Рубрики
Доклады

Атаки на медиаработников в 2020 году. Группа 1: Азербайджан, Таджикистан, Туркменистан

АЗЕРБАЙДЖАН

Независимое экспертное мнение о Докладе по атакам на медиаработников в Азербайджане

СМИ в Азербайджане переживают один из самых трудных периодов в своей истории. Помимо атак против отдельных критиков правительства, отсутствие механизмов институциональной поддержки и доступа к свободной и справедливой судебной системе отрицательно сказываются на способности профессионально и эффективно освещать новости. 

Цифры говорят сами за себя. В стране совершенно не осталось независимых или оппозиционных печатных СМИ. Телевизионные каналы строго контролируются, и зрители не помнят, когда они в последний раз видели или слышали оппозиционеров на телевидении или радио. Оппозиция использует интернет-медиа, чтобы дотянуться до своей аудитории, но, как сообщается в докладе, те, кто предоставляет им эфирное время, подвергаются кибер- и физическим атакам со стороны правительства.   

Неправительственные организации, которые раньше поддерживали журналистов, представляя их в судах и оказывая им правовую и техническую помощь, в Азербайджане запрещены, а руководители таких НПО подвергаются арестам, замораживанию банковских счетов и запретам на выезд из страны.  

Независимые и поддерживающие оппозицию веб-сайты блокируются постановлениями судов и без них, их работе препятствуют кибератаки, а журналисты, редакторы и члены их семей становятся объектами отвратительного шантажа и преследования.

Большинство местных журналистов, работающих в СМИ и базирующихся за рубежом из соображений безопасности, вынуждены работать анонимно, поскольку правительство осуществляет судебное преследование тех, кто сотрудничает с иностранными СМИ без аккредитации. Аккредитация должна предоставляться министерством иностранных дел, которое просто не отвечает на запросы. 

Блогеры и журналисты, разоблачающие коррупцию государственных чиновников, не имеют институциональной поддержки, рынка для их репортажей и возможности привлечения ресурсов. Кроме того, блогеры и журналисты подвергаются слежке, что дополнительно затрудняет обеспечение безопасности осведомителей и источников информации.   

Доступ к информации как никогда затруднен, поскольку правительство предоставляет доступ к должностным лицам и документам только подконтрольным средствам массовой информации. Журналистам не хватает средств для подачи исков о нарушении свободы доступа к информации, а адвокаты, защищающие журналистов в судах, подвергаются лишению звания статуса адвоката и нападениям со стороны Ассоциации адвокатов, контролируемой правительством. Правительство одобряет нападки на критиков в подконтрольных СМИ, награждая тех, кто играет активную роль в очернении блогеров и журналистов.  

Слежка, как физическая, так и в сети со стороны служб государственной безопасности является постоянной проблемой, в результате чего персональная информация и личная жизнь журналистов часто становятся достоянием подконтрольных правительству СМИ.  

Пользователи социальных сетей, критикующие полицию и президента, подвергаются административным арестам, произвольным задержаниям и физическому насилию. Критики правительства довольно подвергаются крупномасштабным атакам троллей, которые со всей очевидностью организованы правящей партией.  

Положение со свободой СМИ в Азербайджане тяжелое, но не безнадежное. Несмотря на все трудности, профессия журналиста по-прежнему привлекает молодое поколение, которое стремится повысить свой потенциал в ограниченном количестве доступных образовательных проектов.   

Хадиджа Исмаилова

Журналист-расследователь и тренер по безопасности 

Автор доклада — Халед Агалиев, юрист и специалист по праву СМИ в Азербайджане. 

1/ ГЛАВНЫЕ ИТОГИ

В ходе исследования было выявлено и проанализировано 194 случая атак/угроз в отношении профессиональных и гражданских работников СМИ и редакций традиционных и онлайн-изданий в Азербайджане в 2020 году.  Данные были собраны методом контент-анализа по открытым источникам на русском, азербайджанском и английском языках. Также были использованы экспертные интервью журналистов, подвергшихся нападению, и их адвокатов. Список основных источников представлен в Приложении 2. 

  1. Количество атак на журналистов и работников СМИ в 2020 году в сравнении с 2019 годом осталось практически на прежнем уровне – разница составляет всего 5,4%. 
  2. Как и раньше, основной метод давления на журналистов, блогеров и работников СМИ в Азербайджане – атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов. Превалируют судебные процессы и задержания.
  3. В феврале в Азербайджане прошли парламентские выборы. Журналисты, работавшие на акциях протеста после выборов, подвергались физическому давлению со стороны представителей власти. 
  4. Представители власти активно использовали карантинные ограничения и войну в Карабахе для ущемления свободы слова и создания помех журналистам. 
  5. Основной метод нефизического давления – кибератаки на сайты независимых СМИ. В 2020 году было зафиксировано 10 таких инцидентов.

В настоящий доклад не вошли атаки на журналистов, связанные с войной в Нагорном Карабахе.

2/ ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ И СМИ В АЗЕРБАЙДЖАНЕ

Согласно ежегодным отчетам «Репортеров без границ», ситуация со свободой СМИ в Азербайджане продолжает ухудшаться. В 2020 году страна заняла 168-е место в общемировом рейтинге, опустившись на 5 позиций за два года. 

Согласно отчету Freedom of the Net за 2020 год, составленному Freedom House, в Азербайджане отсутствует свобода интернета – страна набрала 38 из 100 баллов. Еще  в 2017 году интернет в Азербайджане считался «частично свободным» (42 из 100 баллов). Freedom House отмечает низкое качество подключения, жесткий государственный контроль в сфере информационных и коммуникационных технологий, манипулирование информационным пространством со стороны государства и блокировки сайтов, на которых публикуются нежелательные для правительства новости.

Количество зарегистрированных в Азербайджане средств массовой информации, по официальным данным, превышает 5000. Реально действующих СМИ и других медиаструктур значительно меньше: около 50 информационных агентств, 300 новостных и аналитических веб-сайтов, около 300 газет и журналов.

Функционирует Совет прессы, который был учрежден как общественное объединение. Однако фактически эта структура находится под контролем правительства. Кроме того, в Азербайджане есть Фонд государственной поддержки средств массовой информации, поддерживающий печатные СМИ. Этот фонд создан и финансируется государством. Печатные СМИ зависят от ежегодных государственных дотаций. Фонд также строит дома для журналистов, предоставляя им бесплатное жилье.

На территории Азербайджана функционируют 94 теле- и радиовещателей: 12 общенациональных и 12 региональных телевещателей, 16 радиовещателей, 3 оператора спутникового телевидения, 17 операторов кабельных сетей, 32 оператора IPTV и 2 оператора спутникового вещания зарубежных телеканалов. Сфера телерадиовещания регулируется Национальным советом по телевидению и радио – государственной структурой. Из госбюджета Совету периодически выделяются средства, которые распределяются между телерадиовещателями.

Печатные и вещательные (телерадио) СМИ практически полностью контролируются правительством. Эти СМИ в основном зависят от государственных дотаций. Общий объем рекламного рынка СМИ в стране составляет 5-6 миллионов долларов. Этот показатель в десятки раз меньше, чем в соседних странах. Поскольку бизнес находится под политическим контролем, СМИ лишены основного источника дохода – рекламы.

Интернет-СМИ в значительной степени свободны от контроля правительства. Однако независимые интернет-СМИ также не имеют достаточного дохода от рекламы. Они финансируются в основном за счет грантов донорских организаций. В последние годы правительство выступает с инициативами в области регулирования интернет-СМИ.

Анализ собранных данных показывает, что методы устрашения работников СМИ в Азербайджане остались прежними:

  • Физическому и нефизическому давлению, как правило, подвергаются независимые СМИ, которые критикуют правительство, и журналисты, работающие в таких СМИ.
  • Независимых и оппозиционных журналистов и блогеров задерживают сотрудники правоохранительных органов, их профессиональное оборудование конфискуют или повреждают.
  • Журналисты, в отношении которых возбуждено уголовное дело, как правило, содержатся под стражей до суда.
  • Журналисты подвергаются физическому давлению, их избивают; правовые механизмы, защищающие журналистов от грубого физического давления, не работают.
  • К журналистам и СМИ часто подают уголовные и гражданские иски о клевете и оскорблениях, судебная практика в этой области совершенно не соответствует практике Европейского суда по правам человека.
  • Блокировка интернет-медиа стала обычным явлением; парламент страны внес в законодательство дополнительные нормы, облегчающие блокировку.
  • СМИ, публикующие материалы, которые не нравятся правительству, подвергаются кибератакам.

