Рубрики
Доклады

Атаки на медиаработников в 2020 году. ГРУППА 3: Армения, Грузия, Кыргызстан, Молдова, Украина

АРМЕНИЯ

Независимое экспертное мнение о Докладе по атакам на медиаработников в Армении

В 2020 году в Армении резко увеличилось число атак на журналистов и угроз в их адрес по сравнению с предыдущими годами. Это в значительной степени было обусловлено беспрецедентными событиями 2020 года, в числе которых: ограничения, связанные с пандемией COVID-19, война в Нагорном Карабахе, напряженная послевоенная ситуация, вызванная высокими потерями среди населения и военным поражением, что привело к политическому кризису в Армении. 

Журналисты подвергались физическим атакам, незаконным задержаниям и арестам, беспрецедентному числу исков о диффамации, блокировкам и удалению контента в интернете, административным штрафам за нарушение режима чрезвычайного положения, а позже и военного положения, введенного правительством с началом войны. Во время военного положения деятельность журналистов и СМИ была ограничена правилами, лимитирующими распространение критической информации, отличной от официальной версии военных событий. За нарушения этих правил журналистам выписывали несоразмерные административные штрафы, которые зачастую превышали штрафы за преступления, предусмотренные Уголовным кодексом.  Часто одни и те же издания подвергались целой серии штрафов. Это мешало журналистам рассказывать в своих репортажах о неоднозначных событиях, связанных с войной и пандемией.

В сравнении с предыдущими годами число нападений, угроз, запугиваний, судебных исков и административных штрафов увеличилось в 3-5 раз. Зачастую журналисты подвергались словесным и физическим атакам со стороны протестующих на митингах и демонстрациях за предполагаемуюпринадлежность к той или иной политической силе. В таких случаях журналисты и операторы вынужденно прекращали освещение новостей и покидали массовые мероприятия, подвергаясь таким образом дискриминации из-за своей профессии. Представители власти, в свою очередь, допускали дискриминацию в отношении некоторых СМИ – не начали уголовного расследования или не приняли превентивных мер.

Еще одной тревожной тенденцией 2020 года стало увеличение числа гражданских исков о диффамации, поданных к СМИ. Правительственные чиновники также подавали иски о клевете и оскорблении как к СМИ, так и к отдельным журналистам, что ранее не практиковалось. Кроме того, правоохранительные органы стали вызывать журналистов на допросы из-за их постов в социальных сетях (например, в Facebook). И наконец, власти инициировали законодательную реформу, которая в пять раз увеличит предусмотренные законом суммы компенсаций за клевету и оскорбления. Эта инициатива подверглась критике со стороны гражданского общества и СМИ.  

Ара Казарян, Специалист по международному праву, юрист

Автор доклада — Комитет по защите свободы слова (КЗСС)

1/ ГЛАВНЫЕ ИТОГИ

В ходе исследования было выявлено и проанализировано 259 случаев атак/угроз в отношении профессиональных и гражданских работников СМИ и редакций традиционных и онлайн-изданий в Армении в 2020 году. Данные были собраны методом контент-анализа по открытым источникам на русском, армянском и английском языках. Список основных источников представлен в Приложении 10

  1. В 2020 году рост числа нарушений прав журналистов и СМИ в Армении был обусловлен введением ограничительных мер, связанных с пандемией COVID-19, широкомасштабной войной в Нагорном Карабахе и обострением общественно-политической ситуации в послевоенный период. Количество атак в 2020 году по сравнению с 2019 годом увеличилось на 34%.  
  2. Физические атаки на журналистов совершались, в основном, при освещении массовых акций протеста, причем зафиксированы факты нападений на представителей СМИ как со стороны участников акций, так и со стороны полиции. По сравнению с 2019 годом число сотрудников СМИ, пострадавших от физических атак, увеличилось вдвое. В ходе карабахской войны получили ранения армянские и иностранные журналисты, выполнявшие свои профессиональные обязанности.
  3. В ходе чрезвычайного положения, введенного в Армении в связи с распространением COVID-19, зарегистрировано 27 фактов притеснения СМИ. 
  4. В 2020-м сохранилась характерная для предыдущих лет тенденция использования юридических механизмов для оказания давления на журналистов и СМИ. За год против них принято к производству 88 исков. Подавляющее большинство этих судебных дел (79) связано с обвинениями в оскорблениях и клевете.
  5. По сравнению с предыдущим годом в 2020-м число атак нефизического характера в отношении работников СМИ увеличилось более чем вдвое.

2/ ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ И СМИ В АРМЕНИИ

В ежегодном рейтинге  «Репортеров без границ» за 2020 год Армения заняла 61-е место, как и в 2019 году.  Согласно отчету Freedom of the Net за 2020 год, составленному правозащитной организацией Freedom House, в Армении интернет свободен (75 из 100 баллов). Авторы доклада заявляют, что «свобода интернета в Армении улучшилась после того, как в 2018 году в результате бархатной революции к власти пришел премьер-министр Никол Пашинян». 

2020 год стал периодом тяжелейших испытаний для Армении и армянских СМИ. 16 марта правительство РА ввело в стране чрезвычайное положение для противодействия распространению COVID-19. Этот режим предусматривалстрогие ограничения на передвижение граждан, запрет на публичные мероприятия и собрания, в том числе шествия, демонстрации и любые акции протеста.

В правительственном постановлении 4 пункта касались деятельности СМИ. Журналистам было запрещено распространять любую информацию, кроме официальной, а также публиковать материалы, которые могут вызвать панику среди населения. При этом не уточнялось, какого типа публикации имелись в виду. После того как журналистские организации в совместном заявлении резко раскритиковали пункты постановления, касающиеся СМИ, правительство РА сначала заметно смягчило ограничительные меры, а затем и полностью отменило их. 

Тем не менее режим чрезвычайного положения продлевался из месяца в месяц, что становилось поводом для политических спекуляций. Оппозиция, в том числе силы, отстраненные от власти в результате бархатной революции, обвиняли правительство Никола Пашиняна в искусственном сдерживании протестного движения. Лидер второй по численности парламентской фракции «Процветающая Армения» Гагик Царукян заявил, что правительство должно в полном составе уйти в отставку, поскольку оно провалило борьбу с коронавирусом и привело страну к экономическому коллапсу.

В свою очередь, власти утверждали, что внезапная активизация Царукяна и его желание организовывать акции протеста связаны с тем, что против него возбуждено уголовное дело по обвинению в подкупе избирателей в период парламентских выборов 2017 года и с него снят депутатский иммунитет.

Когда лидер «Процветающей Армении» был вызван в Службу национальной безопасности для дачи показаний, его сторонники провели демонстрацию у здания СНБ, хотя, как уже отмечалось, массовые мероприятия были запрещены. Во время разгона демонстрантов полиция применила физическое насилие и против журналистов, в результате чего пострадали 7 представителей различных СМИ. Несколькими днями ранее при аналогичных обстоятельствах полицейский применил силу против фотокорреспондента информационного агентства «Фотолур».

Общественно-политическая обстановка в Армении еще сильнее обострилась в результате развязанной Азербайджаном 27 сентября широкомасштабной войны в Нагорном Карабахе. В то время как на фронте шли кровопролитные сражения, оппозиция требовала отставки премьер-министра. А после подписания трехстороннего заявления лидеров Армении, Азербайджана и России о прекращении боевых действий, что по сути стало для армянской стороны капитуляцией, это требование усилилось.

С первого дня вооруженного конфликта правительство Пашиняна объявило в стране военное положение. Помимо других жестких мер были введены ограничения, касающиеся СМИ. В частности, при освещении боевых действий и связанных с ними тем требовалось публиковать исключительно официальную информацию. Были запрещены материалы, которые критиковали бы или ставили под сомнение политику правительства и решения военного руководства. Под запретом оказались также любые публикации, которые могли вызвать панику, хотя эта формулировка не была конкретизирована. В период военного положения власти посредством полиции принуждали СМИ не только удалять «запрещенные материалы», но и платить штраф в размере 700 тысяч драмов (около 1400 долларов США) за их публикацию. С такими проблемами столкнулись 13 армянских СМИ. 

Военное положение было продлено и после прекращения боевых действий. Во многом это было обусловлено массовыми беспорядками, произошедшими в Ереване в ночь с 9 на 10 ноября: когда стало известно о содержании трехстороннего соглашения, разъяренные толпы ворвались в здания парламента и правительства и начали крушить все, что попадалось под руку. Был избит до потери сознания председатель Национального собрания Арарат Мирзоян. Толпа в поисках Никола Пашиняна проникла в его резиденцию, но премьер-министра там не оказалось.

Этими и последующими многотысячными акциями протеста руководила образовавшаяся оппозиционная коалиция17 партий, костяк которой составили политические силы, отстраненные от власти в результате бархатной революции 2018 года. Главным их требованием была незамедлительная отставка Пашиняна, назначение на должность премьер-министра кандидата от объединенной оппозиции и формирование переходного правительства, которое выведет страну из кризиса и организует внеочередные парламентские выборы.

Хотя протестные акции объединенной оппозиции не нашли достаточной массовой поддержки, общественно-политическая обстановка в Армении осталась крайне напряженной. В этих условиях чрезвычайно затруднена деятельность СМИ. Их поляризация усилилась, и подавляющее большинство медиа обслуживает, в основном, интересы политических спонсоров, все чаще игнорируя свою общественную миссию. Этими реалиями обусловлено увеличение атак на журналистов и СМИ, в том числе  посредством судебных исков против них.

3/ ОБЩИЙ АНАЛИЗ АТАК

За все годы наблюдений за состоянием свободы слова в Армении и нарушениями прав журналистов и СМИ 2020-й стал самым неблагоприятным для деятельности в информационной сфере. Ниже представлены данные, которые свидетельствуют о росте атак на журналистов во всех трех категориях. По сравнению с 2019 годом количество атак в 2020 году увеличилось на 34%. Хотя число физических нападений на журналистов и операторов значительно ниже показателей 2018 и 2017 годов, в этой категории наблюдается двукратный рост по сравнению с 2019-м.

В 2020 году количество атак нефизического характера и/или в киберпространстве было в 3,5 раза больше, чем в 2019 году. Беспрецедентным оказалось и число атак с использованием юридических и/или экономических механизмов: оно в 4,5 раза превысило показатель 2017 года и в 6 раз – 2018 года. 47% атак данной категории составляют судебные иски против журналистов и СМИ. Из принятых к производству 88 новых судебных дел 78 связаны с обвинениями в клевете, оскорблении, ущербе репутации. 

В общей сложности в 2020 году было зафиксировано 259 инцидентов. Из общего числа атак 84 исходили от властей, 148 – не от представителей власти, 27 – от неизвестных. 

Главными факторами, обусловившими рост числа нарушений прав журналистов и СМИ, стали:

  • ограничения, введенные властями Армении в период чрезвычайного положения, связанного с пандемией COVID-19;
  • жесткие требования при военном положении, введенном с первого дня широкомасштабных боевых действий в Нагорном Карабахе;
  • острый общественно-политический кризис, разразившийся после военного поражения, и нетерпимое отношение к сотрудникам медиа, особенно при освещении ими массовых акций протеста.

4/ ДАВЛЕНИЕ НА ЖУРНАЛИСТОВ ПОД ПРЕДЛОГОМ ОГРАНИЧЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С ПАНДЕМИЕЙ COVID-19

Как уже отмечалось, в связи с распространением коронавируса правительство РА 16 марта 2020 года приняло постановление о введении в стране чрезвычайного положения. В документе 4 пункта непосредственно касались деятельности СМИ и предусматривали жесткие ограничения при освещении пандемии COVID-19. В частности, запрещалось распространять любую информацию, кроме официальной, а также публиковать материалы, способные вызвать панику среди населения. Контроль над реализацией постановления правительство возложило на полицию. 

Поскольку предъявляемые требования были сформулированы недостаточно четко и оставляли простор для субъективной интерпретации, медийное сообщество активно протестовало против введенных ограничений. На фоне острой критики представители правительства РА 21 марта организовали встречу с руководителями журналистских организаций страны, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию. 25 марта ограничения в отношении СМИ были смягчены, а 13 апреля полностью отменены.

В период действия упомянутых четырех пунктов правительственного постановления было зафиксировано 26 случаев давления на СМИ. Во всех этих случаях атаки исходили от представителей власти. Из зафиксированных инцидентов 20 относятся к атакам и угрозам нефизического характера и/или в киберпространстве, 6 – к атакам с использованием юридических и/или экономических механизмов. За рассматриваемый период было зафиксировано 20 случаев травли, запугивания, давления, угроз насилием и смертью, в том числе в киберпространстве, 5 инцидентов в категории «закрытие СМИ / блокировка ресурса в интернете / удаление или блокировка материала, арест тиража печатных СМИ» и один инцидент в категории «административное правонарушение, штраф». 

  • 20 марта комендатура потребовала от новостного сайта Pastinfo.am удалить материал под заголовком «У пожилой жительницы Эчмиадзина диагностирована пневмония, у нее температура, однако она не сдавала тест и не госпитализирована». Редакция выполнила требование, но сразу же опубликовала полученное уведомление и пересказала содержание удаленной публикации.
  • 20 марта главный редактор сайта 168.am Сатик Сейранян заявила, что ей позвонили из 6-го управления полиции РА и потребовали удалить с сайта видеозапись бывшего премьер-министра РА Гранта Багратяна в Facebook, в которой содержались обвинения в адрес властей по поводу распространения коронавируса. Такое же уведомление было отправлено сайтам Armday.am, Hayeli.am и Yerkir.am
  • 26 марта главный редактор сайта Politik.am Борис Мурази на своей странице в Facebook в прямом эфире сообщил, что редакция опубликовала заметку о жителе города Гюмри, умершем предположительно от коронавируса, однако получить по этому поводу разъяснения от комендатуры, ответственной за соблюдение режима чрезвычайного положения, не удалось. По словам Бориса Мурази, пресс-секретарь комендатуры Мане Геворкян отказалась отвечать на вопросы, сославшись на занятость, а по поводу прямого эфира главного редактора угрожала отправкой в редакцию полицейских и взысканием штрафа. 
  • 31 марта полиция направила уведомление в редакцию информационного сайта Lurer.com с требованием удалить одну из публикаций о COVID-19 как нарушающую постановление правительства от 16 марта. Аналогичные уведомления были направлены в редакции сайтов Zham.am, Hraparak.am и News.am, которые воспроизвели эту публикацию.
  • 13 апреля редактор новостного сайта Pastinfo.am Сона Трузян сообщила в Facebook, что полиция возбудила административное производство в отношении редакции за републикацию информации из другого СМИ о больном коронавирусом. Однако редакция Pastinfo.am не была оштрафована.
  • 3 июля полицейские посетили телекомпании «Армньюс» и «5-й канал» с целью возбуждения административного производства в связи с тем, что во время телеэфира сотрудники этих телекомпаний были без масок.   

Примечательно, что, получив от полиции уведомления о необходимости удалить тот или иной материал, в 11 случаях СМИ не выполнили это требование. Однако, в отличие от периода военного положения, когда за любую «запретную» публикацию назначался штраф в размере 700 тысяч драмов (около 1400 долларов США), в ходе чрезвычайного положения, обусловленного пандемией, власти воздержались от применения в отношении медиа финансовых мер ответственности.  

5/ ФИЗИЧЕСКИЕ АТАКИ И УГРОЗЫ ЖИЗНИ, СВОБОДЕ И ЗДОРОВЬЮ

Ниже представлено общее количество физических атак на работников СМИ с 2017 по 2020 год. В 2020 году все зафиксированные инциденты представляли собой несмертельные атаки, избиения, ранения, пытки. В 7 из 11 случаях атаки исходили от представителей власти. 

