Рубрики
Доклады

Атаки на медиаработников в 2020 году. Группа 2: Беларусь, Россия, Казахстан, Крым, Узбекистан

БЕЛАРУСЬ

Независимое экспертное мнение о Докладе по атакам на медиаработников в Беларуси

Доклад Фонда «Справедливость для журналистов» мне представляется довольно точным, ясным, конкретным и полноценным, с точки зрения фактов, документом. В отчете зафиксированы основные случаи нарушения свободы слова и прав журналистов в течение 2020 — начала 2021 года, четко обозначены нарушители этих прав, основные тенденции подавления свободы выражения в стране. 

Стоит добавить, что с 2018 года крупнейший в Беларуси независимый интернет-портал Charter97.org подвергается незаконной блокировке. В 2020 году блокировка сайта усилилась: в частности, были заблокированы «зеркала» сайта, также против нашего медиа применялись массированные DDoS-атаки, документальные фильмы Charter97.org блокировались на YouTube по требованию белорусских властных структур. 

Кроме того, важно упомянуть уголовные дела в отношении белорусских блогеров Сергея Петрухина, Дмитрия Козлова, Александра Кабанова, Владимира Цыгановича, Игоря Лосика, Павла Спирина и других. Их уже более полугода держат в заключении по надуманным обвинениям, и им грозит тюремный срок.

Надеюсь, что данный отчет о нарушении свободы слова в Беларуси будет принят во внимание международными структурами: как правозащитными, так и отвечающими за внешнюю политику государств ЕС и США, так как перечисленные в докладе нарушения являются веским основанием для введения против диктаторского режима Беларуси серьезных санкций.

Наталья Радина, главный редактор сайта «Хартия-97»

Автор доклада — Белорусская ассоциация журналистов (БАЖ)

1/ ГЛАВНЫЕ ИТОГИ

В ходе исследования было выявлено и проанализировано 1558 случаев атак/угроз в отношении профессиональных и гражданских работников СМИ и редакций традиционных и онлайн-изданий в Беларуси в 2020 году. Данные были собраны методом контент-анализа по открытым источникам на русском, белорусском и английском языках. Список основных источников представлен в Приложении 5. 

  1. Количество атак на журналистов, блогеров и работников СМИ в 2020 году почти в полтора раза превысило суммарное число атак (1079) за 2017–2019 годы.
  2. Атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов – самая распространенная форма давления на журналистов, блогеров и работников СМИ в Беларуси. В данной категории зафиксировано 1385 инцидентов.
  3. Большинство физических атак пришлось на атаки со стороны представителей власти (91 из 96 инцидентов). Во время акций протеста против фальсификации результатов президентских выборов силовики целенаправленно избивали и унижали журналистов.    
  4. Более 30 журналистов были депортированы из Беларуси с запретом на въезд на срок от 5 до 10 лет, включая как минимум 19 журналистов иностранных СМИ.
  5. В 96% случаев атаки против журналистов исходили от представителей власти (1506 из 1558 инцидентов).

2/ ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТЦАУИЯ И СМИ В БЕЛАРУСИ

В ежегодном индексе свободы прессы «Репортеров без границ» за 2020 год Беларусь занимает 153-е место из 180, между Брунеем и Турцией. 

В рейтинге международной правозащитной организации Freedom House «Свобода интернета в мире» (Freedom on the Net) в 2020 году по уровню свободы в Сети Беларусь попала в категорию стран с несвободным интернетом, набрав 38 из 100 баллов.

Наибольшее влияние на ситуацию в сфере СМИ в Беларуси в 2020 году оказали два события. Во-первых, это попытки властей ограничить распространение информации о COVID-19 в стране; во-вторых, политический и правовой кризис после выборов президента, состоявшихся 9 августа 2020 года.

После объявления Центризбиркомом официальных результатов в стране начались массовые протестные акции, которые жестоко подавлялись силовыми структурами. Демонстранты требовали проведения новых выборов, освобождения политзаключенных, прекращения насилия и наказания лиц, виновных в его применении. Власти отвечали жесткими мерами, административными задержаниями и арестами, возбуждением уголовных дел.

По оценке правозащитного центра «Весна», во время выборов и в поствыборный период в стране были задержаны 33 тысячи человек, многие из которых впоследствии были арестованы или оштрафованы в административном порядке. «Весна» задокументировала около 1000 свидетельств пыток, не менее четырех человек погибло. К концу 2020 года 650 человек стали фигурантами уголовных дел, связанных с выборами и массовыми протестами, 169 из них «Весна» признала политзаключенными. При этом ни одного уголовного дела по фактам насилия со стороны силовиков и гибели протестующих возбуждено не было.

В 2020 года резко усилилось давление на работников СМИ, журналистов и блогеров. Абсолютное большинство атак на них пришлось на поствыборный период. Обстановка, в которой журналистам пришлось работать, резко ухудшилась.

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ СМИ

Согласно данным Министерства информации, на 1 января 2021 года в Беларуси зарегистрировано 1626 печатных СМИ (годом ранее – 1614). Из них государственными являются 438 печатных изданий. Государственные СМИ получают преференции и бюджетное финансирование, выделяемое на внеконкурсной основе. В 2020 году финансирование превысило 73 млн долларов США, основная часть этой суммы была направлена Белгостелерадиокомпании (более 55 млн долларов).

Из 261 зарегистрированной телерадиопрограммы подавляющее большинство (188) – государственные.  Остальные телерадиоканалы находятся под полным контролем властей, как местных, так и национальных, благодаря системе регистрации и лицензирования.

После выборов десятки сотрудников государственных СМИ уволились в знак протеста против насилия и необходимости его оправдывать в эфире либо были уволены после участия в акциях протеста. Некоторые из них были арестованы, также возбуждено одно уголовное дело.

НЕЗАВИСИМЫЕ СМИ

Абсолютное большинство негосударственных печатных СМИ являются сугубо развлекательными и рекламными. Зарегистрированных негосударственных СМИ общественно-политической направленности, по данным Белорусской ассоциации журналистов (БАЖ), не больше 30. Шесть из них столкнулись во второй половине 2020 года с проблемами в распространении и печати и были вынуждены прекратить выход в печатной форме.

ЗАРУБЕЖНЫЕ СМИ

Государственную монополию на вещание разрушают зарубежные станции. Особую роль играют «Радыё Свабода», «Европейское радио для Беларуси», «Радыё Рацыя» и спутниковый телеканал «Белсат» (три последних из перечисленных медиа зарегистрированы в Польше). Их передачи ориентированы на белорусов и готовятся преимущественно белорусами. 

Однако ни «Белсат», ни «Радыё Рацыя» легального статуса в Беларуси не имеют, несмотря на попытки открыть корпункты и получить аккредитацию для своих журналистов. Фрилансеры, сотрудничающие с ними, подвергаются давлению со стороны властей, их штрафуют за «нарушение порядка изготовления и распространения продукции СМИ» (ст. 22.9 Кодекса об административных правонарушениях).

Раньше журналисты «Радыё Свабода» и «Европейского радио для Беларуси» ежегодно получали аккредитацию МИД, однако после выборов под предлогом разработки нового положения об аккредитации МИД лишил аккредитации всех иностранных корреспондентов, включая сотрудников этих СМИ. До конца года получить новую аккредитацию для своих корреспондентов «Радыё Свабода» и «Европейскому радио для Беларуси» не удалось.

ИНТЕРНЕТ И СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

Самым свободным сектором информационного пространства Беларуси остается интернет. Всего на 1 января 2021 года в Беларуси зарегистрированы 7 негосударственных и 26 государственных сетевых издания. За год регистрацию в качестве СМИ получили только два негосударственных интернет-ресурса. Это связано со сложностью регистрационных требований, в то время как плюсы от этой регистрации в сложившихся условиях сомнительны.

Сайт «Медиа-Полесье» после восьми месяцев безуспешных попыток зарегистрироваться как сетевое издание получил этот статус одновременно с предупреждением Мининформа, из которого редакция и узнала о регистрации. Впоследствии это позволило милиции оштрафовать «Медиа-Полесье» на крупную сумму за нарушение законодательства о СМИ. 

По иску Министерства информации крупнейший белорусский портал TUT.by был лишен статуса СМИ.

В день выборов были заблокированы все интернет-ресурсы с независимой редакционной политикой. Доступ ко многим из них ограничен в стране до сих пор. Более того, на три дня интернет в Беларуси был фактически отключен. Позднее отключения мобильного интернета в Минске происходили регулярно в дни протестных акций.

В этих условиях широкую популярность получил Telegram. Однако владельцы и администраторы многих популярных телеграм-каналов подверглись уголовному преследованию. Один из ярких примеров – давление на телеграм-канал NEXTA, который был признан экстремистским.

Представители власти заявляют, что журналисты интернет-ресурсов, не зарегистрированных как сетевые издания, не обладают журналистским статусом и не осуществляют профессиональной деятельности как журналисты.

3/ ОБЩИЙ АНАЛИЗ АТАК

На графике ниже представлен общий анализ трех основных категорий атак/угроз в отношении журналистов на территории Беларуси.

2020 год оказался самым тяжелым для белорусских медиа и журналистов за весь период мониторинга ситуации со СМИ в Беларуси. Количество атак на журналистов, блогеров и СМИ значительно превысило цифры за три предыдущих года вместе взятых. В 2020 году было зафиксировано 1558 атак на работников СМИ, 88% из которых (1385) пришлось на атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов.

Кроме того, в 2020 году зафиксировано наибольшее количество физических атак и угроз в отношении журналистов и блогеров – 96, что в четыре раза больше, чем за три предыдущих года в совокупности.

В 96% случаев атаки против журналистов исходили от представителей власти (1506 из 1558 инцидентов). 40 атак были не от представителей власти и 12 – от неизвестных.

В 2020 году действия властей по ограничению свободы выражения мнения приобрели системность и невиданный доселе размах. Давление оказывалось во всех сферах, связанных с медиа, с применением следующих репрессивных мер:

  • задержания и аресты журналистов, зачастую с применением насилия, повреждением и изъятием профессиональной техники, удалением отснятых материалов;
  • возбуждение уголовных дел против журналистов и медиаспециалистов;
  • блокировка интернета в первые дни после выборов и постоянные ограничения мобильного интернета во время массовых протестных акций; 
  • ограничение доступа к сайтам, независимо освещающим политическую ситуацию, препятствия печатанию и распространению нескольких негосударственных газет; 
  • лишение крупнейшего в Беларуси интернет-портала TUT.by статуса СМИ;
  • признание популярного телеграм-канала и логотипа NEXTA экстремистскими материалами; 
  • отказы в аккредитации приехавшим на выборы иностранным корреспондентам и последующее лишение аккредитации всех корреспондентов иностранных СМИ;
  • увольнения и преследования журналистов государственных СМИ, выступивших против распространения недостоверной пропагандистской информации. 

В целях более точного отражения комбинированных нападений на работников СМИ в 2020 году мы вводим новую категорию атак – гибридные. 

Гибридными мы называем систематические преследования какого-либо издания или работника СМИ с использованием инструментов из двух и более категорий нападений: физических, нефизических и юридических/экономических. Такое комбинирование силовых и/или несиловых методов с юридическими механизмами воздействия на неугодных журналистов производится в расчете на их деморализацию, самоцензуру, уход из профессии и даже из жизни.

В 2020 году было зафиксировано 162 гибридные атаки. Ниже представлен список журналистов и блогеров, которые подвергались наиболее интенсивным гибридным атакам в 2020 году. 

4/ ДАВЛЕНИЕ НА ЖУРНАЛИСТОВ ПОД ПРЕДЛОГОМ ОГРАНИЧЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С ПАНДЕМИЕЙ COVID-19

Беларусь оказалась одной из немногих европейских стран, где в связи с COVID-19 не был объявлен карантин. Более того, власти долгое время отрицали серьезность заболевания. Президент Александр Лукашенко называл пандемию «психозом» и «инфодемией» и призвал Министерство информации и силовые структуры бороться с распространителями «хайпа» на тему COVID-19.

21 марта Лукашенко публично обратился к председателю Комитета госбезопасности с призывом «разобраться с негодяями, которые вбрасывают эти фейки» (о смертях от COVID-19. – Ред.): «Уже хватит на это смотреть. Надо хорошенько пройтись по этим сайтам, каналам».

Всего было зафиксировано 19 атак на журналистов в связи с коронавирусом: 7 атак и угроз нефизического характера и/или в киберпространстве и 12 атак с использованием юридических и/или экономических механизмов. Все атаки исходили от представителей власти.   

Самым распространенным методом давления было незаконное воспрепятствование журналистской деятельности или лишение доступа к информации (7 инцидентов), когда журналистов не пускали на слушания и/или судебные заседания из-за карантинных ограничений (при отсутствии объявленного карантина). Последний брифинг Министерства здравоохранения для журналистов, на котором они могли задавать вопросы представителям министерства, состоялся 17 апреля. После этого Минздрав предоставляет информацию только через свои пресс-релизы, причем она противоречива. 

Другим распространенным методом давления стали обвинения в административных правонарушениях и штрафы за «незаконное распространение информации в СМИ» (5 инцидентов).   

  • 6 апреля Мининформации вынесло владельцу сетевого издания «Медиа-Полесье» письменное предупреждение о нарушении закона «О средствах массовой информации». Поводом стала публикация о распространении коронавируса в Лунинце, в которой содержалась ошибочная информация о смерти пациента. Стоит отметить, что ошибка была исправлена в течение 15 минут после появления текста на сайте.
  • 21 апреля журналисты Лариса Щирякова и Андрей Толчин получили административный протокол за незаконное распространение информации в СМИ от Гомельского центрального районного управления милиции. 20 марта они записали небольшое видеоинтервью о карантине со студентами Университета им. Франциска Скорины. Видео было использовано спутниковым каналом «Белсат».
  • 13 мая суд Лунинецкого района оштрафовал редакцию сайта «Медиа-Полесье» на 120 базовых величин (около 1250 евро). Суд постановил, что информация на «Медиа-Полесье», связанная с коронавирусом, нанесла вред национальным интересам Республики Беларусь.
  • 2 июня суд Гомельской области оштрафовала независимую журналистку и члена БАЖ Ларису Щирякову на 675 рублей. Суд признал ее виновной по статье 22.9 КоАП (нарушение законодательства о СМИ). Причиной послужил фоторепортаж для канала «Белсат» из села Коммунар Буда-Кошелёвского района Гомельской области, в котором рассказывалось о первом случае коронавируса у ученика третьего класса и госпитализации 39 жителей села – школьников, их родителей, учителей и врача местной поликлиники. 

У троих журналистов под предлогом пандемии была аннулирована аккредитация:

  • 6 мая МИД Беларуси лишил аккредитации журналистов российского Первого канала Алексея Кручинина и Сергея Панасюка. Пресс-секретарь МИД Анатолий Глаз пояснил, что «решение принято в связи с распространением информации, не соответствующей действительности». Это произошло после выхода сюжета о ситуации с коронавирусом в Беларуси.
  • 11 июня журналистам ведущего независимого информационного агентства БелаПАН под предлогом пандемии (официально не признанной в Беларуси) была аннулирована полученная ранее аккредитация на заседание Палаты представителей (нижняя палата белорусского парламента).

5/ ФИЗИЧЕСКИЕ АТАКИ И УГРОЗЫ ЖИЗНИ, СВОБОДЕ И ЗДОРОВЬЮ

Ниже представлено общее количество физических атак на работников СМИ с 2017 по 2020 год. Количество физических атак на журналистов в 2020 году выросло более чем в четыре раза по сравнению с суммарным числом таких атак за три предыдущих года. Абсолютное большинство таких атак было связано с освещением репортерами массовых акций протеста.

В 91 случае из 96 на журналистов нападали сотрудники милиции.  Насилие применялось против журналистов как белорусских, так и иностранных СМИ, когда они исполняли свои профессиональные обязанности, при задержании и в местах содержания под стражей.

В Минске было зафиксировано три случая применения огнестрельного оружия в отношении журналисток во время работы на акциях протеста, в результате чего они получили ранения: 

  • 9 августа журналистка газеты NRC Handelsblad (Нидерланды) Эмили Ван Оутерен была ранена в бедро неизвестным снарядом, когда силовики начали обстрел демонстрантов.
  • 10 августа журналистка «Нашай Нівы» Наталья Лубневская была ранена резиновой пулей, когда один из сотрудников правоохранительных органов остановился в 10 метрах от группы журналистов в синих жилетах «Пресса» и выстрелил журналистке в ногу. Лубневская провела в больнице более месяца, последствия травмы до сих пор дают о себе знать.
  • 11 августа журналист-фрилансер БелаПАН была ранена резиновой пулей во время освещения силового разгона мирной акции протеста. 

Еще трое журналистов – документалисты проекта «Неизвестная Беларусь» («Настоящее время») Владимир Михайловский, Максим Гавриленко и Любовь Земцова – погибли в результате аварии, случившейся 14 мая на дороге Гомель – Минск. В Гомеле документалисты снимали фильм о том, как волонтеры помогают медикам в борьбе с коронавирусом. 

6/ АТАКИ И УГРОЗЫ НЕФИЗИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА И/ИЛИ В КИБЕРПРОСТРАНСТВЕ

Ниже представлены атаки и угрозы нефизического характера и/или в киберпространстве. Наиболее распространенными видами атак и угроз нефизического характера за рассматриваемый период были незаконное воспрепятствование журналистской деятельности (28 инцидентов), травля, запугивание, давление, угрозы насилием и смертью, в том числе в киберпространстве (27 инцидентов), и повреждение/ отъем имущества, транспорта, оборудования, документов, тиража печатных СМИ (12 инцидентов). Количество таких атак значительно выросло по сравнению с предыдущими годами.  

7/ АТАКИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЮРИДИЧЕСКИХ И/ИЛИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ

Основными инициаторами атак против СМИ, журналистов и блогеров в Беларуси выступали представители власти. Они стояли за 1354 из 1385 зафиксированных атак с использованием юридических и/или экономических механизмов (84% случаев).  

Топ-5 методов давления на журналистов в Беларуси в 2020 году:

  • задержания (297 инцидентов)
  • административные аресты / предварительное заключение / СИЗО / тюрьма (216 инцидентов)
  • судебные процессы (217 инцидентов)
  • административное правонарушение, штраф (175 инцидентов)
  • конфискация/отъем имущества, оборудования, документов (83 инцидента)

Несколько уменьшилось количество штрафов за сотрудничество белорусских журналистов-фрилансеров с иностранными СМИ без аккредитации Министерства иностранных дел – таких случаев было 33 (в «пиковый» 2018 год журналисты привлекались к административной ответственности по этой статье КоАП 118 раз). Это связано в первую очередь с тем, что суды вместо штрафов в большинстве случаев избирали иную форму ответственности – административный арест за участие в незаконных массовых мероприятиях и сопротивление сотрудникам милиции. С учетом случаев заключения под стражу по уголовным делам журналисты и сотрудники СМИ в течение года провели за решеткой в совокупности 1200 дней. 

  • Наибольший резонанс вызвало уголовное преследование журналисток телеканала «Белсат» Екатерины Андреевой и Дарьи Чульцовой за проведение стрима с массовой акции (они обвинены в организации массовых протестов). 18 февраля 2021 года суд приговорил журналисток к двум годам колонии.  
  • Резонансным стало «дело о ноль промилле» журналистки портала TUT.by Катерины Борисевич. Ее обвинили в разглашении врачебной тайны: она опубликовала предоставленную врачом информацию о том, что в крови погибшего активиста Романа Бондаренко вопреки уверениям властей не было алкоголя. 2 марта 2021 года суд приговорил журналистку к шести месяцам колонии и оштрафовал на 100 базовых величин (1000 долларов США). 
  • Против журналиста-расследователя Сергея Сацука было возбуждено уголовное дело по обвинению в получении взятки при сборе средств на расследования. 
  • Против менеджеров и журналистов «Пресс-клуба» было возбуждено уголовное дело под предлогом нарушения ими налогового законодательства.  

РОССИЯ

Независимое экспертное мнение о Докладе по атакам на медиаработников в России

В докладе Фонда «Справедливость для журналистов» подробно описана «правовая база» репрессий в отношении журналистов, нарушений свободы слова и свободы СМИ. Новые законы о СМИ-«иноагентах», о правилах освещения массовых акций, а также чрезмерные ограничительные меры в связи с пандемией COVID-19 еще больше затрудняют работу профессиональных и гражданских журналистов и помощь им со стороны правозащитных организаций.

Российских журналистов, работающих на акциях протеста, все чаще привлекают к ответственности по статье об участии в публичных мероприятиях.  Задержания журналистов происходят несмотря на наличие редакционных заданий и опознавательных знаков: желтых жилетов «Пресса», нагрудных бейджей. 