3/ ОБЩИЙ АНАЛИЗ АТАК

На данном графике представлено общее количество атак на журналистов, блогеров и других работников СМИ в Азербайджане с января 2017 года по декабрь 2020 года. В сравнении с 2019 годом количество атак в 2020 году осталось почти на прежнем уровне, сократившись на 5%.

Количество физических атак и угроз нефизического характера и/или в киберпространстве осталось примерно на уровне 2019 года, немного увеличившись. Атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов продолжают оставаться превалирующим методом давления властей на работников СМИ. Однако по сравнению с 2019 годом их количество сократилось на 8%.

Следует также учитывать, что в 2020 году в Азербайджане в связи с пандемией COVID-19, а также войной в Нагорном Карабахе  (сентябрь-ноябрь) в отношении журналистов были применены жесткие ограничительные меры.

В целях более точного отражения комбинированных нападений на работников СМИ в 2020 году мы вводим новую категорию атак – гибридные.

Гибридными мы называем систематические преследования какого-либо издания или работника СМИ с использованием инструментов из двух и более категорий нападений: физических, нефизических и юридических/экономических. Такое комбинирование силовых и/или несиловых методов с юридическими механизмами воздействия на неугодных журналистов производится в расчете на их деморализацию, самоцензуру, уход из профессии и даже из жизни. 

Ниже представлен список журналистов и блогеров, которые подвергались наиболее интенсивным гибридным атакам в 2020 году.

4/ ДАВЛЕНИЕ НА ЖУРНАЛИСТОВ ПОД ПРЕДЛОГОМ ОГРАНИЧЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С ПАНДЕМИЕЙ COVID-19

Ограничения, введенные в Азербайджане в связи с пандемией COVID-19, создали дополнительные проблемы для СМИ. С связи с пандемией с марта 2020 года начали действовать строгие карантинные ограничения и правила. Их правомерность была спорной: законодательство страны допускает применение таких жестких мер в случае введения чрезвычайного положения, однако ЧП объявлено не было.

На первом этапе карантинных мер, которые продлились до конца мая, журналистскую деятельность могли свободно осуществлять только обладатели редакционных удостоверений. Журналисты, блогеры и фоторепортеры, не состоящие в штате СМИ, фактически были лишены возможности свободно работать. На территории страны была введена система смс-разрешений для выхода из дома сроком на 2 часа. Журналистам-фрилансерам приходилось укладываться в эти временные рамки.

С июня начался второй этап ужесточения карантинных мер: из всех журналистов работать разрешили только сотрудникам государственного телевидения. Этот режим был постепенно смягчен. Журналисты, зарегистрированные в государственной системе разрешений, могли свободно работать. Однако в отношении незарегистрированных журналистов-фрилансеров ограничения продолжали действовать.

В Карте медиарисков зафиксировано 24 инцидента, связанных с карантинными ограничениями. Во всех случаях, кроме одного, речь идет об атаках с использованием юридических и/или экономических механизмов. 

  • 9 апреля сотрудник новостного портала 7gun.az Натиг Исбатов был задержан при исполнении профессиональных обязанностей и доставлен в управление полиции. На следующий день суд признал его виновным и назначил 30 суток административного ареста.  Вместе с Исбатовым была задержана сотрудница новостного портала azel.tv Севиндж Садыгова. После официального предупреждения ее отпустили.
  • 12 апреля сотрудник онлайн-телеканала Kanal24 Ибрагим Вазиров был доставлен в управление полиции Ширванского района за нарушение карантинного режима. Вазиров был признан виновным в неподчинении полиции. Суд назначил ему 25 суток административного ареста.
  • 14 апреля сотрудник онлайн-телеканала Doğru TV Мирсахиб Рахилоглу был доставлен в управление полиции Ширванского района за нарушение карантинного режима. Рахилоглу признали виновным в неподчинении полиции и осудили на 20 суток административного ареста.
  • 21 апреля пишущий на военные темы журналист-фрилансер Эльгюн Гянджимсой был задержан сотрудниками Агдамского районного управления полиции. Его обвинили в нарушении правил карантина, несмотря на то что он предъявил журналистское удостоверение. Суд признал журналиста виновным в нарушении карантинного режима и сопротивлении полиции. Гянджимсой был арестован на 20 суток. 
  • 22 апреля журналист Исмаил Исламоглу был задержан сотрудниками полиции в Ширванском районе. Журналист предъявил пресс-карту, но все же был обвинен в нарушении правил карантина. Суд приговорил его к 25 суткам административного ареста.
  • 28 апреля сотрудница оппозиционной газеты «Азадлыг» Саадет Джахангиргызы около 12 часов дня была задержана у подъезда дома, где проживает Али Керимли, лидер оппозиционной партии «Народный фронт Азербайджана».  Журналистку удерживали в отделении полиции до четырех часов дня и назначили штраф 100 манатов за нарушение карантинного режима, несмотря на то что Джахангиргызы показала журналистское удостоверение.
  • 1 июня на студенческой акции у Министерства образования сотрудники полиции задержали независимого журналиста Вугара Мирзабека. Он был оштрафован в административном порядке за нарушение карантинных правил.
  • 2 июля блогерку Фатиму Мовламлы оштрафовали за нарушение правил карантина. Полицейские задержали Мовламлы по дороге на работу. Она предъявила пресс-карту и тем не менее была оштрафована на 200 манатов.
  • 15 июля пропал блогер Ибрагим Тюрксой. В течение пяти дней его местонахождение было неизвестно, а затем его близкие выяснили, что блогер арестован на 15 суток за нарушение правил карантина.

Один инцидент, связанный с физическим давлением, произошел 16 мая. В колонии номер 17 были зафиксированы случаи инфицирования коронавирусом, и в учреждении был объявлен карантинный режим. Сообщается, что сотрудник газеты «Азадлыг» Эльчин Исмаиллы был заключен в карцер на пять суток под тем предлогом, что якобы не носил маску. На самом деле Исмаиллы наказали за критику санитарных мер, принятых руководством колонии.

5/ ФИЗИЧЕСКИЕ АТАКИ И УГРОЗЫ ЖИЗНИ, СВОБОДЕ И ЗДОРОВЬЮ

В 2020 году журналисты и работники СМИ в Азербайджане не менее 32 раз подвергались физическому давлению. Все зафиксированные случаи относятся к подкатегории несмертельных атак, избиений, ранений, пыток.

В 30 случаях физические атаки исходили от представителей власти. Чаще всего такие инциденты происходили во время работы журналистов на массовых мероприятиях или акциях протеста. Почти все журналисты, столкнувшиеся с физическим давлением, были представителями независимых СМИ. 

В феврале в Азербайджане прошли парламентские выборы. Журналисты, освещавшие акции протеста после выборов, подверглись давлению. Большинству журналистов, собиравших информацию об акции у здания Центральной избирательной комиссии в начале февраля, чинили препятствия, а в некоторых случаях против них применялось насилие.

  • 6 февраля на встрече кандидата в депутаты Айдына Мирзазаде с избирателями в городе Мингячевире журналисту Эльчину Гасанзаде не позволили сделать аудиозапись и провести съемку. Гасанзаде был задержан с применением силы.
  • 11 февраля редактор сайта Basta.info Мустафа Гаджибейли был жестоко избит полицейскими. Его задержали во время разгона акции перед зданием ЦИК против фальсификации итогов парламентских выборов. В тот же день были задержаны с применением силы и получили физические травмы журналистки Meydan TV Айнур Эльгюнаш, Айтадж Тапдыг и Севиндж Аббасова (Вагифгызы), а также журналист-расследователь Хадиджа Исмаилова.

Физические атаки на журналистов совершались и во время других акций протеста.

  • 8 марта в Баку состоялся марш против насилия в отношении женщин. Журналисты, работавшие на акции, подверглись нападениям со стороны полицейских. Сотрудница Meydan TV Изольда Агаева получила царапину на горле в результате вмешательства полиции. Журналистка Meydan TV Айсель Умудова, снимавшая задержания участников акции, сама была задержана на несколько часов. В отделении полиции представители власти потребовали стереть видеозапись. Журналистку Toplum TV Зарифу Новруз ударили по руке, в результате чего у нее упал и разбился телефон. Ее пресс-карта была разорвана. Также подверглись давлению корреспонденты агентства Turan Азиз Керимов и Татьяна Крючкина, Фаргана Новрузова (azadliq.info), Наргиз Абдсаламова (Mikroskop Media) и Самира Али (anews.az).
  • 18 марта на акции протеста группы граждан перед посольством Турции был избит фото- видеооператор радио «Азадлыг» Рамин Деко. Фрилансеры Тебриз Мирзаев, Нурлан Гахраманлы и Теймур Керимли также подверглись физическому насилию и получили травмы различной тяжести.
  • 27 августа полиция пресекла акцию защитников животных, организованную Ниджатом Исмайловым в Наримановском районе столицы. Акция проводилась в связи с убийством шести бездомных собак в зоне заброшенных строек. Полиция оказала физическое давление на журналистов, которые освещали акцию (Нурлан Гахраманлы, Теймур Керимли, Аваз Хафизли). Полицейские били и толкали журналистов, а также отобрали их телефоны, фото- и видеоаппаратуру, которую вернули только после акции.
  • 9 сентября журналистка Azel.TV Севиндж Садыгова сильно пострадала во время освещения протестной акции в защиту политзаключенного Тофига Ягублу у здания Низаминского районного суда. В ходе съемок полицейские сильно толкнули Садыгову, и она упала, повредив ногу. «Пострадали и другие коллеги. Некоторых также повалили, у них выбили из рук камеры и диктофоны», – отметила Садыгова.