Наибольшее число физических атак зафиксировано в ходе массовых акций протеста, обусловленных обострением общественно-политической ситуации в стране. При освещении митингов, демонстраций и шествий сотрудники СМИ подвергались нападениям не только со стороны полицейских (7), но и со стороны участников этих акций (1):  

  • 14 июня во время акции протеста сторонников лидера партии «Процветающая Армения» Гагика Царукяна полицейские воспрепятствовали профессиональной деятельности фоторепортера информационного агентства «Фотолур» Люси Саргсян. Она сообщила, что полицейский схватил ее за руку и бросил на тротуар. 
  • 16 июня, когда полиция оттесняла сторонников лидера партии «Процветающая Армения» Гагика Царукяна от здания Службы национальной безопасности, где проходил допрос политика, от действий полицейских пострадали освещавшие акцию журналисты. Некоторые из них получили телесные повреждения. В частности, пострадали корреспондент сайта News.am Лиана Саргсян, журналист Tert.am Ани Геворкян, корреспондент Yerkir.am Татевик Костандян, журналист телекомпании «Кентрон» Артур Акопян и редактор сайта MegaNews.am Маргарита Давтян
  • 1 декабря во время разгона демонстрантов, требовавших отставки премьер-министра Никола Пашиняна, полицейские скрутили руки и посадили в машину оператора телекомпании «Еркир-медиа» Айка Сукиасяна. Спустя некоторое время его отпустили. В ходе инцидента ему сломали видеокамеру.  
  • 19 декабря в ереванском военном пантеоне «Ераблур», где проходила церемония поминовения погибших в карабахской войне, физическому насилию подвергся оператор «Радио Свобода» Давид Арутюнян. Сторонники оппозиции организовали пикет, чтобы не пустить на кладбище участников траурного шествия во главе с премьер-министром Николом Пашиняном. Заметив снимавшего церемонию оператора радиостанции, с возгласами «Вот «Свобода»!» пикетчики напали на Арутюняна, повалили его на землю и нанесли многочисленные удары. Участникам шествия из числа сторонников Пашиняна удалось защитить журналиста и увести его в сторону. 

Помимо физических атак, связанных с протестами, были зафиксированы следующие инциденты. 

  • 10 ноября примерно в 4 часа утра около четырех десятков мужчин попытались ворваться в офис «Радио Свобода». Они ногами и кулаками били по дверям, а также ругались нецензурными словами в адрес сотрудников. По словам исполнительного продюсера Артака Амбарцумяна, когда он начал снимать на телефон происходящее, неизвестный ударил его кулаком, а другой ударил и толкнул оператора Севака Месропяна. «Мы пришли забрать серверы, чтобы вы не выходили в эфир. Вы предатели, вы турки, вы в эфир не выйдете», – говорили нападавшие. Группа покинула офис, когда сотрудники радиостанции позвонили в полицию.    
  • 16 ноября главный редактор информационного портала BlogNews.am Константин Тер-Накалян подвергся нападению. По сообщениям СМИ, на улице несколько человек вступили с Тер-Накаляном в спор по поводу войны в Нагорном Карабахе, и когда возникла драка, один из нападавших нанес ему ножевые ранения в области уха и лица. Несмотря на то, что Тер-Накалян отказался писать заявление в полицию и давать показания, один из подозреваемых задержан. 

6/ АТАКИ И УГРОЗЫ НЕФИЗИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА И/ИЛИ В КИБЕРПРОСТРАНСТВЕ

Ниже представлены атаки и угрозы нефизического характера и/или в киберпространстве. За рассматриваемый период был зафиксирован 61 инцидент, что значительно больше, чем в 2017–2019 годах. Основными методами давления в данной категории стали травля, запугивание, давление, угрозы насилием и смертью, в том числе в киберпространстве (33) и кибер-, DDoS-, хакерские атаки на СМИ (22). 

2020-й оказался беспрецедентным для Армении по числу атак в киберпространстве: было зафиксировано 22 кибер-, DDoS- и хакерских атак на СМИ. Главным образом это было обусловлено информационной войной в период широкомасштабных боевых действий в Нагорном Карабахе, когда азербайджанские и турецкие хакеры устраивали массированные атаки на армянские сайты.

  • 12 июля интернет-издание Hetq.am подверглось хакерской атаке. На следующий день сайт был восстановлен. По словам специалистов, атака была предпринята из-за рубежа.
  • 14 июля хакерской атаке подверглись новостные порталы News.am, Tert.am, Armtimes.com, A1plus.am и Aysor.am. Эксперты связывают это с армяно-азербайджанскими военными столкновениями в приграничной зоне Тавушской области. В частности, на сайт Tert.am со стороны Азербайджана были предприняты DDoS-атаки посредством почти 10 тысяч IP. 
  • 27 сентября азербайджанские хакеры подвергли DDоS-атакам ведущие армянские информационные сайты: A1plus.am, Armenpress.am, Armtimes.com, Blognews.am, Hetq.am, Mamul.am, Mediamax.am, Zhamanak.com. Работа этих сайтов была восстановлена через несколько часов. Также были взломаны информационные сайты 1in.am и News.am. Азербайджанские хакеры пытались посредством этих ресурсов распространить свою информацию. Работа сайтов была восстановлена через несколько часов. 

Травля, запугивание, давление, угрозы насилием и смертью, в том числе в киберпространстве, были превалирующим методом давления на журналистов. Примечательно, что 27 из 33 атак данной категории исходили от представителей власти. 

  • 15 февраля в редакцию информационного сайта Aravot.am обратились из Службы принудительного исполнения судебных актов и потребовали опровержения материала, представлявшего собой сокращенный вариант статьи из газеты «Айкакан жаманак». При этом сайт, оставаясь верным кодексу журналистской этики, не воспроизвел ту часть статьи, которая содержала оскорбительные выражения. Aravot.am отказался выполнить требование ведомства.  
  • 24 июня в редакцию газеты «Рапарак» позвонили из Главного управления уголовного розыска полиции РА и сказали, что получили письмо прокурора, в котором он распорядился «изучить факты, изложенные в статье «Маленький тиран и мы» за подписью Эдика Андреасяна, и решить вопрос о привлечении автора к уголовной ответственности».
  • 1 июля учредителя интернет-издания Ankakh.com Вардуи Ишханян пригласили в Главное управление уголовного розыска полиции РА для дачи объяснений в связи с записями в Facebook о бывшем военном прокуроре и заместителе генерального прокурора РА Гагике Джангиряне. Ишханян в этих публикациях назвала Джангиряна «отцом фальсификаций» и написала, что он подозревается в убийствах в армии. Ишханян отказалась явиться в полицию. 
  • 19 декабря на ереванской Площади Республики перед началом скорбного шествия, посвященного памяти погибших в карабахской войне, депутат парламентской фракции «Мой шаг» Андраник Кочарян подверг дискриминации журналистку телекомпании «5-й канал» Лару Аракелян. Отказавшись отвечать на ее вопросы, депутат открыто заявил, что готов беседовать с любым из находящихся на площади корреспондентов СМИ, но не с представителем «5-го канала», деятельность которого для него неприемлема. До и после этого диалога некоторые участники шествия, заметив логотип телекомпании, оскорбляли журналистку и требовали, чтобы она ушла и не освещала акцию. 

Журналисты часто подвергались травле и давлению со стороны участников акций протеста, которые активно препятствовали их работе. 

  • 5 декабря в Ереване на митинге и шествии оппозиционных сил демонстранты проявили нетерпимость по отношению к корреспонденту «Радио Свобода» Саркису Арутюняну. Они выкрикивали в его адрес оскорбления и требовали покинуть место события.  
  • В тот же день, 5 декабря, участники митинга оппозиционных сил воспрепятствовали работе оператора информационного сайта 1in.am Рафаэла Карамяна. Заметив на видеокамере логотип 1in.am, группа участников митинга подошла к журналисту и потребовала прекратить съемку. Это сопровождалось нецензурной бранью, угрозами в адрес оператора и его СМИ. Карамян был вынужден выключить видеокамеру и уйти. 
  • 21 декабря в Горисе атаке подвергся корреспондент «Радио Свобода» Роберт Заргарян, освещавший визит премьер-министра Никола Пашиняна. Демонстранты оскорбляли журналиста, препятствовали его работе и требовали уйти с места события. 

7/ АТАКИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЮРИДИЧЕСКИХ И/ИЛИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ

По сравнению с 2019 годом количество атак и угроз с использованием юридических и/или экономических механизмов увеличилось на 11%.

Сохранилась прошлогодняя тенденция увеличения числа судебных исков против журналистов и СМИ. Из них 77 инцидентов связаны с публикациями, в которых, по мнению истцов, содержатся оскорбления и клевета. Еще в одном случае такие обвинения были предъявлены руководителю СМИ со стороны прокуратуры, но без обращения в суд. Инициирование судебных процессов и обвинения в клевете, оскорблении и нанесении ущерба репутации являются наиболее распространенными методами давления на журналистов и СМИ. 

Лишь в 20 случаях инициаторами судебных процессов были представители власти.

  • 22 июня министр территориального управления и инфраструктур Армении Сурен Папикян подал судебный иск против информационного сайта Hzham.am с требованиями публичного опровержения клеветнических данных и выплаты возмещения. Поводом для иска стала статья, в которой говорится, что губернаторы во главе с министром получают квартиры в столице в качестве подарка за оказываемые услуги. 
  • 6 июля суд общей юрисдикции Еревана получил из прокуратуры обвинительное заключение по уголовному делу в отношении директора ООО «Скизб Медиа Кентрон» Асмик Мартиросян. Она обвиняется в умышленном невыполнении вступившего в силу судебного акта по делу второго президента Армении Роберта Кочаряна. 18 января 2019 года суд первой инстанции частично удовлетворил иск Кочаряна, обязав Мартиросян публично опровергнуть данные, признанные клеветой, и выплатить возмещение в размере 400 000 драмов. Уголовное дело о неисполнении судебного решения принято к производству. 
  • 10 июля руководитель аппарата правительства РА Эдуард Агаджанян подал судебный иск против учредителя информационного сайта 168.am c требованиями опровержения сведений, которые истец считает клеветой, и выплаты возмещения. Поводом для иска стала опубликованная на сайте статья «Парти – во властном клубе “Фермата”». В ней утверждается, что принадлежащий Агаджаняну ночной клуб нарушил постановление комендатуры, организовав в закрытом помещении вечеринку с участием нескольких десятков человек, что запрещено в условиях чрезвычайного положения, введенного в связи с COVID-19. Иск принят к производству, идет судебное разбирательство. 
  • 25 ноября депутат Национального собрания Айк Саргсян подал иск в суд общей юрисдикции Еревана против ООО «Информационное агентство АрмДейли» с требованием возмещения ущерба, причиненного чести, достоинству и деловой репутации посредством оскорбления и клеветы. Поводом для иска стало выражение «держатель бутылки», использованное в адрес Саргсяна на информационном сайте ArmDaily.am. Иск принят к производству 4 декабря, начато судебное разбирательство. 

В 68 случаях судебные процессы были инициированы не представителями власти. 

  • 24 февраля гражданин Айк Степанян подал судебный иск против пресс-клуба «Айели» («Зеркало») и его основателя, журналистки Анжелы Товмасян, с требованием публично опровергнуть клеветнические сведения и выплатить возмещение. Поводом для иска стали высказывания в адрес Степаняна на пресс-конференции 22 января. Иск был принят к производству, идет судебное разбирательство. 
  • 29 июня ООО «Олимп Констракшн» подало иск в суд общей юрисдикции Еревана против учредителя интернет-издания Hetq.am – ООО «Этк» – с требованиями опровержения клеветнических сведений и выплаты возмещения. При этом автор материала взял комментарий у представителя компании-застройщика. Дело принято к производству, начато судебное разбирательство. 
  • 31 августа бывший сотрудник Службы национальной безопасности Ара Арутюнян подал судебный иск  против учредителя новостного сайта 1in.am – ООО «Скизб Медиа Кентрон» – с требованиями публичного опровержения клеветнических  сведений и возмещения ущерба, причиненного чести и достоинству. Поводом для иска стала статья, в которой говорится, что Арутюнян годами получал вознаграждения в конвертах в обмен на то, что оставлял без внимания грабеж на железных дорогах и организовывал контрабанду товаров. 

На фоне увеличивающегося потока судебных исков  против СМИ и их сотрудников серьезную озабоченность в журналистском сообществе вызвала инициатива вице-спикера Национального собрания  Алена Симоняна, предложившего в 5 раз увеличить размер денежных компенсаций за оскорбление и клевету, предусмотренных статьей 1087.1 Гражданского кодекса РА. Автор законопроекта предложил вместо действующих предельных сумм – до 1 миллиона драмов (около $2000) за оскорбление и до 2 миллионов драмов (около $4000) за клевету – предусмотреть соответственно 5 миллионов ($10000) и 10 миллионов драмов ($20000). 7 сентября 2020 года эта инициатива была одобрена постоянной парламентской комиссией по государственно-правовым вопросам. 10 журналистских организаций в совместном заявлении отметили, что законопроект несет серьезную угрозу свободе слова, противоречит требованиям Конституционного суда РА и международным нормам, поэтому должен быть отозван.  

В общей картине обращает на себя внимание и немалое число увольнений (10), в том числе вынужденных, и решение трудовых споров между сотрудниками редакций и их работодателями посредством судов.

  • 2 октября сотрудница ежедневной газеты «Айастани Анрапетутюн» («Республика Армения») Марине Кюрегян была уволена в результате внутриредакционного конфликта. 23 ноября Кюрегян обратилась в суд общей юрисдикции Еревана с иском  против правопреемника издателя – ЗАО «Государственное информационное агентство Арменпресс». Она потребовала признать недействительными приказы о применении дисциплинарного взыскания, восстановить ее на прежней работе и выплатить возмещение за вынужденный простой. Также были уволены журналисты Наира Карапетян, Татевик Амбарцумян, Гаяне Антонян, Лусине Месропян, Хачик Саргсян и Эмиль Саргсян.  
  • 21 декабря Комитет по защите свободы слова получил письмо от сотрудников газеты «Айастани Анрапетутюн», в котором сообщалось, что главный редактор уволил своего заместителя Самвела Саргсяна и технического сотрудника Мергевоса Саакяна. Авторы письма жаловались на произвол со стороны руководителя издания и созданные им неблагоприятные условия работы. 

ГРУЗИЯ

Независимое экспертное мнение о Докладе по атакам на медиаработников в Грузия

В Грузии, как и в других странах, средства массовой информации необходимы для обеспечения транспарентности и, таким образом, сохранения демократии в стране. Многие журналисты не ограничиваются ролью наблюдателя, а выполняют правозащитные функции. Особенно это относится к тем, кто представляет независимые медиа, сообщает о нарушениях прав человека или высказывает критическое мнение.   

К сожалению, в прошлом году мы стали свидетелями тревожной тенденции усиления давления на критические голоса в Грузии со стороны представителей власти: это попытки вмешательства в журналистскую деятельность, нападения на работников СМИ, угрозы безопасности и работе журналистов во время акций протеста. Особое беспокойство вызвало несоразмерное и неоправданное применение силы против мирных активистов и журналистов на митинге 8 ноября 2020 года. Журналисты выполняли свои профессиональные обязанности, некоторые из них вели прямые трансляции с демонстрации перед зданием Центральной избирательной комиссии. В результате разгона митинга несколько журналистов получили ранения, их профессиональное оборудование было повреждено. К сожалению, это не единственный случай нанесения телесных повреждений журналистам во время акции протеста в последние годы. Во время разгона демонстрации 20 июня 2019 года около 40 журналистов пострадали, некоторые получили тяжелые травмы. Однако правительство не провело должного расследования этих случаев. 

