Рубрики
Новости

Как журналистам подготовиться к объявлению “иноагентами”

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА

Фото: Руслан Терехов / SOTA

Статья подготовлена Петром Маняхиным, журналистом из Новосибирска. Ранее Пётр сотрудничал с изданиями «Проект» (признан нежелательной организацией), «Тайга.Инфо» и «Батенька, да вы трансформер».

В этой маркировке, или, как мы ее прозвали в иностранно-агентурной среде, “плашке” много неопределенности. Сообщение или материал? Создано или распространено? И или или? Примерно столько же, сколько будет в вашей жизни после признания “СМИ-иноагентом”.

Это произойдет весьма неожиданно. Просто кто-то в админке сайта Минюста обновит “Реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента”. Никаких тебе исков или предупреждений. Даже “экстремистам” дают время на подготовку к формальному, но суду. А я два месяца называю себя “иностранным агентом”, не получив даже уведомления по почте.

После дополнительных разъяснений Минюста все журналистское сообщество неожиданно осознало, что “СМИ-иноагентом” может стать любой. Это было давным-давно написано в так называемом законе, но почему-то дошло только сейчас. “СМИ-иноагент” — это тот, кто что-то где-то публикует и когда-то получил деньги не из России. Граница “иноагентства” проходит по пользователю инстаграма, который выкладывает фотографии цветов и несколько лет работал в российской компании, которая получала зарубежное финансирование (да, это тоже считается!). При желании в иноагенты можно записать всех. Очевидно, что такое желание определенно есть в отношении независимых от властей журналистов.

Скорее всего вы узнаете от коллег, которые напишут или позвонят вам за комментарием. Это вообще довольно интересно — оказаться с другой стороны новостей. Бесконечный поток звонков и сообщений — самое сильное впечатление первого дня в новом статусе. Сначала все это ошарашивает, потом слегка успокаивает, потому что почти все выражают поддержку (даже те, кого уже стыдно называть коллегами — видимо, в  надежде получить комментарий). Но потом накрывает окончательно. Такое большое внимание к твоей маленькой персоне может означать одно — случилось что-то страшное.

Если не обращать внимания на то, что государство публично внесло тебя в список своих врагов, то случилось вот что:

  1. В любом посте, твите и, естественно, журналистском материале появился бюрократический верлибр из 24 слов;
  2. Каждый квартал нужно писать подробный отчет в Минюст о всех своих тратах, поэтому личная жизнь больше не личная;
  3. Нужно учредить юридическое лицо, а для этого познать все прелести бюрократии и потратить денег (в перспективе много).

Довольно мягко, учитывая, какому давлению подвергаются многие коллеги — их убивают и сажают в тюрьмы. Но у каждой нормы так называемого закона об иноагентах есть двойное дно.

За любую ошибку в отчете или забытое “ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ” на фотографии заката в личном инстаграме можно получить штраф. Потом второй. Вместо третьего заботливый законодатель предусмотрел уголовное дело — до двух лет реального срока.

Заполнить отчет правильно практически невозможно, потому что он создан для НКО. А жизнедеятельность человека слегка отличается от жизнедеятельности юридического лица, даже если Минюст утверждает обратное. Чтобы все-таки приблизить себя к юрлицу, приходится запретить себе снимать наличные, переводить деньги другим людям (их за это, кстати, могут тоже признать иноагентами) или получать что-то от них. Потому что какой документ-основание для снятия наличных на проезд в маршрутке? Где договор на подарок другу?

У вас вообще будет много проблем с деньгами. Если, не дай бог, ваше издание закроется, как, например, произошло у меня, когда “Проект” признали “нежелательной организацией”, будет очень сложно. Остаются только те СМИ, которые уже признаны иноагентами, и немного смелых изданий, которые, видимо, тоже скоро пополнят реестр.

Отвернутся даже многие из тех, кого вы считали хорошими. Кто-то не хочет публиковать 24 слова под заголовком, кто-то боится “неформальных” последствий (хотя закон не запрещает работать с иноагентами), а кто-то просто “посоветуется с людьми” и откажет. Хуже, когда отказ приходит уже тогда, когда обо всем договорились. Поэтому, если вы хотите помочь иноагентам устроиться на работу, убедитесь, что можете это сделать.

С другой стороны, в ближайшее время после появления фамилии в реестре Миюста работа не понадобится. Все ресурсы будет сжирать бюрократия. Нужно же учредитель юридическое лицо, причем, за месяц. Сделать это и так непросто, а иноагенту особенно. С разными трудностями в госорганах при регистрации ООО столкнулись почти все журналисты, признанные иноагентами.

Это хороший пример для понимания уровня бюрократии, с которой предстоит столкнуться. Вас обязывают собрать кучу бумаг, зарегистрировать компанию, которая не будет производить ничего, кроме отчетов. Для этого нужно разобраться в различных приказах, указах, жалованных грамотах и уложениях. Когда вы достигли чиновничьего дзена и можете сами писать так называемые законы, оказывается, что на них всем плевать.

Вот Минюст требует, чтобы его уведомили о регистрации юрлица, потому что там, видимо, не умеют пользоваться коммерческими реестрами. В приказе министерства сказано, что это можно сделать электронно. Но на самом деле нельзя — только по почте. Об этом расскажут не сразу, а когда почти все сроки выйдут. То есть иноагенты должны следить за каждой закорючкой, чтобы не сесть в тюрьму, а госорган может наплевать на свое же распоряжение.

Все это, конечно, не способствует психологическому спокойствию и продуктивности. Шатает от “ха-ха, я иностранное СМИ” до “все против меня”. Привыкать к жизни в статусе “СМИ-иноагента” очень сложно и, видимо, очень долго. Именно поэтому каждому российскому журналисту, который пишет что-то, кроме хвалебных од, нужно начать привыкать уже сейчас. Поверьте, найти у вас зарубежное финансирование — это дело техники. В конце концов можно попросить какого-нибудь иностранца перевести вам денег.

Есть несколько советов, которые помогут не сойти с ума:

  1. Найдите юристов, которые имеют опыт работы с “иностранными агентами”. Они помогут совладать с бюрократией и, в общем, дадут хоть какое-то ощущение безопасности, которого вмиг лишает Минюст. Мне помогает Центр защиты прав СМИ (признан иноагентом, а поддержать их можно здесь). Но иноагентам помогают и другие правозащитники;
  2. Позаботьтесь о том, чтобы у вас были деньги на какое-то время без работы. Совет для общей финансовой грамотности, но тут еще хорошо бы, чтобы эти деньги были в безопасности во всех смыслах;
  3. Постарайтесь осмыслить свое новое положение. Кажется, лучше всего помогает ирония и работа. Это все хорошо получается объединять у моих бывших коллег Сони Гройсман и Оли Чураковой (признаны СМИ-иноагентами) в подкасте “Привет, ты иноагент”.
  4. Помните, что вы не одни, и рядом всегда окажутся люди, которые поддержат и помогут. Их гораздо больше, чем кажется.