Было зафиксирована одна атака со стороны неизвестных. Предположительно она также была совершена представителями власти или по их поручению: 

  • 31 августа журналист Рафаэль Гусейнзаде был избит неизвестными. Журналист сообщил, что безотлагательно подал жалобу в Министерство внутренних дел и полицию, однако ничего не было предпринято. По мнению журналиста, его избили за рассказ о насилии, которому он ранее подвергся в полиции.

Кроме того, зафиксирован один случай несмертельной атаки на территории Бельгии: 

  • 24 июля журналистка REAL TV Хатира Сардаргизы, готовившая репортаж о столкновении между азербайджанцами и армянами в Брюсселе, была избита и получила легкие травмы. 

Также был зафиксирован один случай, связанный с пытками в тюрьме:

  • 6 августа арестованный основатель и главный редактор сайтов Xeberman.com и Press-az Полад Асланов начал голодовку в знак протеста против ареста по фиктивному обвинению. По словам жены журналиста, на него оказывают давление в тюрьме. «Из-за начала голодовки Асланов был выведен из камеры на трех человек и помещен в туалет, на него оказывают давление, чтобы он прекратил голодовку», – заявила его жена.

Национальное законодательство защищает журналистов от физических атак. За физическое нападение на журналистов предусмотрена уголовная ответственность. Однако в течение года уголовная статья о воспрепятствовании законной профессиональной деятельности журналиста не была применена ни разу.

6/ АТАКИ И УГРОЗЫ НЕФИЗИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА И/ИЛИ В КИБЕРПРОСТРАНСТВЕ

В 2020 году было зафиксировано 33 инцидента, связанных с атаками и угрозами нефизического характера и/или в киберпространстве. В основном таким атакам подвергались независимые и оппозиционные СМИ. Основными методами в данной категории являются травля, запугивание, давление, угрозы насилием и смертью, в том числе в киберпространстве (10), и кибер-, DDoS-, хакерские атаки на СМИ (10).

В течение года как минимум 4 раза кибератакам подвергались близкий к оппозиционным политическим партиям сайт Bastainfo.com, а также ресурсы Bastainfo.com на других доменах: 

  • 31 января был атакован информационный портал basta2.com. Несколько дней доступ к сайту был закрыт.
  • 31 января страница в Facebook сайта Bastainfo.com подверглась кибератаке. В результате был изменен владелец паблика и сократилось количество «лайков» страницы.
  • 22 апреля информационный портал Basta в очередной раз подвергся хакерской атаке. «Атака была вчера, сайт разрушен», – сказал редактор сайта Мустафа Гаджибейли. «Большими усилиями удалось восстановить сайт и страницу (после атак 31 января. – Ред.), но вчера сайт был вновь разрушен. Мы считаем, что это сделано по заказу властей», – отметил Гаджибейли. 
  • 10 сентября была вновь взломана страница в Facebook сайта Bastainfo.com.

Кроме того, с 15 по 19 мая кибератаке подверглись сайт информационного агентства Turan и contact.az. В результате содержание сайтов было изменено. Часть материалов была удалена, восстановить их не удалось. 

24 июня кибератакам также подверглись другие медиаресурсы, критикующие правительство, – arqument.az и toplum.tv. 22 апреля была совершена атака на сайт abzas.net. Статьи на сайтах были удалены, в некоторых случаях – изменены. Страница сайта arqument.az в Facebook также подверглась нападению. 12 000 подписчиков страницы и новости, опубликованные до марта, были удалены.

В двух случаях атакам подвергались личные аккаунты электронной почты журналистов и страницы в социальных сетях:

  • 2 марта новостной портал anews.az подвергся кибератаке. Нападавшие попытались захватить страницу сайта в Facebook. Атаки были совершены также на личный аккаунт редактора сайта Наили Балаевой в Facebook. Были удалены фрагменты переписки.
  • 9 июля несколько активистов, журналистов и медиаорганизаций в Азербайджане потеряли контроль над своими аккаунтами в социальных сетях, в их числе журналистка-фрилансер Айсель Умудова. Учетные записи в Facebook были взломаны и деактивированы с использованием удостоверений личности. Жертвы получили сообщения от Facebook о запросе неизвестных лиц с использованием их идентификационных карт для авторизации их учетной записи. Об этом говорится в заявлении «Группы гражданского общества Азербайджана».

Одним из распространенных методов нефизического давления была травля, запугивание, давление, угрозы насилием и смертью, в том числе в киберпространстве. В 7 из 10 случаев атаки исходили от представителей власти.

  • 4 мая корреспондент anews.az Заур Гамбаров заявил, что его избили два человека, в том числе сотрудник Государственного фонда социальной защиты (ГФСЗ). По словам Ганбарова, инцидент произошел, когда он отправился по заданию редакции в отделение ГФСЗ для расследования поступившей на сайт жалобы местного жителя. Когда журналист стал записывать разговор на телефон, водитель ГФСЗ вошел в кабинет и начал ему угрожать. Позже глава отделения вышел на шум и вырвал телефон из рук журналиста. По словам журналиста, насилие сопровождалось угрозами арестовать его за критические статьи об администрации района.
  • 8 мая журналистка Хадиджа Исмаилова сообщила на своей странице в Facebook, что человек в штатском постучал в дверь квартиры ее сестры, где журналистка находилась во время карантина. Человек сказал, что он из полиции, не представился и попросил доступ к записям с камер наблюдения – якобы для расследования ограбления. Исмаилова отказалась его впускать и попросила прийти с постановлением суда. Визитер вызвал участкового. Они продолжали стучать в дверь, запугивать журналистку и угрожать ей штрафом.
  • 21 мая журналист Эльчин Гасанзаде обратился в правозащитные организации и медиа с жалобой на преследования. «Вот уже два дня начальник ЖЭК номер 4 города Мингячевир приходит к владельцу моей съемной квартиры и требует, чтобы он выселил меня – «радикального оппозиционера». Чиновник угрожает владельцу квартиры проблемами за то, что, «приютив радикального оппозиционера», он выступает «против государственности». Аналогичным образом оказывается давление на родителей моей супруги. А начальник ЖЭК номер 5 оказывает давление на владельцы чайханы, которую я посещаю, чтобы он больше меня не пускал туда», – отмечает Гасанзаде. По мнению Гасанзаде, давление на него исходит от руководства исполнительной власти Мингячевира.
  • 16 августа независимую журналистку Гюлер Мехдизаде вызвали в Министерство внутренних дел. Журналистка критиковала карантинные меры и деятельность полиции. Ей позвонили из министерства и попросили приехать. Мехдизаде отказалась являться в МВД без официальной повестки.

К атакам, которые исходили от неизвестных или не от представителей власти, относятся следующие случаи:

  • 23 мая руководителю Reaksiya TV Зауру Гарибоглу в социальных сетях поступали угрозы смертью за его материалы.
  • 28 июля в социальных сетях началась кампания против журналиста Yukselish.info Эльчина Гасанзаде. В Facebook стали требовать изгнания журналиста из Мингячевира. В своем заявлении Гасанзаде считает, что за этой кампанией стоит руководство города. Журналист сказал, что таким образом его пытаются заставить замолчать.
  • 8 декабря журналистка Арзу Гейбулла подверглась организованной травле в интернете после публикации статьи о ней на портале AzLogos. В статье утверждается, что журналистка проявила неуважение к азербайджанским героям и жертвам войны с Арменией.

7/ АТАКИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЮРИДИЧЕСКИХ И/ИЛИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ

В 2020 году было зафиксировано 129 атак с использованием юридических и/или экономических механизмов. В 106 случаях атаки исходили от представителей власти. Основными методами давления были судебные процессы (27), задержания (27) и административные аресты, предварительное заключение, СИЗО, тюрьма (13). Журналисты были привлечены к суду за клевету и оскорбления, а также по другим обвинениям. Наиболее заметными инцидентами были задержания журналистов при исполнении профессиональных обязанностей, допросы в правоохранительных органах, административное наказание без надлежащих правовых оснований.