У властей все чаще возникают претензии к небольшим региональным (зарегистрированным и незарегистрированным) средствам массовой информации в рамках так называемого «закона Яровой». Роскомнадзор требует, чтобы они добровольно вошли вв реестр организаторов распространителей информации (ОРИ). Для небольшого регионального СМИ или блога это означает закрытие издания, потому что стоимость технического обеспечения такого требования составляет несколько миллионов рублей.

В числе прочих такие требования получили  «Свободные новости» (Саратов) и  «Довод» (Владимир). Изданию «Довод» удалось избежать включения в реестр.  Также давлению подвергаются небольшие издания — например, сайт The Vyshka, представляющий собой студенческое СМИ. Роскомнадзор заблокировал сайт, обвинив его в  распространении запрещенного контента. Во многих случаях Роскомнадзор без предупреждения блокирует сайт издания целиком. 

Участились также иски о защите чести, достоинства и деловой репутации (статья 152 ГК) от компаний и лиц, аффилированных с государством. Так, «повар Путина» Евгений Пригожин подал иски к изданиям «Медуза» и «Довод» с требованием удалить публикации и опровергнуть факты его уголовного прошлого. Телеканал «RussiaToday» и Антон Красовский подали аналогичный иск о защите чести, достоинства и деловой репутации против «Новой газеты» и публициста Леонида Гозмана. 

Юристы «Правозащиты Открытки» активно работают в Москве и российских регионах по упомянутым и другим делам, помогая независимым СМИ и медиаработникам обжаловать нападения, незаконные задержания, аресты, а также требования Роскомнадзора и отстаивать свою позицию в российских судах. В числе наших подзащитных — журналисты таких изданий, как «Эхо Москвы» (Санкт-Петербург), «Коммерсантъ», «Новая газета», «Медуза», «ЗакС.ру», «Фонтанка», «Важные истории»  и др. 

Анастасия Буракова 

Координатор «Правозащиты Открытки»  

Автор доклада — Фонд «Справедливость для журналистов»

1/ ГЛАВНЫЕ ИТОГИ

В ходе исследования было выявлено и проанализировано 1284 случая атак/угроз в отношении профессиональных и гражданских работников СМИ, редакций традиционных и онлайн-изданий в России, а также российских журналистов за рубежом в 2020 году. Данные были собраны методом контент-анализа по открытым источникам на русском и английском языках. Список основных источников представлен в Приложении 6.

  1. Число атак против профессиональных и гражданских журналистов в 2020 году было беспрецедентным для России и почти что вдвое превысило суммарное количество атак за три предыдущих года. 
  2. 8 российских журналистов в этом году погибли, включая совершившую самоубийство в результате многолетней травли Ирину Славину из Нижнего Новгорода, убитого во Франции оппозиционного чеченского блогера Имрана Алиева, убитого в австрийском пригороде блогера Мамихана Умарова («Анзора из Вены») и не дожившего месяц до освобождения из колонии после 9-летнего срока оренбургского журналиста Александра Толмачева.
  3. Рост числа атак против журналистов произошел в основном за счет атак с применением юридических и экономических механизмов. В 93% случаев за ними стояли представители власти.
  4. COVID-19 дал дополнительные поводы для преследования журналистов: с конца марта по конец декабря 2020 года зафиксировано 188 атак этой категории, включая 3 избиения, 47 обвинений в распространении недостоверной информации, 48 штрафов и административных протоколов за нарушение режима самоизоляции.  
  5. Зафиксировано 133 случая незаконных задержаний (на срок до суток) и арестов (на срок от 1 до 30 суток) работников СМИ на различных акциях протеста вопреки наличию редакционных заданий и пресс-карт. 

Учитывая ухудшающуюся год от года ситуацию со свободой СМИ, а также особенности уклада в некоторых регионах, можно с уверенностью сказать, что далеко не все угрозы и атаки различного типа становятся достоянием общественности. Журналисты привыкли писать о других и не всегда готовы самостоятельно создавать “информационный повод” и становиться героями публикаций. 

В качестве позитивной новости можно отметить совершенствование механизма сбора и уточнения данных о нападениях на российских профессиональных и гражданских журналистов. Организации, занимающиеся мониторингом атак на журналистов и работников СМИ: «ОВД-Инфо», «Роскомсвобода», «Правозащита Открытки», Профсоюз журналистов и работников СМИ, Фонд защиты гласности, международная правозащитная группа «Агора».

2/ ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ И СМИ В РОССИИ

Высокая степень государственного влияния на СМИ – отличительная черта медиаландшафта России. В ежегодном индексе свободы прессы «Репортеров без границ» за 2020 год Россия второй год подряд занимает 149-е место из 180, между Гондурасом и Демократической Республикой Конго. За 19 лет, прошедших с публикации первого такого рейтинга, Россия опустилась на 28 позиций. Как отмечают «Репортеры без границ», «поскольку телеканалы продолжают транслировать пропаганду, климат стал очень угнетающим для тех, кто ставит под сомнение новый патриотический и неоконсервативный дискурс или просто пытается поддерживать качественную журналистику». 

Согласно отчету Freedom on the Net за 2020 год, составленному Freedom House, в России отсутствует свобода интернета (30 из 100 баллов по сравнению с 34 баллами в 2017 году). По этому показателю Россия находится в одной группе стран с Беларусью, Турцией, Казахстаном, Узбекистаном, Китаем, Кубой и Саудовской Аравией. Freedom House связывает отсутствие свободы интернета с законопроектами, в особенности о «суверенном интернете», направленными на усиление онлайн-цензуры. 

Freedom House отмечает, что «весной 2020 года власти развернули системы массовой слежки, якобы для обеспечения соблюдения карантинного режима из-за пандемии COVID-19, и старались цензурировать или ограничить распространение любой информации, которая противоречила официальным отчетам о пандемии».  

ОБЩЕЕ КОЛИЧЕСТВО СМИ И ОХВАТ АУДИТОРИИ

Согласно данным Роскомнадзора, по состоянию на 30 сентября 2020 года общее количество действующих зарегистрированных средств массовой информации составляет 62 876, что на 6,6% меньше, чем в аналогичном периоде 2019 года. Из них 40 413 печатных СМИ, 21 356 электронных и 1107 информационных агентств. 

Лидирующими ТВ-каналами в 2020 году продолжают оставаться «Россия 1» (среднесуточная аудитория по крупным городам России – 1,3 миллиона человек), Первый канал (1 миллион 128 тысяч зрителей в сутки) и НТВ (миллион зрителей в сутки). В основной сетке вещания нет ни одного канала, который предоставлял бы независимую, объективную информацию. 

Единственным таким каналом является «Дождь», который доступен в интернете, в устройствах с функцией Smart TV и на кабельном телевидении. 3 февраля 2014 года представители «Триколор ТВ» заявили, что прекращают сотрудничество с «Дождем» из-за редакционной политики канала.  

Согласно отчету Deloitte «Медиапотребление в России – 2020», объем чтения печатных СМИ продолжает снижаться, достигнув самого низкого показателя за последние пять лет. Лишь 38% респондентов читают печатные издания (в 2015 году таких было 57%). С 2009 по 2019 год количество газет и журналов в России сократилось на 40%. По данным Deloitte, основным источником новостей для россиян является интернет, включая новостные, аналитические и официальные сайты (72%). 40% получают информацию из социальных сетей и блогов. Лишь 58% узнают новости из программ телевидения. 

Исходя из данных ежегодного отчета «Левада-центра» о медиаландшафте в России в 2020 году, телевидение продолжает оставаться основным источником информации для 74% населения. Аналитики «Левада-центра» отмечают, что доверие к телевидению увеличилось: 48% респондентов считают, что оно объективно освещает экономические темы, и 57% – внешнюю политику. Продолжает расти использование интернет-источников (38%) и социальных сетей (39%). Однако лишь 22% опрошенных доверяют новостям о мире и стране из интернет-изданий и социальных сетей.  

По данным установочного исследования компании Mediascope в рамках проекта WEB-Index, «в феврале-ноябре 2020 года интернетом в России хотя бы раз в месяц пользовались в среднем 95,6 млн человек, или 78,1% населения всей страны старше 12 лет. В среднем за день в интернет выходили 87,1 млн человек, или 71,1% населения России».  

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ СМИ

Главными источниками финансирования государственных СМИ, как и в 2019 году, являются государство, АО «Национальная Медиа Группа» и «Газпром-Медиа».  В 2020 году на государственные медиа было выделено 101,2 млрд рублей, а в 2021 на финансирование СМИ планируется выделить 102,8 млрд рублей.

  • На данный момент «Первым каналом» владеют Росимущество (38,9%), АО «Национальная Медиа Группа» (29%), «ВТБ Капитал» (20%), «TACC» (9,1%) и «Останкино» (3%). Однако в декабре 2020 года президент России Владимир Путин велел правительству в кратчайшие сроки провести приватизацию «Первого канала» для повышения его финансовой устойчивости. 
  • Основателем частного медиахолдинга «Национальная Медиа Группа» является российский миллиардер и владелец «Северстали» Алексей Мордашов. В числе медиаактивов «Национальной Медиа Группы» –«Первый канал», РЕН ТВ, СТС, «Пятый канал», «Телеканал 78», газета «Известия» и другие.
  • «Газпром-Медиа» принадлежит «Газпромбанку» и владеет телеканалами НТВ, ТНТ, ТВ-3, «Пятница» и множеством других развлекательных каналов, журналов, интернет-платформ и радиостанций, включая «Эхо Москвы». Генеральным директором холдинга «Газпром-Медиа» с 24 марта 2020 года является экс-глава Роскомнадзора Александр Жаров. 
  • «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания» (ВГТРК) основана Президиумом Верховного совета РСФСР в 1990 году. В корпорацию входят каналы «Россия 1», «Россия 2», «Россия 24» и другие.
  • Самым популярным русскоязычным каналом за рубежом является Russia Today, финансируемый из бюджета РФ.  В 2020-м государство потратило на его финансирование 24,7 млрд рублей. В 2021 эта сумма возрастет до 27,3 млрд рублей.

3 марта 2021 года появилась информация о том, что правительство Российской Федерации планирует увеличить финансирование госпрограммы «Информационное общество», одной из целей которой является увеличение охвата аудитории телеканала RT и цитируемости агентства «Россия сегодня», куда входят РИА «Новости», радио Sputnik и другие проекты. Сообщается, что «на поддержку создания телерадиопрограмм и электронных СМИ» власти планируют потратить не менее 211,1 млрд рублей. В 2021 году на эти задачи закладывают 52,3 млрд рублей, в 2022 – 52,9 млрд, в 2023 – 53,4 млрд рублей.

НЕЗАВИСИМЫЕ СМИ

Несмотря на то, что по размеру аудитории независимые СМИ значительно уступают государственным медиа, они часто возглавляют рейтинги цитируемости в соцмедиа (количество ссылок в социальных сетях). По данным сервиса мониторинга и анализа СМИ «Медиалогия» (63% принадлежит банку ВТБ), по состоянию на январь 2021 года: 

  • В пятерку самых цитируемых газет, как и в 2019 году, входит «Новая газета» (5-е место). 
  • Телеканал «Дождь» занимает первое место в списке самых цитируемых ТВ-каналов (657 957 гиперссылок в соцсетях за месяц). 
  • Среди самых цитируемых радиостанций первое место занимает «Эхо Москвы», второе – «Радио Свобода». 
  • В рейтинге цитируемости интернет-ресурсов топ-4 принадлежит независимым СМИ: портал «Медуза» занимает первое место, второе – «Открытые медиа», третье – «МБХ медиа» (поднявшись на одну строчку по сравнению с 2019 годом), четвертое – «Медиазона». 
СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ 

По данным «Левада-центра» на февраль 2021 года, наиболее популярные социальные сети в России –«ВКонтакте» (43%), YouTube (35%), третье место делят Instagram и «Одноклассники» (31%), на четвертом месте – TikTok (14%). Самыми популярными мессенджерами являются WhatsApp (им пользуются 59% россиян), Viber (31%) и мессенджер «ВКонтакте» (18%). Мессенджером Telegram пользуются 12% опрошенных. По сравнению с 2019 годом количество россиян, которые не пользуются мессенджерами, сократилось на 29%.  

Самыми высокооплачиваемыми социально-политическими блогерами на YouTube по версии Forbes являются Юрий Дудь (на его канал подписаны 8,81 миллиона человек, доход от рекламы составляет $980 000), Алексей Пивоваров (youtube-канал «Редакция», 2,3 миллиона подписчиков, доход составляет $920 000), Ксения Собчак (youtube-канал «Осторожно Собчак», 1,94 миллиона подписчиков, доход от рекламы – $840 000), Ирина Шихман (youtube-канал «А поговорить?», 1,63 миллиона подписчиков, доход канала от рекламы оценивается в $650 000).  

Согласно данным «Медиалогии», в топ-5 телеграм-каналов, освещающих социально-политические темы, по состоянию на конец 2020 года входили «Давыдов.Индекс» (516,8 тыс.), «Сталингулаг» (368,8 тыс.), «НЕЗЫГАРЬ» (347,6 тыс.), Илья Варламов (214,8 тыс.) и «Навальный» (306,8 тыс.). В скобках указан размер аудитории канала (рейтинг, однако, составлен на основе среднего количества просмотров одного поста).

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО О СМИ

Ограничения свободы слова в 2020 году ужесточились на фоне пандемии коронавируса: 

  • 31 марта 2020 года были приняты поправки в Уголовный кодекс, ужесточающие наказание за публичное распространение заведомо ложной информации. По статье 207.1 УК подобное деяние наказывается штрафом в размере от 300 тысяч до 700 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до 18 месяцев, либо обязательными работами на срок до 360 часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до трех лет. 
  • Была усилена и административная ответственность за распространение недостоверной информации. Наказание по статье 13.15 КоАП предусматривает штраф до 300 тыс. рублей для физических лиц и до 10 млн рублей для юридических. 
  • Принят закон о штрафах за нарушение карантина, который в 2020 году широко использовался против профессиональных и гражданских журналистов. Для физических лиц штраф составляет от 15 до 40 тыс. рублей, для юридических – от 200 до 500 тыс. рублей или административное приостановление деятельности до 30 суток. Если нарушение карантина повлекло причинение вреда здоровью, то штрафы достигают 300 тыс. рублей для граждан и 500 тыс. рублей для юрлиц.

По словам директора и ведущего юриста «Центра защиты прав СМИ» Галины Араповой, «коронавирус также повлиял на доступ к информации – журналистов не допускали на судебные процессы». Как отмечает Арапова, во многих регионах такая практика сохраняется и в начале 2021 года.  

В период пандемии коронавируса в России продолжалось масштабное наступление на гражданские права. Как показывает мониторинг «Роскомсвободы» Pandemic Big Brother, для контроля за гражданами российские власти активно использовали дроны, слежку через государственные сервисы и через мобильные телефоны, а также видеонаблюдение и распознавание лиц. 

В конце 2020 года был принят пакет репрессивных законов, в том числе о физлицах-«иноагентах», о санкциях за «цензуру российских СМИ», о миллионных штрафах за отказ удалять информацию с сайтов, об уголовной ответственности для «иноагентов», а также об уголовном наказании за клевету в интернете. 

  • 28 декабря 2020 года в реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функцию иностранного агента, впервые были включены отдельные граждане: журналисты Людмила Савицкая, Денис Камалягин и Сергей Маркелов, правозащитник Лев Пономарев и художница Дарья Апахончич. В реестр СМИ-«иноагентов» включены «Голос Америки», «Радио Свободная Европа/Радио Свобода», их совместный проект «Настоящее время»,  дочерние проекты «Радио Свобода»: «Idel.Реалии», «Кавказ.Реалии», «Крым.Реалии», Татаро-башкирская служба,  «Сибирь.Реалии», «Север.Реалии», «Фактограф». В реестр также внесено чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT». Под действие закона о СМИ-«иноагентах» попадают журналисты, сотрудничающие с зарубежными СМИ.  
  • С марта 2021 года также вводится уголовная ответственность для физлиц-«иноагентов» – граждан, получающих финансирование из-за рубежа и ведущих политическую деятельность в интересах иностранного источника. Физлица-«иноагенты» обязаны маркировать свои материалы. То же должны делать и учредители, члены, участники и руководители политобъединений и НКО-«иноагентов». СМИ также должны указывать статус иностранного агента в публикациях о них (это требование не распространяется на публикации интернет-пользователей, в том числе блогеров). Теперь за непредоставление документации и другие нарушения репрессивного закона лица, признанные «иноагентами», могут быть наказаны штрафом на сумму до 300 тысяч рублей, или в размере заработной платы или иного дохода за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до 480 часов, либо исправительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок.  
  • Публикация в СМИ информации о физлице-«иноагенте», а также о производимых им материалах без соответствующей маркировки повлечет за собой штраф для физических лиц в размере от 2 тыс. до 2,5 тыс. рублей, для должностных лиц – от 4 тыс. до 5 тыс. рублей, для юридических лиц – от 40 тыс. до 50 тыс. рублей.  По делам об отсутствии маркировки материалов иностранного агента к 10 марта 2021 года оштрафованы на 53,9 млн рублей «Радио Свободная Европа/Радио Свобода» и гендиректор его российского отделения  Андрей Шарый. 
  • Закон о санкциях за цензуру против россиян и российских СМИ предусматривает блокировку, замедление интернета и административные штрафы в отношении иностранных интернет-платформ и социальных сетей – YouTube, Facebook и Twitter. 10 марта 2021 года по требованию Роскомнадзора произошло замедление трафика Twitter «с целью защиты граждан». Ведомство грозит этой соцсети полной блокировкой в России.   
  • Госдума приняла законопроект о крупных штрафах для владельцев сайтов, включая социальные сети и видеохостинги, за отказ удалять запрещенную информацию. Штрафы для граждан составят от 50 тыс. до 100 тыс. рублей, для должностных лиц – от 200 тыс. до 400 тыс. рублей, для юридических лиц – от 800 тыс. до 4 млн рублей. Такие же меры предусмотрены и для хостинг-провайдеров.  
  • 30 декабря 2020 года президент Путин подписал закон, ужесточающий уголовную ответственность за клевету. Теперь соответствующая статья предусматривает штраф в размере до 1 млн руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года. Вместо штрафа могут быть назначены обязательные работы на срок до 240 часов, либо принудительные работы на срок до 2 лет, либо арест на срок до двух месяцев, либо лишение свободы на срок до двух лет. Самое серьезное наказание – лишение свободы на срок до пяти лет – грозит тем, кто распространяет клевету о совершении тяжких преступлений, таких как убийство или изнасилование.
  • 30 декабря 2020 года был принят закон, засекречивающий информацию о сотрудниках силовых ведомств и их родственниках. Новый документ вносит поправки в федеральный закон «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов». По мнению Галины Араповой, ведущего юриста «Центра защиты прав СМИ», данная поправка стала реакцией на антикоррупционные журналистские расследования 2020 года.

Начало 2021 года ознаменовалось новыми репрессивными законодательными инициативами, которые делают журналистов более уязвимыми: 

  • 4 февраля 2021 года комиссия Совета Федерации по информационной политике и взаимодействию со СМИ предложила предусмотреть в законодательстве возможность блокировки соцсетей, в которых распространяются призывы к участию в несанкционированных протестных акциях. Это предложение поступило после акций в поддержку Алексея Навального. 
  • 24 февраля 2021 года был подписан закон об увеличении штрафа за неповиновение требованиями силовиков. Для граждан штраф составит от 10 тыс. до 20 тыс. рублей, для должностных лиц – от 20 тыс. до 40 тыс. рублей, для юридических – от 70 тыс. до 100 тыс. рублей. 
  • 17 февраля 2021 года Госдума в третьем чтении одобрила законопроект о блокировке незаконной агитации в интернете. Закон позволит Роскомнадзору по запросу Центризбиркома блокировать со дня назначения выборов до истечения пяти дней после объявления их результатов предвыборную агитацию, размещенную в интернете с нарушением избирательного законодательства. По этому закону любое высказывание граждан в интернете об их политических предпочтениях будет расцениваться как нарушение избирательного законодательства. Роскомнадзор также может заставить провайдеров без суда временно заблокировать ресурс, где размещена «незаконная агитация». Если СМИ нарушат закон, избирком должен обратиться в правоохранительные органы, суд и Роскомнадзор, чтобы привлечь их к ответственности. 
  • 10 марта 2021 года в первом чтении был принят законопроект о блокировке сайтов за «оправдание экстремизма». Он расширяет возможности внесудебных блокировок, осуществляемых по требованию Генпрокуратуры. 
  • 31 марта 2021 года Совет Федерации одобрил пакет поправок в Уголовный кодекс и Кодекс об административных правонарушениях, ужесточающих наказания за реабилитацию нацизма  и публичное оскорбление ветеранов Великой Отечественной войны. Правонарушителям грозит штраф до 3 млн рублей или лишение свободы на срок до 3 лет. Если то же самое совершается с использованием интернета, то срок тюремного заключения возрастает до 5 лет. Административная ответственность включает в себя штраф до 5 млн рублей и конфискацию предмета правонарушения. Согласно поправкам такое же наказание будет грозить за отрицание решений Нюрнбергского трибунала, одобрение фашизма и публичное распространение заведомо ложных сведений о ветеранах и действиях СССР в годы Второй мировой войны.
  • С 1 июня 2021 года в силу вступает закон о просветительской деятельности. Любая просветительская деятельность, трактуемая законом как «распространение знаний», должна быть согласована с чиновниками, а ее порядок будет определен правительством. 
  • 24 февраля 2021 года был подписан закон, предусматривающий крупные штрафы за несоблюдение закона об устойчивом интернете и нарушение прав россиян в сети. Изменение будет внесено в Административный кодекс. 
  • 11 марта 2021 года депутаты также предложили ввести административную ответственность в виде штрафа за упоминание в СМИ террористических организаций без указания, что они запрещены или ликвидированы. 