События вокруг Общественного телерадиовещателя Аджарской автономии – увольнение журналистов за их критические взгляды и изменение редакционной политики организации –  стали примером борьбы с оппозиционными и независимыми СМИ. Этот случай сделал явными вызовы, стоящие перед Общественным вещателем, который призван быть подлинным выразителем общественных интересов.  

В тех случаях, когда к конкретному СМИ или журналисту возникали вопросы профессионального или этического характера, реакция правительства и должностных лиц была неадекватной: начинались нездоровые дискуссии и травля журналистов, предпринимались попытки вмешательства в деятельность медиакомпаний. 

На фоне крайней поляризации грузинских СМИ самоцензура становится реальной проблемой для качественной журналистики и свободы СМИ. Причем это касается не только лояльных правительству, но и оппозиционных средств массовой информации.

Крайне важно поддерживать журналистов и выражать солидарность с ними, особенно в условиях участившихся нападений и убийств работников СМИ во всем мире. Правительство Грузии должно публично поддерживать журналистов, особенно независимых, принимать их критические взгляды, осудить нападения и запугивания в отношении работников СМИ и надлежащим эффективным образом расследовать преступления, совершенные в отношении журналистов.

Натия Тавберидзе

Magistra Legum Europae/LL.M. EUR. with Merit 

Координатор Центра по правам человека в Тбилиси (Human Rights House Tbilisi

Автор доклада — Олег Панфилов, Грузинский журналист, публицист, писатель.

1/ ГЛАВНЫЕ ИТОГИ

В ходе исследования было выявлено и проанализировано 113 случаев атак/угроз в отношении профессиональных и гражданских работников СМИ и редакций традиционных и онлайн-изданий в Грузии в 2020 году. Данные были собраны методом контент-анализа по открытым источникам на русском, грузинской и английском языках. В докладе также использовались ранее не публиковавшиеся данные, полученные методом экспертных интервью. Список основных источников представлен в Приложении 11. 

  1. Основным методом давления на журналистов и работников СМИ в 2020 году стали атаки и угрозы нефизического характера и/или в киберпространстве, прежде всего повреждение/отъем имущества, транспорта, оборудования, документов, журналистских материалов, тиража печатных СМИ. 
  2. Большинство событий, связанных с ограничением свободы слова и юридическим преследованием журналистов, имеют отношение к парламентским выборам 31 октября.
  3. 79 из 113 атак исходили от представителей власти.
  4. Рост числа нефизических атак и снижение количества физических нападений на журналистов скорее всего объясняются повышенным вниманием к ситуации в стране со стороны международных, в том числе правозащитных, организаций. 
  5. 16 из 28 зафиксированных в 2020 году физических атак были осуществлены представителями властей; большая часть журналистов пострадала от отравления слезоточивым газом и применения водометов (обливание водой с реагентами) в ночь с 8 на 9 ноября 2020 года у здания ЦИК. 

2/ ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ И СМИ В ГРУЗИИ

По данным ежегодного рейтинга НКО «Репортеры без границ», в 2020 году Грузия занимала 60-е место среди 180 стран мира по уровню свободы прессы. 

Согласно исследованиям DFRLab, из 3,7 млн населения Грузии почти 3 млн человек имеют доступ к интернету – таким образом, уровень проникновения составляет 79%. 96% грузинских интернет-пользователей пользуются социальными медиа, прежде всего Facebook. Именно на этой платформе активно используются различные методы онлайн-атак на гражданских и профессиональных журналистов, а также системно распространяется дезинформация и пропаганда. 

Основным источником информации для населения страны являются телеканалы, деятельность которых регулируется Национальной комиссией по коммуникациям Грузии и законом «Об электронных коммуникациях», принятым в 2005 году. По состоянию на начало 2021 года в Грузии зарегистрировано 128 телеканалов и радиостанций: по большей части они включены в пакеты кабельных каналов и предлагают зрителям развлекательные программы и фильмы. 

Из всех СМИ государственное финансирование получают лишь Общественное вещание (два телеканала и одна радиостанция) и парламентский бюллетень, публикующий законы. За редакционной политикой Общественного вещания следит наблюдательный совет из представителей власти и оппозиционных партий.

В стране работает около двух десятков частных информационных телеканалов, среди которых лидерами являются «Рустави 2» и «Имеди». Их рейтинги примерно одинаковы. Согласно опросам, проведенным в начале 2020 года, эти два канала смотрят в совокупности более 80 процентов жителей страны.  

Основные телеканалы имеют четкую политическую позицию и проводят соответствующую информационную политику.  

На стороне партии власти «Грузинская мечта» находится холдинг «Телеимеди», в который входят каналы «Имеди», «Маэстро» и сеть каналов GDS, принадлежащих основателю этой партии Бидзине Иванишвили. В прошлом оппозиционный «Рустави 2», в июле 2019 года сменивший собственника и журналистскую команду, теперь тоже лоялен власти.

В другой группе находятся каналы, отражающие политические приоритеты оппозиции: «Мтавари Архи», «Формула», «Пирвели» и несколько региональных телеканалов. 

Отдельным информационным источником является телеканал «Обиективи», принадлежащий основателям пророссийской партии «Альянс патриотов Грузии» и обладающий стабильной зрительской аудиторией –3,14% населения.

17 июля 2020 года грузинский парламент принял поправки, разрешающие Национальной комиссии по коммуникациям назначать сроком на два года «специального менеджера» для операторов сетей электронной связи, то есть тех вещательных компаний, которые нарушают распоряжения комиссии. Это специальный управляющий наделен правом увольнять и нанимать сотрудников, заключать и разрывать соглашения, отменять решения директоров, совета попечителей и акционеров.

Неправительственные организации – члены Коалиции по защите интересов СМИ неоднократно критиковали поправки: они указывали, что вмешательство Национальной комиссии в контент незаконно и недопустимо. Члены Коалиции резко осудили действия регулятора в отношении телеканала «Мтавари Архи», который подвергся санкциям за «непристойный» сюжет о коронавирусе.  Как подчеркивали правозащитники, установление практики, несовместимой с законодательством Грузии, представляет собой прямую угрозу цензуры. 

3/ ОБЩИЙ АНАЛИЗ АТАК

С 2017 года количество атак на журналистов и работников СМИ в Грузии увеличилось почти в 3,5 раза. В 2020 году резко возросло число атак и угроз нефизического характера и/или в киберпространстве. 

В 2020 году 79 из 113 зафиксированных атак исходили от представителей власти. Они же ответственны за 16 из 28 физических атак. 

Как и в 2019 году, главными мишенями правительства были телеканалы оппозиционной ориентации – «Мтавари Архи», «Формула», «Пирвели», а также сотрудники Общественного вещателя Аджарской автономии, выступившие против проправительственной политики канала. По мере приближения выборов напряженность усиливалась: согласно данным опросов NDI и IRI, коалиция оппозиционных партий опережала «Грузинскую мечту». Правительство выбрало тактику давления на оппозиционные каналы с использованием административного ресурса, финансовых, судебных и правоохранительных механизмов. 

4/ ДАВЛЕНИЕ НА ЖУРНАЛИСТОВ ПОД ПРЕДЛОГОМ ОГРАНИЧЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С ПАНДЕМИЕЙ COVID-19

В 2020 году было зафиксировано восемь случаев преследования журналистов в связи с пандемией COVID-19: семь в Тбилиси и один в Сванети, в муниципалитете Местиа. 

Из восьми случаев два представляют собой физические атаки: 

  • 14 апреля в Тбилиси во время интервью телеканалу «Рустави 2» нападению подвергся теолог и публицист Гоча Барнови. К нему подошел неизвестный с претензиями по поводу критических высказываний Барнови в адрес патриарха Илии II (Грузинская православная церковь отказывалась ввести карантинные ограничения во время пасхальных богослужений). Этот человек ударил публициста.   
  • 17 августа во время акции протеста в Местиа против запрета на въезд и выезд из муниципалитета мэр Каха (Капитон) Жоржолиани попытался силой отобрать мобильный телефон у блогера Гиорги Чартолиани в тот момент, когда тот снимал на камеру разговор Жоржолиани с жителями.   

Две атаки связаны с угрозами нефизического характера: 

  • Журналисты телеканала «Пирвели» подверглись оскорблениям со стороны представителей общественности в связи с вопросами, заданными 28 марта Вахо (Вахтангом) Санаиа в интервью с главой Центра по контролю заболеваний Амираном Гамкрелидзе и его заместителем Паатой Имнадзе. 
  • 10 сентября правительство Грузии запретило корреспондентам присутствовать на заседании парламента на том основании, что «среди журналистов могут быть инфицированные коронавирусом». 

Четыре атаки были осуществлены с использованием юридических и/или экономических механизмов.  

  • Председатель оппозиционной Республиканской партии и популярная блогерка Хатуна Самнидзе была вызвана на допрос в Службу государственной безопасности (СГБ) Грузии. Поводом послужили ее комментарии на тему статистики смертности от коронавируса, оставленные под чужим статусом в Facebook. 
  • 26 июня независимый журналист Нино Челидзе заявила, что ее вызвали в СГБ из-за статуса в Facebook. «Вопросы касались того, был ли аккаунт в Facebook моим. Также меня спросили о том, я ли написала этот пост. Спросили, не знаю ли я кого-либо, кому, например, предлагали деньги. Такой информации у меня, конечно же, нет», – сказала Челидзе после допроса. 
  • 2 июля Тбилисский городской суд вынес решение в пользу СГБ, которая обвинила телеканал «Мтавари Архи» в саботаже и попытках «дезинформировать население путем распространения ложных новостей об эпидемии нового коронавируса» за программы от 20 июня и 25 июня 2020 года. Суд обязал канал передать СГБ полный и не смонтированный материал для расследования. В свою очередь, директор телекомпании «Мтавари архи» Ника Гварамия обвинил Службу государственной безопасности в дискредитации оппозиционной телекомпании. 

5/ ФИЗИЧЕСКИЕ АТАКИ И УГРОЗЫ ЖИЗНИ, СВОБОДЕ И ЗДОРОВЬЮ

В 2020 году было зафиксировано 28 случаев физических атак на журналистов. Все эти случаи, кроме одного покушения на убийство, относятся к атакам несмертельного характера. 

  • 15 июня генеральный директор телеканала «Мтавари Архи» Ника Гварамия заявил, что задержанный 12 июня в результате спецоперации в Тбилиси гражданин РФ, уроженец Ингушетии Васамбек Боков готовил по заданию главы Чечни Рамзана Кадырова покушение на журналиста Георгия Габунию.  

    Все случаи физического насилия над журналистами можно разделить на три группы. 
  1. Нападения, совершенные людьми, не связанными с властью напрямую, например, охранниками частных предприятий или идеологическими сторонниками власти.

Так, во время осады телекомпании «Рустави 2» представители провластной и пророссийской организации «Грузинский марш» совершили нападение на генерального директора телеканала «Мтавари Архи» Нику Гварамию и других журналистов.

В двух случаях – в Мартвили и Давидгареджи – инициаторами нападения были священнослужители. 

  1. Целенаправленные действия полиции или представителей власти против журналистов, выполняющих профессиональные обязанности.

8 ноября полиция применила водометы и слезоточивый газ во время разгона протестующих против фальсификации выборов у здания Центральной избирательной комиссии. Пострадала группа журналистов: Папуна Хачидзе – оператор телеканала «Пирвели», Ника Матиашвили, Гиорги Джапаридзе и Сосо Циклаури – операторы телеканала «Формула», корреспондент канала «Формула» Ани Бараташвили и оператор «Рустави 2». У всех повреждены камеры. 

В Грузии журналисты не используют специальные жилеты или другие опознавательные знаки прессы, однако вполне возможно, что полицейские целенаправленно применяли силу против журналистов, чтобы запугать их. 

Остальные случаи нападений – результат физического воздействия, когда журналистов отталкивали или наносили удары руками.  

  1. Нападения на журналистов, не связанные с их профессиональной деятельностью. 

6 марта было совершено нападение на корреспондента сайта «Кавказский узел» Беслана Кмузова после его ссоры с соседями. Кмузов был задержан полицией как инициатор ссоры, решением суда 8 марта отпущен под залог, освобожден 10 марта.

6/ АТАКИ И УГРОЗЫ НЕФИЗИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА И/ИЛИ В КИБЕРПРОСТРАНСТВЕ

Самым распространенным типом атак в 2020 году стали атаки и угрозы нефизического характера и в киберпространстве. Было зафиксировано 48 случаев, что почти в три раза больше, чем в 2019 году.

Подавляющее большинство атак имело место во время предвыборной кампании, в период с августа по октябрь 2020 года.  

  • 12 случаев связаны с повреждением оборудования во время исполнения журналистами своих профессиональных обязанностей;
  • 11 случаев связаны с незаконным воспрепятствованием журналистской деятельности и лишением доступа к информации; 
  • 10 – с дискредитацией и распространением клеветы в отношении работника СМИ/СМИ;
  • 6 – с травлей и запугиванием журналистов.  

География правонарушений в этой категории выглядела следующим образом. 25 случаев произошли в Тбилиси, остальные – практически во всех регионах страны, включая оккупированную Абхазию: 9 – в Батуми и Хелвачаури Аджарской автономии, 3 – в Телави, административный центр Кахетии, 3 – в Абхазии, 2 – в Ахалцихе, 2 – в Марнеули, по одному – в Поти, Вани и Дуиси.

6/ АТАКИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЮРИДИЧЕСКИХ И/ИЛИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ 

В целом законодательство Грузии было приведено к европейским стандартам еще в период реформ 2004-2012 годов, однако за последние несколько лет судебная система была поставлена в зависимость от политической воли партии власти.

Из 37 случаев атак против журналистов и редакций СМИ с использованием юридических и/или экономических механизмов 21 произошел в Тбилиси. 

В 2020 году, как и в 2019-м, увольнение / вынужденное увольнение / вынужденный уход из профессии было самым распространенным механизмом давления на журналистов. Все 12 случаев атак данной категории были связаны с Общественным вещателем Аджарской автономии, когда журналисты возмутились цензурой и информационной политикой руководства телеканала, занявшего проправительственную позицию.  

  • Уволенные сотрудники Бачо Гурабанидзе, директор программы «Дилисталгис» («Утренняя волна»), Гиорги Мурванидзе, креативный менеджер, и Гурам Кадидзе, графический редактор, заявили, что генеральный директор канала Гиорги Кохреидзе преследует их за членство в альтернативных профессиональных союзах и за участие в митинге протеста 26 июня. 

Вторым распространенным методом давления является допрос/опрос: в 2020 году было зафиксировано семь инцидентов данной категории. 

  • Пять из семи допросов связаны с возбужденным еще в 2019 году делом о «растрате средств» на канале «Рустави 2», по которому подозрение выдвинуто против Ники Гварамии, ныне генерального директора канала «Мтавари Архи», ведущего оппозиционного вещателя. Поскольку канал частный, категория «растрата» к нему неприменима. Адвокаты канала полагают, что уголовное преследование – часть государственной политики в отношении оппозиции.  

В категории судебных процессов отмечены 4 случая – два из них связаны с делом Ники Гварамии, один – с бытовым конфликтом журналиста Беслана Кмузова

20 марта служба доходов Министерства финансов Грузии наложила инкассо на банковские счета телекомпаний «Мтавари Архи» и «Пирвели».  

Гиорги Руруа, совладелец главного оппозиционного телеканала «Мтавари Архи», с 18 ноября 2019 года находится в тюрьме по обвинению в незаконном приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия. Европейский парламент признал Руруа политическим заключенным. Директор этого телеканала  Ника Гварамия вынужден проводить много времени в судах. Такая ситуация не может не оказывать негативного влияния на функционирование самого телеканала.  