Законодательство Азербайджана предусматривает уголовную ответственность за клевету и оскорбления. За год на журналистов не менее 12 раз подавали в суд по этим статьям. Во многих судебных делах этой категории истцами выступали чиновники или связанные с правительством бизнесмены.

  • 10 июня на работающего в городе Мингячевире журналиста, сотрудника сайта yüksəlish.info Эльчина Гасанзаде и блогера Ибрагима Тюрксой подал в суд начальник производственного объединения городского жилищно-коммунального хозяйства Шахрияр Мустафаев. Местный суд приговорил обоих журналистов к исправительным работам сроком на один год. 6 ноября суд также приговорил Тюрксой к году лишения свободы условно.
  • 15 июня известный адвокат Аслан Исмайлов подал гражданский иск к главному редактору AzNews.az Талеху Шахсуварлы и иск в порядке особого обвинения. Он требует арестовать журналиста.
  • 16 июня предпринимательница Малахат Гурбанова подала в суд в порядке особого обвинения на руководителя сайта Kriminal.az Анара Мамедова. Гурбанову, занимающаяся ломбардной деятельностью, оскорбило выражение «Ломбард Малахат». Суд приговорил журналиста к исправительным работам сроком на один год с удержанием 20% его дохода в пользу государства. 
  • 26 июня Верховный суд Азербайджана постановил оштрафовать журналистку Meydan TV Севиндж Вагифгызы на 1000 манатов за публикацию о фальсификациях на выборах. На журналистку подал в суд директор школы, которого обвиняли в подтасовке результатов голосования.
  • 13 июля известный бизнесмен Расим Маммадов подал гражданский иск в порядке особого обвинения к главному редактору интернет-ТВ Reaksiya Зауру Гарибоглу за его публикации. Истец требует арестовать и оштрафовать журналиста на 4 миллиона манатов.
  • 4 августа глава исполнительной власти Нефтчалинского района Миргасан Сеидов подал гражданский иск к главному редактору малобюджетного сайта bizimxeber.az Адилю Гусейнли из-за его статей. Чиновник требовал оштрафовать журналиста на 20 000 манат, суд оштрафовал журналиста на 3000 манат.
  • 22 августа на известную блогерку Вафу Наги подал в суд глава муниципалитета одного из сел Нефтчалинского района. Глава муниципалитета требует ареста Наги за ее публикации.
  • 24 сентября миллионер Гюльага Ганбаров (Гюльага Тенха) подал в суд на новостные сайты legion.az, realmedia.az, dia.az и heqiqixeber.com. Недовольный публикациями в этих СМИ истец потребовал оштрафовать каждый из сайтов на 100 тысяч манатов. На данный момент суд оштрафовал только сайт realmedia.az на 100 манатов. Судебные процессы в отношении других СМИ продолжаются.

В 2020 году несколько журналистов и блогеров были осуждены по различным обвинениям. Их адвокаты заявили, что обвинения сфабрикованы, а журналисты арестованы из-за своих материалов.

  • 19 июня журналист газеты «Азадлыг» Тазахан Мираламли был признан виновным в хулиганстве. Суд приговорил его к году ограничения свободы. Суд обязал Мираламли носить электронный браслет и не покидать место жительства с 23 часов до 7 утра.
  • 28 июля блогер Аслан Гурбанов, страдающий тяжелой формой эпилепсии, был арестован на четыре месяца по обвинению в открытых призывах против государства и разжигании национальной, религиозной, социальной розни. В настоящее время суд продолжается.
  • 27 августа блогер Джалил Забидов был доставлен в полицию после критических публикаций. Спустя некоторое время ему было предъявлено обвинение в хулиганстве. Местный суд признал его виновным и приговорил к 5 месяцам лишения свободы.
  • 8 сентября было возбуждено уголовное дело в отношении группы азербайджанских блогеров, работающих за рубежом. В частности, в международный розыск объявлены Ордухан Темирхан, Гурбан Маммадов, Орхан Агаев, Рафаэль Пириев, Али Гасаналиев, Турал Садыглы, обвиняемые в антигосударственных призывах.
  • 16 октября главный редактор газеты Yüksəliş naminə и руководитель организации «Правовое просвещение сумгайытской молодежи» Эльчин Маммадли был признан виновным по статьям «кража» и «незаконное хранение оружия». Он был приговорен к 4 годам лишения свободы.
  • 16 ноября арестованный в 2019 году журналист, руководитель сайта xeberman.com Полад Асланов был признан виновным в государственной измене. Суд приговорил его к 16 годам лишения свободы. 24 февраля 2020 года Асланову было предъявлено новое обвинение по статье 134 УК (угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью).

По решению суда с 2017 года заблокированы сайты независимых СМИ – «Радио Азадлыг», газеты «Азадлыг», программы Azərbaycan saatı, Meydan TV и интернет-телеканала Turan. 19 марта 2020 года Пленум Верховного суда Азербайджана отменил все судебные решения в связи с этими медиа и принял решение о пересмотре дел. Инициатором закрытия сайтов является Министерство связи. Министерство требует, чтобы были заблокированы не только интернет-сайты вышеперечисленных медиа, но и все интернет-ресурсы, включая ресурсы в социальных сетях, распространяющие контент этих СМИ.  

ТАДЖИКИСТАН

Независимое экспертное мнение о Докладе по атакам на медиаработников в Таджикистане

Нарастающее давление на СМИ со стороны властей Таджикистана обусловлено несколькими факторами. В первую очередь это усиливающееся недовольство населения социально-экономическим положением. Боясь потерять контроль над ситуацией, власти применяют различные методы устрашения в отношении не только журналистов, но и правозащитников и гражданских активистов, в том числе находящихся за пределами Таджикистана. По примеру других тоталитарных стран таджикские власти создали «фабрики троллей», которые систематически занимаются травлей независимых журналистов в интернете. Такие «фабрики» защищают интересы не только властей, но и частных компаний, принадлежащих родственникам президента. 

Запугиванием журналистов и их родственников занимаются и правоохранительные органы. Несколько журналистов, осужденных в Таджикистане за последние годы, служат примером для тех, кто остался на свободе и продолжать писать правду. 

Вместо блокировки сайтов независимых СМИ власти начали применять новую технологию в отношении зарубежных информационных ресурсов, пишущих о Таджикистане: эти сайты не блокируются, но их загрузка в браузерах пользователей в Таджикистане искусственно замедлена. Скорость интернета в стране, опять же искусственно, доведена до минимума. Таким образом власти пытаются оградить население страны от любой правдивой информации о Таджикистане. 

В Таджикистане зарегистрировано огромное количество «независимых» СМИ, но 90 процентов из них изначально были созданы для бизнеса и распространяют только информацию развлекательного и рекламного характера. Практически все они с момента создания лояльны правящему режиму, их руководители никогда не пойдут на конфронтацию с властями, чтобы не ставить под угрозу свой бизнес.

Ряд СМИ, позиционирующихся как независимые, начали публиковать откровенно пропагандистские материалы, дискредитирующие независимых журналистов. При этом руководители этих СМИ продолжают заявлять о своей независимости и даже получать гранты от международных организаций. 

Многочисленные отчеты, доклады и заявления международных организаций и демократических стран об ухудшающейся ситуации в Таджикистане со свободой слова и  правами человека в целом официальный Душанбе практически всегда оставляет без комментариев, но при этом обязательно указывает, что страна является партнером международного сообщества по борьбе с экстремизмом и терроризмом. В Душанбе прекрасно знают, что это достаточно сильный довод, который заставит европейских политиков закрыть глаза на все остальное. Власти Таджикистана приводят внушительную статистику приговоров по делам об экстремизме, благодаря чему продолжают получать западные кредиты и другую помощь, в том числе для модернизации правоохранительных органов. Однако мало кто догадывается, что 90 процентов осужденных за экстремизм в Таджикистане — абсолютно невиновные люди.   

Хайрулло Мирсаидов

Независимый журналист 

1/ ГЛАВНЫЕ ИТОГИ

В ходе исследования было выявлено и проанализировано 69 случаев атак/угроз в отношении профессиональных и гражданских работников СМИ, редакций традиционных и онлайн-изданий в Таджикистане в 2020 году. Данные для исследования были собраны методом контент-анализа по открытым источникам на русском, таджикском и английском языках. В докладе также использовались ранее не предававшиеся огласке факты, полученные методом экспертных интервью. Список основных источников представлен в Приложении 3.  