Также стоит отметить, что в России постепенно внедряется практика, распространенная в Беларуси, – штрафы за отсутствие аккредитации МИД. Впервые по этой статье 4 марта 2021 года был оштрафован на 500 рублей кемеровский журналист Роман Янченко, сотрудничавший с «Белсат ТВ».

3/ ОБЩИЙ АНАЛИЗ АТАК

На графике представлен общий анализ трех основных категорий атак/угроз в отношении журналистов на территории России и русских журналистов, покинувших страну, но продолжающих профессиональную деятельность за рубежом в 2020 году. 

2020-й стал годом, когда российская власть окончательно перестала стесняться и обрушила всю мощь государственной репрессивной машины на любые проявления свободомыслия и свободы слова. Количество зафиксированных атак на журналистов в этом году превысило суммарный показатель за три предыдущих года: 1284 против 1133 в 2017–2019 годахВзрывной рост общего числа атак произошел за счет трехкратного увеличения числа атак юридического и экономического характера в 2020 году по сравнению с 2019-м.

Подавляющее большинство атак – 83% (1067) – исходило от представителей власти. Именно они, как правило, стояли за 1056 атаками с использованием юридических и экономических механизмов, включая задержания, допросы, конфискацию, штрафы и тюремные сроки по уголовным статьям.  

В 2020 году число атак физического характера осталось почти неизменным (89), при этом восемь журналистов погибли – в 2019-м погибших было трое. В данном докладе об атаках на работников СМИ не учтены случаи смерти в результате заражения COVID-19. 

Атак и угроз нефизического характера и/или в киберпространстве в 2020 году зафиксировано почти вдвое больше, чем в прошлом, – 139 против 76 – за счет резкого увеличения случаев травли, давления, угроз насилием и смертью, а также кибератак. 

 Особым поводом для атак на профессиональных и гражданских журналистов стала пандемия COVID-19 и связанные с ней новые ограничения и законы. 177 из 188 инцидентов представляют собой атаки с использованием юридических механизмов – прежде всего обвинения в распространении заведомо ложной информации, в нарушении правил самоизоляции и карантина, связанные с этим штрафы и задержания.

В докладе приводятся примеры наиболее распространенных видов атак на работников СМИ. Все факты нападений с 2017 года по настоящий момент собраны в Карте медиарисков на сайте Фонда «Справедливость для журналистов».

ГИБРИДНЫЕ АТАКИ

В целях более точного отражения комбинированных нападений на работников СМИ в 2020 году мы вводим новую категорию атак – гибридные

Гибридными мы называем систематические преследования какого-либо издания или работника СМИ с использованием инструментов из двух и более категорий нападений: физических, нефизических и юридических/экономических. Такое комбинирование силовых и/или несиловых методов с юридическими механизмами воздействия на неугодных журналистов производится в расчете на их деморализацию, самоцензуру, уход из профессии и даже из жизни. 

В 2020 году от гибридных атак пострадали 33 журналиста и блогера, причем наиболее частым видом таких атак (14) было использование нефизических методов нападений (травля, угрозы, кибератаки) в сочетании с юридическими. Ниже представлен топ-10 журналистов и блогеров, которые подвергались наиболее интенсивным гибридным атакам в 2020 году. 

  • Трагическая гибель Ирины Славиной, главного редактора нижегородского интернет-издания Koza.Press, 2 октября 2020 года стала следствием многолетних гибридных атак. Системная травля журналистки включала несколько административных дел, штрафы, листовки с оскорблениями в ее подъезде, постоянные доносы и проверки. Последней каплей стал обыск в ее квартире в 6 утра 1 октября по уголовному делу об участии в «нежелательной организации» (донос на нее написал Илья Савинов). 12 сотрудников СКР, полиции и СОБР изъяли все электронные носители информации, компьютеры и телефоны самой журналистки и членов ее семьи, все рабочие блокноты. Кроме того, DDoS-атаке подвергся сайт Koza.Press. На следующий день журналистка совершила самосожжение, обвинив в своей смерти Российскую Федерацию.
  • Систематическим гибридным атакам подвергается основатель и главный редактор сайта «Новости Киселевска» Наталья Зубкова, которая получила международную известность после публикации видеообращения жителей поселка Подземгаз к премьер-министру Канады Джастину Трюдо из-за катастрофической экологической ситуации. В мае 2020 года на Зубкову завели дело о распространении недостоверной информации (статья 13.15 КоАП); ей и ее семье неоднократно угрожали убийством за ее расследования; в августе герой одной из ее статей юрист Антон Реутов ударил ее в присутствии приставов, которые пришли забирать машину журналистки в качестве компенсации по иску о защите чести и достоинства. В декабре сайт «Новости Киселевска» подвергся серии DDoS-атак.
  • 30 июня в Петербурге на избирательном участке N2191 во время голосования по поправкам в Конституцию полицейский Денис Дмитриев избил фотографа Давида Френкеля и cломал ему руку. 27 июля Дзержинский райсуд Санкт-Петербурга оштрафовал Френкеля на 500 рублей по делу о неповиновении полицейскому (статья 19.3 КоАП) на избирательном участке. Суд также назначил ему две тысячи рублей штрафа по делу о вмешательстве в работу избиркома (статья 5.69 КоАП) и вынес предупреждение по делу о нарушении «режима самоизоляции» (статья 20.6.1 КоАП). 27 августа в машине фотографа выбили все стекла и прокололи все колеса, а за день до этого его адвокат получил отказ в возбуждении дела по заявлению Френкеля о нападении на него полицейских.

4/ ФИЗИЧЕСКИЕ АТАКИ И УГРОЗЫ ЖИЗНИ, СВОБОДЕ И ЗДОРОВЬЮ

Количество атак физического характера в 2020 году по сравнению с 2017 годом увеличилось на четверть. Повысился и уровень жестокости преступлений против журналистов, чему, безусловно, способствует тот факт, что из года в год большинство из них остаются нераскрытыми.   

СМЕРТЕЛЬНЫЕ СЛУЧАИ И ПОКУШЕНИЯ НА УБИЙСТВО

Наиболее громкие случаи 2020 года:  

  • 30 января во французском городе Лилль был зарезан чеченский блогер и критик Рамзана Кадырова Имран Алиев (Мансур Старый). Главный подозреваемый, 34-летний Усман Мамадиев, вернулся в Чечню.
  • 26 февраля другой оппозиционный чеченский блогер, Тумсо Абдурахманов, бежавший из Чечни в 2015 году, смог отбиться от своих убийц. За это преступление осуждены россияне Руслан Мамаев и Эльмира Шапиаева, а причиной покушения шведский суд назвал критику блогером бывшего президента Чечни Ахмата Кадырова и нынешнего главы республики Рамзана Кадырова.
  • 4 июля в пригороде Вены выстрелом в затылок был убит Мамихан Умаров, известный как «Анзор из Вены» – еще один популярный чеченский блогер, выступавший против Кадырова и его окружения. 
  • Покушение на проживающего в Финляндии оппозиционного чеченского блогера Мусу Ломаева было предотвращено с помощью информации, переданной ему телеграм-каналом 1ADAT.  Подозреваемый был задержан в Финляндии 10 сентября.
  • В те же дни модератор чата телеграм-канала 1ADAT Салман Тепсуркаев был похищен в Геленджике людьми с удостоверениями МВД, после чего, судя по данным геолокации его телефона, вывезен на территорию полка патрульно-постовой службы полиции имени Ахмата Кадырова в Грозном. В интернете было опубликовано видео, в котором его подвергают унижению, истязаниям и сексуальному насилию. На момент публикации доклада (июнь 2021 года) неизвестно, жив ли Тепсуркаев.
  • 15 октября хабаровского журналиста RusNews Сергея Плотникова, который вел прямые видеорепортажи с протестных акций, похитили неизвестные. Журналиста вывезли в лес, пытали и запугивали стрельбой по ногам. После нескольких часов истязаний его отпустили.
  • 9 ноября в оренбургской колонии за месяц до освобождения внезапно умер ростовский журналист и правозащитник Александр Толмачев, проведший почти девять лет в заключении по обвинению в вымогательстве. Дело против него активисты считают сфабрикованным в отместку за разоблачительные статьи о коррупции в судах и полиции.
НЕСМЕРТЕЛЬНЫЕ АТАКИ, ИЗБИЕНИЯ, РАНЕНИЯ, ПЫТКИ

В 2020 году было зафиксировано 70 случаев несмертельных нападений, избиений и пыток журналистов. По-прежнему распространены избиения по мотивам мести после выхода острого материала. Расследований избиений, совершенных неизвестными провокаторами или так называемыми «титушками», как правило, не проводится вовсе или они нерезультативны. Вот лишь некоторые примеры.

  • Избиение бывшего оператора ВГТРК Леонида Кривенкова произошло после того, как он дал интервью о политической цензуре на госканале. 
  • Олег Анисимов, основатель портала «Вкладер» и инициатор расследований финансовых махинаций, был избит неизвестными до потери сознания, когда возвращался домой из магазина. 
  • На Полину Рябову, корреспондента независимой алтайской газеты «Листок», напали в кафе. Журналистку избили и оскорбляли за ее публикации о районных властях.
  • Дмитрия Низовцева, в прошлом журналиста хабаровского краевого телеканала «Губерния», а затем ведущего программы «Навальный Live», избили после очередной прямой видеотрансляции с протестного митинга в Хабаровске. 
  • Блогер и радиоведущий «Эха Москвы» Егор Жуков дважды подвергся нападению неизвестных, окликнувших его по имени. 
  • Александра Дорогова, видеоблогера и журналиста «Росдержавы», избили четыре сокамерника в СИЗО Егорьевска «за сюжеты, которые он снимает». 

Нередко на журналистов нападают и избивают, часто с отъемом и повреждением оборудования, непосредственно во время работы – на съемках сюжетов, интервью и т.д. 

  • В Сургуте трое мужчин до потери сознания избили корреспондента «СургутИнформ-ТВ» Евгения Неупокоева, когда он снимал сюжет на штрафстоянке.
  • В Нижневартовске директор турфирмы Руслан Ивашко избил оператора телеканала «Мегаполис» Илью Бегленка и повредил его оборудование.
  • В Анапе журналистку, снимавшую на видео снос дома, избил и отобрал у нее телефон адвокат силовика, имевшего отношение к сносу. 
  • В Москве избили и ограбили журналиста «Коммерсанта» Андрея Жданова, когда он снимал курсы валют по заданию редакции.
  • В Красноярске бизнесмен Алексей Талюк сбил на своем «Мерседесе» корреспондента программы «Дежурная часть» Павла Брыкина, когда тот пытался взять у него интервью.
  • В Сыктывкаре трое неизвестных распылили перцовый газ в лицо журналисту издания «Новая республика» Виктору Кокареву, когда тот снимал сюжет о предвыборной агитации.

Повышенной агрессивностью в отношении журналистов отличаются прихожане и охрана православных церквей:

  • Видеоблогера Михаила Баранова избили боевики НОДа, SERB и православные активисты во время отпевания протоиерея Всеволода Чаплина. 
  • Телеведущую Ксению Собчак и ее съемочную группу избили и ограбили в Среднеуральском женском монастыре во время съемок сюжета о схиигумене Сергии. 

Три случая избиений журналистов, снимавших пасхальные службы по время запрета на проведение массовых мероприятий, отражены в разделе «Атаки и ограничения в рамках карантинных мер».

Отдельная тема – избиения профессиональных и гражданских журналистов в северокавказских республиках. Помимо вышеупомянутого Салмана Тепсуркаева, похищенного в Геленджике и подвергнутого пыткам и издевательствам на территории Чечни, за прошедший год избиениям подверглись:

  • журналистка «Новой газеты» Елена Милашина в Грозном;
  • блогер Саид Губденский в Махачкале;
  • блогер и журналист Дэвид Мамедов во Владикавказе. 

В целом ряде случаев на журналистов нападали депутаты и чиновники несиловых ведомств:

  • Руководитель района в Пензенской области Сергей Козин избил журналиста Александра Рогожкина, задавшего ему неудобные вопросы. 
  • В офисе Таганской избирательной комиссии глава ТИК Москвы Римма Бахтиярова избила журналистку Светлану Виданову, а оператору Игорю Финковскому повредила камеру.
  • Депутат Думы Саратовской области Сергей Курихин избил издателя «Четвертой власти» Вадима Рогожина.
  • Депутат Думы Югорска Владимир Бендус напал на журналиста TochkaNews Антона Пантина на улице, избил его и отнял телефон.
  • Сотрудник пресс-центра городской администрации Бердска Кирилл Цветков избил корреспондента газеты «Свидетель» Сергея Болдырева прямо в редакции за комментарий в социальной сети.

Полиция и силовики избивали журналистов, как правило, во время задержаний на протестных акциях, обысков или просто остановив их для проверки документов. 

  • Сотрудник 5-го отдела полиции Хабаровска Виталий Гребенюк был уволен из органов внутренних дел за нападение на съемочную группу телеканала «Губерния», снимавшую ДТП, которое произошло по вине его знакомой. Он получил условный срок.
  • Главный редактор «Современной Калмыкии» Валерий Бадмаев был избит подполковником полиции в отделении, где с ним проводили беседу по поводу участия в пикете солидарности с Хабаровском.
  • Администратора паблика «ЯГражданин!» Сергея Беляева избили в отделе полиции Санкт-Петербурга после задержания в ходе протестов против поправок в Конституцию. 
  • В Москве на станции метро Пражская полицейские травмировали журналиста RusNews Сергея Коука в ходе грубого задержания за то, что он якобы отказался показать документы. 
  • Журналиста калининградских «Новых колес» Алексея Малиновского избили в ходе обыска в его квартире по делу о клевете. 

5/ АТАКИ И УГРОЗЫ НЕФИЗИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА И/ИЛИ В КИБЕРПРОСТРАНСТВЕ

Число атак и угроз этого типа в 2020 году почти вдвое превысило показатели предыдущего года (139 против 76). Почти втрое увеличилось число инцидентов, связанных с травлей, запугиванием и угрозами смертью: с 22 до 59. Количество зафиксированных кибератак составило 14 против 3 в 2019 году. Взломов и попыток взлома электронной почты и аккаунтов в соцсетях зафиксировано 13 против 9 в 2019-м. 

Чаще всего атакам подвергались: 

Травле, давлению и угрозам, как правило, сопутствуют либо физические нападения на работников СМИ, либо аресты и задержания, либо кибератаки, а иногда и целая серия атак разного типа. В этом году среди нападавших выделяются религиозные фундаменталисты и так называемые «защитники традиционных ценностей». Оскорбления и угрозы от них, в частности, получили:

  • телеведущие Иван Ургант – за шутки на религиозные темы («оскорбление чувств верующих») и Ксения Собчак – за критику реакции исламистов на карикатуры Charlie Hebdo;
  • редактор журнала «Даптар» Светлана Анохина – за создание центров экстренной помощи женщинам, подвергшимся домашнему насилию. После неоднократных угроз убийством Анохина вынуждена была покинуть Дагестан.
  • инстаграм- и TikTok-блогерка из Петербурга Мария Магдалена Тункара – за ролики, рассказывающие о расизме в России; 
  • блогерка Ника Водвуд, на которую пожаловались за «пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений»;
  • блогеры и журналисты, освещавшие деятельность художницы Юлии Цветковой, преследование сестер Хачатурян и акции Pussy Riot. 
ДАВЛЕНИЕ НА ЖУРНАЛИСТОВ ЧЕРЕЗ РОДСТВЕННИКОВ

По сравнению с предыдущими годами случаи давления на журналистов посредством запугивания их близких участились. Среди пострадавших: 

  • друзья и знакомые хабаровского видеоблогера Сергея Наумова
  • родственники екатеринбургского видеоблогера Руслана Соколовского
  • жена и дети редактора питерского МК Максима Кузахметова. 

Давление оказывали соответственно полиция, Центр противодействия экстремизму и полиция вместе с органами опеки.

Отец подвергнутого пыткам Салмана Тепсуркаева, по ряду свидетельств, вынужденно записал видео с отречением от сына.

Карина Джикаева, сестра арестованной в Грозном североосетинской инстаграм-блогерки Малики Джикаевой, была найдена мертвой в квартире на севере Москвы. 

ПОВРЕЖДЕНИЕ И ОТЪЕМ ИМУЩЕСТВА, ОБОРУДОВАНИЯ, ДОКУМЕНТОВ, ЖУРНАЛИСТСКИХ МАТЕРИАЛОВ, ТИРАЖА ПЕЧАТНЫХ СМИ

В 2020 году зафиксировано 20 атак данного типа. Чаще всего оборудование ломают намеренно, одновременно с избиением и/или задержанием журналистов или воспрепятствованием их профессиональной деятельности. Однако есть и другие случаи.

УНИЧТОЖЕНИЕ/ПОВРЕЖДЕНИЕ АВТОМОБИЛЯ ЖУРНАЛИСТА В ОТМЕСТКУ ЗА ПРОФЕССИОНАЛЬНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ:
  • Сожжена машина руководителя ТНТ «Воркута» Геннадия Князева (после выпуска им материала о невыплатах надбавок бригадам скорой помощи).
  • В июле были разбиты стекла в машине главного редактора «Дзержинского времени» Сергея Кулакова, а в новогоднюю ночь автомобиль полностью сгорел в результате поджога, зафиксированного камерами наблюдения.
  • Сожжена машина челябинского корреспондента Znak.com Марины Малковой. 
КИБЕР-, DDoS- И ХАКЕРСКИЕ АТАКИ И ВЗЛОМЫ АККАУНТОВ В СОЦСЕТЯХ:

Основными мишенями кибер-злоумышленников в 2020 году были: 

  • youtube-канал «Навальный Live» 
  • аккаунты редактора «Фергана.ру» 
  • аккаунты сотрудников издания «Важные истории» 
  • «Медиазона»
  • серверы телеканала «Дождь» 
  • сайт и компьютеры сотрудников «Эха Москвы» 
  • The Insider 
  • Znak.com 
  • сайт газеты «Собеседник» 
  • «Псковская губерния» 
  • «Блокнот. Таганрог» 
  • кузбасская интернет-газета «Новости Киселевска» 
  • социальные сети екатеринбургского политолога Федора Крашенинникова 
  • социальные сети уфимского блогера Руслана Нуртдинова. 

Взломы аккаунтов, хакерские и другие кибератаки происходили, как правило, после публикации громких расследований преступлений и коррупции во властных и околовластных кругах. Таких случаев было зафиксировано 26, однако мы продолжаем считать, что их было гораздо больше, поскольку журналисты воспринимают такие атаки как часть своей работы и редко предают их огласке. 

ДОКСИНГ

Доксингу, или публикации информации об адресе проживания, подверглись в этом году как минимум три журналиста и блогера:

  • вынужденный покинуть Россию из-за преследований журналист запрещенных «Граней.ру» Юрий Изотов;
  • журналистка UralPress из города Златоуст, чьи данные были выставлены неизвестными на сайте секс-услуг;
  • инстаграм- и TikTok-блогерка Мария Магдалена Тункара (подала в полицию заявление на угрожавшего ей убийством человека, который раскрыл ее адрес).  

6/ АТАКИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЮРИДИЧЕСКИХ И/ИЛИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ 

Число таких атак в 2020 году вдвое превысило совокупный показатель за три предыдущих года и составило 1056 случаев. В целом можно говорить об окончательном выстраивании государственной системы репрессий против профессиональных и гражданских работников СМИ: их преследуют по конкретному перечню статей Административного и Уголовного кодексов. Для работника СМИ, однажды попавшего в жернова этой системы, каждое новое наказание становится все более жестким: от сравнительно небольших штрафов за нарушение правил пикетирования до 19 лет колонии строгого режима за участие в экстремистской и террористической организации. 

Аресту, в том числе предварительному заключению, подверглись 69 журналистов – в четыре раза больше, чем в 2019 году.  

Количество судебных процессов над журналистами составило не менее 211, что в шесть раз превышает прошлогодний показатель. 