Немного истории «Рустави 2» и «Имеди»

«Рустави 2»

История телеканала началась в 1994 году с маленькой квартиры-студии в металлургическом городе Рустави, после двух сепаратистских войн в Абхазии и Цхинвали.

Уже в 1998 году «Рустави 2» – ведущая телекомпания в стране, с собственным агентством и газетой. 

С ростом популярности канала начались проблемы с властью – похищения, избиения журналистов, обыски, лишение эфира, попытка сторонников Эдуарда Шеварднадзе перекупить канал. В 2001 году в собственной квартире был убит популярный ведущий Гиорги Саная. 

В ноябре 2003 года «Рустави 2» вышел на уровень мировых телевизионных брендов – кадры «Революции роз» из Тбилиси транслировали в прямом эфире CNN и ВВС.

В июне 2004 года, уже при новой власти реформаторов Михаила Саакашвили, канал неожиданно объявил себя банкротом, а 90% акций «Рустави 2» были проданы предпринимателю из Батуми Кибару Халваши, владельцу грузинской сети сбыта компании Procter&Gamble.

В 2006 году Халваши продал свой пакет акций депутату Давиду Бежуашвили. Затем телеканал вошел в медиахолдинг, совладельцами которого были «Грузинская индустриальная группа» и Geomedia Group. 

В 2008 году 30% акций «Рустави 2» приобрел генеральный директор канала Иракли Чиковани, у  Geomedia Group осталось 40%, а у «Грузинской индустриальной группы» – 30%. 

В 2009 году генеральный директор «Рустави 2» Эроси Кицмаришвили подал иск, в котором потребовал от Халваши вернуть 30 % акций телекомпании, а доли Чиковани и Geomedia Group передать компании Degson Limited. 

В июне 2014 года неожиданно погиб основатель «Рустави 2» Эроси Кицмаришвили. Власти заявили о самоубийстве, но ни семья, ни друзья не верят в эту версию, полагая, что он был убит, а причиной могла быть информация о том, кто реально является владельцем «Рустави 2».

После фальсификации итогов  парламентских выборов 2016 года «Рустави 2» постоянно критиковал власть, говорил о возрождении коррупции, кумовства, росте преступности и борьбе с политической оппозицией.

7 июля 2019 года телеведущий канала «Рустави 2» Георгий Габуния в своей авторской передаче «Постскриптум», выходящей в прямом эфире, обматерил Владимира Путина. Уже 18 июля владельцем «Рустави 2» снова стал бизнесмен Кибар Халваши, который уволил всех ведущих журналистов. Против бывшего генерального директора «Рустави 2» Ники Гварамии выдвинуто абсурдное обвинение в растрате средств «Рустави 2». 

В сентябре 2019 года Гварамия зарегистрировал новый канал «Мтавари Архи» («Главный канал»), набирающий популярность, в то время как «Рустави 2» теряет свой рейтинг. 

«Имеди»

Канал «Имеди» («Надежда») был создан российским предпринимателем грузинского происхождения Бадри (Аркадием) Патаркацишвили. Идея появления канала возникла в символичном для российской журналистики 2001 году – именно в это время Кремль уничтожал телеканал НТВ, команду Евгения Киселева. Патаркацишвили в то время был генеральным директором российского ЗАО «МНВК» (ТВ-6), одновременно занимая должность заместителя генерального директора телеканала «Общественное российское телевидение» (ОРТ) по коммерции; был первым заместителем председателя совета директоров ОАО ОРТ. 

Патаркацишвили пригласил создавать «Имеди» тех, кто в свое время создавал НТВ, – группу Всеволода Вильчека, но сразу объявил, что новый канал будет оппозиционным. На «Имеди» тратились огромные суммы с одной целью – обогнать «Рустави 2». Главной темой информационной повестки стало выдвижение Патаркацишвили в президенты Грузии. 

8 ноября 2007 года в студию «Имеди» ворвалась группа спецназа, остановившая прямой эфир, когда ведущий информационной программы призывал население к восстанию. 

Выборы Патаркацишвили проиграл, а спустя месяц, 12 февраля 2008 года, он неожиданно скончался в результате сердечного приступа в своем доме в графстве Суррей на юге Англии. Перед этим в грузинской и российской прессе был опубликован его тайно записанный разговор с полковником грузинских спецслужб Иракли Кодуа, в котором Патаркацишвили хвастал, что это он привел в политику Владимира Путина: «Он (Путин) был в Санкт-Петербурге, работал заместителем Собчака, крышевал мои питерские бизнесы».

После смерти Патаркацишвили новым владельцем «Имеди» стал американец Джозеф Кей (Иосиф Какалашвили), двоюродный брат покойного. Семья Бадри Патаркацишвили заявила, что Джозеф Кей – «самозванец». 

В 2009 году канал стал собственностью грузино-арабской компании RAK Georgia Holding. После победы «Грузинской мечты» семье Патаркацишвили удалось вернуть себе канал, который и стал основным пропагандистом новой власти – старой номенклатуры из партии «Грузинская мечта» под руководством еще одного российского олигарха, Бидзины Иванишвили.

КЫРГЫЗСТАН

Независимое экспертное мнение о Докладе по атакам на медиаработников в Кыргызстане

Кыргызстан, еще недавно славившийся высоким уровнем свобод в сфере журналистики по сравнению с соседними странами Центральной Азии, скатился в рейтингах до опасного уровня «несвободной страны».

Турбулентность, присущая политическому пространству Кыргызстана, долгое время не затрагивала средства массовой информации, однако теперь охватила весь медийный сектор, в том числе социальные сети.

Журналисты и блогеры, освещавшие наиболее острые темы прошлого года в Кыргызстане – революцию в октябре, неадекватную реакцию правительства на коронавирусную эпидемию и его неспособность предупредить социально-экономические последствия, масштабную коррупцию в государственной таможенной инспекции, массовые нарушения во время выборов в парламент – подверглись комплексной атаке со стороны властей и политических групп влияния, замешанных в коррупции. 

Агрессия в отношении работников СМИ и блогеров выражалась в угрозах, хакерских атаках, рейдерском захвате целого медиапредприятия, физическом насилии, в том числе в качестве возмездия за публикацию результатов независимого расследования фактов коррупции, а также в превышении властных полномочий и самоуправстве.

Экстраординарная ситуация, сложившаяся в Кыргызстане, в том числе в результате коронавирусной пандемии и революции 5 октября 2020 года, ознаменовалась беспрецедентным давлением на независимые СМИ и резким повышением уровня безнаказанности государственных органов власти. 

Так, при весьма туманных обстоятельствах в заключении скончался признанный узник совести Азимжан Аскаров, несмотря на многочисленные просьбы оказать ему экстренную медицинскую помощь. 

Возле своего офиса в Бишкеке был избит главный редактор Factсheck.kg Болот Темиров, известный своими антикоррупционными расследованиями.

Против независимой журналистки Алена Хоменко была развернута целая онлайн-кампания угроз и оскорблений с признаками ксенофобии и мизогинии. 

Силовики пытали иностранного журналиста Бобомурода Абдуллаева, временно находившегося в Кыргызстане, и экстрадировали его по запросу Узбекистана, несмотря на его просьбу о предоставлении убежища.

Судебные власти также сыграли роль  в ограничении свободы слова. В 2020 году вынесенные судами приговоры по искам против журналистов не выглядели справедливыми, так как защищали позиции отдельных государственных чиновников, происхождение имущества которых вызвало вопросы у общественности.

Власти по сути поощряли агрессию в отношении СМИ, оставляя без внимания заявления журналистов и блогеров об угрозах и препятствовании их работе. Но этим дело не ограничилось. Был принят ряд законодательных актов, которые существенно ограничили свободу слова и доступ к информации. Кроме того, насилие против профессиональных и гражданских журналистов со стороны правоохранительных органов, требовавших опровержения публикаций в онлайн-изданиях и социальных сетях, приобрело планомерный характер.

Эрнест Жанаев

Независимый исследователь в области прав человека 

Магистерская программа «Вопросы безопасности на Ближнем Востоке, Кавказе и Центральной Азии» в университете St Andrews

Автор доклада — Школа миротворчества и медиатехнологий в Центральной Азии.

1/ ГЛАВНЫЕ ВЫВОДЫ

В ходе исследования было выявлено и проанализировано 86 случаев атак/угроз в отношении профессиональных и гражданских работников СМИ и редакций традиционных и онлайн-изданий в Кыргызстане в 2020 году. Данные для исследования были собраны методом контент-анализа по открытым источникам на русском, кыргызском и английском языках. Список основных источников представлен в Приложении 12

  1. Основным методом давления на журналистов, блогеров и работников СМИ в Кыргызстане, как и в предыдущие годы, были атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов. 
  2. В 2020 году было зафиксировано рекордное количество вызовов журналистов на допросы – 15 (в 2019 году таких случаев было 6, в 2018 году – 4, в 2017 – один).  
  3. Больше всего атак пришлось на период после акций гражданского неповиновения 6 октября. 
  4. В 2020 году в Кыргызстане наблюдалось общее сужение пространства свободы слова на фоне законодательных инициатив, поощряющих цензуру, санкции за «манипулирование информацией», гонения на журналистов-расследователей и блогеров. 
  5. 25 июля 2020 года в разгар пандемии COVID-19 в тюрьме умер журналист и правозащитник Азимжан Аскаров, который более 10 лет находился в заключении. Государственная служба исполнения наказаний утверждала, что у приговоренного к пожизненному заключению  Аскарова нет проблем со здоровьем, и не предоставляла ему необходимую медицинскую помощь. В 2016-м Комитет ООН по правам человека признал Аскарова жертвой пыток, все судебные решения по его уголовному делу — неправосудными и рекомендовал отпустить его. Он был обвинен в разжигании межнациональной розни и убийстве милиционера во время этнического насилия на юге Кыргызстана в 2010 году.

2/ ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ И СМИ В КЫРГЫЗСТАНЕ

В ежегодном рейтинге  НКО «Репортеры без границ» за 2020 год Кыргызстан занял 82-е место. За год ситуация со свободой прессы в стране улучшилась незначительно: в 2019 году Кыргызстан занимал 83-ю строчку в рейтинге, а в 2018 году – 98-ю. 

Согласно рейтингу международной правозащитной организации Freedom House, впервые за последние 11 лет Кыргызстан переместился из списка «частично свободных стран» в «несвободные». «Статус Кыргызстана снизился, поскольку после глубоко ущербных парламентских выборов наблюдался разгул политического насилия и запугивания, который закончился тем, что власть захватил лидер националистов и осужденный преступник, освобожденный из тюрьмы своими сторонниками», – поясняется в отчете.

По состоянию на 1 сентября 2020 года в Кыргызстане активно работали 55 телекомпаний (из них 3 государственные), 26 радиостанций, 68 газет и 75 информагентств и онлайн-изданий. Такие данные приводились в СМИ накануне старта агитационной кампании перед парламентскими выборами. Других данных на момент публикации доклада нет. 

По закону 50% медиаконтента должно публиковаться на государственном (киргизском) языке, поэтому практически все СМИ в Кыргызстане мультиязычные. Большинство из них выпускается на двух или трех языках – киргизском, английском и русском.

Плюрализм присутствует в ряде СМИ, особенно на кыргызском языке, однако в последние годы наблюдается сужение пространства свободы слова из-за сильного информационного влияния российских пропагандистских каналов, большая часть которых вещает в бесплатных цифровых пакетах на территории Кыргызстана. 

2020 год в Кыргызстане ознаменовался большими политическими потрясениями. Неожиданно в стране произошла третья революция: 6 октября тысячи граждан, не согласных с результатами парламентских выборов, штурмом взяли ряд административных зданий в Бишкеке, включая Дом правительства.

Последовавшие за этим события – признание результатов выборов недействительными, отставка президента, внеочередные президентские выборы и инициативы по изменению Конституции – лишь ухудшили ситуацию с правами и свободами, что отразилось на СМИ и журналистах. На фоне рейдерских захватов собственности, которые сопровождают все революции в Кыргызстане, нападениям и захватам подверглись многие редакции СМИ. 

Тревогу вызвали инициативы новых властей. К примеру, в рамках Указа о СМИ было рекомендовано «пропагандировать ценности традиционного общества», что многие восприняли как введение цензуры.

Ситуацию усугубило принятие парламентом в 1-м чтении закона «О манипулировании информацией», который фактически устанавливает цензуру. Закон позволяет властям без судебной санкции требовать удаления с интернет-сайтов информации, которая, по мнению чиновников, является «недостоверной». Вводится понятие «уполномоченного органа», который будет выносить распоряжения об удалении «ложной» информации, однако не поясняется, кто, каким образом и по каким критериям будет выявлять такой контент. Принятие закона вызвало массовые протесты в Бишкеке. 29 июня состоялся многотысячный марш «ReАкция» в защиту свободы слова.

После громких журналистских расследований 2019 года продолжились разоблачения коррупции в органах власти. Эта работа встречала противодействие, нападки на СМИ и свободу выражения усилились. 

3/ ОБЩИЙ АНАЛИЗ АТАК

За 2020 год было зафиксировано 86 атак/угроз в отношении журналистов, блогеров, работников СМИ, редакций традиционных и онлайн-изданий, что на 83 процента больше, чем в 2019 году. Вдвое увеличилось число физических атак и атак с использованием юридических и/или экономических механизмов, несколько возросло и количество атак и угроз нефизического характера и/или в киберпространстве. 

Активизация атак была связана с политическими потрясениями и пандемией: 

  1. По меньшей мере 10 журналистов и медиаработников физически пострадали при освещении уличных протестов и разгоне демонстрантов в период с 5 по 10 октября 2020 года. В трех из десяти случаев корреспонденты были атакованы милицией и бойцами спецназа.
  2. Революционные события в стране отразились и на кибербезопасности журналистов: в частных беседах они сообщали о постоянном троллинге и онлайн-угрозах при освещении чувствительных общественно-политических тем. Многие репортеры, опасаясь прямых угроз, удаляли свои аккаунты в соцсетях и создавали новые, стараясь не афишировать это. 
  3. В первые дни после революции был осуществлен ряд попыток рейдерских захватов СМИ, которые сопровождались нападениями.
  4. В связи с пандемией COVID-19 были введены чрезвычайные режимы в ряде городов и регионов Кыргызстана, что обернулось непропорциональными ограничительными мерами в отношении СМИ и журналистов. 
  5. Были приняты новые законы, поощряющие цензуру, санкции за «манипулирование информацией» и продолжение гонений на журналистов–расследователей и блогеров.

4/ ДАВЛЕНИЕ НА ЖУРНАЛИСТОВ ПОД ПРЕДЛОГОМ ОГРАНИЧЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С ПАНДЕМИЕЙ COVID-19

Точное количество СМИ, которым было отказано в аккредитации при освещении темы коронавируса в период карантина, неизвестно. По экспертным оценкам, речь идет о 25-30 СМИ. 

В марте-апреле 2020 года власти заставили блогеров и журналистов извиняться за критику в адрес правительства в связи с пандемией COVID-19. Фондом было зафиксировано три атаки, связанных с принятием карантинных мер в период пандемии: 

  • 30 марта власти отказали СМИ Кыргызстана в аккредитации в период ЧП для освещения пандемии коронавируса. Комендант Бишкека Алмазбек Орозалиев объяснил это заботой о здоровье журналистов.
  • 11 июня корреспондент Kaktus.media Марат Уралиев вел съемки около ресторана «Кайнар» в Бишкеке, где собралось много высокопоставленных политиков и чиновников, в том числе депутаты парламента. Журналист намеревался поднять вопрос о нарушении карантинных правил – запрета массовых мероприятий. Во время съемок один из охранников напал на Уралиева и начал его душить. Журналисту удалось высвободиться из удушающего захвата и сообщить об инциденте в полицию. 
  • 13 августа Марат Уралиев был вызван на допрос в милицию Кара-Суйского района Ошской области. Причину ему не объяснили, однако в редакции уверены, что это связано с его профессиональной деятельностью. В июле журналист снимал репортаж о том, что в ресторане «Баястан», расположенном в Кара-Суйском районе, несмотря на запрет, проводили свадьбу в период пандемии.  В своем материале журналист показал, что гостями мероприятия были депутаты, сотрудники ГКНБ и другие высокопоставленные чиновники. Ранее, в июне, в отношении администрации кафе было возбуждено дело по статье «Нарушение санитарно-эпидемиологических правил». 