  1. В 2020 году в Таджикистане значительно увеличилось число атак на работников СМИ со стороны властей. В первую очередь это было связано с прошедшими в 2020 году выборами в парламент Таджикистана и выборами президента.
  2. В сравнении с предыдущим годом общее количество атак на журналистов и работников СМИ в Таджикистане во всех трех категориях увеличилось на треть. В 2019 году было зафиксировано 49 атак, в то время как в 2020 году – 69. 
  3. В 2020 году количество атак и угроз нефизического характера и/или в киберпространстве увеличилось с 18 случаев в 2019 году до 31 в 2020 году.
  4. Основной целью атак со стороны властей Таджикистана в этом году стали журналисты, сотрудничающие с изданиями, которые были обвинены в причастности к террористическим и экстремистским группам, запрещенным в республике. Основным методом давления со стороны властей была публикация личных данных журналистов.
  5. Атаки на журналистов в рамках карантинных ограничений начались еще до того, как редакциям СМИ запретили предоставлять альтернативную информацию о распространении COVID-19 в Таджикистане. После вступления в силу закона о штрафных санкциях в отношении СМИ таджикские журналисты стали публиковать лишь официальные данные о пандемии.

2/ ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ И СМИ В ТАДЖИКИСТАНЕ

В ежегодном индексе свободы прессы «Репортеров без границ» за 2020 год, как и в 2019 году, Таджикистан занимает 161-е место из 180, между Бурунди и Ираком.

В Таджикистане в 2020 году было два важных политических события: в марте состоялись выборы в парламент республики, в ноябре – выборы президента.

По данным ЦИК Таджикистана, большинство голосов на парламентских выборах набрала президентская партия – Народная демократическая. На выборах президента в пятый раз победил действующий глава республики Эмомали Рахмон, который находится у власти с 1992 года.

Парламентские выборы в Таджикистане прошли практически незаметно, внимание общества и прессы было приковано к ситуации с коронавирусом. Несмотря на большое количество больных с подтвержденным диагнозом COVID-19, власти Таджикистана до последнего отказывались признавать наличие зараженных в республике.

Попытки медиа хоть как-то освещать тему пандемии жестко пресекались «фабрикой троллей», которая активно работала в социальных сетях. 

О наличии коронавируса в Таджикистане было объявлено 30 апреля, за сутки до того, как в страну прибыла большая делегация Всемирной организации здравоохранения. После этого журналисты стали активнее освещать тему пандемии, включая составление списков умерших от коронавируса. По тем данным, которые удалось подтвердить независимым изданиям, в Таджикистане в период с апреля по декабрь 2020 года от COVID-19 и его последствий скончались более 400 человек. Официально признана смерть 90 человек. Среди жертв пандемии – как минимум пять таджикских журналистов.

В июле 2020 года в Таджикистане была введена административная ответственность за распространение информации о пандемии коронавируса в республике. Если СМИ публикует информацию, которая отличается от данных Минздрава, ему грозит штраф до 1000 долларов США, физическое лицо за подобное действие может быть оштрафовано на 50 долларов США.

Учитывая, что независимые издания Таджикистана испытывают финансовые трудности, все отказались от поиска альтернативных данных о ситуации с коронавирусом в стране.

В преддверии президентских выборов летом 2020 года власти усилили травлю таджикских журналистов-диссидентов. По всем государственным телеканалам был показан трехсерийный документальный фильм «Хиенат» («Предательство»). Фильм посвящен деятельности запрещенной Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ). Она обвиняется в разжигании гражданской войны в стране в 1990-х годах и попытке государственного переворота в 2015 году.

Одна из серий фильма посвящена деятельности журналистов-диссидентов, в частности, портала Ahbor.com, основанного Мирзо Салимпуром – таджикским журналистом, живущим в Праге. Авторы фильма приводят личные данные таджикских журналистов, которые сотрудничали с этим интернет-изданием: места проживания и данные банковских переводов.

После показа фильма издание было признано в Таджикистане запрещенным, Салимпур был вынужден его закрыть. В своем заявлении он пояснил, что после решения Верховного суда о включении «Ахбор» в список запрещенных сайтов в Таджикистане «в деятельности сайта возникло много юридических проблем». «К сожалению, из-за этого необоснованного решения журналисты не могут свободно отправлять свои материалы, а эксперты и чиновники – говорить с нами на злободневные темы. Всех их могут обвинить в сотрудничестве с запрещенным изданием», – заявил главред «Ахбора».

3/ ОБЩИЙ АНАЛИЗ АТАК

На графике представлен общий анализ трех основных категорий атак/угроз в отношении журналистов на территории Таджикистана и таджикских журналистов, покинувших страну, но продолжающих профессиональную деятельность за рубежом в 2020 году. За последний год в Таджикистане на 25% увеличилось число атак на СМИ и журналистов в сравнении с 2019 годом.

В 2017–2019 годах 64 инцидента из 81 составляли атаки со стороны власти, в то время как в 2020 году представители власти стали инициаторами 51 из 69 атак. Количество атак во всех трех категориях в 2020 году увеличилось. Заметно возросло число атак нефизического характера и/или в киберпространстве – с 18 до 31 случая.

И это только те случаи, которые удалось зафиксировать по открытым источникам или в личных беседах с журналистами. В Таджикистане по-прежнему не принято фиксировать атаки и угрозы в киберпространстве. Журналисты предпочитают не заявлять об атаках, поскольку их сложно доказать; кроме того, они привыкли к угрозам и не придают им большого значения.

В 2020 году была избирательно применена репрессивная мера в отношении целой редакции во время президентских выборов. Ни один из заявленных журналистов и операторов медиагруппы «Азия-Плюс» не получил аккредитацию для освещения выборного процесса.

3/ ДАВЛЕНИЕ НА ЖУРНАЛИСТОВ ПОД ПРЕДЛОГОМ ОГРАНИЧЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С ПАНДЕМИЕЙ COVID-19

В Таджикистане было зафиксировано восемь атак на журналистов, связанных с карантинными ограничениями: пять атак с использованием юридических и/или экономических механизмов и три атаки, представлявшие собой угрозы нефизического характера и/или в киберпространстве. В первую очередь они связаны с попыткой журналистов обратить внимание властей и населения на случаи смерти от пневмонии в Таджикистане.

Таджикские власти до 30 апреля официально не признавали наличие коронавируса в стране, хотя журналисты начали сообщать о смертях пациентов с клинической картиной, похожей на COVID-19. Власти официально опровергали информацию независимых изданий, а журналисты, которые осмеливались писать о заражении людей коронавирусом, подвергались преследованию в социальных сетях.

  • 5 марта два журналиста независимого издания «СССР» Ситора Сафарова и Шерали Давлатов подверглись длительному допросу. Они были задержаны, когда пытались сфотографировать людей, покупающих продукты. В республике тогда население массово стало делать запасы продуктов питания. Журналистов обвинили в том, что они сеют панику среди населения. После вмешательства издателя журналистов отпустили.
  • 30 марта неизвестные лица, скорее всего с фейковых аккаунтов, распространили в Facebook клеветнический материал против журналистки за ее комментарии о том, что в Таджикистане может замалчиваться реальная ситуация с COVID-19. Неизвестные опубликовали письмо «врача», который оскорблял журналистку, называя ее падшей женщиной.
  • 1 апреля журналистам «Радио Озоди» (таджикская служба «Радио Свобода»), которые одними из первых сообщили о случаях смерти от коронавируса, не продлили аккредитации в Министерстве иностранных дел.
  • 26 апреля в редакцию «Азия-Плюс» поступил анонимный звонок с угрозами расправы и оскорблениями в адрес журналиста Авазмада Гурбатова (Абдулло Гурбати). Кроме того, на YouTube опубликовано видео, в котором неизвестные называют Абдулло предателем за то, что он освещает события, связанные с эпидемией COVID-19 в Таджикистане. По их словам, журналист специально нагнетает обстановку в стране, выполняя заказ диссидентов.

4/ ФИЗИЧЕСКИЕ АТАКИ И УГРОЗЫ ЖИЗНИ, СВОБОДЕ И ЗДОРОВЬЮ

В 2020 году было зафиксировано три случая, два из которых – несмертельные атаки, а один относится к категории «похищение, незаконное лишение свободы».

  • Дважды – 11 и 29 мая – избиениям подвергся молодой таджикский журналист Авазмад Гурбатов (Абдулло  Гурбати). В первом случае виновные не были найдены, несмотря на то что Гурбатов оперативно проинформировал об инциденте правоохранительные органы. Тогда журналиста избили практически около дома, после работы.
  • Второй случай произошел в Хуросонском районе, куда Гурбатов выехал по заданию редакции, чтобы написать репортаж о том, как восстанавливается населенный пункт после селя. Журналистскому сообществу удалось добиться вмешательства правоохранительных структур. Виновные были найдены и по решению суда оштрафованы.
  • 17 марта журналистка Ниссо Расулова, которая активно борется с насилием в отношении женщин, была похищена около своего дома. Журналистку вернули домой через несколько часов. Что с ней происходило в это время, неизвестно, но после похищения Расулова перестала вести активную общественную работу.