СУДЕБНЫЕ ПРОЦЕССЫ

Почти треть всех судебных процессов против журналистов (73) прошла в Москве: профессиональных и гражданских работников СМИ чаще всего судили по административным статьям о: 

  • нарушении правил пикетирования (часть 5 статьи 20.2 КоАП) 
  • повторном нарушении правил участия в публичном мероприятии (часть 8 статьи 20.2 КоАП)
  • неповиновении полиции (статья 19.3 КоАП)
  • организации несогласованного публичного мероприятия (часть 2 статьи 20.2 КоАП) 
  • участии в акции, создавшей помехи транспорту (часть 6.1 статьи 20.2 КоАП) 
  • нарушении режима самоизоляции (статья 3.18.1 КоАП Москвы) 

Методы преследования журналистов по уголовным и административным статьям, связанным с пандемией, отдельно рассмотрены ниже, в разделе «Давление на журналистов под предлогом ограничений, связанных с пандемией COVID-19».

АДМИНИСТРАТИВНЫЕ ДЕЛА

Многие московские журналисты были оштрафованы и/или приговорены к обязательным работам и административным арестам за участие или освещение протестов против: 

  • ареста бывшего журналиста «Коммерсанта» Ивана Сафронова, обвиняемого в госизмене;
  • ареста журналиста и политика Ильи Азара на 15 суток за одиночный пикет в поддержку ранее арестованных активиста Виктора Немытова и администратора паблика «Омбудсмен полиции» Владимира Воронцова; 
  • преследований псковской журналистки Светланы Прокопьевой по статье об оправдании терроризма.

По итогам как минимум 20 судебных процессов над журналистами, освещавшими протесты в Хабаровске, 17 человек получили штрафы и различные сроки административных арестов. Именно в Хабаровске успешно внедрен механизм «карусели» при аресте и осуждении журналистов. Например, Центральный районный суд Хабаровска трижды судил видеоблогера Антона Курдюмова, которого после каждого отсиженного им срока вновь задерживали и отвозили в суд, который назначал ему следующий административный арест. 

УГОЛОВНЫЕ ДЕЛА 

Количество обвинений журналистов и СМИ в клевете, оскорблении, ущербе репутации выросло почти в семь раз: с 13 в 2019 году до 85 в 2020-м. В абсолютном большинстве случаев журналистов и СМИ признавали виновными и обязывали выплатить компенсацию морального вреда.

Наибольшее число исков по этим статьям было рассмотрено в Москве (26). Среди истцов следует упомянуть сенаторов Сулеймана Керимова и Елену Мизулину, госкомпанию «Роснефть», Russia Today, экс-министра культуры Владимира Мединского, проректора МГИМО Наталью Кузьмину, авиакомпанию «Аэрофлот», принадлежащую Евгению Пригожину фирму «Конкорд», главу Роскосмоса Дмитрия Рогозина.  

Наиболее жестокие наказания понесли 12 журналистов, которых военные суды приговорили к длительным срокам заключения в колониях строгого и общего режимов по обвинениях в экстремизме, связях с террористами, призывах к терроризму, госизмене, оправдании нацизма и призывах к свержению конституционного строя

  • Южный окружной военный суд в Ростове-на-Дону приговорил четырех независимых гражданских журналистов из «Крымской солидарности» по части 2 статьи 205.5 УК (участие в деятельности террористической организации) и части 1 статьи 30 – статье 278 УК (подготовка насильственного захвата власти). Блогеры Марлен Асанов, Сервер Мустафаев, Сейран Салиев и Тимур Ибрагимов получили от 14 до 19 лет колонии строгого режима
  • 2-й Западный окружной военный суд в Москве приговорил дагестанского блогера Алибека Мирзеханова к 10 годам строгого режима по обвинению в участии в деятельности террористической организации (часть 2 статьи 205 УК). 
  • Центральный окружной военный суд в Самаре приговорил башкирского активиста и блогера Айрата Дильмухаметова к 9 годам строгого режима. Он объявлен виновным сразу по четырем статьям УК: по двум эпизодам публичных призывов к сепаратизму в интернете (часть 2 статьи 280.1 УК; по 3 года по каждому эпизоду), в финансировании экстремизма (часть 1 статьи 283.1 УК; 5 лет), в публичных призывах к экстремизму (часть 1 статьи 280 УК; 2 года), в публичном оправдании терроризма в интернете (часть 2 статьи 205.2 УК; 6 лет). 
  • Апелляционный военный суд в подмосковной Власихе утвердил приговор калужскому блогеру Ивану Любшину5 лет и 2 месяца общего режима. Блогер признан виновным по части 2 статьи 205.2 УК (публичное оправдание терроризма через интернет) за комментарий во «ВКонтакте» о взрыве в архангельском УФСБ. При задержании в октябре 2019 года блогера избивали и пытали. В 2017 году Любшин за посты во «ВКонтакте» стал фигурантом дел по части 1 статьи 282 УК (возбуждение ненависти или вражды), части 2 статьи 354.1 (реабилитация нацизма) и пункту «б» части 3 статьи 242 (распространение порнографии).
  • Второй окружной военный суд на выездном заседании в Курске приговорил местного гражданского журналиста Сергея Лаврова к пяти годам колонии общего режима по обвинению в публичных призывах к террористической деятельности в интернете (часть 2 статьи 205.2 УК). 
  • Южный окружной военный суд назначил блогеру из Ростова-на-Дону Валерию Клименченко четыре года и один месяц колонии общего режима по делу об оправдании терроризма (часть 2 статьи 205.2 УК) и оскорблении власти (статья 319).  В 2018 году Клименченко опубликовал во «ВКонтакте» пост «Подвиг Михаила Жлобицкого» о взрыве в архангельском УФСБ, а также два поста о полицейских.
  • Калининградский блогер Айтахаджи Халимов приговорен к трем с половиной годам колонии общего режима по части 2 статьи 205.2 УК (публичные призывы к терроризму в интернете) за три документальных видеоролика о чеченской войне, опубликованных во «ВКонтакте». 
  • Военный апелляционный суд в подмосковной Власихе утвердил приговор крымскотатарскому блогеру Нариману Мемедеминову, отклонив апелляционные жалобы защиты. Он отбыл два с половиной года колонии-поселения по делу о публичных призывах к терроризму (часть 1 статьи 205.2 УК) за три видео, опубликованных в личном youtube-канале еще до аннексии Крыма, и два репоста чужих видеозаписей во «ВКонтакте».

Отметим еще несколько резонансных уголовных дел, получивших развитие в 2020 году. Некоторые из журналистов уже осуждены, другие ожидают слушаний по существу.

  • Мещанский райсуд осудил московского видеоблогера Андрея Пыжа на 4 года общего режима по делу о незаконном получении сведений, составляющих гостайну (пункт «д» части 2 статьи 283.1 УК).  
  • 2-й Западный окружной военный суд приговорил псковскую журналистку Светлану Прокопьеву к штрафу в 500 тысяч рублей, признав ее виновной в публичном оправдании терроризма (часть 2 статьи 205.2 УК).  Прокурор просила назначить Прокопьевой 6 лет колонии с четырехлетним запретом на профессию. Журналистку судили за комментарий в эфире «Эха Москвы в Пскове» по поводу взрыва в архангельском УФСБ.
  • Брянского видеоблогера Александра Коломейцева приговорили к одному году трем месяцам лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении. Ему инкриминировали нанесение побоев, оскорбление представителей власти и нарушение неприкосновенности частной жизни. Всего против Коломейцева было возбуждено пять уголовных дел. Он снимал разоблачительные сюжеты о брянских чиновниках.
  • Заводской райсуд Грозного приговорил видеоблогера Ильхама Нуханова к 4 годам колонии-поселения по сфабрикованному делу о хранении патронов и применении насилия к полицейскому. Нуханова похитили и подвергли пыткам в ноябре 2019 года после публикации видео из элитного поселка Бароновка в центре Грозного, где живут высшие чеченские чиновники и их родственники.
  • С 7 июля по подозрению в государственной измене в СИЗО-2 «Лефортово» ждет суда советник главы «Роскосмоса», бывший корреспондент «Коммерсанта» и «Ведомостей» Иван Сафронов. ФСБ подозревает его в работе на одну из спецслужб НАТО, ему грозит от 12 до 20 лет колонии.
  • Блогер Карим Ямадаев из Набережных Челнов провел около года в СИЗО Самары по обвинению в  оскорблении власти (статья 318 УК) и публичных призывах  к террористической деятельности, оправдании или пропаганде терроризма (часть 2 статьи 205.2 УК) за видеоролик о суде над Путиным, Песковым и Сечиным (приговорен к штрафу в 510 тысяч рублей и освобожден 4 марта 2021 года). 
  • Блогер Владимир Воронцов, майор полиции в отставке и основатель популярного паблика «Омбудсмен полиции», находится в московском СИЗО-4 с 7 мая 2020 года, против него возбуждено не менее 14 уголовных дел, в том числе по обвинениям в вымогательстве (статья 163 УК), распространении порнографии (статья 242 УК), клевете (статья 128.1 УК), оскорблении представителя власти (статья 319 УК).
  • С конца июля в Кемерове под арестом находятся два участника проекта «Не будь инертным» –видеоблогеры Максим Лаврентьев и Сергей Каменский. Они обвиняются в хулиганстве, совершенном группой лиц (часть 2 статьи 213 УК). На блогеров написали заявление, когда они снимали ролик о незаконной парковке. По другой версии, ютуберов преследуют за съемку ролика о ФСБ. 
  • С 29 июня 2020 года под арестом находятся журналисты «Росдержавы» Ян Кателевский и Александр Дорогов, которых задержали после публикации расследования о похоронном бизнесе. Они обвиняются по трем уголовным делам: по части 3 статьи 163 УК (вымогательство), части 2 статьи 167 (умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества), статье 213 (хулиганство) и статье 319 (оскорбление представителя власти). 
КОНФИСКАЦИЯ/ОТЪЕМ ИМУЩЕСТВА, ТРАНСПОРТА, ОБОРУДОВАНИЯ И МАТЕРИАЛОВ ДЛЯ РАЗОБЛАЧИТЕЛЬНЫХ СЮЖЕТОВ В 2020 ГОДУ ПРИ ОБЫСКАХ И ЗАДЕРЖАНИИ ЖУРНАЛИСТОВ

Таких случаев в 2020 году было зафиксировано не менее 23, в частности:

  • У шеф-редактора «МБХ медиа» Сергея Постакова полиция забрала всю технику и банковские карты в ходе обыска в его московской квартире. 
  • У корреспондента «Белсат» Дмитрия Лебедева полицейские отобрали телефон в ходе его задержания на акции движения «НЕТ» против поправок в Конституцию.
  • У фотографа Алексея Молоторенко, снимавшего митинг КПРФ «За честные выборы» в Костроме, полицейские отняли флеш-карты и оформили протокол изъятия.  
  • В Комсомольске-на-Амуре у съемочной группы The New York Times, работавшей над фильмом об активистке Юлии Цветковой, полицейские отобрали весь отснятый материал. 
  • У съемочной группы ФБК полицейские отобрали всю технику во время работы над расследованием в Татарстане.
  • В Пензенской области сотрудники ДПС остановили автомобиль с тиражом критической по отношению к губернатору газеты «Новая альтернатива» и изъяли его. 
  • У журналиста «Радио Свобода» Артема Радыгина и репортера Activatica Дениса Стяжкина в ходе задержания во время акции Pussy Riot полицейские отняли и не вернули телефоны. 

В 2020 году в связи с ростом системных преследований ряда журналистов по признаку их сотрудничества с нероссийскими организациями и физическим лицами Фонд добавил новую подкатегорию юридических атак – признание иностранным агентом и /или юридическое преследование за несоблюдение закона об «иноагентах».

В самом конце 2020 года Минюст включил трех журналистов в реестр СМИ-«иноагентов»: Дениса Камалягина, Людмилу Савицкую из Пскова и Сергея Маркелова из Петрозаводска. Они стали первыми журналистами – физическими лицами, признанными «иностранными агентами» по новому закону.

7/ ДАВЛЕНИЕ НА ЖУРНАЛИСТОВ ПОД ПРЕДЛОГОМ ОГРАНИЧЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С ПАНДЕМИЕЙ COVID-19

Подавляющее большинство случаев атак на журналистов под предлогом санитарных ограничений, связанных с пандемией COVID-19, относится к атакам с использованием юридических механизмов – 177 из 188. Кроме того, зафиксированы три избиения журналистов, снимавших пасхальные службы, и девять атак нефизического характера и в киберпространстве.

Три избиения произошли в церквях, проводивших пасхальные службы несмотря на запрет массовых мероприятий из-за угрозы распространения коронавируса: 

  • Фотографа «Медиазоны» Давида Френкеля избили и выдворили из храма во Всеволжске.
  • Журналистку издания BAZA, снимавшую VIP-службу в храме Софии Премудрости Божией в Москве, избил актер Иван Охлобыстин. 
  • Священнослужители и прихожане храма иконы Божией Матери «Знамение» в Омске напали на журналистов БК55 и пытались силой отобрать у них телефон. 

Нефизические атаки включали в себя словесные оскорбления, унижения и угрозы в адрес работников СМИ, принуждение их к удалению публикаций под предлогом того, что они представляют собой «фейки», «намеренно ложную информацию» или «способствуют экстремистской деятельности». Атаки такого рода исходили, в числе прочих, от государственных телепропагандистов, полиции, местных властей, президента Чеченской Республики Рамзана Кадырова, Центра «Э», ФСБ, Генеральной прокуратуры, посольства РФ в США. В большинстве случаев такое давление и травля сопровождались возбуждением административных или уголовных дел. 

  • Так, Кадыров потребовал от ФСБ «остановить нелюдей, которые пишут, провоцируют мой народ» после публикации Елены Милашиной о реальной ситуации с коронавирусом в Чечне. 
  • Полиция пришла с проверкой в нижнетагильскую газету «Между строк» по доносу главврача горбольницы после статьи о ситуации с коронавирусом. 
  • Два работника уголовного розыска провели беседу с краснодарским блогером Сергеем Доровских, угрожая возбуждением уголовного дела за его критические публикации. 
  • Аналогичному визиту участкового подвергся редактор «Живой Кубани» Константин Звягинцев, которому угрожали уголовным делом об экстремизме за его статью о массовых скоплениях людей в период пандемии. 
  • Главреду «Орловских новостей» Денису Волину прокуратура «рекомендовала» удалить часть опубликованного интервью о нехватке мест в больницах. 
  • Агентство Bloomberg было вынуждено внести изменения в материал о коронавирусе в России после резкого заявления посольства России в США. 

Среди атак юридического характера лидировали обвинения в распространении ложной информации или фейков

В конце марта власти оперативно включили в Уголовный кодекс новую статью 207.1 (публичное распространение заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан), по которой грозит до 3 лет лишения свободы. Преследованиям по этой статье (обыскам, возбуждению уголовного дела, допросам в качестве свидетелей или обвиняемых) подверглось не менее 12 изданий и журналистов, включая:

  • трех независимых журналистов из Карачаево-Черкесии – главного редактора youtube-канала «Черный Куб» Владимира Биджиева, журналистку «Регион Online» Яну Топоркову и журналистку «Жизни без барьеров» Анну Дарган;
  • блогера Александра Торна из Москвы;
  • обозревателя «Новой газеты» и «Эха Москвы» Юлию Латынину из Москвы;
  • главного редактора «Репортер-НН» Александра Пичугина из Нижнего Новгорода;
  • администратора ВК-группы «Сестрорецкий актив» Анну Шушпанову из Сестрорецка.

Кроме того, широко применялась часть 9 статьи 13.15 Кодекса об административных правонарушениях (публикация ложной информации, создавшей угрозу общественному порядку), по которой были возбуждены дела в отношении не менее 35 журналистов и СМИ. Как правило, власти признавали «фейком о коронавирусе» информацию о наличии и количестве зараженных, о нехватке мест в больницах, о смертях конкретных людей от COVID-19 и экспертные оценки количества жертв вируса. Штрафы по этой статьеназначались в диапазоне от 15 тысяч рублей (новокуйбышевской журналистке Анне Крыловой за публикацию информации о больном, взятой с его личной страницы в соцсетях) до 750 тысяч рублей (пермскому интернет-журналу «Звезда» за публикацию новости о заболевших COVID-19 медиках). В числе прочих была и Ирина Славина, оштрафованная на 65 тысяч рублей за статью «Первый случай коронавируса выявлен в Кстове». 

На втором месте по числу атак юридического характера, связанных с коронавирусом, было присуждение журналистам штрафов. Помимо «распространения фейков» поводом для выписывания штрафов были, как правило:

  • Нарушение режима самоизоляции –  статья 20.6.1 КоАП (среди прочих – Евгений Доможиров из пермской «Позиции», Петр Верзилов из «Медиазоны», Илья Азар, Елена Черненко из «Коммерсанта», Роман Иванов из «Правда студия», Алексей Мельников из оренбургского Orenday, Денис Камалягин и Владимир Капустинский из «Псковской губернии», Иван Журавков из «7Х7», Людмила Савицая из «Северо-Запад. МБХ медиа», Стивен Дерикс и Константин Саломатин из NRC Handelsblad, Андрей Кыш из Sota.Vision, Сергей Беляев из «ЯГражданин!», блогер Илья Варламов, Елена Костюченко и Юрий Козырев из «Новой газеты»). 
  • Нарушение правил проведения акций – статья 20.2 КоАП (Илья Азар).
  • Нарушение правил пикетирования – часть 5 статьи 20.2 КоАП (Виктория Ивлева). 
  • Неповиновение полиции – статья 19.3 КоАП (Сергей Позняков из «Коммунистов России»).

Практически все вышеуказанные журналисты были задержаны и допрошены, у Мурата Токова, Анны Дарган, Анны Шушпановой были изъяты оборудование и рабочие материалы. Пятеро подверглись обыскам, причем в случае Владимира Воронцова («Омбудсмен полиции») и Анны Дарган («Жизнь без барьеров») обыски прошли также у родственников. 

КАЗАХСТАН

Независимое экспертное мнение о Докладе по атакам на медиаработников в Казахстане

Несмотря на регулярные попытки Казахстана демонстрировать демократические изменения, ситуация с журналистскими свободами остается печальной. К сожалению, косметические поправки в законодательство мало способствуют реальным реформам, а сотрудники СМИ находятся под постоянным прессингом.

Период с 2017 по 2020 год был насыщенным и драматичным для казахстанских журналистов: несколько раз «перелатанный» закон о СМИ, изменения нормативно-правовых актов, регулирующих деятельность прессы, огромные суммы исковых требований в делах о диффамации и старые добрые методы влияния на прессу – угрозы и запугивание. 

Хотя 90% медиа в Казахстане стоят на провластных позициях и зависят от госорганов, старомодное, слабое и неэффективное правительство по-прежнему боится высказывания свободных мнений. Именно поэтому чиновники остаются главной угрозой для СМИ – число нападений и атак на журналистов не снижается, а растет. 

Как справедливо отмечено в докладе, методы атак в последние годы изменились. Сегодня госорганы предпочитают обходиться «без лишней крови», используя в отношении медиа юридические и экономические механизмы. С развитием интернета и перетеканием туда части аудитории чаще стали применяться блокировки сайтов, которые представляют собой не только ограничение права граждан на доступ к информации, но и атаку на свободное выражение мнения. Особую популярность в Казахстане получили блокировки «без причины», когда ответственность за ограничение доступа к ресурсу не берет на себя ни один госорган. При этом официальных нарушений и обвинений нет, однако сайт остается заблокированным. По мнению правозащитников, мотивы таких блокировок – политические. 

Пандемия 2020 года усугубила практически все проблемы в медиасфере. Значительно ухудшилась ситуация с доступом к информации, по-прежнему много судебных дел связано с публикациями в интернете. Онлайн-брифинги и пресс-конференции дают возможность госорганам уходить от ответов, прерывать журналистов, ограничивать их участие. То же касается и судебных процессов. Такие инциденты представляют реальную угрозу для журналистов, поскольку препятствуют их профессиональной деятельности. 

Принятие закона о мирных митингах несколько трансформировало казахстанскую практику контроля над СМИ. В 2020 году госорганы изменили тактику задержаний: теперь журналистов и активистов просто берут в круг и держат в нем часами – практика, получившая название «кеттлинг» (от английского kettle – «чайник»). В результате представители СМИ не подвергаются физическим избиениям, но лишены возможности выполнять свой профессиональный долг. 

Нельзя не упомянуть и о самоцензуре. Статьи Уголовного кодекса о разжигании розни и распространении заведомо ложной информации редко применяются в отношении журналистов, но служат сдерживающим фактором при публикации расследований и острых материалов. 

В последние годы угрозам стали чаще подвергаться гражданские журналисты и блогеры – как правило, в киберпространстве. При этом зарегистрированные медиа тоже продолжают испытывать трудности, связанные с репрессивным законодательством, зависимостью от госорганов и политическим давлением.