5/ ФИЗИЧЕСКИЕ АТАКИ И УГРОЗЫ ЖИЗНИ, СВОБОДЕ И ЗДОРОВЬЮ

Физические атаки и/или угрозы жизни, свободе и здоровью в отношении журналистов и медиаработников чаще всего совершались в момент выполнения ими профессиональных обязанностей. 

По сравнению с прошлым годом количество физических атак увеличилось более чем в два раза: с 7 инцидентов в 2019 году до 17 в 2020-м. 15 эпизодов относятся к категории «несмертельные атаки, избиения, ранения и пытки». Зафиксирован один случай покушения на убийство в период октябрьских протестов:   

  • 5 октября журналист «Настоящего времени» Айбол Кожомуратов опубликовал в своем Twitter-аккаунте видеозапись, на которой спецназовец стреляет в него во время съемки уличных беспорядков. По словам журналиста, на нем был светоотражающий жилет и силовик видел, что он снимает происходящее.   

Один журналист умер в заключении: 

  • 25 июля в колонии №19 в селе Жаны-Жер Чуйской области умер журналист и правозащитник Азимжан Аскаров, приговоренный к пожизненному заключению. У него были проблемы со здоровьем, однако в Государственной службе исполнения наказаний это отрицали. Аскаров был заключен в тюрьму в июне 2010  по обвинению в разжигании межнациональной розни и убийстве милиционера во время этнического насилия на юге Кыргызстана в 2010 году.

Больше половины (9 из 17) задокументированных атак пришлось на октябрь 2020 года. В большинстве случаев атаки данного типа также сопровождались повреждением/отъемом имущества, транспорта, оборудования, документов, журналистских материалов:  

  • 4 октября неизвестная женщина атаковала журналистку «Радио Азаттык» Айгерим Асылбекову, которая вела прямой эфир с избирательного участка во время парламентских выборов. Нападавшая повредила камеру и требовала прекратить съемку.
  • 5 октября журналист Vesti.kg Эльдос Казыбеков вел видеосъемку столкновений митингующих с силовиками в центре Бишкека. Один из сотрудников правоохранительных органов бросил в него камень.
  • 6 октября корреспонденты и операторы информационных агентств Reporter.kg, 24.kg и Kloop.kg подверглись нападению со стороны протестующих в центре Бишкека. Несколько агрессивно настроенных людей пытались отобрать видеокамеры у операторов Kloop.kg. У корреспондентов Reporter.kg отобрали смартфоны, на которые журналисты вели съемку. 
  • 6 октября региональный корреспондент «Радио Азаттык» Дастан Умотбай уулу подвергся нападению агрессивно настроенной толпы, когда освещал митинг в городе Оше.
  • 7 октября журналистка kaktus.media Танзиля Мингалиева вела прямую трансляцию с митинга сторонников Садыра Жапарова, который на волне беспорядков пришел к власти и победил на досрочных президентских выборах в январе 2021 года. В этот момент несколько пьяных людей окружили журналистку, напали на нее и отобрали смартфон. Отбиться от нападавших Мингалиевой помогли проходившие мимо дружинники. Журналистке вернули телефон.
  • 10 октября фоторепортер-фрилансер Игорь Коваленко направлялся для съемок в село Кой-Таш, где расположена резиденция бывшего президента КР Алмазбека Атамбаева. Когда Коваленко приблизился к блокпосту, трое военнослужащих преградили ему путь, выхватывали из его рук камеру, заявляя, что съемки запрещены. Журналисту удалось удержать камеру и прорваться через блокпост.

В отчетный период были зафиксированы и другие нападения на медиаработников, связанные с их профессиональной деятельностью: 

  • 9 января возле своего офиса в Бишкеке был избит главный редактор Factсheck.kg Болот Темиров. Трое неизвестных мужчин спортивного телосложения напали на него, повалили, несколько минут избивали и отобрали телефон. Factсheck.kg известен своими расследованиями на острые темы.
  • 8 марта журналист телеканала «Апрель» Канат Каниметов был избит в Бишкеке пятью милиционерами – удары наносились по голове и почкамКаниметов вел прямой эфир с марша феминисток против насилия и за права женщин. На акции завязалась потасовка, когда участников марша атаковали участники праворадикальной группировки. 
  • 8 марта журналистка Kloop.kg Айзирек Иманалиева во время марша феминисток подверглась нападению со стороны праворадикальной группировки. Один из националистов выхватил у нее смартфон и разбил его.

6/ АТАКИ И УГРОЗЫ НЕФИЗИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА И/ИЛИ В КИБЕРПРОСТРАНСТВЕ

Самыми распространенными методами давления в данной категории являются повреждение/отъем имущества, транспорта, оборудования, документов, журналистских материалов, тиража печатных СМИ (8) и травля, запугивание, давление, угрозы насилием и смертью, в том числе в киберпространстве (8).

В данной категории превалировали угрозы журналистам и блогерам от неизвестных (19 из 25 инцидентов) – в интернете, по телефону или на улице. Все угрозы были связаны с журналистской деятельностью, а основной целью нападавших было заставить работников СМИ замолчать. 

Во время октябрьских событий троллинг журналистов был настолько интенсивным, что многие из них просто удаляли свои аккаунты в соцсетях и заводили новые. Как пояснила одна из журналисток на семинаре по противодействию стереотипам, дискриминации и угрозам в онлайн-среде, организованном «Школой миротворчества и медиатехнологий в ЦА», в некоторых случаях «легче было удалить свой аккаунт в соцсетях и начать новую онлайн-жизнь, чем разбираться и жаловаться, так как все равно правды не добьешься».

  • 3 марта неизвестные проникли в редакцию онлайн-издания «ПолитКлиника» и забрали жесткий диск и блокноты журналистов. До этого репортеры издания проводили расследования, посвященные имуществу тогдашнего мэра Бишкека Албека Ибраимова, обвиненного вместе с экс-президентом Атамбаевым в должностных преступлениях. 
  • В период с 10 по 12 мая от имени телеканала «Апрель» тролли призывали к протестам. Призывы выйти на митинги распространялись в социальных сетях якобы от лица журналистов оппозиционного телеканала, который принадлежит бывшему президенту Кыргызстана Алмазбеку Атамбаеву. Руководство телеканала назвало провокационные призывы «нелепым и возмутительным фейком», а медиаэксперты расценили это как намеренную атаку с целью дискредитации журналистов «Апреля». 
  • 7 июня неизвестные кинули бутылку с зажигательной смесью в офис независимого «3 канала» в городе Таласе. Во время пожара сгорела вся техника, которая обеспечивала выход в эфир. Руководитель СМИ Жаннат Токтосунова заявила, что поджог был «намеренным и спланированным с целью запугать журналистов». 
  • 6 октября группа людей во главе с бывшим журналистом государственного телевидения КР ворвалась в офис независимого Пятого канала. Предводитель группы требовал предоставить ему эфирное время и заявил, что намерен стать новым генеральным директором. 
  • 7 октября Эркин Рыскулбеков, ведущий Общественного телеканала (КТРК), сообщил о поступающих в его адрес угрозах расправы после участия в передаче «Эксперттер талдайт» («Эксперты анализируют») на  «Радио Азаттык».
  • 9 октября независимой журналистке Алене Хоменко угрожали в Facebook, после того как она высказала в соцсетях свое мнение о нелегитимности тогдашнего и.о. президента КР Садыра Жапарова. 15 ненавистнических комментариев в ее адрес содержали ксенофобные высказывания по этническому признаку, призывы покинуть Кыргызстан, а также угрозы и оскорбления по признаку пола. Хоменко сообщила эксперту Фонда «Справедливость для журналистов», что с ее страницы в Facebook стали «исчезать» публикации, в которых она критиковала власти.

Лишь две атаки нефизического характера исходили от представителей власти:

  • 2 июня Государственный комитет национальной безопасности обвинил журналистов-расследователей «Радио Азаттык» в подкупе. Заместитель начальника следственного управления ГКНБ КыргызстанаСагынбек Самидин уулу, выступая на заседании парламентской комиссии, заявил, что журналистам якобы было передано 100 тысяч долларов.  Президент корпорации «Радио Свободная Европа/Радио Свобода» Джейми Флай назвал это заявление «очернением журналистов».
  • 14 августа журналисту 24.kg Руслану Харизову позвонил сотрудник Свердловского районного отдела внутренних дел Бишкека и попросил прийти в милицию. Журналист отказался являться к следователю без повестки: звонивший не пояснил, по какому делу или в связи с какой публикацией был вызван Харизов.

7/ АТАКИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЮРИДИЧЕСКИХ И/ИЛИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ

Основными методами давления в данной категории были допросы и опросы (15) и судебные процессы (9). Следует отметить, что в сравнении с 2019 годом количество атак и угроз с использованием юридических и/или экономических механизмов увеличилось более чем в два раза. 

  • 15 января главный редактор газеты «Азия Ньюс» Асланбек Сартбаев был вызван на допрос в Военную прокуратуру по делу бывшего замглавы МВД Курсана Асанова, обвиненного в злоупотреблении служебными полномочиями. На тот момент Асанов находился под домашним арестом по делу о штурме резиденции бывшего президента Алмазбека Атамбаева в августе 2019 года. Большинство журналистов, освещавших это событие, после штурма вызывали на допросы в правоохранительные органы и ГКНБ. 
  • 12 февраля журналистка телеканал «Ынтымак» Мимоза Жаныбек кызы, ссылаясь на свои источники, написала в Facebook о сборе паспортов у местных студентов для участия в выборах.  6 марта журналистка была вызвана на допрос по телефону без официальной повестки. По ее словам, следователь на допросе просил ее раскрыть источник информации.
  • 15 июля блогерка Назгуль Алымкулова, автор сатирического проекта Stand Up, была вызвана на допрос в Государственный комитет национальной безопасности. Ранее она выложила в социальную сеть видео, в которое с помощью специального приложения подставила лицо президента Кыргызстана. Блогерка написала: «Какая быстрая реакция у рэпера на видео… лучше б [президент] на ситуацию в стране так реагировал». После публикации поста страницу Stand Up пытались взломать. 
  • 29 июля блогер Адыл Акжол уулу был вызван на допрос за опубликованный на YouTube видеорепортаж с похорон таксиста, чье обгоревшее тело нашли в Узгенском районе Ошской области. Блогера вызвали на беседу в ошское управление ГКНБ без повестки – следователь позвонил ему и попросил прийти «как можно скорее». Сотрудник ГКНБ потребовал удалить видеозапись прямого эфира с похорон, поскольку она якобы может «разжечь межнациональную вражду».
  • 25 ноября журналист Kloop.kg Аскарбек Мырзабеков был вызван на допрос в ОВД Чаткальского района Джалал-Абадской области в связи с видеосъемкой собрания депутатов айыльного кенеша (представительного органа местного самоуправления) с участием экоактивистов и представителей золотодобывающих компаний. По словам Мырзабекова, на допросе следователь требовал показать видео, снятое на собрании, читал личную переписку журналиста в мессенджере WhatsApp и заставил его удалить видео, загруженное на youtube-канал.

Судебные процессы – еще один распространенный метод давления на журналистов: 

  • 22 января Министерство здравоохранения Кыргызстана подало судебный иск к газете «Ачык Саясат Плюс». Издание обвинили в нанесении вреда репутации чиновницы министерства. Поводом стала расследовательская публикация о завышенных ценах на лекарства и контрабандных медицинских препаратах.  Первомайский районный суд Бишкека частично удовлетворил этот иск и обязал газету выплатить компенсацию морального ущерба в размере 50 тысяч кыргызских сомов (800 долларов США), а также опубликовать опровержение.
  • 17 июня Бишкекский городской суд обязал газету «Азия Ньюс» выплатить 50 000 кыргызских сомов (около 700 долларов США) по иску о защите чести и достоинства бывшего вице-премьера Жениша Раззакова. В марте 2019 года, после вооруженных столкновений на кыргызско-таджикской границе, журналисты газеты опубликовали статью о сотрудничестве Раззакова со спецслужбами Таджикистана. 
  • 23 июня Первомайский районный суд Бишкека постановил конфисковать имущество телеканала «Апрель» наряду с другой собственностью бывшего президента КР Алмазбека Атамбаева, приговоренного к 11 годам лишения свободы. Cейчас телеканал «Апрель» работает в формате интернет-вещания. 
  • 23 сентября Верховный суд Кыргызстана обязал газету «Азия Ньюс» выплатить министру внутренних дел Кашкару Джунушалиеву компенсацию в размере 300 тысяч кыргызских сомов (около 2400 долларов США). Министр в 2019 году подал к изданию иск о защите чести и достоинства из-за опубликованной информации и коллажа. Министр требовал с журналистов 5 миллионов кыргызскихсомов (около 40 тысяч долларов). Суды всех инстанций поддержали претензии Джунушалиева, но сумма иска была снижена.

Четверо журналистов были арестованы: 

  • 20 января редактор газеты «Чындык» Турсунбек Бейшенбеков был задержан после повторного допроса в Военной прокуратуре. На следующий день Бейшенбекова перевели под домашний арест на два месяца. Как сообщали СМИ со ссылкой на юристов, задержанного журналиста подозревают в соучастии в злоупотреблении должностным положением (статья 320 УК КР), а также в заведомо ложном сообщении о совершении преступления (статья 344 УК КР). Дело связывают с тем, что газета критиковала вице-премьера Жениша Разакова. К этим публикациям может быть причастен бывший замминистра внутренних дел Курсан Асанов. 
  • 19 февраля согласно решению Октябрьского районного суда Бишкека блогера Элмира Сыдыманова (Sydyman) поместили в следственный изолятор на два месяца. Ранее Сыдыманов опубликовал на своей странице в Instagram видео, в котором заявил, что южные регионы Кыргызстана – Ош, Баткен и Джалал-Абад – неразвиты. Его задержали по подозрению в разжигании межрегиональной розни (статья 313 Уголовного кодекса КР). Однако эксперты не нашли в его высказываниях признаков разжигания розни. 28 февраля блогера перевели из СИЗО-1 под домашний арест. 
  • 31 июля в Караколе Иссык-Кульской области журналист газеты «Ачык саясат» Асылбек Бектенов был задержан на 48 часов и помещен в изолятор временного содержания. Областное управление внутренних дел сообщило, что журналист подозревается в вымогательстве. Однако главный редактор газеты заявила радио «Азаттык», что Бектенов «задержан из-за того, что в своих материалах указывал на недостатки властей в Иссык-Кульской области».   
  • 10 августа независимый журналист из Узбекистана Бобомурод Абдуллаев, находившийся с визитом в Кыргызстане, был заключен под стражу в СИЗО ГКНБ до 8 сентября 2020 года. Такое решение вынес Первомайский районный суд Бишкека, после того как Абдуллаев был задержан вечером 9 августа сотрудниками Государственного комитета национальной безопасности в одном из кафе столицы Кыргызстана по запросу спецслужб Узбекистана. Спустя месяц журналиста выдали в Узбекистан, несмотря на протесты международных правозащитных организаций. 