5/ АТАКИ И УГРОЗЫ НЕФИЗИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА И/ИЛИ В КИБЕРПРОСТРАНСТВЕ

В сравнении с 2019 годом в 2020 году количество зафиксированных атак увеличилось на 13. Как мы уже отмечали, в Таджикистане журналисты не спешат сообщать о подобных атаках, поэтому их реальное количество, вероятно, гораздо больше.

Основным методом нефизического давления на журналистов в 2020 году стали дискредитация, распространение клеветы, а также похищение, распространение личных данных, фишинг и доксинг.  В 2020 году атак со стороны представителей властей было больше (20), чем от неизвестных лиц или людей, не имеющих отношения к властям (11).

Для дискредитации журналистов, особенно диссидентов, которые были вынуждены уехать из Таджикистана под давлением властей, использовались все доступные государству рычаги: государственные телеканалы и интернет-издания, «фабрика троллей», которая функционирует при поддержке государственных органов, а также независимые издания, сотрудничающие с органами безопасности.

  • В частности, газета «СССР» обвинила семерых таджикских журналистов, работающих за пределами страны, в том числе редакторов таджикской службы «Радио Свобода», базирующихся в Праге, в связях с запрещенной Партией исламского возрождения Таджикистана. Эта партия была единственной оппозиционной силой, которая могла составить конкуренцию президентской партии. В 2015 году руководство ПИВТ обвинили в попытке государственного переворота и признали партию террористической организацией.
  • В государственной газете «Джумхурият» был опубликован клеветнический и оскорбительный материал о независимом журналисте Раджабе Мирзо. В качестве автора указан некий выпускник Центра журналистских расследований. Сразу после появления этой статьи директор Центра Хуршед Атовулло заявил, что у него никогда не было выпускников с таким именем.

6/ АТАКИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЮРИДИЧЕСКИХ И/ИЛИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ

Три главных метода давления на работников СМИ в 2020 году: запрет на въезд в страну, отказ или отзыв визы и/или аккредитации; закрытие СМИ / блокировка ресурса в интернете / удаление или блокировка материала, арест тиража печатных СМИ; суд, судебный процесс.

В 2018 году в закон о выборах президента была внесена поправка, согласно которой для освещения голосования таджикским изданиям требуется аккредитация, как и иностранным СМИ. Для этого необходима регистрация при Министерстве культуры.

  • 28 сентября Центральная комиссия по выборам и референдумам Республики Таджикистан отказала в аккредитации на предстоящих президентских выборах девяти журналистам «Азия-Плюс». Это произошло из-за затягивания регистрации в Министерстве культуры, которое, в свою очередь, ссылалось на отсутствие разрешения в Госкомитете национальной безопасности.
  • Другой подобный случай, также связанный с выборами президента, произошел с журналистом телеканала «Настоящее время» Ануршервоном Ариповым. Министерству иностранных дел Таджикистана не понравилось, как он освещал предвыборные встречи президента с населением. В результате журналиста лишили аккредитации.

Закрытие СМИ/блокировка ресурса в интернете/ удаление или блокировка материала, арест тиража печатных СМИ – второй из важнейших методов давления.

  • 10 марта сайты крупных независимых изданий Таджикистана («Радио Озоди», «Авеста», «Фараж», «Азия-Плюс») были заблокированы. Накануне президентских выборов, прошедших в Таджикистане в ноябре, все новостные веб-сайты были разблокированы. Но уже после оглашения результатов голосования они вновь были заблокированы.
  • 9 апреля Верховный суд Таджикистана принял решение о блокировке портала Nahzat.ru, зеркало которого доступно по адресу Nahzat.org. Это  портал запрещенной Партии исламского возрождения Таджикистана. Суд удовлетворил требование генерального прокурора, в котором говорилось, что Nahzat.ru связан с террористическими и экстремистскими организациями, запрещенными в Таджикистане. 
  • 13 ноября портал «Ахбор» заявил о своем закрытии из-за давления властей на журналистов, сотрудничающих с изданием.

В 2020 году было инициировано несколько судебных процесса в отношении журналистов и СМИ. 

  • На основании решения Верховного суда Таджикистана от 15 февраля 2020 года, принятое на основании также запроса Генпрокуратуры, «Ахбор» был включен в список запрещенных на территории Таджикистана сайтов. Власти обвинили веб-сайт в обслуживании запрещенных в Таджикистане террористических и экстремистских организаций – «Партии исламского возрождения», «Национального альянса Таджикистана» и других. Начались преследования журналистов, сотрудничающих с этим интернет-изданием. 13 ноября редактор сайта вынужден был полностью закрыть издание.
  • 16 апреля суд приговорил независимого журналиста Далера Шарифова к году лишения свободы. Суд признал его виновным в разжигании религиозной розни. Гособвинитель требовал приговорить журналиста к 2 годам 4 месяцам тюремного заключения. 29 января 2021 года Шарифов вышел на свободу.
  • Третий процесс – беспрецедентный для Таджикистана. 1 октября издание «Вечерка» стало соответчиком по иску бизнесмена Тохира Иброхимова к дизайнеру Парвин Джахонгири, которая обвинила своего бывшего работодателя в насилии. После публикации «Вечерки» на эту тему Иброхимов подал в суд на Джахонгири. Ее адвокат посчитал, что единственным ответчиком по данному иску может быть издание, и подал возражение. После этого издание было признано соответчиком. Истец требует возместить ему моральный ущерб за оскорбление чести и достоинства в размере 100 тысяч сомони. 21 апреля 2021 года, по решению суда, «Вечерка» удалила все ранее опубликованные статьи конфликтующих сторон и заявила об опровержении. Также, по требованию суда, «Вечерка» выплатила истцу Тохиру Зохирзоду 2000 сомони.
  • 15 октября Генпрокуратура Таджикистана возбудила уголовное дело по статье о мошенничестве в отношении главного редактора сайта isloh.net Мухаммадикболи Садриддина. Утверждается, что оппозиционный журналист присвоил денежные средств трех граждан Таджикистана на сумму 430 тысяч долларов. Журналист назвал обвинение «беспочвенным» и заявил, что ему самому до сих пор не вернули многотысячный долг.  

ТУРКМЕНИСТАН

Независимое экспертное мнение о Докладе по атакам на медиаработников в Туркменистане

В докладе представлена подробная картина удручающей обстановки, в которой продолжают работать независимые журналисты в Туркменистане. Политика правительства по отношению к прессе, характерная для всего постсоветского периода, включает цензуру, травлю и физические притеснения — эта практика давно приобрела эндемический характер. Именно поэтому в Туркменистане работает весьма ограниченное число независимых работников СМИ. Доклад прекрасно отражает как нишевый характер независимой журналистики в стране, так и карательный подход, при котором режим продолжает подавлять деятельность оставшихся журналистов. Доклад также дает возможность увидеть, как режим использовал новые ограничения, связанные с пандемией COVID-19, для усиления репрессий. 

В докладе с большой точностью описаны репрессивные усилия, дополняющие введенный правительством запрет на распространение информации об инфекции в туркменских СМИ. Данная тема была табуирована и правительство шло даже на такие меры, как цензурирование постов в Инстаграм и сверку списков телефонных контактов обычных граждан.

Доклад также вносит важный вклад в анализ усилий режима, который с помощью насилия пытается представить Туркменистан под властью Бердымухамедова как страну, живущую в золотом веке. В докладе описывается капиллярный контроль, осуществляемый режимом за распространением информации в Туркменистане, и приводятся подробные примеры травли и физических притеснений граждан. Жителей страны наказывают даже за малейшие жалобы на катастрофические условия их повседневной жизни. 

Граждане Туркменистана не имеют возможностей для свободного выражения своего мнения. В докладе содержится серьезный перечень весьма подробных и труднодоступных данных, которые характеризуют очередной год негостеприимного информационного ландшафта Туркменистана.  

Доктор Лука Анчески 

Старший преподаватель кафедры исследований по Центральной Азии, Университет Глазго

Автор доклада — Руслан Мятиев, Turkmen.news

1/ ГЛАВНЫЕ ВЫВОДЫ

Коронавирусный 2020 год в Туркменистане был отмечен не только введением санитарных ограничений, закрытием границ, углублением экономического и продовольственного кризиса и нарастанием протестных настроений. Туркменским профессиональным и гражданским журналистам год принес новые запреты и ограничения свободы слова, увеличение числа физических, нефизических и юридических атак, преследования тех, кто воспользовался или попытался воспользоваться своим правом на свободу информации, притеснения их родственников.