В Казахстане работает ряд НПО, которые оказывают правовую помощь журналистам и блогерам, консультируют, обучают, лоббируют актуальные вопросы медиасообщества в правительстве. Следует отметить, что в некоторых сферах их деятельность весьма эффективна. Так, при активном участии НПО были приняты поправки в закон о СМИ, касающиеся защиты прав детей, декриминализована клевета, использованы адекватные формулировки в законе о мирных митингах, касающиеся участия журналистов. 

Диана Окремова,

Директор ОФ «Правовой медиа-центр» (Казахстан)

Автор доклада — Международный фонд защиты свободы слова «Адил Соз»

1/ ГЛАВНЫЕ ВЫВОДЫ

В ходе исследования было выявлено и проанализировано 342 случая атак/угроз в отношении профессиональных работников СМИ и гражданских журналистов, редакций традиционных и онлайн-изданий, а также онлайн-активистов в Казахстане в 2020 году. Данные для исследования были собраны методом контент-анализа по открытым источникам на русском, казахском и английском языках. Список основных источников представлен в Приложении 7. 

  1. Основной тип атак в отношении работников СМИ, а также блогеров и онлайн-активистов, это атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов.  
  2. Главным источником угроз для работников СМИ, блогеров и онлайн-активистов в Казахстане выступают представители власти, а наиболее распространенные методы атак на работников СМИ и гражданских журналистов в этой категории – судебные процессы, обвинения по административным делам, вызовы на допросы и задержания. 
  3. Массовые задержания напрямую связаны с ростом протестных настроений в обществе. Задержания журналистов происходят в ходе освещения ими массовых акций в крупных городах Казахстана. 
  4. Второй по популярности тип атак в отношении журналистов традиционных СМИ и гражданских журналистов (согласно открытой статистике) – это атаки и угрозы нефизического характера и/или в киберпространстве, в особенности незаконное воспрепятствование журналистской деятельности, лишение доступа к информации. В этой категории главным источником угроз также являются представители власти. 
  5. В 2020 году зафиксировано 24 случая физических атак и угроз жизни, свободе и здоровью работников СМИ (для сравнения: в 2019 году таких атак было 19). 

2/ ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ И СМИ В КАЗАХСТАНЕ

В рейтинге «Репортеров без границ» «Всемирный индекс свободы прессы 2020» Казахстан улучшил свое положение, заняв 157-е место из 180  (в рейтинге за 2019 год страна занимала 158-е место).  В ежегодном отчете правозащитной организации Freedom House о ситуации с гражданскими и политическими правами «Свобода в мире – 2020» Казахстан с оценкой 23 балла из 100, как и в предыдущий год (22 балла из 100), отнесен к группе «несвободных стран».

Возможно, некоторое улучшение позиций страны в рейтингах связано с долгожданной декриминализацией клеветы. В декабре 2019 года президент заявил о решении исключить клевету из разряда уголовных преступлений. 10 июля 2020 года вступил в действие закон, по которому клевета перенесена из Уголовного кодекса в Административный. 

Согласно данным Министерства информации и общественного развития, по состоянию на 19 октября 2020 года в Казахстане зарегистрировано 4597 СМИ, из которых 3432 составляют периодические печатные издания, 175 – телеканалы, 74 – радио, 660 – информационные агентства и сетевые издания. Иностранных телеканалов, зарегистрированных в реестре СМИ, насчитывается 256.

ПАНДЕМИЯ COVID-19 И ПОЛОЖЕНИЕ СМИ

С 16 марта 2020 года в связи с пандемией в Казахстане было введено чрезвычайное положение. Оно неоднократно продлевалось и закончилось 11 мая. Однако карантинные ограничения разной степени строгости сохраняются до сих пор. 

С 16 марта главный государственный санитарный врач ввел запрет на аудио-, фото- и видеосъемки в организациях здравоохранения, машинах скорой медицинской помощи, в карантинных помещениях, при оказании медицинской помощи на дому медицинскими работниками, проведении эпидемиологического расследования в очаге. Были запрещены опросы и анкетирование больных и «контактных».  Запрет стал причиной скандального задержания 11 апреля журналистов телеканала КТК в Атырауской области.  

В условиях ЧП и карантина все заседания государственных органов проводятся дистанционно в режиме онлайн. Онлайн-трансляции заседаний идут со сбоями. Чиновники, ответственные за обеспечение доступа к информации, в ответ на жалобы журналистов по поводу плохого качества и сбоев онлайн-трансляций ссылаются на технические проблемы.

На брифингах и пресс-конференциях, большинство из которых проходит онлайн, журналисты, вынужденные присылать свои вопросы заранее, сталкиваются с тем, что модераторы задают спикерам только «удобные» вопросы. 

В период действия режима чрезвычайного положения и карантина наиболее беззащитной категорией журналистов стали блогеры, статус которых никак не определен в казахстанском законодательстве. Именно блогеров и онлайн-активистов чаще всего обвиняют в клевете и в нарушении режима ЧП.

Из-за пандемии казахстанские СМИ столкнулись с экономическими трудностями. В особенности это касается печатных СМИ, которые лишились возможности не только распространять тиражи среди подписчиков, но и реализовывать их в торговых точках и специализированных киосках. По официальным данным, прогноз потери рекламных доходов в 2020 году составляет от 30% до 60%.

ВЫБОРЫ В НИЖНЮЮ ПАЛАТУ ПАРЛАМЕНТА И В МЕСТНЫЕ ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ: НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫЕ АКТЫ И ПОЛОЖЕНИЕ СМИ

21 октября президент Казахстана объявил о предстоящих очередных выборах в парламент и местные исполнительные органы. Выборы были назначены на 10 января 2021 года. 

4 декабря ЦИК опубликовал постановление, определяющее права и обязанности доверенных лиц кандидатов, наблюдателей и представителей СМИ. Представители НПО, гражданские активисты и журналисты заявили, что этот документ серьезно ограничивает возможность независимого наблюдения за выборами. В частности, критике подверглись пункты о запрете видеотрансляций с избирательных участков; о необходимости получать согласие граждан на использование их изображений; о том, что направлять наблюдателей на выборы могут только те юридические лица, которые прописали эту деятельность в уставе организации.

Кроме того, средствам массовой информации запретили проводить предвыборные опросы без выполнения ряда условий: они должны предварительно уведомить Центризбирком, подтвердить пятилетний опыт проведения опросов и иметь в штате сотрудников с социологическим образованием и стажем работы. 

Выпущенная  Министерством информации и общественного развития РК «Памятка для СМИ и журналистов в период выборов в Республике Казахстан» предписывает «воздерживаться от публикации агитационных материалов и иной информации, заведомо порочащих честь, достоинство и деловую репутацию кандидата или политической партии» и напоминает о гражданской и уголовной ответственности.

С началом предвыборной кампании блогеров и онлайн-активистов стали вызывать в прокуратуру в связи с опросами на тему выборов, их предупреждали об административной ответственности за нарушение выборного законодательства. Так, в декабре блогер Кайрат Абдрахман (Алматинская область) был оштрафован судом за опрос, опубликованный в соцсети 9 ноября. Блогер поинтересовался у своих подписчиков, доверяют ли они выборам и что думают о депутатах городского маслихата.

29 декабря постановлением главного государственного санитарного врача вводится требование к присутствующим на избирательных участках доверенным лицам, наблюдателям и представителям СМИ строго соблюдать меры безопасности и держать социальную дистанцию не менее полутора-двух метров.

ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ РЕГЛАМЕНТАЦИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СМИ И ЖУРНАЛИСТОВ

В 2020 году в Казахстане без участия общественности обсуждались и принимались значимые для общества законы, в частности, о митингах и о декриминализации клеветы.

Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам исполнительного производства и уголовного законодательства», исключающий статью «Клевета» из Уголовного кодекса, вступил в действие 10 июля. Клевета переносится в Кодекс РК «Об административных правонарушениях» и предусматривает штраф или административный арест максимальным сроком до 30 суток.  В связи с декриминализацией клеветы незначительно снизилось количество уголовных дел в отношении журналистов. Правозащитники по-прежнему настаивают на переносе клеветы в сферу гражданского права: административное производство подразумевает участие государства и полиции.

25 мая президент РК подписал закон «О порядке организации и проведения мирных собраний в Республике Казахстан». В окончательный вариант не вошла норма об обязанности журналиста, организатора и участника мирного собрания по требованию госорганов и (или) их должностных лиц предоставлять фотосъемку и видеозапись мирных собраний. Также исключены дублирующие закон о СМИ нормы о правах и обязанностях журналиста. Закон вступил в силу 6 июня 2020 года.

30 декабря президент Казахстана подписал закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам информации». Эти изменения направлены на решение двух основных задач – усиление контроля и ответственности и расширение сферы применения закона. По мнению журналистов, закон не расширяет доступ к информации для сотрудников СМИ, граждан и неправительственных организаций. Согласно этому новому закону журналист может быть лишен аккредитации за нарушение правил аккредитации: предоставление неполного пакета документов, неправильно заполненное заявление, решение суда о приостановлении/прекращении деятельности СМИ,  за распространение не соответствующих действительности сведений, порочащих деловую репутацию аккредитовавших его государственных органов, общественных объединений и организаций, а также по заявлению собственника СМИ или редакции. В законе не указывается, кто будет определять, что те или иные сведения не соответствуют действительности и порочат деловую репутацию государственных органов.

3/ ОБЩИЙ АНАЛИЗ АТАК

На графике представлен количественный анализ трех основных типов атак в отношении журналистов на территории Казахстана в период с января 2017 по декабрь 2020 года.

С 2017 по 2020 год число атак во всех трех категориях выросло. В сравнении с 2017 годом в 2020 году количество атак с использованием юридических и/или экономических механизмов увеличилось на 34%, атак и угроз нефизического характера и/или в киберпространстве стало больше на 6%, физических атак и/или угроз жизни, свободе и здоровью – на 26%.  

Основной целью угроз является воспрепятствование публикации материалов и подавление гражданской активности. Угрозы физическим насилием на практике оставались безнаказанными: дела по немногочисленным заявлениям представителей СМИ почти в ста процентах случаев были либо спущены на тормозах, либо закрыты «за отсутствием состава преступления». 

В целях более точного отражения комбинированных нападений на работников СМИ в 2020 году мы вводим новую категорию атак – гибридные. 

Гибридными мы называем систематические преследования какого-либо издания или работника СМИ с использованием инструментов из двух и более категорий нападений: физических, нефизических и юридических/экономических. Такое комбинирование силовых и/или несиловых методов с юридическими механизмами воздействия на неугодных журналистов производится в расчете на их деморализацию, самоцензуру, уход из профессии и даже из жизни.

В 2020 году было зафиксировано 86 гибридных атак, из которых 63 пришлось на 7 журналистов и блогеров. Ниже представлен список журналистов и блогеров, которые подвергались наиболее интенсивным гибридным атакам.

4/ ДАВЛЕНИЕ НА ЖУРНАЛИСТОВ ПОД ПРЕДЛОГОМ ОГРАНИЧЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С ПАНДЕМИЕЙ COVID-19

В Казахстане было введено чрезвычайное положение в связи с распространением COVID-19, а после отмены ЧП действовали карантинные ограничения. В этом контексте в отношении журналистов, блогеров и онлайн-активистов были предприняты атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов (37 случаев), а также атаки и угрозы нефизического характера (10 случаев). Основным источником угроз (43 случая) являются представители власти. 

На графике представлены подкатегории атак/ограничений в рамках карантинных мер. Основными методами давления на работников СМИ, блогеров и онлайн-активистов являются судебные процессы (12) по обвинениям в распространении заведомо ложной информации в период чрезвычайного положения и нарушении режима ЧП, незаконное воспрепятствование журналистской деятельности, лишение доступа к информации (9), административные аресты и предварительное заключение (7). 

  • 28 марта блогер и гражданский активист Диас Молдалимов был задержан и доставлен в Департамент полиции Алматы в связи с досудебным расследованием о распространении заведомо ложной информации в условиях чрезвычайного положения (статья 274 Уголовного кодекса РК).  Следователь предложил Молдалимову дать признательные показания, однако тот воспользовался своим конституционным правом и отказался. Поводом для преследования стало видеообращение на youtube-канале от 27 марта, в котором Молдалимов раскритиковал действия властей во время карантина. 
  • 18 апреля гражданский активист Альнур Ильяшев был арестован на два месяца по подозрению в «распространении заведомо ложной информации во время чрезвычайной ситуации». 22 июня онлайн-активист был осужден на три года ограничения свободы, 100 часов общественных работ и пятилетний запрет на публичную деятельность. В основу обвинения легли его посты в Facebook с критикой в адрес партии власти «Нур Отан». Ильяшев заявил, что приговор – способ заткнуть ему рот. 
  • 18 апреля известный общественный деятель, бывший руководитель телеканала КТК Арман Шураев был задержан в Караганде по подозрению в распространении заведомо ложной информации в условиях чрезвычайного положения. Шураева поместили в изолятор временного содержания. 20 апреля с санкции суда его отпустили под подписку о невыезде.
  • 24 апреля съемочную группу телеканала КТК – корреспондента Бекена Алирахимова и телеоператора Манаса Шарипова – задержали на территории областной больницы в Атырау во время съемки сюжета о переводе 257 медиков, контактировавших с инфицированными, в тубдиспансер в Махамбетском районе. Журналистов обвинили в нарушении режима чрезвычайного положения. Административный суд вынес им взыскание в виде предупреждения.  

5/ ФИЗИЧЕСКИЕ АТАКИ И УГРОЗЫ ЖИЗНИ, СВОБОДЕ И ЗДОРОВЬЮ

В 2020 году было зафиксировано 24 физические атаки и угрозы жизни, свободе и здоровью работников СМИ. Из них 20 – несмертельные атаки, избиения, ранения, в 13 из которых журналисты пострадали в результате действий полицейских и сотрудников охранных служб. 

  • 10 января охрана телецентра «КазМедиа Орталыгы» схватила журналистку Vlast.kz Тамару Вааль и начала выкручивать ей руки, когда та пыталась после брифинга записать комментарий вице-премьера Казахстана Романа Скляра. 
  • 22 февраля гражданский активист и блогер Аслан Сагутдинов был задержан рядом с местом предполагаемого несанкционированного митинга в Уральске. Во время задержания ему порвали куртку, один из полицейских ударом головы разбил ему губы. После того как Сагутдинову стало плохо в полицейском участке (у него аневризма), его увезли на скорой помощи в больницу.  
  • 17 марта руководитель общественного интернет-телевидения 101tv.kz Ботагоз Омарова была избита сотрудником охраны строительной компании, в которую она пришла с редакционным запросом.
  • 25 сентября журналистка «Радио Азаттык» Хадиша Акаева, освещавшая задержания в Семее, сообщила, что подверглась грубому полицейскому задержанию. «Когда меня волокли в автозак, мне поранили палец, сломали ногти и выдрали немного волос», – рассказала Акаева. 
  • 24 октября нападению со стороны полицейского подверглась репортер «Радио Азаттык» Сания Тойкен, освещавшая ярмарку в поддержку политзаключенных. 

Единственный смертельный случай произошел 24 февраля 2020 года: онлайн-активист Дулат Агадил умер в следственном изоляторе в Нур-Султане спустя несколько часов после задержания. По официальной версии, смерть наступила из-за острой сердечной недостаточности. Многие активисты и правозащитники не верят в эту версию. Они считают, что в СИЗО гражданский активист подвергся пыткам, после которых скончался. 

Известно о двух случаях использования карательной психиатрии:

  • 16 апреля онлайн-активист Асанали Суюнбаев был задержан, а затем помещен в психиатрическую больницу. Госпитализацию осуществили при участии сотрудников полиции, остановивших Суюнбаева на улице. 
  • 12 ноября суд постановил поместить блогера и журналиста Айгуль Утепову в психиатрический диспансер на принудительное обследование.  Автор критических постов была задержана по подозрению в участии в запрещенном движении ДВК и помещена под домашний арест 17 сентября 2020 года. 

Зафиксирован один случай давления на работника СМИ посредством физического давления на родственников и близких: 

  • 31 марта в отношении гражданского активиста Романа Рейхерта было возбуждено уголовное дело об «организации и участии в деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации после решения суда о запрете их деятельности или ликвидации в связи с осуществлением ими экстремизма или терроризма» (статья 405 УК РК). 31 марта полицейские провели обыск в его доме. Они применили силу к Рейхерту и его жене, когда активист попытался одеться. Его жена Регина Белалова пыталась снять происходящее на видео, но у нее выхватили смартфон. 

6/ АТАКИ И УГРОЗЫ НЕФИЗИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА И/ИЛИ В КИБЕРПРОСТРАНСТВЕ

Самыми популярными методами давления на работников СМИ, блогеров и онлайн-активистов являются: незаконное воспрепятствование журналистской деятельности, лишение доступа к информации (25); травля, запугивание, давление, угрозы насилием и смертью, в том числе в киберпространстве (11); повреждение/отъем имущества, транспорта, оборудования, документов, журналистских материалов, тиража печатных СМИ (5).

Следует отметить, что в 19 из 25 случаев представители СМИ столкнулись с незаконным воспрепятствованием журналистской деятельности со стороны представителей власти.  Воспрепятствование выразилось в недопуске или отказе в онлайн-подключении представителей СМИ к заседаниям государственных органов и судов; создании помех при освещении различных событий; запрете комментировать резонансные судебные процессы. 

  • 6 июня, когда репортер «Радио Азаттык» Дилара Иса вела съемку задержаний митингующих в Шымкенте, двое неизвестных пытались не допустить, чтобы задержания попали в кадр, – они закрывали камеру зонтами. Один из них представился сотрудником управления внутренней политики акимата Шымкента. Кроме того, мужчина, работающий в пресс-службе городского департамента полиции, непрерывно снимал работу репортера на видео. 
  • 3 августа журналистку информационного ресурса iagorod.kz Ирину Старикову не пропустили на встречу предпринимателей с заместителем акима города Рудного. «Сотрудник отдела внутренней политики акимата Рудного сообщил, что совещание предстоит «закрытое» и СМИ впускать не велено», – пишет Старикова. Затем сотрудник службы безопасности пытался запретить журналистке видео- и фотосъемку на камеру смартфона.  

Вторым распространенным методом атак на журналистов была травля, запугивание, давление, угрозы насилием и смертью, в том числе в киберпространстве (11 случаев): 

  • 2 марта корреспондент МИА «КазТАГ» Махамбет Абжан, ранее освобожденный условно-досрочно, получил в WhatsApp сообщение от участкового инспектора. Полицейский сообщил, что журналисту нужно приехать в отделение № 28 Сарыаркинского района Нур-Султана и пробыть до утра в камере временного содержания, так как на утро назначено заседание в административном суде по его делу. Как сказал участковый, «сейчас такой порядок, что у всех так проходит суд». После того как Абжан написал об этом в Facebook, вопрос о ночевке в отделении полиции был снят. 
  • 17 июня стало известно, что на гражданского активиста Альнура Ильяшева в следственном изоляторе оказывают давление. «Подсаживают в камеру провокаторов и лиц, которые угрожают! Также нам стало известно, что состояние здоровья Альнура резко ухудшилось и ему не оказывают должный медицинский уход! У него обострилась хроническое заболевание, астма! Система пытается его сломить или физически уничтожить!» – сообщает соратник заключенного Марат Турымбетов. 
  • 12 сентября журналист Тауирбек Бозекенов заявил, что ему угрожают судебными преследованиями из-за публикаций в Facebook. Журналист пишет об экологической ситуации в Атырауском регионе. Угрозы поступили после отказа Бозекенова удалить публикации. 
  • 2 декабря известный блогер из Шымкента Кирилл Павлов сообщил об угрозе расправы и отказе полиции принять заявление: «Поступает угроза моей жизни. Человек, который до этого открыто высказывал неприязнь по моему национальному признаку, пишет, что приедет в Шымкент, разберется со мной, порежет меня, зарежет. Я вынужден обратиться в полицию, но пока заявление не принимают, просят кого-то подождать. На всякий случай выложу это видео, чтобы вы знали, что, если со мной или с моими родными что-то случится, в этом будет виноват Шынгыс Саденов», – сообщил Павлов в своем видеообращении в Facebook. 

7/ АТАКИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЮРИДИЧЕСКИХ И/ИЛИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ

В 2020 году в пятерку главных методов давления на работников СМИ вошли: судебные процессы (59), обвинения в клевете и ущербе репутации (53), вызовы на допросы и опросы (28), задержания (22) и административные аресты, предварительное заключение, СИЗО (16). Большинство задержаний журналистов происходило во время освещения протестных акций.

Судебный процесс является самым распространенным методом давления на журналистов, блогеров и онлайн-активистов в Казахстане. В большинстве случаев уголовные дела о распространении ложной информации, разжигании розни, участии в деятельности экстремистской организации, административные дела за нарушение режима чрезвычайного положения заканчиваются обвинительными приговорами. Обвинениям по таким делам предшествуют задержания и аресты. 

