор» – новостной портал, основанный в Праге таджикским журналистом Мирзо Салимпуром.
  • «Азия-Плюс» – независимое информационное агентство Таджикистана.
  • «Джумхурият» – государственная газета Таджикистана.
  • НИАТ «Ховар» – национальное информационное агентство Таджикистана.
  • Mediamarker.info – медийный портал на таджикском языке, базирующийся в Польше.
  • Payom.net – новостной портал Партии исламского возрождения Таджикистана.
  • Другие таджико-, русско- и англоязычные медиа, находящиеся в открытом доступе в сети интернет, а также социальные сети.

ПРИЛОЖЕНИЕ 6: ОТКРЫТЫЕ ИСТОЧНИКИ, КОТОРЫЕ БЫЛИ ИСПОЛЬЗОВАНЫ ДЛЯ СБОРА ДАННЫХ (ТУРКМЕНИСТАН)

ПРИЛОЖЕНИЕ 7: ОТКРЫТЫЕ ИСТОЧНИКИ, КОТОРЫЕ БЫЛИ ИСПОЛЬЗОВАНЫ ДЛЯ СБОРА ДАННЫХ (УЗБЕКИСТАН)

  • ИА Фергана — ресурс, посвященный событиям в Центральной Азии, базируется в России. 
  • Радио Озодлик  — узбекская служба радио «Свобода».
  • Центр-1 (Centre1.com) — независимая медиаорганизация, специализирующаяся на новостях из Центральной Азии.
  • Asiaterra -информационно-аналитический сайт о Центральной Азии.
  • Front Line Defenders — Международный фонд защиты, ирландская правозащитная организация, основанная в Дублине, Ирландия, в 2001 году. 
  • International Partnership for Human Rights (IPHR) – международное НКО со штаб-квартирой в Брюсселе, Бельгия. Создано весной 2008 года. 
  • Комитет защиты Журналистов (Committee to Protect Journalists) – международная неправительственная организация, занимающаяся защитой прав журналистов. 
  • Ассоциация Права человека в Центральной Азии (AHRCA) — независимая правозащитная организация. Инициаторами создания AHRCA стали граждане стран Центральной Азии, преследуемые по политическим мотивам.
  • ACCA.media — независимый правозащитный медиапроект. 
  • Русско- и узбекоязычные медиа, находящиеся в открытом доступе в сети интернет.