Данные об атаках были собраны методом контент-анализа по открытым источникам на русском, туркменском и английском языках.  В доклад также вошли ранее не предававшиеся огласке факты, полученные методом экспертных интервью. Список основных источников представлен в Приложении 4.

При анализе данных необходимо учитывать информационную закрытость Туркменистана, чье информационное поле практически полностью “зачищено”.

Число нефизических, юридических и экономических атак и угроз (шантаж, запугивание и моральное унижение, увольнение с работы или понижение в должности и т.п.), зафиксированных в 2020 году, соответствует уровню 2017–2019 годов. 

  • В 2020 году зафиксирована одна физическая атака на журналиста и одна на родственника того, кто публично выступил с критикой режима Гурбангулы Бердымухамедова. Это количество примерно соответствует среднему показателю за 2017–2019 годы.
  • За истекший год стало известно о шести случаях юридических атак на гражданских активистов, которые были заподозрены МНБ Туркменистана в сотрудничестве с иностранными СМИ, или на тех, кто выразил свою позицию в социальных сетях по поводу произошедших событий. Этот показатель также равен среднегодовым цифрам за 2017–2019 годы.
  • За рассматриваемый год, по сравнению с 2017–2019 годами, зафиксировано больше нефизических атак на источники информации – около 30.
  • В 2020 году атак или ограничений для СМИ в рамках карантинных мер из-за пандемии коронавируса в Туркменистане не зафиксировано.

2/ ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ И СМИ В ТУРКМЕНИСТАНЕ

В ежегодном рейтинге НКО «Репортеры без границ» Туркменистан с 2015 года стабильно занимает последние (177-180) места. В рейтинге за 2020 год Туркменистан занял 179-е место, оказавшись между Эритреей и Северной Кореей.

Анализ показывает, что по сравнению с предыдущим годом ситуация с политическими и гражданскими свободами в Туркменистане в 2020 году не улучшилась, а по некоторым показателям даже ухудшилась. В рассматриваемый период граждане стали активнее выражать несогласие с политикой режима Бердымухамедова. Закономерно участились случаи применения властями жестких репрессивных мер как в отношении тех, чья работа непосредственно связана с журналистикой и распространением информацией, так и против тех, кто в социальных сетях или через зарубежные СМИ сообщил о своих личных проблемах или о произволе со стороны представителей властных структур.

Динамика роста гражданской активности в Туркменистане и жесткого ее подавления связана с охватившим страну глубоким финансово-экономическим и социальным кризисом, с введением серьезных ограничений на передвижение в связи с пандемией коронавируса, которую власти до сих пор продолжают упорно отрицать. Подавляющему большинству населения страны жить стало невыносимо трудно. В 2020 году стало больше тех, кто остался без средств к существованию и попал в отчаянное положение. Возникает безысходность: в своей стране люди не могут добиться справедливости, решения своих проблем. Они понимают бесполезность обращения в суды, органы прокуратуры, в местные СМИ и даже лично к президенту страны. Многих это вынуждает побороть страх перед государством и искать помощи или защиты за рубежом.

Протестные настроения растут как внутри страны, так и в среде граждан Туркменистана, проживающих за границей. Многие граждане стали использовать защищенные и безопасные способы передачи информации правозащитным организациям и зарубежным СМИ.

3/ФИЗИЧЕСКИЕ АТАКИ И УГРОЗЫ ЖИЗНИ, СВОБОДЕ И ЗДОРОВЬЮ

12 августа 2020 года в Ашхабаде было совершено очередное нападение на журналистку Солтан Ачилову – одну из немногих, кто, находясь в стране, открыто сотрудничает с зарубежными СМИ. Ачиловой 70 лет. Все предыдущие годы она неоднократно подвергалась нападениям со стороны неизвестных лиц спортивного телосложения, которые силой пытались отобрать у нее камеру во время съемок и при этом причиняли ей физическую боль.

Ачилова убеждена в том, что за всеми нападениями на нее стоят сотрудники МНБ и МВД, а также их подручные из числа людей с уголовным прошлым. На этот раз на Ачилову напал полицейский во время съемок школьной ярмарки. Его цель была в том, чтобы помешать Ачиловой выполнить свой профессиональный долг и вырвать из ее рук камеру. Потасовка полицейского и пожилой женщины сопровождалась громкими обвинениями в том, что журналистка «идет против государственной политики», угрозами доставки в полицейский участок. Закончилось все тем, что Ачиловой удалось вырваться и покинуть место съемки без синяков и ссадин, в отличие от прошлых инцидентов.

15 октября ножевое ранение получил родственник человека, который в интернете открыто выступил с критикой режима Бердымухамедова. Житель села Агалан Сердарабадского района Лебапской области Бабаджан Таганов – брат Дурсолтан Тагановой, которая, находясь в Турции, записала видео с критикой диктаторского режима в Туркменистане. Накануне нападения Таганов был принудительно доставлен в отдел полиции, где его избили за выступление в интернете его сестры и матери Мерьемгуль Тагановой и за их участие в протестном движении за рубежом. О том, что ножевое ранение Таганову нанесли люди, имеющие непосредственное отношение к МНБ или МВД, говорит тот факт, что заведенное уголовное дело впоследствии было прекращено. Нападение произошло при неясных обстоятельствах, в месте, где пострадавший скрывался от полиции. Неизвестный нанес ему удар ножом в область живота и скрылся.  

4/ АТАКИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЮРИДИЧЕСКИХ И/ИЛИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ

15 сентября к четырем годам лишения свободы был приговорен столичный репортер Нургелды Халыков. Формально он осужден за мошенничество (якобы он одолжил у своего друга крупную сумму денег и не вернул), фактически же – за то, что переслал в редакцию издания Turkmen.news фотографию членов миссии ВОЗ, посетивших Туркменистан в июле. Халыков взял это фото со страницы своей знакомой в Инстаграме. Спецслужбы вычислили эту девушку, а через ее контакты в телефоне вышли на Халыкова. В УК Туркменистана нет наказания за пересылку за рубеж фотографии, в которой не содержится никакой гостайны.

«Приговор Нургельды Халыкову иллюстрирует абсурдность обвинений, фабрикуемых властями, чтобы заткнуть рот последним представителям свободной прессы. Ему грозят пытки в тюрьме», — подчеркивает в своем заявлении международная организация «Репортеры без границ» и призывает власти Туркменистана немедленно освободить Халыкова, а также просит представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Терезу Рибейро решительно осудить произвольное задержание журналиста.

Аналогичный случай комбинированной атаки произошел с жительницей города Мары Ириной Мисник и ее гражданским мужем Мухамедом Шамсетдиновым. В связи с появлением в интернете фотоснимков и статей из Марыйского региона местные спецслужбы заподозрили их в сотрудничестве с зарубежными СМИ. Задержание Ирины Мисник произошло 10 декабря, в День прав человека. Ирина не могла передвигаться самостоятельно, так как незадолго до этого она неудачно упала и получила сложный перелом ноги. Несмотря на это, ее двое суток продержали под стражей. Ее мужа арестовали на 15 суток. Сотрудники МНБ представили дело так, будто это Мухамед из хулиганских побуждений причинил вред здоровью Ирины. Предполагается, что супругов пытали или так сильно запугали, что по истечении срока ареста Мисник и Шамсетдинов даже своим близким боятся рассказать о том, что с ними делали во время допросов. Обоих после ареста уволили с работы в частных фирмах. Можно с уверенностью утверждать, что за увольнением стоят работники МНБ.

Еще одна юридическая атака была совершена в отношении 48-летнего юриста управления «Небитдагнефть» Пыгамберды Аллабердыева 5 сентября 2020 года. Хотя этот случай и не связан с журналистской деятельностью напрямую, он имеет отношение к свободе слова и к свободе выражения мнения. Аллабердыев комментарием или лайком выразил свою позицию по отношению к протестным призывам, прозвучавшим в оппозиционных чатах. За это против него сфабриковали уголовное дело по статье «хулиганство» и приговорили к шести годам лишения свободы.

Дело Аллабердыева, как и все аналогичные дела, шито белыми нитками. Это топорная работа сотрудников МНБ: к нему подослали незнакомца, который сперва словесно, а потом физически спровоцировал драку. Как и следовало ожидать, на месте инцидента появилась полиция; неизвестный, указав на Аллабердыева как на зачинщика драки, спокойно удалился, а Аллабердыева задержали. Суд над ним прошел в закрытом режиме в здании СИЗО. Все адвокаты, к которым обращалась семья Аллабердыева, отказались представлять его интересы, понимая, что за этим делом стоит МНБ и что это может грозить им неприятностями.

