Рубрики
Новости

Как препятствовали работе журналистов 23 января

Статья подготовлена Елизаветой Кирпановой, спецкором «Новой Газеты».

23 января по всей России прошла акция протеста в поддержку оппозиционного политика Алексей Навального. Она стала рекордной по числу задержанных. По данным «ОВД-Инфо», в полицейские автозаки попали почти 3,9 тысячи человек. Больше полутора тысяч задержанных приходится на Москву, где в протестах, согласно разным подсчетам, приняли участие до 40 тысяч человек. Среди них оказались и журналисты. Полиция активно препятствовала освещению протестов. Несколько корреспондентов из разных изданий попали под удары дубинок и получили травмы. В числе пострадавших оказалась и я, спецкор «Новой Газеты» Елизавета Кирпанова.

Я освещала протесты на Пушкинской площади в Москве. На мне был ярко-желтый жилет с надписью «Пресса», на груди — пресс-карта с именем и должностью. При себе имелось редакционное задание и командировочное удостоверение. 

По закону, для работы на публичном мероприятии, даже не санкционированном, достаточно одной пресс-карты. Но на практике силовые структуры препятствуют работе журналиста и при ее наличии. Поэтому редакция всегда старается максимально подстраховать своих журналистов спецодеждой и различными документами.

Я собирала на Пушкинской площади комментарии у протестующих, делала фотографии и снимала видео того, как полицейские задерживали мирно стоявших людей. Звучали лозунги и аплодисменты, участники протестов держали красные плакаты с надписями «Не бойтесь. Не молчите», «Я против беззакония» и «Не боюсь бункерного деда». Затем люди начали выстраиваться в цепочку, отказываясь пропускать полицию вглубь площади. И оказались под ударами дубинок.

Около 14:25 между протестующими и силовиками произошла очередная стычка. В центре площади образовался пустой полукруг, в который попала я и еще несколько журналистов. Затем люди быстро начали его заполнять, оттесняя силовиков к дороге. В результате я попала в первую линию — лицом к лицу с полицейскими. Они стали кричать, чтобы люди отошли назад, но отойти было попросту некуда — мы были зажаты со всех сторон. И тут полицейские начали бить.

Мне прилетело дубинкой один раз: на голове сразу же образовалась крупная шишка и пошла кровь. Началась сильная давка, меня повалило на землю вместе с другими протестующими. Я с трудом могла дышать. Коллега-фотограф из Znak.com Георгий Марков, который тоже оказался на передовой, прикрыл меня сверху. Несколько ударов, которые предназначались мне, он принял на себя. В результате ему диагностировали закрытую черепно-мозговую травму и сотрясение мозга. Я отделалась «ушибом мягких тканей».

Елизавета Кирпанова

В похожую ситуацию попала моя коллега, спецкор «Новой» Татьяна Васильчук. «Первое, что стоит перед глазами, — огромные черные шлемы, за которыми в этот момент даже не видно глаз человека, и рука, которая замахнулась вверх и через секунду огреет дубинкой, — рассказывала она в репортаже. — Меня били по спине и по голове, и в какой-то момент я бросила телефон на асфальт, потому что нужно было закрыть голову руками». Еще одной коллеге — фотокорру «Новой» Виктории Одиссоновой — силовики разбили объектив.

По итогам акции Профсоюз журналистов зафиксировал минимум 58 случаев воспрепятствования журналистской деятельности. Среди них — 49 случаев задержания сотрудниковСМИ, три случая неправомерного задержания для проверки документов и шесть случаев физического насилия. Организация назвала протесты 23 января рекордными по числу нарушений прав журналистов.

25 января председатель Союза журналистов России Владимир Соловьев обратился к министру внутренних дел Владимиру Колокольцеву с просьбой взять под личный контроль проверку нарушений прав журналистов. На следующий день меня и Татьяну Васильчук вызвали в управление собственной безопасности МВД по Москве. Мы подали заявления с просьбой привлечь сотрудников полиции, применивших к нам силу, к уголовной ответственности.

Кремль, в свою очередь, заявил, что «на фоне агрессивных действий участников несогласованных акций идентифицировать прессу порой бывает сложно». Впрочем, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков признал, что во время работы органов правопорядка на акции действительно были «печальные моменты», во время которых они проявили «необоснованнуюгрубость». 

Избежать подобной «грубости» практически невозможно, если вы — журналист в России, но вот несколько советов, которые могут помочь во время освещения несогласованной акции:

  1. Регулярно отписывайтесь своим коллегами. Очень часто на акциях глушат интернет, поэтому не стесняйтесь им звонить, даже если с вами все в порядке.
  2. Наденьте жилет «Пресса» и повесьте на шею пресс-карту. Сама одежда для митинга должна быть удобной, которую, если что, будет не жалко выбросить.
  3. Старайтесь избегать эпицентра событий. Займите позицию, с которой удобно наблюдать за происходящим и есть пути отхода в более безопасное место.
  4. Возьмите с собой минимальную аптечку. Бинт, пластырь, антисептик и бутылку негазированной воды, чтобы можно было промыть рану.
  5. Если вы пострадали, немедленно обратитесь в травмпункт. Врачи поставят диагноз и засвидетельствуют травмы. Без этого дальнейшие правовые действия невозможны.

         И самое главное — помните, что журналист имеет право отказаться освещать мероприятие, которое считает для себя опасным. Ни одна журналистская история не стоит вашего здоровья и жизни.

Фото: Роман Вдовиченко