  • 16 мая Петропавловский городской суд приговорил блогера Азамата Байкенова к одному году ограничения свободы условно по обвинению в «участии в деятельности запрещенной организации». Кроме того, суд обязал Байкенова выплатить 10 месячных расчетных показателей (около 27 тысяч тенге, или порядка 65 долларов) в Фонд компенсации потерпевшим. Блогеру запрещено пользоваться социальными сетями в течение трех лет. Байкенов обвинения в свой адрес отвергает. 
  • 20 сентября блогер и журналистка Айгуль Утепова была помещена под домашний арест в связи с расследованием уголовного дела об участии в деятельности запрещенной организации. Утеповой запрещено покидать жилище, за исключением посещения медучреждений «по состоянию своего здоровья и здоровья близких родственников». 12 ноября суд санкционировал госпитализацию Утеповой в психоневрологический диспансер «для проведения медико-психологической экспертизы». Адвокат и родственники журналистки расценивают постановление суда как попытку изолировать автора критических постов.  23 ноября полиция препроводила Утепову из ее дома в диспансер, откуда она вышла 11 декабря. Врачи заключили, что она абсолютно здорова.
  • 20 ноября суд Туркестанской области приговорил онлайн-активиста Мурата Байдаулетова к одному году ограничения свободы за «участие в деятельности запрещенной организации». Активисту также назначили четыре часа принудительных работ в день до того момента, пока он не найдет постоянную работу. Как заявил судья, Байдаулетов в прямом эфире в Facebook высказался в поддержку программ движений «Демократический выбор Казахстана» и «Коше партиясы» , запрещенных казахстанским судом.    

В 40 из 53 случаев обвинения журналистов в клевете, оскорблении и ущербе репутации исходили не от представителей власти.   

  • 2 марта казахстано-китайская нефтедобывающая компания «СП «Казгермунай» обратилась в Бостандыский районный суд Алматы с иском о защите деловой репутации к собственнику медиаресурса Caravan.kz – агентству «Kazakhstan Today» и корреспонденту Адилу Урманову.  
  • 18 мая суд удовлетворил иск бизнесмена Малика Есенбаева к редакции газеты «Время» и журналисту Михаилу Козачкову. Редакция должна опубликовать опровержение спорных сведений, изложенных в статье «Порочные связи», удалить этот материал с сайта газеты time.kz и выплатить истцу 80 тыс. тенге (около $200) в качестве компенсации морального вреда. 
  • 28 мая в Павлодарский городской суд поступило исковое заявление о защите чести, достоинства и деловой репутации от предпринимателя Георга Шпейзера. Предметом иска стала публикация, размещенная 1 апреля павлодарским журналистом Александром Барановым в его аккаунте в Facebook. Автор «первоапрельской фантазии» предупреждал, что все герои и события вымышлены, а совпадения случайны. Однако Шпейзер усмотрел в публикации распространение недостоверной информации. Он требует от журналиста опровержения и выплаты компенсации причиненного морального вреда в размере 1 млн тенге (около $2500).

КРЫМ

Автор доклада — Центр прав человека ZMINA  

1/ ГЛАВНЫЕ ИТОГИ

В ходе исследования было выявлено и проанализировано 58 случаев атак/угроз в отношении профессиональных работников СМИ и гражданских журналистов, редакций традиционных и онлайн-изданий, телеграм-каналов, а также онлайн-активистов, которые произошли в 2020 году на территории Крымского полуострова. Данные для исследования были собраны методом контент-анализа по открытым источникам на русском языке, а также с использованием собственных источников Центра прав человека ZMINA в Крыму (информация проверялась сотрудниками Центра). Список основных источников представлен в Приложении 8.  

  1. Основной метод давления на журналистов, блогеров и работников СМИ в Крыму – атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов.  
  2. Главным источником угроз для работников СМИ являются представители власти (в 50 случаях из 58), а наиболее распространенный метод давления – обвинения в экстремизме, связях с террористами, разжигании розни, реабилитации нацизма, госизмене, призывах к свержению конституционного строя. 
  3. В 2020 году зафиксировано 9 атак, связанных с карантинными ограничениями. Преимущественно они выражались в действиях судебных приставов, которые не допускали журналистов на политически мотивированные судебные процессы. 
  4. В 2020 году в Крыму зафиксировано 4 случая физических атак и угроз жизни, свободе и здоровью работников СМИ. Данный вид атак больше не является доминирующим, в отличие от 2014 года, когда было зафиксировано рекордное количество нарушений прав журналистов с применением силы. 
  5. Сохраняется курс на тотальное подавление независимой журналистики и установление полного контроля над информационным пространством Крыма, взятый новыми властями с момента оккупации в 2014 году. 

2/ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ И СМИ В КРЫМУ

В рейтинге «Репортеров без границ» «Всемирный индекс свободы прессы 2020» Крым не изучался как отдельный регион.  В ежегодном отчете правозащитной организации Freedom House о ситуации с гражданскими и политическими правами «Свобода в мире – 2020» Крым с оценкой 7 баллов из 100 отнесен к группе «несвободных стран/регионов», при этом отмечено ухудшение ситуации в сфере политических прав на 2 балла. Худшая, чем в Крыму, ситуация со свободой, по оценкам Freedom House, наблюдается только в 9 странах/регионах мира, включая Туркменистан, Северную Корею, Тибет, Сирию, неподконтрольную властям Украины территорию Донбасса.

ПРЕСЛЕДОВАНИЕ ГРАЖДАНСКИХ ЖУРНАЛИСТОВ

После оккупации Крыма в 2014 году независимые СМИ полуострова были фактически полностью уничтожены. Пытавшиеся продолжать свою работу профессиональные журналисты и редакции подвергались систематическому давлению, запугиванию и другим формам преследования со стороны новых властей и их помощников. Многие журналисты ушли из профессии или были вынуждены уехать на материковую часть территории Украины, 

В последующие годы оккупационные власти перешли к использованию юридических механизмов для запугивания журналистов и блогеров. Эта тенденция сохранялась и в 2020 году.

В условиях «информационного гетто» и отсутствия независимых источников информации на полуострове возникла как явление «гражданская журналистика». Сейчас именно благодаря обычным гражданам и гражданским активистам освещаются происходящие на полуострове события, особенно аресты, обыски, политически мотивированные судебные процессы. 

Одной из наиболее известных инициатив, объединившей многих гражданских журналистов, стала «Крымская солидарность», созданная в 2016 году усилиями родственников политзаключенных, адвокатов и активистов как неформальная правозащитная организация для защиты жертв политических репрессий. Со временем крымскотатарские гражданские журналисты, создающие и распространяющие новости о политически мотивированных уголовных и административных делах в Крыму, стали новой мишенью для преследования. Против многих из них были выдвинуты обвинения в рамках «дела крымских мусульман» в причастности к терроризму и «Хизб ут-тахрир» (организация запрещена в Российской Федерации решением Верховного суда в феврале 2003 года, однако легально действует в Украине и большинстве стран мира). По состоянию на конец 2020 года в местах лишения свободы находятся 8 гражданских журналистов «Крымской солидарности» (Сервер Мустафаев, Тимур Ибрагимов, Марлен Асанов, Сейран Салиев, Ремзи Бекиров, Руслан Сулейманов, Осман Арифмеметов, Рустем Шейхалиев), еще один (Амет Сулейманов) содержится под домашним арестом. 21 сентября 2020 года на свободу вышел медиакоординатор «Крымской солидарности», крымскотатарский активист и блогер Нариман Мемедеминов, отбывший в российской колонии-поселении 2с половиной года. 

В 2020 году в судах шли несколько процессов над крымскотатарскими гражданскими журналистами. 16 сентября 2020 года Южный окружной военный суд РФ вынес приговор по так называемому делу «второй бахчисарайской группы «Хизб ут-тахрир»», фигуранты которого признаны виновными в подготовке насильственного захвата власти и участии в деятельности террористической организации. В число подсудимых по этому делу вошли 4 гражданских журналиста общественного объединения «Крымская солидарность»: Сервер Мустафаев приговорен к 14 годам заключения в колонии строгого режима, Сейран Салиев – к 16 годам, Тимур Ибрагимов – к 17 годам, Марлен Асанов – к 19 годам. 

В декабре Южный окружной военный суд РФ начал рассмотрение дела так называемой «второй симферопольской группы «Хизб ут-тахрир»», членов которой обвиняют в подготовке насильственного захвата власти и участии в деятельности террористической организации. В число подсудимых по этому делу вошли 4 гражданских журналиста общественного объединения «Крымская солидарность»: Ремзи Бекиров, Осман Арифмеметов, Рустем Шейхалиев и Руслан Сулейманов. 

БЛОКИРОВКА УКРАИНСКИХ СМИ 

Неизменной в 2020 году оставалась ситуация с блокированием доступа к целому ряду украинских медиаресурсов на территории Крыма. Согласно данным Крымской правозащитной группы, по меньшей мере 11 провайдеров в 9 крымских населенных пунктах полностью блокируют сайты 20 украинских медиа: «Укринформ», Цензор.нет, QHA, СЛЕД.net.ua, «Информационное сопротивление», UAinfo, BlackSeaNews, «Апостроф», «Главное», Громадське радіо, Центр журналистских расследований, «Левый берег», «Подробности», «Стрічка», «ТоНеТо», ТСН, «Украинская правда», «РБК Украина», «Зеркало недели», «Херсон Daily». Кроме того, некоторые провайдеры блокируют еще 4 украинских медиа: так, сайты «Главком», 5 канал, канал «112 Украина», «Депо» недоступны у девяти из одиннадцати провайдеров.  Примечательно, что часть этих ресурсов доступна для пользователей в России. Кроме того, прием сигнала украинских FM-радиостанций на севере Крыма значительно ухудшился, а во многих населенных пунктах на этих частотах вещают российские радиостанции.

Представители оккупационной власти продолжают рассматривать независимые источники информации на территории Крыма в качестве угрозы и инструмента противника в информационной войне, а основной задачей СМИ в регионе считают защиту от «вражеского» искажения фактов.

ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ РЕГЛАМЕНТАЦИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СМИ И ЖУРНАЛИСТОВ

В Российской Федерации в 2020 году был принят целый ряд новых нормативно-правовых актов, действие которых распространяется на территорию Крыма. 

Так, 1 апреля 2020 года президент Владимир Путин подписал закон, который вводит новые статьи в Уголовный кодекс: 207.1 («публичное распространение заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан») и 207.2 («публичное распространение заведомо ложной общественно значимой информации, повлекшее тяжкие последствия»). Под нормы этих статей подпадают сведения о мерах, принимаемых для обеспечения безопасности в условиях пандемии COVID-19. Кроме того, в Кодексе об административных правонарушениях статья 13.15 («злоупотребление свободой массовой информации») была дополнена двумя пунктами: «распространение заведомо недостоверной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан» (п.10.1) и «распространение заведомо недостоверной информации, повлекшее смерть, вред здоровью, массовое нарушение безопасности» (п.10.2).

1 августа вступили в силу изменения в закон «О федеральной службе безопасности», в статье 7 которого теперь имеется формулировка: «Опубликование (размещение, распространение) информационных материалов, касающихся деятельности органов федеральной службы безопасности, без соответствующего заключения органа федеральной службы безопасности не допускается». Общий контекст статьи не позволяет с уверенностью сказать, относится ли это ограничение только к сотрудникам ФСБ или распространяется на всех граждан. 

8 декабря вступили в силу поправки к статье 280.1 Уголовного кодекса («публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации»), которые предусматривают административную преюдицию и наступление уголовной ответственности в случае повторного нарушения на протяжении года. Одновременно в Кодекс об административных правонарушениях была введена новая статья 20.3.2 о «призывах к сепаратизму», предусматривающая наказания в виде штрафов. 

3/ ОБЩИЙ АНАЛИЗ АТАК

В ходе исследования было выявлено 38 атак с использованием юридических и/или экономических механизмов, 16 атак нефизического характера и/или в киберпространстве и 4 физические атаки. 

В 2020 году физические атаки не были доминирующими, в отличие от 2014 года, когда было совершено наибольшее количество нарушений прав журналистов с применением силы. Так, во время активной фазы вооруженной оккупации с 26 февраля по 22 марта 2014 года было зафиксировано более 100 случаев физических атак на журналистов, включая избиения, похищения, пытки. Кроме того, имели место произвольные задержания, повреждение имущества, запрет съемок и недопуск на полуостров, различные угрозы и запугивания. Такие действия в основном совершали подконтрольные РФ парамилитарные формирования «казаков» и «ополченцев». 

4/ ДАВЛЕНИЕ НА ЖУРНАЛИСТОВ ПОД ПРЕДЛОГОМ ОГРАНИЧЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С ПАНДЕМИЕЙ СOVID-19

С 17 марта 2020 года в связи с пандемией в Крыму был введен не предусмотренный законодательством «режим повышенной готовности». Набор ограничений в рамках этого режима неоднократно менялся, и ряд запретов продолжает действовать до сих пор. 

С 3 апреля в рамках «режима повышенной готовности» было запрещено покидать место проживания всем, кроме работников служб жизнеобеспечения. Исключение было сделано для журналистов проправительственного телеканала «Крым». Журналисты других зарегистрированных СМИ, имеющие возможность оформлять редакционные задания, получили право покидать места проживания с 14 апреля 2020 года. Блогеры, гражданские журналисты и внештатные сотрудники СМИ были ограничены в праве передвижения до 18 мая 2020 года. 

10 июня постановлением «Совета судей Республики Крым» был полностью исключен доступ в судебные заседания для лиц, которые не являются участниками судебного процесса. Таким образом, журналисты оказались лишены возможности освещать общественно значимые судебные процессы, включая политические и религиозные преследования, а также разбирательства по делам об ущербе окружающей среде. Это ограничение действует до сих пор, при этом судьи по своему усмотрению могут устанавливать количество журналистов, которым разрешается присутствовать в качестве слушателей. 

В 2020 году зафиксировано 9 атак, связанных с карантинными ограничениями. Все они представляют собой атаки и угрозы нефизического характера и/или в киберпространстве.  Преимущественно они выражались в действиях судебных приставов, которые не допускали журналистов на политически мотивированные судебные процессы, ссылаясь на коронавирусные ограничения. 

  • 24 марта пресс-служба главы Крыма попросила представителей СМИ временно ограничить посещение Совета министров из-за ситуации с коронавирусом. Несмотря на рекомендательный характер обращения, доступ журналистов в здание Совета министров был прекращен и не восстановлен до сих пор. 
  • 19 и 22 мая в Центральном районном суде Симферополя состоялось два заседания по делу бывшего политического узника Эдема Бекирова, освобожденного по обмену и затем объявленного в розыск. Журналисту «Крымского процесса» и другим слушателям на входе в суд приставы сообщили, что в здание пускают только участников процесса в связи с мерами по предотвращению распространения короновирусной инфекции. 
  • 26 июня в Киевском районном суде Симферополя состоялось рассмотрение жалобы адвоката Николая Полозова, которому следователь заявил отвод по уголовному делу в отношении главы Меджлиса крымскотатарского народа Рефата Чубарова. Журналисту «Крымского процесса» и другим слушателям на входе в суд приставы сообщили, что в здание пускают только участников процесса. 
  • 19 октября в Гагаринском районном суде Севастополя началось повторное рассмотрение уголовного дела в отношении участника религиозной общины свидетелей Иеговы Виктора Сташевского. Журналисту «Крымского процесса» и другим слушателям на входе в суд приставы сообщили, что в здание пускают только участников процесса.  

5/ ФИЗИЧЕСКИЕ АТАКИ И УГРОЗЫ ЖИЗНИ, СВОБОДЕ И ЗДОРОВЬЮ

В 2020 году было зафиксировано 4 физические атаки и угрозы жизни, свободе и здоровью работников СМИ, в том числе два случая применения карательной психиатрии и две несмертельные атаки в ходе конфликтной ситуации со съемочной группой телеканала «Крым 24». 

  • 16 января гражданского журналиста «Крымской солидарности» Рустема Шейхалиева принудительно направили в Крымскую психиатрическую больницу для проведения судебно-психиатрической экспертизы. Шейхалиев пробыл в психиатрической больнице не менее месяца. 
  • 24 июня стало известно, что гражданского журналиста «Крымской солидарности» Руслана Сулейманова принудительно направили в Крымскую психиатрическую больницу для проведения судебно-психиатрической экспертизы. Сулейманов пробыл в психиатрической больнице не менее месяца. 
  • 26 октября съемочная группа телеканала «Крым 24» (журналист Дмитрий Попов и оператор Максим Савенков) зашла на территорию частного домовладения в поисках хозяина незаконного строительства в заповеднике. На журналиста набросился мужчина, который затем нанес несколько ударов оператору и повредил видеокамеру. Позже нападавший догнал Попова и Савенкова и бросался камнями. 

6/ АТАКИ И УГРОЗЫ НЕФИЗИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА И/ИЛИ В КИБЕРПРОСТРАНСТВЕ

Самым распространенным методом давления на работников СМИ, блогеров и онлайн-активистов является незаконное воспрепятствование журналистской деятельности, лишение доступа к информации (12 инцидентов, 9 из которых связаны с ограничениями в рамках карантинных мер). В 11 случаях из 16 атаки исходили от представителей власти. 

Воспрепятствование журналистской деятельности, лишение доступа к информации выразилось преимущественно в действиях судебных приставов и проведении процессов в закрытом режиме. 

  • 24 апреля съемочная группа телеканала «Вести Крым» во время съемок сюжета о незаконном строительстве в границах Карадагского заповедника столкнулась с попытками охраны объекта запретить съемку, угрозами заблокировать передвижения оператора.
  • 2 сентября в Верховном суде Крыма была рассмотрена апелляционная жалоба на меру пресечения в отношении участника добровольческой организации «Аскер» Меджита Аблямитова. Журналисту «Крымского процесса» и другим слушателям на входе в суд приставы сообщили, что заседание пройдет в закрытом режиме.  Пропустить журналиста в здание на оглашение судебного постановления они отказались.
  • 27 октября в Кировском районном суде Крыма началось рассмотрение уголовного дела в отношении участника добровольческой организации «Аскер» Меджита Аблямитова. Журналисту «Крымского процесса» и другим слушателям на входе в суд приставы сообщили, что заседание пройдет в закрытом режиме. Пропустить журналиста в здание они отказались. Все дальнейшие заседания по делу также проходили без участия слушателей и журналистов.

Также были отмечены единичные случаи таких атак, как «травля, запугивание, давление, угрозы насилием и смертью, в том числе в киберпространстве», «взлом электронной почты, аккаунтов в соцсетях, компьютера, смартфона», «дискредитация, распространение клеветы в отношении работника СМИ/СМИ» и «повреждение/отъем имущества, транспорта, оборудования, документов, журналистских материалов, тиража печатных СМИ». 

  • 18 ноября на сайте издания «Новорос.инфо» появилась публикация без указания автора, в которой редактора крымскотатарской газеты «Къырым» Бекира Мамутова называют сторонником запрещенной организации и радикалом, обвиняют в публикации антироссийских статей, а также ставят под сомнение законность деятельности издания «Къырым» в Крыму.
  • 24 ноября после трехнедельного отсутствия публикаций в телеграм-канале «Zorro из Крыма» появилось сообщение о том, что авторов паблика «рассекретили, выявили и провели воспитательную работу», а вся их переписка с источниками информации «зафиксирована». В сообщении содержался призыв одуматься, обращенный ко «всем, кто не прошел точку невозврата». После этого канал перестал обновляться.

7/ АТАКИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЮРИДИЧЕСКИХ И/ИЛИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ

Основными методами давления в данной категории являются обвинения в экстремизме, связях с террористами, разжигании розни, госизмене, призывам к свержению конституционного строя, реабилитации нацизма (12), задержания (5) и судебные процессы (5). 

В течение 2020 года продолжались блокировки украинских онлайн-изданий (включая крымские СМИ, работающие в изгнании на материковой части Украины) и FM-радиостанций. Так, мониторинг доступа к интернет-ресурсам в декабре 2020 года, проводимый Крымской правозащитной группой среди 11 интернет-провайдеров Крыма, показал, что как минимум 25 украинских сайтов заблокированы полностью, еще 5 –частично (в отдельных районах и/или у отдельных операторов). Мониторинг вещания FM-диапазона на севере Крыма показал, что сигнал украинских радиостанций доступен только в 7 из 19 населенных пунктов. Блокировка сигналов осуществляется путем вещания крымских и российских радиостанций на частотах украинских вещателей.   

В 2020 году участились атаки на крымских гражданских журналистов и блогеров посредством визитов к ним домой сотрудников правоохранительных органов. В ходе таких визитов зачитывались предостережения о недопустимости экстремистских действий (8 инцидентов). Утверждалось, что полиции будто бы достоверно известно, что тот или иной журналист является организатором или участником запланированных беспорядков и других экстремистских действий.  