Против одного журналиста было открыто досудебное производство по статье о возбуждении вражды: 

  • 15 февраля правоохранительные органы Кыргызстана начали досудебное производство в отношении блогера Тимура Болчарова по статье 313 Уголовного кодекса КР – «возбуждение расовой, этнической, национальной, религиозной или межрегиональной вражды (розни)». Как сообщили СМИ, блогера преследуют за пост в социальных сетях, где он обсуждал массовые беспорядки и межэтнические погромы в Кордайском районе Казахстана, расположенном в 20 км от границы с Кыргызстаном. 

МОЛДОВА

Независимое экспертное мнение о Докладе по атакам на медиаработников в Молдове

В 2020 году средства массовой информации и журналисты не были должным образом защищены действующим законодательством. Несмотря на то что в Молдове больше не ликвидируют средства массовой информации и не захватывают тиражи печатных СМИ, незаконные санкции и запугивание журналистов остаются рутинным явлением.  

Журналистов штрафовали по обвинениям в клевете, против них возбуждали дела по искам высокопоставленных должностных лиц. Медиаработники жаловались на физические нападения и запугивания в устной форме.  Отношение представителей власти, включая лидеров государства, к независимым СМИ поощряет применение насилия.     

Пандемия и хроническая политическая нестабильность 2020 года резко обострили проблемы в медиасекторе. После объявления конституционного чрезвычайного положения Комиссия по чрезвычайным ситуациям Республики Молдовы была наделена широчайшими полномочиями, что поставило под угрозу право на доступ к информации. Кроме того, упорный отказ должностных лиц предоставлять полную и оперативную информацию превратил правительство в закрытую и непрозрачную структуру. 18 марта Комиссия по чрезвычайным ситуациям увеличила сроки ответов правительственных учреждений на информационные запросы с 15 до 45 дней. Спустя несколько дней Служба безопасности и разведки заблокировала доступ более чем к 50 сайтам за «распространение недостоверной информации, фейков о коронавирусе и мерах по защите и профилактике». 24 марта Совет по телерадиовещанию приказал компаниям-вещателям в репортажах о пандемии излагать только официальную позицию правительства и запретил журналистам выражать мнения по данной теме. Эти действия вызвали резкую критику со стороны СМИ, гражданского общества и омбудсмена страны. 

Пандемия коронавируса, безусловно, отразилась и на личной безопасности журналистов. Однако в отсутствие достоверных статистических данных невозможно оценить последствия для здоровья медиаработников. Представители СМИ, работающие на передовой, смогли получить прививку от коронавируса только после того, как «Кризисная группа журналистов» настоятельно призвала Министерство здравоохранения включить таких репортеров в список людей, имеющих право на вакцинацию в приоритетном порядке.

Профильные НКО зафиксировали многочисленные инциденты, свидетельствующие о том, что представители независимых СМИ не были в достаточной мере защищены с точки зрения кибер-, экономической, юридической и физической безопасности. Журналисты Молдовы освещают острые темы на свой страх и риск, понимая, что государство, вопреки своим обязательствам, защищать их не будет: случаи причинения вреда журналистам по-прежнему игнорируются правоохранительными органами. Случаи запугивания журналистов объединенными миротворческими силами в Приднестровском регионе свидетельствуют о том, что Республика Молдова не в состоянии обеспечить защиту прав граждан, гарантированных национальным законодательством и обязательствами на международном уровне. 

В 2020 году национальные НКО в области СМИ (включая наблюдательные группы, профессиональные ассоциации и правозащитников) поддержали журналистов, публично выразив обеспокоенность опасными прецедентами и попросив власти вмешаться. К сожалению, в большинстве случаев эти призывы были проигнорированы. 

Кристина Дурнеа  
Юрисконсульт, Центр независимой журналистики (Кишинев)

Автор доклада — Ассоциация независимой прессы (API)

1/ ГЛАВНЫЕ ВЫВОДЫ

В ходе исследования было выявлено и проанализировано 68 случаев атак/угроз в отношении профессиональных и гражданских работников СМИ и редакций традиционных и онлайн-изданий в Молдове в 2020 году. Данные были собраны методом контент-анализа по открытым источникам на русском, румынском и английском языках. Список основных источников представлен в Приложении 13

  1. В 2020 году наиболее частыми формами запугивания и преследования работников СМИ в Молдовебыли атаки и угрозы нефизического характера и/или в киберпространстве, а именно: дискредитация, распространение клеветы в отношении СМИ или сотрудников СМИ и незаконное воспрепятствование журналистской деятельности/лишение доступа к информации. 
  2. Главным источником нефизических атак/угроз в отношении работников СМИ были представители властей, в том числе политики, депутаты парламента, президент Республики Молдова Игорь Додон (до 15 ноября 2020 года), другие лица, занимающие публичные должности на центральном и местном/региональном уровнях.  
  3. Из пяти зафиксированных в 2020 году физических атак на журналистов четыре были осуществлены сотрудниками Государственной службы охраны и защиты, полицейскими и российскими военными, дислоцированными в Приднестровье. 
  4. Обвинение в клевете, оскорблении и ущербе репутации является самым распространенной разновидностью юридических атак на журналистов и работников СМИ в Молдове. В 2020 году было зафиксировано шесть кейсов этой подкатегории. 
  5. Больше всего атак на журналистов было зафиксировано во время протестов и важных политических событий, например: 2 марта – протест ветеранов приднестровского конфликта; 20 июля – рассмотрение парламентом вотума недоверия правительству; 12 августа – акция протеста работников частных детских садов; 9 сентября – регистрация Игоря Додона кандидатом в президенты; 15 ноября – второй тур президентских выборов; 16 декабря – протест фермеров.  

 Следует отметить, что некоторые атаки и угрозы не становятся достоянием гласности и не находят отражения в СМИ, так как многие журналисты считают, что атаки в виртуальном пространстве и нефизические угрозы являются неизбежной частью их повседневной профессиональной деятельности, и поэтому не сообщают о них. 

2/ ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ И СМИ В МОЛДОВЕ

В 2020 году Республика Молдова оставалась на 91-м месте из 180 стран в ежегодном рейтинге свободы прессы «Репортеров без границ».

По данным Координационного совета по телевидению и радио, государственного регулятора в области телерадиовещания, в 2019 году в стране насчитывалось 60 телеканалов и 55 радиостанций.

По данным Национального бюро статистики, в 2018 году в Молдове издавалось 126 газет с общим годовым тиражом 40 миллионов экземпляров и 205 журналов и других периодических изданий с общим годовым тиражом 1,5 миллиона экземпляров. В условиях пандемии COVID-19 тиражи печатных СМИ значительно снизились, а некоторые газеты и журналы перестали издаваться. 

Согласно Барометру общественного мнения – опросу, проведенному Институтом публичных политик Молдовы в октябре 2020 года, – основным источником информации для граждан является телевидение: 71% опрошенных смотрят телевизор ежедневно. На втором месте – интернет, которым ежедневно пользуется 66,2% населения, на третьем месте – радио, которое ежедневно слушают 34%, а пресса и книги остаются выбором меньшинства. Телевидение также является источником информации, вызывающим наибольшее доверие среди населения, – так ответили 22,8% опрошенных (это на 8 процентных пункта меньше, чем в июне 2020 года). Второе место по уровню доверия занимает интернет с 20,8%, далее следуют семья (9,9%), радио (3,8%), друзья и соседи (3,2%). 

После парламентских выборов 2019 года Демократическая партия Молдовы была отстранена от власти, бежал из страны ее председатель – связанный с криминальными схемами олигарх Владимир Плахотнюк, а его медиахолдинг General Media Group (GMG), крупнейший в стране, утратил свое влияние. В течение 2020 года пророссийский президент Молдовы Игорь Додон и правящая Партия социалистов подчинили себе основные государственные учреждения, в том числе Координационный совет по телевидению и радио, а аффилированная с этой партией медийная группа, куда входят как минимум четыре телеканала (Primul in Moldova, NTV Moldova, TNT Exclusiv TV, Accent TV), газеты «Аргументы и факты Молдова», «КП в Молдове» и более десяти сайтов, значительно расширилась и укрепилась. Таким образом, ситуация на медиарынке страны изменилась несущественно: значительная часть медийных активов остается в прямой или косвенной собственности политиков, а их редакционная политика зависит от политических и деловых интересов владельцев.

Национальные медиаэксперты в 2020 году обращали внимание на нежелание правящей Партии социалистовстимулировать развитие независимых СМИ. Согласно Индексу состояния СМИ в Республике Молдова в 2020 году, опубликованному Центром независимой журналистики, правительство, с одной стороны, не стремится совершенствовать законодательство о СМИ, а с другой  – ненадлежащим образом исполняет действующие законы в этой сфере. В то же время в 2020 году обострилась проблема с доступом к общественно значимой информации, особенно после решения Высшей судебной палаты, принятого в июне, согласно которому Закон о доступе к информации является «устаревшим» и «неприменимым» после вступления в силу новой редакции Административного кодекса. После многочисленных обращений и заявлений представителей неправительных организаций, СМИ и адвокатов Высшая судебная палата отменила свое решение.

В ноябре 2020 года состоялись президентские выборы, и новым президентом страны стала Майя Санду, лидер проевропейской партии «Действие и солидарность». У Санду нет собственных или партийных медиаресурсов.

3/ ОБЩИЙ АНАЛИЗ АТАК

Ниже представлены обобщенные данные по трем главным типам атак/угроз в отношении работников СМИ в Молдове в 2020 году: физические атаки и угрозы жизни, свободе и здоровью; атаки и угрозы нефизического характера и/или в киберпространстве; атаки с использованием юридических и/или экономических механизмов. 

В течение 2020 года было зафиксировано 68 случаев атак/угроз, большая часть которых (49) представляет собой атаки и угрозы нефизического характера и/или в киберпространстве, включая кампании по дискредитации, незаконное воспрепятствование журналистской деятельности/лишение доступа к информации, травлю, запугивание, давление, угрозы насилием, нападки в социальных сетях.

В трех из пяти случаев физических нападений на работников СМИ речь идет о физических атаках и угрозах жизни, свободе и здоровью журналистов, которые освещали акции протеста. 

В 2020 году в 82% случаев источниками атак/угроз в отношении сотрудников СМИ продолжают оставаться представители власти. В их числе: государственные чиновники, депутаты парламента, другие лица, занимающие публичные должности на центральном и местном/региональном уровнях, сотрудники служб государственной охраны, которые распространяли клевету о журналистах/редакциях или препятствовали журналистам в выполнении их профессиональных обязанностей, в некоторых случаях прибегая к насилию. В 11% случаев журналисты и другие сотрудники СМИ стали жертвами атак и угроз со стороны частных лиц или компаний, а в 7% случаев не удалось установить, от кого исходила угроза. 

В 2020 году атакам/угрозам подверглись сотрудники или редакции 22 медийных учреждений, а также неправительственные организации в области СМИ. Больше всего атак было зафиксировано против телеканала TV8 (13 случаев), газеты «Ziarul de Gardă» (11 случаев), телеканала PRO TV Chișinău (8 случаев) и регионального портала Nordnews.md (5 случаев). 

4/ ФИЗИЧЕСКИЕ АТАКИ И УГРОЗЫ ЖИЗНИ, СВОБОДЕ И ЗДОРОВЬЮ

Количество физических нападений на работников СМИ снизилось с 16 случаев в 2019 году (большинство из них зафиксировано во время политического противостояния в стране в мае-июне) до 5 случаев в 2020 году. 

  • 2 марта 2020 года во время протеста ветеранов приднестровского конфликта один из протестующих потребовал не говорить по-русски и попытался отобрать телефон у корреспондента портала Newsmaker.md Николая Пахольницкого, который вел прямую трансляцию с места протеста.
  • 2 июля 2020 года сотрудники Государственной службы охраны и защиты применили силу к журналистке телеканала TV8 Михаеле Дикусар, которая пыталась задать вопросы президенту Игорю Додону, председателю парламента Зинаиде Гречаный и премьер-министру Иону Кику после церемонии возложения цветов к памятнику господарю Штефану Великому в день годовщины его смерти.
  • 21 июля 2020 года журналистка телеканала TV8 Виорика Тэтару подверглась нападению со стороны российских военных из контингента миротворческих сил в Приднестровском регионе. Ей запретили фотографировать и снимать, ударили по руке, она выронила телефон, затем один солдат попытался стереть из него все изображения.
  • 16 декабря 2020 года, во время акции протеста фермеров перед зданием парламента, сотрудники правоохранительных органов в масках применили слезоточивый газ против журналистки телеканала Jurnal TV Юлии Сариван, которая освещала протест.
  • На той же акции протеста был применен слезоточивый газ против оператора телеканала PRO TV Chișinău Серджиу Бырлэдяну.   

5/ АТАКИ И УГРОЗЫ НЕФИЗИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА И/ИЛИ В КИБЕРПРОСТРАНСТВЕ

Атаки и угрозы нефизического характера и/или в киберпространстве остаются самой распространенной формой давления на журналистов в Молдове – в 2020 году 73% атак и угроз имели нефизический характер (этот показатель за год немного увеличился). По сравнению с 2019 годом резко возросло количество атак двух типов – дискредитация, распространение клеветы в отношении работника СМИ/СМИ и незаконное воспрепятствование журналистской деятельности/ лишение доступа к информации. В 38 из 49 случаев источником атаки были представители власти, в основном чиновники. 

Чаще всего попытки дискредитации предпринимались в отношении телеканала TV8 (4 случая), газеты «Ziarul de Gardă» и телеканала PRO TV Chișinău (по 3 случая). Характерными являются следующие примеры:

  • Выступая на пленарном заседании парламента, депутат от правящей Партии социалистов Влад Батрынча обвинил журналистов в том, что они получают тысячи евро в конвертах без уплаты налогов с зарплат. Депутат подчеркнул, что во время пандемии западные партнеры направляет финансовую поддержку молдавским СМИ, а не государству.
  • Бывший вице-премьер Юрие Рошка обвинил портал Mold-street.com в публикации заказных материалов для его дискредитации.
  • В контексте пандемии COVID-19 некоторые священнослужители обвинили журналистов газет «Ziarul de Gardă» и «Gazeta de Chișinău» в том, что они лгут о коронавирусе.
  • Посольство России в Молдове обвинило телеканал TVR-Moldova в фальсификации истории после выхода в эфир репортажа о событиях 1940-1941 годов в Бессарабии.
  • 8 атак было зафиксировано 21 октября, когда в разгар кампании по выборам президента депутат от правящей партии Богдан Цырдя издал книгу, в которой обвинил ряд независимых СМИ в том, что они являются «наемниками» и «иностранными агентами» и продвигают кандидата в президенты Майю Санду. Среди упомянутых СМИ и НПО были телеканалы TV8, PRO TV Chisinau, Jurnal TV, журналистка газеты «Ziarul de Gardă» Алина Раду, API (Ассоциация независимой прессы), Центр независимой журналистки, Центр журналистских расследований и RISE Moldova. 

Большинство случаев незаконного воспрепятствования журналистской деятельности и лишения доступа к информации было зафиксировано во второй половине 2020 года, во время предвыборной кампании. Региональный портал Nordnews.md и телеканал TV8 чаще всех сообщали о таких атаках в свой адрес. Примечательно, что в 9 из 15 зафиксированных случаев журналистов не пускали на встречи тогдашних президента Игоря Додона или премьер-министра Иона Кику. 

В частности, 20 июля во время голосования в парламенте по вопросу о доверии правительству Государственная служба охраны и защиты закрыла журналистам доступ в зал пленарных заседаний, а 9 сентября, в день регистрации Игоря Додона кандидатом в президенты, эта же служба удерживала журналистов в зале Центральной избирательной комиссии и не давала им задать вопросы Додону.