Аналогичная история произошла в июне с жителем Ашхабада Мурадом Душемовым, который тоже открыто выразил в интернете свое мнение по поводу режима в стране. Правозащитники сообщили о его задержании, однако о дальнейшей судьбе Душемова доподлинно неизвестно. Радио «Азатлык» сообщило, что его перевели под домашний арест.

В августе 2020 года Туркменский Хельсинкский фонд по правам человека и правозащитная ассоциация «Мемориал» сообщили о задержании 24-летнего жителя Туркменабада Реимберды Курбанова за высказывание в интернете и еще одного жителя Лебапского велаята (области), имя которого не называется: он получил 10 суток ареста за попытку переслать фотографии за рубеж. Как и в период 2017–2019 годов, все вышеприведенные случаи задержания, ареста и лишения свободы граждан за репортерскую деятельность или за выражение мнения спецслужбы подводят под конкретные статьи УК Туркменистана. Так было и с ранее арестованными Г. Маталаевым, С. Непескулиевым, Х. Аллашевым и другими, получившими реальный или условный срок наказания по делам о мошенничестве, хранении запрещенного табака насвая или наркотиков.

5/ АТАКИ И УГРОЗЫ НЕФИЗИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА И/ИЛИ В КИБЕРПРОСТРАНСТВЕ

Почти все вышеописанные случаи физических и юридических атак сопровождались угрозами жизни и здоровью – в 2020 году эта практика была значительно расширена и охватила гораздо большее число граждан, чем за все предыдущие годы.

В Туркменистане действует негласный запрет для женщин на управление автотранспортом. В сентябре группа из примерно 30 женщин в Ашхабаде первоначально обратилась письменно к главе МВД, генпрокурору и президенту с требованием выдать им новые водительские удостоверения взамен прав с истекшим сроком действия. Не добившись ответа, они парализовали работу офиса дорожной полиции. Спустя неделю женщины записались на прием к главе МВД Мамметхану Чакыеву, однако тот их не принял. Когда женщины вновь пришли во двор ГАИ, была предпринята попытка их разгона силовым способом. В итоге одна женщина потеряла сознание, а другая получила синяки и ссадины от действий полицейских.

История получила огласку в зарубежных СМИ, после чего участниц протестной акции поодиночке стали вызывать в отдел полиции по месту жительства: их предупредили о том, «что они не должны впредь ходить в ГАИ, что сейчас с ними говорят по-хорошему, а если они не послушаются, то им и их родственникам создадут проблемы».

Если гражданин Туркменистана свяжется с зарубежными изданиями или выложит в интернете свое обращение, то он непременно будет подвергнут репрессиям со стороны сотрудников МВД и МНБ. Если же он живет за границей, то репрессивная машина государства заработает в отношении всех родственников этого гражданина, осмелившегося выступить в интернете.

Так, унижениям и угрозам подверглись родители и родственники 36-летнего Азата Исакова, десять лет проживающего в России. Силовики хотели, чтобы родители повлияли на Исакова и потребовали от него не выступать впредь в интернете с критикой режима.

Классическим примером служит история 26-летнего ашхабадца Розыгелди Чолиева, бывшего студента вуза в Карачаево-Черкесии. Чолиев под ником Oraz опубликовал в интернете несколько видеообращений с критикой режима Бердымухамедова. МНБ Туркменистана через своих коллег из ФСБ и консульство Туркменистана в Москве добилось отчисления Чолиева из вуза. Внутри страны началось давление на его родственников.

Его отец Аннамырат Чолиев, медбрат в военном госпитале, был доставлен в здание МНБ в районе Русского базара Ашхабада, где от него потребовали вызвать сына домой, в противном случае ему угрожали увольнением с работы и конфискацией трехкомнатной квартиры. Впоследствии отца и мать Розыгелди Чолиева, пенсионерку Огулмарал Чолиеву, неоднократно увозили в полицейский участок, где целыми днями допрашивали, добиваясь от них, чтобы их сын больше не выступал в интернете.

Брата Мердана, специалиста по установке видеокамер, понизили в должности и пригрозили увольнением в случае появления в интернете новых видеовыступлений Розыгелди. Сестра Гульшат Чолиева, 10 лет проработавшая в государственной компании «Алтын Аср» (оператор сотовой связи), в конце сентября была понижена в должности и переведена на работу из центрального аппарата компании в один из пунктов по продаже сим-карт. Перед этим высокопоставленный сотрудник компании распорядился проверить ее работу за последние 4-5 лет.

Даже рассказ о сугубо бытовых проблемах может обернуться серьезными неприятностями.

Оставшаяся на улице с двумя детьми и имуществом мать двоих детей Анна Кумыкова 16 декабря опубликовала в издании Turkmen.news видеообращение к президенту Бердымухамедову с просьбой оказать ей помощь в восстановлении справедливости и предоставлении жилья. С 17 декабря связь с женщиной пропала. О ее судьбе и о судьбе ее детей до сир пор ничего не известно.

Гульсенем Таганова, работавшая садоводом закрытого акционерного общества «Хызмат» объединения «Туркменнефтегаз», 13 лет стояла в очереди на квартиру. Жилье сотрудникам предоставляется с 50-процентной скидкой. За эти годы квартиры получили многие из тех, кто был в очереди после нее. Таганова обращалась с заявлениями и жалобами в различные государственные органы. Не добившись ответа, она рассказала о своей проблеме изданию «Хроника Туркменистана». После этого Таганову уволили с работы; неизвестный по указанию МНБ оставил ее без связи, перерезав телефонный провод в однокомнатной квартире.

ПРИЛОЖЕНИЕ 2: ОТКРЫТЫЕ ИСТОЧНИКИ, КОТОРЫЕ БЫЛИ ИСПОЛЬЗОВАНЫ ДЛЯ СБОРА ДАННЫХ (АЗЕРБАЙДЖАН)

  • Туран — независимое информационное агентство. Агентство распространяет новости, аналитические статьи и обозрения из Азербайджана.
  • Meydan.TV —   еженедельный онлайн телеканал. Его миссия — информировать активных членов общества о состоянии дел в политике, экономике и социальной жизни; предоставить площадку для открытых и разнообразных дискуссий по всем актуальным вопросам, касающимся азербайджанского общества.
  • Voice of America — мультимедийная новостная организация в США, которая производит контент на более чем 45 языках мира для аудитории, имеющей ограниченный доступ к свободной прессе.
  • Toplum.TV –  азербайджанский новостной сайт.
  • Xural — азербайджанский новостной сайт.
  • Election Monitoring and Democracy Studies Center (EMDS) — неправительственная организация. Основные цели — мониторинг выборов и формирование демократических институтов в Азербайджане.
  • US Embassy in Azerbaijan – посольство Америки в Азербайджане.
  • Gozetci — новостной сайт Азербайджана. Целью портала является обобщение информации о нарушениях прав человека.
  • Azadliq Radiosu – cлужба «Радио Свобода» в Азербайджане.
  • Human Rights Club –  основан в День прав человека (10 декабря) в 2010 году группой молодых азербайджанских правозащитников. Основной целью организации является содействие защите и соблюдению прав человека и основных свобод, а также более широкое демократическое развитие в Азербайджане.
  • Novator —  новостной сайт Азербайджана.
  • BBC – служба британской вещательной корпорации в Азербайджане.

ПРИЛОЖЕНИЕ 3: ОТКРЫТЫЕ ИСТОЧНИКИ, КОТОРЫЕ БЫЛИ ИСПОЛЬЗОВАНЫ ДЛЯ СБОРА ДАННЫХ (ТАДЖИКИСТАН)

  • «Радио Озоди» – таджикская служба Радио «Свобода».
  • «Репортеры без границ» (Reporters without Borders) – международная неправительственная организация, которая ведет политическую агитацию по вопросам, касающимся свободы информации и свободы прессы.
  • Комитет защиты журналистов (Committee to Protect Journalists) – международная неправительственная организация.
  • «Ахбор» – новостной портал, основанный в Праге таджикским журналистом Мирзо Салимпуром.
  • «Азия-Плюс» – независимое информационное агентство Таджикистана.
  • «Джумхурият» – государственная газета Таджикистана.
  • НИАТ «Ховар» – национальное информационное агентство Таджикистана.
  • Mediamarker.info – медийный портал на таджикском языке, базирующийся в Польше.
  • Payom.net – новостной портал Партии исламского возрождения Таджикистана.
  • Другие таджико-, русско- и англоязычные медиа, находящиеся в открытом доступе в сети интернет, а также социальные сети.

ПРИЛОЖЕНИЕ 4: ОТКРЫТЫЕ ИСТОЧНИКИ, КОТОРЫЕ БЫЛИ ИСПОЛЬЗОВАНЫ ДЛЯ СБОРА ДАННЫХ (ТУРКМЕНИСТАН)