  • 25 марта блогер Ролан Османов получил «предостережение о недопустимости экстремистской деятельности». В предостережении шла речь о том, что в этот период сторонники запрещенного в РФ Меджлиса крымскотатарского народа планируют проведение несогласованных массовых мероприятий. 
  • 26 марта в Нижнегорске были вынесены предостережения о недопустимости экстремистских действий по меньшей мере 10 крымским татарам. Среди них был гражданский журналист «Крымской солидарности» Айдер Кадыров, который спустя 5 месяцев был задержан в качестве фигуранта уголовного дела террористической направленности.  
  • 2 апреля домой к гражданскому журналисту «Крымской солидарности» Нури Абдурешитову приехал сотрудник полиции, который пытался провести опрос, а позже зачитал журналисту предостережение о недопустимости экстремистской деятельности.  
  • 17 апреля три гражданских журналиста «Крымской солидарности» из разных регионов Крыма –Куламет Ибраимов, Эмин Рустемов и Нури Абдурешитов – получили предостережения правоохранительных органов о недопустимости экстремистской деятельности. Рустемов и Абдурешитов отметили, что ранее уже получали подобные предостережения. 
  • 21 апреля оперативный сотрудник приехал к дому гражданской журналистки издания «Nefes» Эльмаз Акимовой, провел опрос о месте ее работы, планах на ближайшее время и задал ряд других вопросов, после чего вручил предостережение о недопустимости экстремистских действий. 
  • 1 мая участковый сотрудник полиции Владислав Садовой вручил гражданской журналистке Лутфие Зудиевой два предостережения о недопустимости экстремистских действий. В дальнейшем Зудиева обжаловала эти действия в суде, и во время разбирательства сотрудники МВД не смогли обосновать необходимости такого предостережения. 

Судебные процессы по обвинениям в терроризме также являются одним из распространенных методов давления на гражданских журналистов, блогеров и онлайн-активистов в Крыму на протяжении последних лет (5 инцидентов в 2020 году). Во всех случаях такие уголовные дела в отношении гражданских журналистов заканчиваются обвинительными приговорами. Обвинениям по этим делам предшествуют обыски, задержания, допросы, аресты и зачастую принудительные судебно-психиатрические экспертизы с длительным удержанием подследственных в психиатрических лечебных учреждениях. 

  • 11 марта в Бахчисарае прошли обыски в домах пяти крымскотатарских семей, включая дом, где ранее проживал журналист крымскотатарского телеканала АТR Сейтумер Сейтумеров. Сотрудники ФСБ считают его организатором террористической ячейки, но сам журналист утверждает, что обвинения несостоятельны. Во время первого обыска в 2017 году ему не предъявляли никаких обвинений, и затем он смог выехать из Крыма.
  • 11 марта обыск также был проведен в доме гражданского журналиста «Крымской солидарности» Амета Сулейманова. На следующий день Сулейманову по делу об «участии в деятельности террористической организации» была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста. В дальнейшем мера неоднократно продлевалась.  
  • 11 марта Киевский районный суд Симферополя продлил меру пресечения в виде содержания под стражей гражданскому журналисту объединения «Крымская солидарность» Ремзи Бекирову. В ходе заседания стало известно, что Бекирову предъявлено дополнительное обвинение по статье 278 УК («насильственный захват власти»). Бекиров находится под стражей с 28 марта 2019 года. Он обвиняется по части 1 статьи 205.5 УК («организация деятельности террористической организации»).
  • 23 марта Верховный суд Республики Крым продлил меру пресечения в виде содержания под стражей гражданскому журналисту «Крымской солидарности» Осману Арифмеметову, который ранее (в марте 2019 года) был обвинен в том, что принимал участие в террористической организации. В ходе заседания стало известно, что ему предъявлено дополнительное обвинение по статье 278 УК («насильственный захват власти»). 
  • 17 декабря в Нижнегорском районном суде Крыма началось предварительное судебное заседание по уголовному делу в отношении гражданского журналиста «Крымской солидарности» Айдера Кадырова, которого обвинили в недоносительстве за якобы имеющуюся переписку с членом террористической группировки ИГИЛ. Началу судебного процесса предшествовало ограничение на выезд из региона. До этого, 3 августа, Кадыров был задержан на 15 часов и допрошен в отсутствие адвоката. 

Зафиксировано 6 случаев неоправданных задержаний журналистов и блогеров. Задержаниям также часто сопутствовали обыски и составление административных протоколов.

  • 30 октября блогера Илью Большедворова после несанкционированного обыска в его доме доставили в отдел полиции для составления административного протокола за одиночный пикет, который блогер снимал на мобильный телефон. 
  • 3 ноября возле Крымского гарнизонного военного суда сотрудниками полиции были задержаны и доставлены в ОВД «Центральный» гражданские журналисты «Крымской солидарности» Вилен Темерьянов и Аблямит Зиядинов, которые снимали акцию у здания суда. Впоследствии в отношении Темерьянова составили два административных протокола – по части 5 статьи 20.2 КоАП («нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования») и по статье 20.6.1 («невыполнение правил поведения при введении режима повышенной готовности»).  28 декабря сотрудники полиции задержали Темерьянова возле его дома, чтобы доставить в суд на рассмотрение административного дела по протоколу, составленному 3 ноября. 

УЗБЕКИСТАН

Независимое экспертное мнение о Докладе по атакам на медиаработников в Узбекистане

Сразу после прихода к власти в конце 2016 года президент Мирзиёев заявил о своей приверженности свободе средств массовой информации и прекращению цензуры.  В начале своего президентского срока, по его инициативе, ряд представителей СМИ, в том числе представители западных СМИ, а также несколько ранее запрещенных зарубежных СМИ на узбекском языке, таких как Узбекская служба BBC и Фергана.ру, были приглашены принять участие в данной инициативе. Однако, несмотря на определенные улучшения, по большей ситуация с преследованиями журналистов и блогеров остается прежней.  

Доклад четко указывает число нападений на журналистов. Однако, самый тревожный вывод, который можно сделать из данного доклада, заключается в том, что большинство нападений на представителей СМИ происходит не в столице, Ташкенте, а в узбекских регионах, где контроль полностью принадлежит местной администрации и губернаторам.  

Призывы президента Мирзиёева к открытости СМИ явно противоречат тому, что происходит на самом деле. В докладе сообщается о нескольких случаях нападений на журналистов, которые не были расследованы узбекскими властями, и ни один из виновных не понес наказания. К сожалению, мы по-прежнему являемся свидетелями той же безнаказанности в отношении нападений на журналистов в эпоху правления Мирзиёева, которая была характерна и во время правления его предшественника, президента Каримова.  

Неясность в отношении новой статьи Уголовного кодекса Узбекистана о распространении ложной информации также не улучшает ситуацию. Закон не определяет понятие «ложная информация» и поэтому открыт для толкования властями и правоохранительными органами. Это опять же напоминает времена президента Каримова, когда законодатели оставляли множество важных и потенциально спорных положений законов открытыми для толкования, что в результате приводило к арестам членов оппозиции, журналистов и других критиков режима. 

В докладе справедливо подчеркивается роль главы Агентства информации и массовых коммуникаций при Администрации Президента Республики Узбекистан Асаджона Ходжаева, как одного из основных препятствий для свободы СМИ в стране. Будучи частью прежнего режима, рожденный и воспитанный в строгой диктаторской среде предыдущего президента, Ходжаев рассматривает СМИ как средство распространения правительственной пропаганды. Все остальное считается либо фейковыми новостями, либо попыткой подорвать правительство. Наличие такого человека, как Ходжаев на роли руководителя агентства по надзору над СМИ, многое говорит о реальном отношении президента Мирзиёева к свободе СМИ. 

Доклад демонстрирует, что узбекские власти, привыкшие к традиционным медиа, таким как телевидение и газеты, в настоящее время сталкиваются с новой проблемой – блогерами. Очевидно, что популярность телеграм-каналов и Instagram оказалась для них неожиданностью, к которой они не были готовы. Однако, из доклада очевидно, что правительство преисполнено решимостью подавлять независимые голоса, в особенности во время пандемии или таких катастрофических событий, как прорыв дамбы Сардобинского водохранилища.    

В заключение, не может не разочаровывать, что по данным авторов доклада, прогресс в области свободы СМИ в 2017-2020 годах был минимальным. Похоже, правительство президента Мирзиёева не собирается проводить реальные реформы в области свободы СМИ. Вместо это правительство озабочено созданием впечатления, что оно занимается этими вопросами, чтобы успокоить потенциальных западных инвесторов и создать позитивный имидж страны.    

Шахида Тулганова, военный журналист, режиссер, продюсер

Автор доклада — Сергей Наумов, журналист-фрилансер

 1/ ГЛАВНЫЕ ИТОГИ 

В ходе исследования было выявлено и проанализировано 129 случаев атак/угроз в отношении профессиональных и гражданских работников СМИ, редакций традиционных и интернет-изданий, а также онлайн-активистов в Узбекистане в 2020 году. Данные для исследования были собраны методом контент-анализа по открытым источникам на русском, английском и узбекском языках. Список основных источников, использованный для доклада представлен в Приложении 9. В докладе также использовались ранее не публиковавшиеся данные, полученные методом экспертных интервью. 

  1. Основной тип атак в отношении журналистов, блогеров и работников СМИ – атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов (71 инцидента). 
  2. Основным источником угроз являются представители власти, они стали инициаторами 89 атак. 
  3. Количество атак и угроз нефизического характера и/или в киберпространстве с 2019 года увеличилось в восемь раз.  
  4. За период мониторинга было зафиксировано 23 атаки, связанных с ограничениями в период пандемии коронавируса, шесть из которых представляют собой атаки и угрозы нефизического характера, 16 – атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов и одна – физического характера. 
  5. Самой громкой атакой за 2020 год стала экстрадиция из Кыргызстана в Узбекистан и задержание независимого журналиста Бобомурода Абдуллаева. 

2/ ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ И СМИ В УЗБЕКИСТАНЕ 

В ежегодном рейтинге свободы слова   «Репортеров без границ» за 2020 год Узбекистан занял 156-е место из 180. В 2019 году Узбекистан занимал 160-ю позицию. 

В рейтинге международной правозащитной организации Freedom House «Свобода интернета в мире» («Freedom on the Net») в 2020 году Узбекистан занял 57-е место из 65 (в 2019 году – 58-е) и остается в категории стран с несвободным интернетом.  Freedom House утверждает, что уровень доступа к интернету в стране продолжает расти, хотя власти не ослабили контроль над инфраструктурой информационно-коммуникационных технологий.  

Те, кто в сообщениях или комментариях затрагивает «запретные» темы – критикует президента или разоблачает коррупцию, – может столкнуться с суровым наказанием. В Узбекистане существует обширная нетехническая цензура онлайн-контента, хотя об этом не всегда сообщается, отмечает Freedom House. 

По данным, которые привел представитель Агентства информации и массовых коммуникаций при Администрации президента Республики Узбекистана на XXII Центральноазиатской медиаконференции ОБСЕ, в стране зарегистрировано 1800 СМИ (в 2019 году их было 1765), из них 643 государственных.

Одним из главных источников информации стал мессенджер Telegram, в Узбекистане у него насчитывается не менее 18 миллионов активных пользователей. Число каналов постоянно растет, на сегодняшний день их не менее 30 тысяч. 

В ходе реализации стратегии «Цифровой Узбекистан-2030» увеличилась скорость интернета, что способствовало росту количества пользователей – оно превысило 22 миллиона.

В январе 2020 года бывший пресс-секретарь главы государства Комил Алламжонов и дочь президента Саида Мирзиёева возглавили попечительский совет нового Фонда поддержки и развития национальных масс-медиа. Они стали основными представителями Узбекистана на различных международных площадках.  Главными целями новой общественной организации объявлены развитие СМИ, содействие реализации прав журналистов и блогеров, усиление роли общественных институтов в укреплении свободы слова в стране и улучшение международного имиджа Узбекистана. 

При этом цензура в стране усилилась. Онлайн-издания, как и в 2019 году, вынуждали удалять публикации.Однако возникла новая, но краткосрочная тенденция: крупнейшие онлайн-издания перепечатывали статьи конкурентов, удаленные по требованию властей.  

Блогеры более свободно выражают свою точку зрения по сравнению с традиционными СМИ. Появились тексты о языковой политике, неприятии государственной пропаганды «национальной духовности»,  ЛГБТ-людях, правозащите и политзаключенных, пытках и работе силовых служб, событиях 2005 года в Андижане, вреде государственных монополий и коррупции. Блогер Али Каххоров провел анонимный опрос среди подписчиков своего телеграм-канала, в нем участвовало 827 человек. На вопрос «Кто смелее и более независим?» 89% опрошенных ответили, что блогеры, и 9% – что электронные СМИ. На вопрос «Что для вас отечественная журналистика?» из 684 человек 78% дали ответ «Просто бизнес, где интересы рекламодателей и личные связи с элитой стоят выше журналистской этики». В сложившейся ситуации редакции и блогеры вынуждены идти на компромиссы, учитывая и необходимость монетизации контента, и угрозу репрессий.

Глава Агентства информации и массовых коммуникаций (АИМК) при Администрации президента Республики Узбекистан Асаджон Ходжаев, по образованию инженер-электрик, рассматривает СМИ и блогеров как часть государственного пропагандистского аппарата. В ноябре 2020 года он обвинил одно из онлайн-изданий в необъективности и предупредил о «серьезных правовых последствиях». Причиной угроз стали критические посты в социальных сетях и публикации СМИ по поводу проблем с электро- и газоснабжением. Руководитель АИМК усмотрел в этих текстах «обвинение в адрес правительства Узбекистана в совершении преступления по отношению к населению». Недовольство главы АИМК вызвало и то, что блогеры обратили внимание на противоречия в открытых статистических данных о числе заболевших коронавирусом и пациентов в спецбольницах. 

25 декабря 2020 года в законодательство добавлено наказание за распространение ложной информации. Понятие «ложной информации» в законе не конкретизировано, что открывает простор для злоупотреблений при уголовном и административном преследовании. После внесения поправок в Административный кодекс за ложную информацию, приведшую к унижению достоинства или дискредитации личности, грозит штраф в размере 1065 долларов, а за дезинформацию, создающую угрозу общественному порядку или безопасности, штраф увеличивается до 2130 долларов.

Уголовный кодекс дополнен статьей о повторном распространении ложной информации: штраф увеличится до 3195 долларов; кроме того, нарушителя могут привлечь к общественным работам до 240 часов, исправительным работам до двух лет или ограничить ему свободу на тот же срок. За информацию, угрожающую общественной безопасности, грозит штраф до 4200 долларов или общественные работы до 300 часов.  Если действия нарушителя, с точки зрения судей, причинили значительный ущерб, то штраф может достичь 85 тысяч долларов, а ограничение свободы составит до трех лет. Если нарушение имело место во время массовых мероприятий или во время действия ЧП, то сроки ограничения или лишения свободы могут увеличиться до пяти лет. 

3/ ОБЩИЙ АНАЛИЗ АТАК

На графике представлен количественный анализ трех основных типов атак в отношении журналистов на территории Узбекистана в период с января 2017 по декабрь 2020 года.

В 2020 году зафиксировано 129 случая атак/угроз в отношении журналистов, блогеров, работников СМИ и редакций традиционных и онлайн-изданий в Узбекистане, то есть больше, чем за предыдущие три года вместе взятых (132).  

Число атак увеличилось во всех категориях, но особенно участились атаки/угрозы нефизического характера и/или в киберпространстве – по сравнению с 2019 годом в этой категории наблюдается восьмикратный рост. Число атак с использованием юридических и/или экономических механизмов увеличилось более чем вдвое. Физических нападений зафиксировано 12. 

В целях более точного отражения комбинированных нападений на работников СМИ в 2020 году мы вводим новую категорию атак – гибридные. 

Гибридными мы называем систематические преследования какого-либо издания или работника СМИ с использованием инструментов из двух и более категорий нападений: физических, нефизических и юридических/экономических. Такое комбинирование силовых и/или несиловых методов с юридическими механизмами воздействия на неугодных журналистов производится в расчете на их деморализацию, самоцензуру, уход из профессии и даже из жизни.

В 2020 году было зафиксировано 28 гибридных атак, из которых 20 атак пришлось на 4 медиаработника.

4/ ДАВЛЕНИЕ НА ЖУРНАЛИСТОВ ПОД ПРЕДЛОГОМ ОГРАНИЧЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С COVID-19

В период пандемии все зарегистрированные СМИ и блогеры стали ретрансляторами сообщений Специальной комиссии по борьбе с коронавирусом. С марта по май власти ограничивали передвижение сотрудников СМИ, что вызвало резко негативную реакцию с их стороны. С 16 марта власти начали вводить жесткие административные меры и 26 марта ввели штрафы на сумму от 650 до 900 долларов за создание паники среди населения. 

Изменения в статью 244 Уголовного кодекса Республики Узбекистана предусматривают, что «распространение не соответствующих действительности сведений о распространении карантинных и других опасных для человека инфекций» в «печатном или иным способом размноженном тексте либо в средствах массовой информации, а также всемирной информационной сети Интернет» наказывается штрафом в размере от 200 до 400 базовых расчетных величин или обязательными общественными работами от 300 до 360 часов, либо исправительными работами от двух до трех лет, а также ограничением свободы до трех лет.

Журналисты перешли на онлайн-режим работы. Они довольствовались информацией от рабочей группы кабинета министров и телеграм-канала «Коронавирус инфо», созданного Фондом поддержки и развития национальных масс-медиа. Этот фонд причастен и к проекту Antifake.uz: администраторы канала ищут погрешности в публикациях местных СМИ и пытаются опровергать сообщения узбекской службы «Радио Свобода». Доходило и до курьезов – как фейки опровергались сообщения спецгруппы при правительстве. Однако чиновники и силовики усилили опеку именно над блогерами и независимыми журналистами.

За период мониторинга было зафиксировано 23 атаки, связанных с давлением и ограничениями в период коронавируса, шесть из которых представляют собой атаки и угрозы нефизического характера, 16 – атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов; одна атака носила физический характер. 

  • На принудительном карантине в спецзоне находился главный редактор печатного издания «Адабиёт газетаси» («Литературная газета») Бахтиер Карим. Его коллеги уверены в политической подоплеке изоляции журналиста. 

Все атаки нефизического характера относились к подкатегории «травля, запугивание, давление, угрозы насилием и смертью, в том числе в киберпространстве» и исходили от властей:

  • 23 марта журналисту и блогеру Юрию Черногаеву позвонили неизвестные и напомнили об уголовной ответственности за «распространение паники» в постах о ситуации с коронавирусом в Узбекистане.  
  • 24 марта сотрудник Ургенчского ОВД и работник санэпидстанции вынудили журналиста-фрилансера Сергея Наумова дать расписку о самоизоляции на 14 дней, несмотря на то что он вернулся задолго до введения карантина и прилетел из «зеленой зоны» – Грузии. В дальнейшем участковый пытался заставить Наумова сдать анализы на СПИД и венерические болезни после трехдневного пребывания в Грузии якобы в качестве трудового мигранта. 
  • 31 марта сотрудник правоохранительных органов позвонил фотожурналисту Тимуру Карпову и потребовал отправиться с ним в контейнерный городок на карантин, несмотря на то что после возвращения журналиста из Грузии прошло три недели. Карпову не объяснили необходимость принудительной изоляции. Незаконные требования фотожурналист проигнорировал. 
  • 20 ноября редакции изданий Gazeta.uz, Daryo.uz и Podrobno.uz получили письмо от генерального директора Агентства информации и массовых коммуникаций при Администрации президента Республики Узбекистан Асаджона Ходжаева, который угрожал им серьезными правовыми последствиями за публикацию статистики и новостей о коронавирусе.   

Основными методами давления с помощью юридических и/или экономических механизмов были судебные процессы (5), административные аресты, предварительное заключение, СИЗО, тюрьма (5) и уголовное/административное дело (5). 

  • 7 апреля блогеров Умида Хамидова, Камолу Мажидову и Олмосбека Разыкова арестовали на 15 суток за «нарушение правил карантина» и «мелкое хулиганство». Они распространили шуточное видео, снятое у памятника Амиру Темуру: Мажидова задавала монументу вопрос «когда коронавирус покинет Узбекистан». За нахождение в общественных местах без средств индивидуальной защиты предусмотрен штраф, а не 15 суток ареста. Суд усмотрел в видеоролике неуважение к исторической личности. Кроме того, он счел, что на видео были «продемонстрированы действия, выражающие умышленное пренебрежение правилами поведения в обществе».
  • 27 мая Ферганский городской административный суд признал журналиста Ферганской областной телерадиокомпании Усмонжона Кодирова виновным в правонарушениях, предусмотренных частью 1 статьи 54 (нарушение правил борьбы с эпидемиями), статьей 183 (мелкое хулиганство) и частью 1 статьи 194 (невыполнение законных требований сотрудника органов внутренних дел) Кодекса об административной ответственности. Журналисту назначили 15 суток ареста. Настоящей причиной его административного преследования был пост в Facebook о привлечении медиков к работам по благоустройству территории перед приездом президента. 
  • 22 июля кураторы одного из силовых ведомств вынудили администратора телеграм-канала Troll.uz Умида Гафурова удалить пост о коррупции в период пандемии. Он провел анонимный опрос среди читателей и выяснил, что с пациентов брали расписки в том, что они якобы прошли курс лечения стоимостью 3 тысячи долларов; за это им обещали денежную компенсацию. Несколько десятков человек подтвердили факт коррупции. 