Также в апреле был зафиксирован один случай незаконной слежки по указанию властей: после критических высказываний журналистки Натальи Морарь на телеканале ТV8 в адрес правящей партии ряд сайтов и телеграм-каналов опубликовал снимки ее частной встречи с группой политактивистов. 

В 2020 году было зафиксировано несколько DDoS-атак и хакерских атак. В частности, кибератакам подверглись общественное телевидение Moldova 1, радиостанция Radio Orhei и информационное агентство Moldpres.

Также было зафиксировано два случая, связанных с коронавирусом: 

  • 29 апреля, после публикации в газете «Ziarul de Garda» критического материала о бывшем вице-премьере Юрие Рошка, продвигающем конспирологические теории в связи с COVID-19, он обрушился с оскорблениями на журналистку газеты Диану Гацкан через свою страницу в Facebook.  
  • 30 июля съемочной группе NordNews запретили вход на территорию завода по производству масла, где находился с визитом премьер-министр Ион Кику. Причина – соблюдение ограничений во время пандемии COVID-19. При этом съемочную группу телеканала, аффилированного с Игорем Додоном, на завод пустили.

6/ АТАКИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЮРИДИЧЕСКИХ И/ИЛИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ 

В 2020 году было зафиксировано 14 атак с использованием юридических и/или экономических механизмов, что составляет 19% от общего числа атак и угроз.

Они затронули шесть редакций, сотрудников двух газет – «Ziarul de  Gardă» (6 случаев) и «Знамя» (2 случая),  двух телеканалов – PRO TV Chișinău (2 случая) и ТV8 (2 случая), двух новостных порталов – Deschide.md и Ziarulnational.md.

  • В марте 2020 года президент Игорь Додон подал в суд на газету «Ziarul de  Gardă» после публикации журналистского расследования на тему дорогостоящих зарубежных отпусков Додона и его семьи. 
  • В мае 2020 года депутат Евгений Никифорчук подал в суд на портал Deschide.md, после того как журналисты портала сняли на видео его встречу в гостинице с другими политиками и бизнесменами.
  • В июле 2020 года сотрудника газеты «Ziarul de  Gardă» вызвали на допрос в качестве свидетеля: следователь требовал раскрыть источник информации в связи с публикацией журналистского расследования.
  • В сентябре 2020 года правящая Партия социалистов подала в суд на телеканал PRO TV Chișinău и журналистку Лорену Богза, которые якобы оклеветали партию в одной из передач.
  • 15 ноября 2020 года, в день второго тура президентских выборов, журналист телеканала TV8 Кэтэлин Горя был задержан милицией Приднестровского региона. Через некоторое время журналиста освободили. У него также конфисковали документы. 
  • В декабре 2020 года заместитель главного редактора газеты «Ziarul de  Gardă» Виктор Мошняг был вызван на допрос в качестве свидетеля. Следователь прокуратуры по борьбе с организованной преступностью и по особым делам потребовал сообщить, кто предоставил редакции документы, опубликованные в журналистском расследовании.

УКРАИНА

Независимое экспертное мнение о Докладе по атакам на медиаработников в Украине

Ситуация на украинском медийном пространстве выглядит далеко не идеальной, но в целом вполне удовлетворительной. 

Ее отличительной – притом позитивной – особенностью является то, что государственные СМИ весьма немногочисленны и не занимают, да и в прошлом не занимали (даже в годы пребывания у власти пророссийского президента Виктора Януковича) доминирующего положения на медийном рынке. 

Государственная Украинская телерадиокомпания (УТРК), имея почти 100-процентное покрытие, никогда не могла похвастаться ни высоким рейтингом, ни существенной долей аудитории. Основная причина этого в том, что у государства не было ни желания, ни финансовых возможностей вкладывать большие средства в ее работу и развитие. В 2017 году УТРК была преобразована в Национальную общественную телерадиокомпанию Украины (НОТУ). По замыслу эта компания должна была стать аналогом независимого общественного-правового вещателя типа Би-би-си или «Дойче Велле». Однако процесс реформирования УТРК не принес пока желаемых результатов в связи с отсутствием необходимого финансирования, а также из-за проблемы с подбором руководящих кадров. Наблюдательный совет НОТУ, в компетенцию которого входит решение всех ключевых кадровых вопросов формируется из представителей депутатских фракций украинского парламента и ряда общественных организаций, которые находятся в состоянии политической и идеологической конкуренции между собой.

Наиболее популярные телеканалы с общенациональным охватом принадлежат различным финансово-промышленным группам, имеют разнонаправленные политические и деловые интересы и остро конкурируют между собой. Благодаря этому общая картина на телевизионном рынке Украины напоминает ситуацию 90-х годов в России с полифонией мнений, оценок и интерпретаций событий, а также острой конкуренцией за зрителей. В результате каналы предъявляют аудитории продукт достаточно высокого качества, в том числе и с точки зрения соблюдения общепризнанных журналистских стандартов. 

Значительное большинство политически активных украинских граждан поддержали решение властей о закрытии трех нишевых телеканалов 112, NewsOne и Zik, принадлежавших пророссийскому бизнесмену и политику Виктору Медведчуку, который много лет уже воспринимается значительной частью украинского общества как откровенный агент влияния России. 

В силу определенного конфликта интересов автор этих строк (работающий на одном из телеканалов-конкурентов, а также имеющий многолетнюю историю неприязненных личных отношений с Виктором Медведчуком) не считает себя вправе давать развернутую оценку этим событиям. Ограничусь лишь констатацией того факта, что перечисленные каналы, вне всякого сомнения, существовали за счет источников финансирования, находящихся в соседней России – стране, ведущей многолетнюю необъявленную войну против Украины, а также занимались грубой пророссийской пропагандой, что в условиях фактического военного времени едва ли является допустимым.

Печатных СМИ, сохраняющих какое-либо заметное влияние, в Украине уже не существует, и почти все они перешли на производство исключительно электронных версий. Десяток-полтора весьма популярных, влиятельных и качественных, с точки зрения стандартов журналистики, общественно-политических изданий обеспечивают плюрализм мнений и весьма живую дискуссию по самым разным проблемам внешней и внутренней политики страны.

Помимо телеканалов и печатных изданий, в украинском сегменте интернета и ведущих международных соцсетей (Фейсбук, Твиттер и другие) пользователи имеют массу возможностей доступа к альтернативным точкам зрения, в том числе и пророссийским, на события в стране и мире. В Украине существует множество популярных блогеров, представляющих весь спектр оппозиционных мнений. Отрадно отметить, что не зафиксировано никакого существенного давления и тем более целенаправленного преследования этих лиц со стороны украинских властей, особенно с использованием правоохранительных органов и спецслужб, что стало нормой жизни в соседней России.      

Евгений Киселев

Телеведущий, информационный канал «Украина 24»

Автор доклада — Национальный союз журналистов Украины (НСЖУ)

1/ ГЛАВНЫЕ ВЫВОДЫ

В ходе исследования было выявлено и проанализировано 422 случая атак/угроз в отношении профессиональных и гражданских работников СМИ и редакций традиционных и онлайн-изданий в Украине в 2020 году. Данные для исследования были собраны методом контент-анализа по открытым источникам на украинском, русском и английском языках. Список основных источников представлен в Приложении 14. Использованы также данные экспертного опроса более 50 пострадавших работников СМИ, проведенного в рамках проекта Национального союза журналистов Украины «Индекс физической безопасности».

  1. Украина входит в число стран, где широко распространены физические атаки на работников СМИ. В 2020 году было зафиксировано 74 инцидента, что на 18% превышает показатель 2019 года (63 инцидента). 
  2. В 55% случаев атаки на журналистов, блогеров и работников СМИ были совершены представителями власти, 28% атак исходило не от представителей власти и 17% – от неизвестных.  
  3. Наиболее распространенным методом давления на работников СМИ по-прежнему остаются атаки нефизического характера, прежде всего незаконное воспрепятствование журналистской деятельности и лишение доступа к информации. 
  4. Популярными способами запугивания или мести журналистам остаются поджог или повреждение их жилья и автомашин.
  5. В период пандемии коронавируса в Украине был зафиксирован 51 случай атак/ограничений в рамках карантинных мер. 

Далеко не вся информация об угрозах и атаках различного типа попадает в СМИ или социальные сети. Угрозы нефизического характера и несмертельные атаки происходят настолько часто, что воспринимаются большинством работающих в Украине журналистов как неизбежная часть их повседневной профессиональной деятельности. Они не предаются широкой огласке и не становятся поводом для обращения за защитой в правоохранительные органы. 

2/ ВЛАДЕЛЬЦЫ КРУПНЕЙШИХ УКРАИНСКИХ СМИ 

В ежегодном индексе свободы прессы «Репортеров без границ» за 2020 год Украина заняла 96-е место, поднявшись за год на шесть позиций.  

Согласно рейтингу международной правозащитной организации Freedom House, в Украине «частично свободный» интернет (61 балл из 100). Ситуация в этом плане постепенно улучшается: в 2017 году Украина набрала 55 баллов.    

На телевизионном рынке Украины более 70% активов разделены между шестью группами, находящимися под контролем влиятельных бизнесменов и политиков – Виктора Пинчука, Игоря Коломойского, Рината Ахметова, Дмитрия Фирташя, Виктора Медведчука и Петра Порошенко.

Олигарху Виктору Пинчуку, владельцу трубной компании Interpipe и зятю экс-президента Украины Леонида Кучмы, принадлежит крупнейший телевизионный холдинг StarLightMedia, который объединяет шесть телеканалов. Лидирующий канал холдинга – ICTV.

В холдинг «1+1 Media» олигарха Игоря Коломойского входят шесть каналов, в том числе один из самых популярных в Украине телеканалов «1+1». В 2020 году появилась информация о том, что часть акций холдинга выкупила компания, зарегистрированная на жену оппозиционного политика Виктора Медведчука.

В число крупнейших телевизионных холдингов входит «Медиа Группа Украина», принадлежащая самому богатому украинцу Ринату Ахметову. Флагманским телеканалом холдинга является «Украина». В 2020 году был запущен новый информационный телеканал «Украина 24», куда перешли работать многие популярные ведущие с других новостных каналов. Стоит отметить, что медиагруппа стабильно наращивает аудиторию. 

Медиахолдинг Inter Media Group, ключевым телеканалом которого является «Интер», принадлежит олигарху Дмитрию Фирташу, который в данный момент находится в Австрии. Миноритарным совладельцем «Интера»является оппозиционный парламентарий Сергей Лёвочкин. В настоящее время эта медиагруппа теряет охват аудитории.

Под влиянием оппозиционного политика и бизнесмена Виктора Медведчука находятся три информационных телеканала: «112 Украина», NewsOne и ZIK. Их официальный собственник – соратник Медведчука по политической деятельности Тарас Козак.

Пятый президент Украины Петр Порошенко официально владеет информационным «5 каналом». Кроме того, политическую поддержку Порошенко и его партии «Европейская солидарность» оказывает телеканал «Прямой».

Согласно результатам исследований, 75% телезрителей в основном смотрят телеканалы СТБ, «Новый», ICTV (принадлежат Пинчуку), телеканал «1+1» (собственник – Коломойский), «Интер» (Фирташ) и «Украина» (Ахметов).

92% радиослушателей отдают предпочтение четырем основным медиагруппам: TAVR Media (принадлежит Пинчуку), UMH (принадлежит Сергею Курченко), Business Radio Group (принадлежит Анатолию Евтухову) и «Радио Люкс» (принадлежит семье Андрея Садового). 

Стоит отметить, что членам семьи Садового (украинский политик, действующий мэр Львова) также принадлежит медиагруппа «24», в которую входят телеканалы, печатные и онлайн-СМИ.

3/ ОБЩИЙ АНАЛИЗ АТАК 

На графике представлен общий анализ трех основных категорий атак/угроз в отношении журналистов на территории Украины в период с 2017 по 2020 год.

В 2020 году количество атак во всех трех категориях увеличилось. Хотя число физических атак выросло по сравнению с прошлым годом, оно ниже показателей, зафиксированных в 2017 и 2018 годах. Следует отметить, что Национальному союзу журналистов Украины удалось достичь конструктивного сотрудничества с Министерством внутренних дел и Национальной полицией Украины. По факту обращений по поводу препятствования журналистской деятельности органы полиции оперативнее открывают дела, чем в предыдущие годы. 

В 2020 году количество атак нефизического характера, а также атак с использованием юридических/экономических механизмов увеличилось на 62%. Эту динамику можно связать с двумя основными событиями 2020 года – карантинными ограничениями вследствие пандемии COVID-19, а также местными выборами. Прикрываясь санитарными нормами и ограничениями, представители власти и политических партий незаконно препятствовали журналистской деятельности, отказывая журналистам в аккредитации на различные мероприятия и лишая их доступа к информации. 

С 2017 по 2019 год наблюдалось снижение числа атак на журналистов с использованием юридических и/или экономических механизмов. Однако в 2020 году эта тенденция прервалась.

В целях более точного отражения комбинированных нападений на работников СМИ в 2020 году мы вводим новую категорию атак – гибридные

Гибридными мы называем систематические преследования какого-либо издания или работника СМИ с использованием инструментов из двух и более категорий нападений: физических, нефизических и юридических/экономических. Такое комбинирование силовых и/или несиловых методов с юридическими механизмами воздействия на неугодных журналистов производится в расчете на их деморализацию, самоцензуру, уход из профессии и даже из жизни. 

В 2020 году была зафиксирована 81 гибридная атака, из которых 45 пришлось на 10 медиаработников. Наиболее частым видом таких атак было использование нефизических методов нападений в сочетании с юридическими. Ниже представлен список журналистов и блогеров, которые подвергались наиболее интенсивным гибридным атакам в 2020 году. 

4/ ДАВЛЕНИЕ НА ЖУРНАЛИСТОВ ПОД ПРЕДЛОГОМ ОГРАНИЧЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С ПАНДЕМИЕЙ COVID-19

Карантинные ограничения в связи с пандемией COVID-19 вылились в новые угрозы и запреты для украинских работников СМИ.

В Украине был зафиксирован 51 случай атак и ограничений в рамках карантинных мер. Из них 28 исходили от представителей власти, 14 – не от представителей власти и 9 – от неизвестных. Большинство зафиксированных инцидентов представляют собой атаки и угрозы нефизического характера и/или в киберпространстве (31). Также было зафиксировано 13 случаев атак и угроз физического характера и 7 – с использованием юридических и/или экономических механизмов.  

Большинство зафиксированных случаев нефизических атак связаны с незаконным воспрепятствованием журналистской деятельности и лишением доступа к информации из-за карантинных ограничений (20 из 51). 

  • 27 октября на судебное заседание по делу народного депутата Софии Федины и волонтера Маруси Зверобой не допустили журналистов Национальной общественной телерадиокомпании Украины, телеканала «Прямой» и журналистку телеканала «1+1» Маричку Кужик. Поводом стали карантинные ограничения.
  • 21 декабря журналистам ряда интернет-изданий, в том числе Times.Zt, «Житомир.info» и ИА «Укринформ», сообщили, что они не допущены на пресс-конференцию главы областной администрации. На встречу с прессой допустили только представителей телеканалов. 

Все 7 атак с использованием юридических и/или экономических механизмов связаны с отказами в аккредитации.

  • 19 сентября журналиста издания «Точка опоры» (имя неизвестно) не допустили на конференцию волынской областной организации политической партии «Слуга народа». Заявка была отправлена заранее, однако отказ в аккредитации пришел за 20 минут до начала мероприятия. Пресс-служба партии сослалась на карантинные ограничения. В аккредитации отказали также журналистке издания «Сила правды» Марии Смык. 
  • 19 сентября те же журналисты получили отказ в аккредитации на конференцию львовской областной парторганизации «Слуга народа» по выдвижению кандидатов в местные советы. Письмо с отказом в аккредитации пришло в момент начала мероприятия. 