5/ ФИЗИЧЕСКИЕ АТАКИ И УГРОЗЫ ЖИЗНИ, СВОБОДЕ И ЗДОРОВЬЮ

В сравнении с 2019 годом количество атак на журналистов и блогеров в 2020 году значительно выросло; расширилась география атак, и увеличилась степень их жестокости. 8 из 12 зафиксированных атак представляют собой физические нападения.

  • 18 февраля блогера Абдуфатто Нуритдинова (известного под псевдонимом Отабек Нуритдинов) жестоко избили владельцы магазина за пост в социальной сети о продаже алкоголя рядом с мечетью Халид ибн аль-Валид в Асакинском районе Андижанской области. Нуритдинову порвали рот. Врачи наложили ему пять швов в ротовой полости и один на лице.
  • 13 мая видеооператор онлайн-издания Effect.uz Гиёсбек Эшов попал в больницу в Кувинском районе Ферганской области после нападения четверых неизвестных во время выполнения им редакционного задания. В него брызнули из газового баллончика и повредили зрение, а также украли камеру из автомобиля. 
  • 6 июля в Ташкентской области четверо сотрудников правоохранительных органов избили и незаконно задержали блогерку Саодат Абдузакирову. Во время задержания ей порвали блузку и нанесли легкие телесные повреждения.
  • 23 июля двое неизвестных избили журналиста независимого онлайн-издания Hook.report Влада Авдеева и отобрали его смартфон. Угрожая расправой, они заставили Авдеева выкупить свой телефон. Нужной суммы у журналиста с собой не было, он вынужден был пустить неизвестных в свою квартиру и отдать деньги там. После криминального инцидента журналист написал заявление в Учтепинский РОВД Ташкента, однако расследование не было проведено должным образом. Журналист связывает эту атаку со своими публикациями о ЛГБТ-сообществе.
  • 7 октября журналист Абу-Али Ниязматов снимал в Ташкентской области незаконную вырубку деревьев возле кафе. Неизвестные затащили его в заведение, избили, отняли смартфон и заперли в помещении. После звонка друга Ниязматова прибыли сотрудники внутренних дел и освободили журналиста. Насильственное удержание не было расследовано. 
  • 23 октября в Ташкенте сотрудники патрульно-постовой службы избили дубинками журналиста онлайн-издания Kun.uz Алишера Рузиохунова. Будучи за рулем, журналист слегка задел инспектора, который умышленно спровоцировал ДТП. Один из сотрудников забрал у него телефон, в то время как другой инспектор в маске со всей силы ударил журналиста дубинкой в живот. 
  • 18 июня модератору телеграм-канала SukutSaqlama Нигоре Адизовой угрожала убийством соседка. В присутствии сотрудников правоохранительных органов, вооруженная ножом Гулноза Маматова ломилась в дверь к Адизовой с криком «Зарежу тебя и твоих детей!». 

Зафиксирован один случай давления на работника СМИ посредством физического давления на родственников и близких: 

  • 4 сентября отца журналистки печатного издания «Навои зиёси» Махфузы Пулатовой избили знакомые председателя махалли (квартала) «Богишамол» Карманинского района Навоийской области. Ранее председатель угрожал ей последствиями за критическую статью. Публикация «Благотворительность для эфира» содержала саркастические замечания в адрес председателя махалли.

6/ АТАКИ И УГРОЗЫ НЕФИЗИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА И/ИЛИ В КИБЕРПРОСТРАНСТВЕ 

По сравнению с 2017–2019 годами в 2020 году было зафиксировано вдвое больше атак и угроз нефизического характера и/или в киберпространстве – 46 против 24. Наиболее распространенной формой давления были травля, запугивание, давление, угрозы насилием и смертью, в т.ч. в киберпространстве (20), дискредитация, распространение клеветы в отношении работника СМИ/СМИ (6) и взлом электронной почты, аккаунтов в соцсетях, компьютера, смартфона (6). 

Документально подтверждено лишь несколько попыток кибератак. В действительности их было гораздо больше. 

  • 23 марта сайт Hook.report подвергся DDoS-атаке и работал с перебоями. На сайте появились тексты сомнительного содержания вместо нормальных материалов. 
  • 25 июля была совершена хакерская атака на сайт информационного агентства Repost.uz. Злоумышленники разместили новость о смерти Мусы Ерниязова, председателя Жокаргы Кенеса Каракалпакстана. В течение нескольких дней заголовок не был виден на сайте, однако публикация открывалась по прямой ссылке. По версии редакции, хакеры получили доступ к административной панели одного из редакторов. Новость получила вирусное распространение в телеграм-каналах.
  • 31 июля журналисты независимого сайта Hook.report опубликовали материал о вызове в Службу госбезопасности блогера Миразиза Базарова. После этого от имени сотрудников этого издания Влада Авдеева и Дарины Солод в сети появились объявления об оказании секс-услуг. Были опубликованы личные данные журналистов, их номера телефонов и фотографии. Предполагается, что за атакой стояли спецслужбы Узбекистана. 
  • 6 августа неизвестные пытались взломать аккаунты в Telegram нескольких блогеров, включая Зафарбека Солижонова, Александру Иванюженко, Ферузхана Якубходжаева и Шухрата Курбанова. 

Также было зафиксировано три атаки, связанных с троллингом: 

  • 29 января троллингу со стороны студентов Университета журналистики и массовых коммуникаций подвергся блогер Кирилл Альтман. Как по команде десятки студентов стали размещать гневные посты, угрожающие Альтману судом и указывающие на наличие у него проблем с психикой.  
  • 1 сентября узбекская группа компаний Artel (производитель бытовой техники и электроники) заставила своих сотрудников заняться троллингом в отношении администратора Troll.uz Умида Гафурова, после того как тот опубликовал сатирический ролик о мэре Ташкента Джахонгире Артыкходжаеве, фактическом владельце компании.
  • 3 сентября блогерка Акида Ханум организовала интервью в прямом эфире Facebook с жертвой домашнего насилия. Женщина рассказала, что она сирота, муж восемь лет регулярно избивает ее и заставлял есть использованные подгузники. В результате блогерку атаковали тролли и она получила угрозы в свой адрес. 

Травля, запугивание, давление, угрозы насилием и смертью, в том числе в киберпространстве – самый распространенный метод давления в 2020 году. Примерно в половине случаев атаки такого типа исходили от представителей власти: 

  • 8 января бывший заведующий Народной приемной Самарканда Джамшид Умаров оскорблял блогера Тимура Саттарова, пришедшего на избирательный участок для наблюдения за ходом голосования, и пытался его прогнать.
  • 17 января майор местной полиции в сопровождении участкового несколько часов поджидал независимого журналиста Сида Янышева возле его дома в Ташкенте. Не представившись, офицер потребовал предъявить паспорт и сказал Янышеву: «Помни меня!». 
  • 27 апреля неизвестный по телефону запугивал журналиста asiaterra.info (имя не разглашается в интересах безопасности), представившись сотрудником Министерства юстиции.
  • 3 сентября Махфузе Пулатовой, журналистке газеты «Навои зиёси», за критическую статью угрожал последствиями председатель махалли (квартала) «Богишамол» Карманинского района Навоийской области. 
  • 23 ноября генеральный директор Агентства информации и массовых коммуникаций при Администрации президента Республики Узбекистан Асаджон Ходжаев обвинил онлайн-издание Kun.uz в необъективности и предупредил о «серьезных правовых последствиях». Угрозы связаны с публикацией критических постов по поводу проблем с электроэнергией и природным газом в Узбекистане.   

7/ АТАКИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЮРИДИЧЕСКИХ И/ИЛИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ

В 2020 году количество атак данной категории выросло более чем вдвое и достигло 74 случаев. Основными методами давления были судебные процессы (12), уголовные и административные дела, за исключением клеветы, оскорблений, обвинений в экстремизме и распространении ложной информации (12), конфискация/отъем имущества, транспорта, оборудования, документов, журналистских материалов (10) и административный арест, предварительное заключение, СИЗО, тюрьма (9). 

Самой громкой атакой против журналиста в 2020 году, привлекшей внимание международных правозащитных организаций, стал случай с Бобомуродом Абдуллаевым. Журналист из Узбекистана Абдуллаев был задержан сотрудниками Государственного комитета национальной безопасности Кыргызстана в одном из кафе Бишкека. В Кыргызстан узбекский журналист прибыл из Берлина, где провел несколько месяцев по приглашению «Репортеров без границ», после того как был осужден и отбывал наказание в Узбекистане за свою журналистскую деятельность.

Ведущие международные правозащитные организации призывали власти Кыргызстана не экстрадировать журналиста в Узбекистан, где ранее он уже был подвергнут пыткам со стороны местных спецслужб. Однако после двухнедельного пребывания в СИЗО ГКНБ Кыргызстана Абдуллаева выдали Узбекистану. Там сотрудники СГБ подвергли его восьмичасовому допросу, после чего служба госбезопасности распространила видео, в котором журналист выражает признательность президенту Мирзиёеву за внимание к его судьбе и гуманность. 

Журналист находился под следствием по обвинениям в посягательстве на конституционный строй Республики Узбекистан и посягательстве на президента Республики Узбекистан. Ему запрещен выезд из Узбекистана, его передвижения внутри страны ограничены. При этом власти подарили ему трехкомнатную квартиру в расчете на благосклонность международного сообщества, которое боролось за его освобождение.  

Конфискация/отъем имущества, транспорта, оборудования, документов, журналистских материалов стала одним из главных методов атак на журналистов в этой категории: 

  • 22 апреля специального корреспондента газеты «Марифат» и члена Ферганского областного отдела Творческого союза журналистов Узбекистана Шарифу Мадрахимову в течение двух часов удерживали в отделе внутренних дел Учкуприкского района Ферганской области за видеосъемку продовольственной ярмарки. Во время записи у нее пытался выхватить телефон секретарь хокима (главы местной администрации). После освобождения журналистки из ОВД записи на ее устройстве оказались удалены.
  • 3 мая сотрудники ОВД при задержании оператора Human.uz повредили ему камеру, а затем удалили отснятые кадры с жертвами прорыва дамбы Сардобинского водохранилища. Была также задержана журналистка Human.uz. После задержания сотрудники местных правоохранительных органов удалили отснятый материал.  

Другим распространенным методом давления на журналистов и блогеров были допросы.  

  • 26 июля шесть каракалпакских журналистов и блогеров были вызваны на допрос в прокуратуру. Поводом стал перепост сообщения на сайте Repost.uz о смерти многолетнего руководителя Каракалпакстана. Допрос длился до трех часов ночи, у некоторых были конфискованы смартфоны и ноутбуки. 

В 2020 году зафиксирован один случай вынужденной эмиграции:  

  • 19 января блогерка Нафосат Оллашукурова покинула Узбекистан, опасаясь повторной госпитализации в психдиспансер. Ранее Оллашукурова была арестована за освещение акции местного журналиста, объявила голодовку и три месяца провела в Хорезмском психоневрологическом диспансере. 

Помимо уголовных и административных дел, связанных с пандемией коронавируса и описанных в соответствующем разделе, следует упомянуть еще несколько случаев судебного преследования: 

  • 4 января Андижанский административный суд признал блогера Абдуфатто Нуритдинова (известного под псевдонимом Отабек Нуритдинов) виновным в клевете, оскорблении и мелком хулиганстве и назначил ему наказание в виде штрафа в размере 1365 долларов США и административного ареста на 15 суток. 
  • 4 марта Военный суд Узбекистана приговорил Владимира Калошина, бывшего журналиста печатного издания «Ватанпарвар» («Патриот»), к 12 годам колонии общего режима. Калошин признан виновным по статье 157 (государственная измена) Уголовного кодекса Узбекистана. Доказательства преступления оглашены не были. 
  • 25 августа был арестован Дадахон Хайдаров, администратор youtube-канала DENGIZ TV, единственный блогер в Сохском районе Ферганской области. Хайдаров подозревается в организации массовых беспорядков и сопротивлении представителям власти. 

ПРИЛОЖЕНИЕ 5: ОТКРЫТЫЕ ИСТОЧНИКИ, КОТОРЫЕ БЫЛИ ИСПОЛЬЗОВАНЫ ДЛЯ СБОРА ДАННЫХ (БЕЛАРУСЬ)

  • ОО «Белорусская ассоциация журналистов» — ведущее НГО в сфере свободы выражения мнения в Беларуси, осуществляющее, в частности, мониторинг нарушений прав журналистов и СМИ. Основной источник для сбора данных.
  • Министерство информации Республики Беларусь – национальный орган государственного управления в сфере СМИ, имеющий серьезные распорядительные и санкционные полномочия (от регистрации СМИ до инициирования их закрытия, а также по внесудебной блокировке интернет-ресурсов).
  • «Белсат» — спутниковый телеканал, который входит в структуру Польского общественного телевидения, но позиционирует себя как первый независимый телеканал Беларуси. Большинство журналистов «Белсата» — белорусские журналисты-фрилансеры.
  • «БелаПАН» — независимое информационное агентство Беларуси.
  • «Белта» — государственное информационное агентство, созданное для распространения информации о деятельности государственных органов Республики Беларусь.
  • «TUT.BY» — ведущий информационный портал Беларуси.
  • Репортеры без Границ (Reporters without Borders) — Международная неправительственная организация, целью которой является защита журналистов и сотрудников медиа индустрии, которые подвергаются заключению или преследованиям за выполнение своей работы.
  • Белорусско- и англоязычные медиа, находящиеся в открытом доступе в сети Интернет.

ПРИЛОЖЕНИЕ 6: ОТКРЫТЫЕ ИСТОЧНИКИ, КОТОРЫЕ БЫЛИ ИСПОЛЬЗОВАНЫ ДЛЯ СБОРА ДАННЫХ (РОССИЯ)

  • «Деловой Петербург» — центральная деловая газета Санкт-Петербурга.
  • «Журналист» — сайт журнала «Журналист».
  • «Общая Газета» — общественно-политическое информационное издание.
  • «Новости Тольятти» — новостной портал.
  • «Медиазона» — российское интернет-СМИ, «Медиазона» фокусируется на освещении новостей, аналитике, колумнистике с акцентированием на судебные, правоохранительные органы и пенитенциарную систему в России, а также на различных проявлениях преследований граждан России за их политические взгляды. 
  • «Новая Газета» — Российская независимая общественно-политическая газета.
  • «ОВД- Инфо» — российский негосударственный правозащитный медиа-проект, направленный на борьбу с политическими преследованиями. 
  • «Открытые медиа» — сетевое издание про политику, экономику, науку и культуру.
  • Официальный интернет-портал правовой информации
  • Официальный сайт Государственной Думы
  • «РосКомСвобода» — общественная организация, деятельность которой направлена на защиту цифровых прав, пропаганду идей свободы информации, недопустимости государственной цензуры и вмешательства в частную жизнь.
  • «Фонд Защиты Гласности» — общественная некоммерческая правозащитная организация. 
  • Центр защиты прав СМИ — работает с 1996 года в сфере защиты прав редакций СМИ и оказывает правовую помощь журналистам, блогерам, фотографам по вопросам их профессиональной деятельности.  
  • Council of Europe — платформа для сбора, обработки и распространения информации о опасениях по поводу свободы СМИ и безопасности журналистов. 
  • DW — немецкая международная телерадиокомпания и входящая в неё радиостанция и телеканал.
  • Freedom House — неправительственная организация со штаб-квартирой в Вашингтоне (США). Известна исследованиями состояния политических и гражданских свобод.
  • Index on Censorship — международная организация, выступающая за свободу самовыражения. 
  • The Bell — медийный стартап, основанный Елизаветой Осетинской. Задача The Bell — быть полезными деловым людям, экономя их время.
  • Pandemic Big Brother — мониторинг цифровых прав и свобод граждан во время эпидемии (проект «Роскомсвободы»).
  • Znak.com —  российское сетевое издание.
  • Кавказский Узел — интернет-СМИ, которое публикует новости и аналитические материалы Южного федерального округа и Северо-Кавказского федерального округа и Закавказья. 
  • «Коммерсантъ» — российская ежедневная общественно-политическая газета. 
  • Комитет защиты журналистов (Committee to Protect Journalists) — международная неправительственная организация, занимающийся защитой прав журналистов. 
  • Левада-Центр — российская негосударственная исследовательская организация. Центр регулярно проводит собственные и заказные социологические и маркетинговые исследования, применяя различные опросные методики. 
  • МБХ Медиа — интернет-СМИ, рассказывающее о том, что происходит в России и регионах России. 
  • Международная правозащитная группа «Агора» — объединение более 50 юристов-правозащитников, работающих по резонансным делам о нарушении прав человека.
  • Министерство юстиции Российской Федерации
  • Профсоюз журналистов и работников СМИ — независимая организация, занимающаяся защитой журналистов и работников СМИ. 
  • Репортеры без Границ (Reporters without Borders) — Международная неправительственная организация, целью которой является защита журналистов и сотрудников медиа индустрии, которые подвергаются заключению или преследованиям за выполнение своей работы.
  • Роскомнадзор — Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
  • РИА Новости — рейтинговое агентство, специализирующееся на оценке состояния компаний, регионов, банков, отраслей и кредитных рисков.
  • Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям (Роспечать) — федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по оказанию государственных услуг, управлению государственным имуществом в сфере печати, средств массовой информации и массовых коммуникаций, в том числе компьютерных сетей общего пользования в области электронных средств массовой информации, издательской и полиграфической деятельности.
  • Отчет Deloitte «Медиапортребление в России — 2020»
  • Mediascope — технологичная исследовательская компания, лидер российского рынка медиаисследований, мониторинга рекламы и СМИ. 
  • Медиалогия —  разработчик автоматической системы мониторинга и анализа СМИ и соцмедиа в режиме реального времени.
  • Русско- и англоязычные медиа, находящиеся в открытом доступе в сети Интернет.

ПРИЛОЖЕНИЕ 7: ОТКРЫТЫЕ ИСТОЧНИКИ, КОТОРЫЕ БЫЛИ ИСПОЛЬЗОВАНЫ ДЛЯ СБОРА ДАННЫХ (КАЗАХСТАН)

ПРИЛОЖЕНИЕ 8: ОТКРЫТЫЕ ИСТОЧНИКИ, КОТОРЫЕ БЫЛИ ИСПОЛЬЗОВАНЫ ДЛЯ СБОРА ДАННЫХ (КРЫМ)

  • Крымская правозащитная группа – инициатива представителей правозащитных организаций, целью которой является содействие соблюдению и защите прав человека в Крыму.
  • Общественное движение «Крымская солидарность» –  неформальная правозащитная организация для защиты жертв политических репрессий. 
  • «Крым. Реалии» – служба международной медиакомпании «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; интернет-СМИ, подробно освещающее политические преследования в Крыму. 
  • Общественная инициатива «Крымский процесс» –  объединение экспертов и волонтеров, которые оценивают особенности судопроизводства по политическим делам на территории Крыма. 
  • Информационно-аналитический центр «Сова» –  российская неправительственная организация, исследующая проблемы национализма и ксенофобии, взаимоотношения религии и общества, политический радикализм.
  • Социальная сеть Facebook
  • Русскоязычные медиа, находящиеся в открытом доступе в интернете.  

ПРИЛОЖЕНИЕ 9: ОТКРЫТЫЕ ИСТОЧНИКИ, КОТОРЫЕ БЫЛИ ИСПОЛЬЗОВАНЫ ДЛЯ СБОРА ДАННЫХ (УЗБЕКИСТАН)

  • ИА Фергана — ресурс, посвященный событиям в Центральной Азии, базируется в России. 
  • Радио Озодлик  — узбекская служба радио «Свобода».
  • Центр-1 (Centre1.com) — независимая медиаорганизация, специализирующаяся на новостях из Центральной Азии.
  • Asiaterra -информационно-аналитический сайт о Центральной Азии.
  • Front Line Defenders — Международный фонд защиты, ирландская правозащитная организация, основанная в Дублине, Ирландия, в 2001 году. 
  • International Partnership for Human Rights (IPHR) – международное НКО со штаб-квартирой в Брюсселе, Бельгия. Создано весной 2008 года. 
  • Комитет защиты Журналистов (Committee to Protect Journalists) – международная неправительственная организация, занимающаяся защитой прав журналистов. 
  • Ассоциация Права человека в Центральной Азии (AHRCA) — независимая правозащитная организация. Инициаторами создания AHRCA стали граждане стран Центральной Азии, преследуемые по политическим мотивам.
  • ACCA.media — независимый правозащитный медиапроект. 
  • Русско- и узбекоязычные медиа, находящиеся в открытом доступе в сети интернет.