Из зафиксированных физических атак и угроз жизни, свободе и здоровью 11 случаев приходятся на несмертельные атаки, избиения, ранения и пытки и 2 – на похищение, взятие в плен/заложники, незаконное лишение свободы.  

  • 27 марта во время съемок сюжета о карантине в Каменке-Бугской (Львовская область) местный бизнесмен пригласил съемочную группу телеканала «Первый Западный» в составе журналистки Марины Пытиляк и оператора Юрия Маковецкого в свой магазин. После этого он запер дверь и не выпускал журналистов, пока не приехала полиция. 

Большинство физических атак сопровождалось нефизическими, а именно – повреждением/отъемом имущества, транспорта, оборудования, документов, журналистских материалов, тиража печатных СМИ. 

  • 24 марта во время проведения журналистского расследования в городе Красилове Хмельницкой области на журналистку телеканала NewsOne Татьяну Сивоконь было совершено нападение. Съемочная группа готовила сюжет о несанкционированной торговле медицинскими масками. Когда журналистская группа приехала выяснить ситуацию, продавец масок начал всеми способами препятствовать съемке: набросился на корреспондентку, вырвал у нее из рук микрофон, спрятал маски и нанес журналистке телесные повреждения. 
  • 2 апреля было совершено нападение на съемочную группу телеканала «Espreso.TV» во время подготовки сюжета о соблюдении карантина в кафе и ресторанах. Сразу после того, как корреспондент Илья Евлаш вышел в эфир, неизвестный мужчина подбежал к съемочной группе, схватил камеру и бросил ее в реку. Журналистка Дина Зеленская начала снимать эти действия на свой мобильный телефон. Мужчина подбежал к ней, повалил на землю и схватил за волосы. Затем он вырвал у журналистки телефон и бросил его в реку. После этого злоумышленник скрылся.
  • 1 мая в Харькове был избит журналист «ИнформБюро» и специалист по кибербезопасности Никита Кныш. По словам Кныша, он решил снять на видео бурную ночную жизнь на парковке возле станции метро «Научная», где любит собираться «золотая молодежь». Журналист вызвал полицию в связи с нарушением карантина, но приехавший патруль бездействовал. В считаные секунды после отъезда полицейских на Кныша напали неизвестные и жестоко его избили. Злоумышленники отобрали у журналиста телефон и рюкзак с ноутбуком и личными вещами.
  • 18 июня во время подготовки сюжета о работе продуктовых магазинов в условиях карантина владелица одного из магазинов набросилась на съемочную группу телеканала «Відкритий» («Открытый») и журналистку Кристину Маликову с кулаками. Вскоре подключилась и хозяйка магазина «Ассорти». В итоге у Маликовой забрали телефон и удалили снятое на него видео.

5/ ФИЗИЧЕСКИЕ АТАКИ И УГРОЗЫ ЖИЗНИ, СВОБОДЕ И ЗДОРОВЬЮ

В 2020 году было зафиксировано 74 случая физических атак и угроз жизни, свободе и здоровью, в том числе:  

  • Несмертельные атаки, избиения, ранения и пытки – 67 
  • Покушения на убийство – 3
  • Похищение, взятие в плен/заложники, незаконное лишение свободы – 3 
  • Сексуализированная агрессия, домогательство – 1

В 2020 году вновь зафиксировано значительное число несмертельных атак на журналистов, избиений и ранений. В украинском обществе сохраняется высокий уровень агрессии. В 2020 году Национальному союзу журналистов Украины (НСЖУ) удалось выстроить эффективную коммуникацию с правоохранительными органами. В Национальной полиции Украины был создан специальный департамент, который в числе прочего расследует преступления против журналистов, запущена централизованная горячая линия. Кроме того, достигнуто соглашение с Министерством внутренних дел о разработке специализированного чат-бота в мессенджере Telegram. На данном этапе НСЖУ может констатировать, что правоохранительные органы более оперативно реагируют на обращения журналистов, эффективность следственных действий повысилась. 

  • 7 апреля в Донбассе журналисты телеканала «Украина» попали под обстрел боевиков «ДНР». Как рассказал журналист Александр Махов, боевики попытались уничтожить автомобиль со съемочной группой – они прицельно сбросили на машину снаряд с беспилотника. 
  • 31 июля журналистка телеканала «Интер» Анастасия Луговая подверглась нападению в поезде Мариуполь – Киев. Журналистку, путешествовавшую с сыном, жестоко избил и попытался изнасиловать трижды судимый Виталий Рудзько. Нападавший арестован, ему грозит 5 лет тюремного заключения. 
  • 14 октября фигурант журналистского расследования депутат Днепропетровского областного совета Владимир Рой во время съемки сюжета в одном из сел Днепропетровской области перекрыл дорогу журналистам проекта «СтопКор» и пытался совершить наезд на участника съемочной группы Максима Томилова. Спустя некоторое время на место событий прибыли сотрудники частной охранной фирмы, которые по прямому указанию Роя избили журналистов, а также отняли технику, личные вещи и документы.

Большинство случаев несмертельных атак, избиений, ранений и пыток исходят не от представителей власти либо от неизвестных (47), однако в каждом третьем случае агрессором является полиция или представители других государственных структур: 

  • 26 мая во время штурма музея Ивана Гончара сотрудники Государственного бюро расследований несколько раз ударили журналистку телеканала «Прямой» Анну Дзобу локтями в грудь и живот.
  • 6 октября полицейские препятствовали деятельности журналистки Таисии Кутузовой во время заседания избирательной комиссии в одном из сел Киевской области. Полицейские требовали прекратить съемку стихийного митинга у здания, где заседала комиссия, они пытались выхватить камеру и сломали микрофон, а также заламывали журналистке руки.
  • 25 октября действующий депутат Терновского городского совета избил редактора городской газеты «Вести Терновки» Алену Поддуеву на избирательном участке, а также пытался выбить у нее из рук телефон. Поддуева обнаружила на пяти избирательных участках людей с удостоверениями «внештатных журналистов» одного и того же издания. 
  • 23 декабря в селе Лавочное Львовской области люди, которые предположительно занимались незаконной вырубкой леса, напали на журналиста газеты «Антикоррупционный вестник» Василия Василитина. Четверо неизвестных избили журналиста, отняли его телефон и привязали к бамперу своего грузовика. Журналиста спасли жители близлежащего села. 

6/ АТАКИ И УГРОЗЫ НЕФИЗИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА И/ИЛИ В КИБЕРПРОСТРАНСТВЕ  

Ниже представлены подкатегории атак и угроз нефизического характера и/или в киберпространстве. Основные методы давления в этой категории: незаконное воспрепятствование журналистской деятельности, лишение доступа к информации (103); травля, запугивание, давление, угрозы насилием и смертью, в том числе в киберпространстве (57); повреждение/отъем имущества, транспорта, оборудования, документов, журналистских материалов и тиража печатных СМИ (36). 

В 2020 году увеличилось число атак, связанных с травлей, запугиванием, давлением и угрозами насилием и смертью, в том числе в киберпространстве. Беспокойство вызывает тот факт, что к подобным методам прибегают не только радикалы и недовольные герои публикаций, но и известные политические деятели, активисты, лидеры мнений. Некоторым работникам СМИ из-за таких угроз приходилось менять место жительства, покидать страну или приостанавливать свою деятельность.

  • 11 июля журналистка Екатерина Сергацкова, соучредитель интернет-издания «Заборона», сообщила, что она сама и члены ее семьи получают угрозы. В Facebook были опубликованы личные данные Сергацковой, в частности, ее домашний адрес и фото ее пятилетнего сына. В соцсетях началась кампания травли с участием знаменитостей: распространялась информация о личной жизни Сергацковой и версия о ее сотрудничестве с российскими спецслужбами. Журналистка была вынуждена покинуть Киев, а вскоре и Украину. 

Один из наиболее популярных методов запугивания украинских журналистов – повреждение либо поджог личного автомобиля. Также очень распространены случаи умышленного повреждения или отъема рабочих инструментов – фотоаппаратов, камер, смартфонов, карт памяти и т.д.

  • 10 июня под Львовом неизвестные разбили автомобиль генерального директора телеканала НТА Романа Любицкого. Нападавшие перелезли через забор и попытались ворваться и в дом, где находилась жена журналиста вместе с детьми, но им помешала система охраны. 
  • 17 июня на Полтавщине главный редактор газеты «Хроники громад» Павел Гунжель сообщил, что его автомобиль сожгли. Поджог он связывает с журналистской деятельностью. «Материалы, которые готовит издание, касаются кражи <…> глины и песка на территории Полтавской области одной фирмой, которая нарушает строительные нормы, трудовое законодательство. В день, когда подожгли, я приехал из карьера, где заблокировал движение и помешал добыче песка, вызвав полицию», — рассказал журналист.
  • 22 июля в Киеве неизвестные подожгли автомобиль блогера Славы Масонского. Потерпевший сообщил, что у него недавно возник конфликт с владельцем магазина STYLUS.ua Андреем Карпюком.
  • 17 августа в Броварах неизвестные подожгли автомобиль участника съемочной группы расследовательской телепередачи «Схемы» Бориса Мазура (совместный проект «Радио Свобода» и телеканала «UA: Первый»). 
  • 26 ноября в Одессе был совершен поджог автомобиля, принадлежащего издателю журнала «Судоходство» Александру Сиваку. В журнале часто публикуется информация о теневых схемах. Издатель неоднократно получал угрозы, в том числе от чиновников.

Ряд инцидентов связан с повреждением/отъемом рабочего/жилого помещения.

  • 25 апреля в доме журналиста Игоря Савлука в Киевской области ночью разбили окно, бросили в дом бутылку с бензином и облили горючей жидкостью двери. После этого журналисту позвонили с незнакомого номера и посоветовали «прекратить заниматься тем, чем занимаешься». В последнее время Савлук делал сюжеты о транспортировке мусора из Львова. 
  • 4 июня группа неизвестных совершила разбойное нападение на частный дом семьи гендиректора телерадиокомпании «Люкс» Романа Андрейко во Львове. 
  • 16 сентября коллектив радиостанции «Центр» обнаружил, что помещения, где находятся передатчик, студия и рабочие места, закрыты на навесные замки и опечатаны. В результате утренний эфир был сорван. Помещение ТРК принадлежат Красноградской районной раде, чье руководство и приказало опечатать кабинеты.
  • В ночь на 21 октября был совершен поджог редакции издания «Альтернатива.орг» в Одесской области. Двое неизвестных разбили окно и бросили бутылку с зажигательной смесью в окно офиса.

7/ АТАКИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЮРИДИЧЕСКИХ И/ИЛИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ 

Ниже представлены подкатегории атак с использованием юридических и/или экономических механизмов. Три основных метода давления: запрет на въезд в страну, отказ в визе или отзыв визы и/или аккредитации (49), суд, судебный процесс (12) и обвинения в клевете, оскорблении, ущербе репутации (11).

 С запретом на въезд в страну сталкиваются иностранные журналисты, которые ранее были уличены в нарушении законодательства Украины.

  • 28 февраля Алексея Пивоварова, главного редактора RTVI и автора youtube-канала «Редакция», не пустили в Украину. «Несколько лет не был в Украине, и, видимо, не судьба. Пару часов назад прилетел в Киев, но на территорию страны меня не пустили», – написал Пивоваров в Instagram.
  • 29 ноября ведущей новостей российского телеканала РБК Светлане Чебан запретили въезд в Украину на три года за незаконное посещение Крыма. 
  • 26 декабря российскую блогерку Оксану Качеву по прилете в аэропорт «Борисполь» не пустили на территорию Украины и запретили въезд на три года. Причиной такого решения стало посещение ею Крыма.

Команда президента Украины отказывает в аккредитации неугодным СМИ. Присутствовать на пресс-конференциях главы государства или освещать его визиты в регионы могут только избранные журналисты. Удобным поводом для таких отказов стала пандемия COVID-19. Под тем же предлогом журналистам отказывали в аккредитации политические партии во время местных выборов 2020 года.

  • 20 мая представителей ряда СМИ не аккредитовали на пресс-конференцию президента Украины. Отказ получили, в частности, телеканал «Настоящее время», «Буквы», Delo.ua, «Бабель», съемочная группа «Украинской недели» («Український тиждень»), «Главком». 
  • 28 октября комитет Верховной Рады Украины по свободе слова аннулировал парламентскую аккредитацию 22 СМИ, включая издания «Доброволец Украины», Kosatka.media, ИА «Стоп коррупции ТВ», Mind.ua, «Слідство.інфо», «Журналисты против коррупции», ИА «Русская правда». Указ об отзыве аккредитации был отменен в тот же день после протестов журналистского сообщества.

Для судебных преследований работников СМИ чаще всего используются статьи о клевете, оскорблении и ущербе репутации:

  • 5 марта и.о. директора Госбюро расследований Ирина Венедиктова заявила, что подала к изданию «Украинская правда» иск о защите чести и достоинства. Иск также подан к «Центру противодействия коррупции». Венедиктова требует 150 тыс. гривен от каждого ответчика. 
  • 24 июля полковник Службы безопасности Украины Олег Назарук подал иск к изданию «Четверта влада» («Четвертая власть») — он стал одним из фигурантов журналистского расследования о схеме присвоения земли. Назарук требует опубликовать опровержение и выплатить ему компенсацию в размере 60 000 гривен. 
  • 27 октября журналистка Mind.ua и Texty.org.ua Любовь Величко сообщила, что на нее подала в суд предпринимательница Алена Шевцова, владелица украинских онлайн-казино. После публикации журналистского расследования об игорном бизнесе Величко подала иск на сумму один миллион гривен. Как отмечает журналистка, муж Шевцовой занимает высокую должность в Национальной полиции Украины.  Кроме того, IBOX Bank подал в суд на издание Mind.ua в связи с той же публикацией Величко. Истец требует компенсации морального ущерба в размере двух миллионов гривен. 

ПРИЛОЖЕНИЕ 10: ОТКРЫТЫЕ ИСТОЧНИКИ, КОТОРЫЕ БЫЛИ ИСПОЛЬЗОВАНЫ ДЛЯ СБОРА ДАННЫХ (АРМЕНИЯ)

  • Комитет по защите свободы слова – действующая в Армении общественная организация, занимающаяся изучением ситуации в области свободы слова и публикующая периодические доклады, а также защищающая права журналистов и СМИ.
  • Ереванский пресс-клуб – неправительственная организация, основной целью которой является поддержка и развитие свободных, независимых и качественных СМИ.
  • Центр медиа-инициатив – армянская неправительственная организация, основной миссией которой является создание и распространение свободного и независимого контента и посредством этого содействие всестороннему и гармоничному развитию общества.
  • Hetq.am – интернет-издание армянской общественной организации “Журналисты-расследователи”.
  • Freedom House – международная неправительственная правозащитная организация, оценивающая и публикующая доклады об уровне свободы в 210 странах и территориях всего мира, в том числе о свободе слова и деятельности СМИ.
  • Репортеры без границ (Reporters without Borders) — международная неправительственная организация, целью которой является защита журналистов, подвергающихся преследованиям за выполнение своей работы.
  • Комитет защиты журналистов (Committee to Protect Journalists) – международная организация, занимающаяся защитой прав журналистов.
  • DataLex.am – база данных судебной системы Армении.
  • Исследовательские центр «Регион»  – армянская общественная организация, изучающая региональные проблемы Южного Кавказа, в том числе касающиеся деятельности СМИ.
  • «Айкакан жаманак»  («Армянское время» ) –ежедневная газета.
  • Factor.am – армянский мультимедийный информационный портал.
  • Радиостанция «Азатутюн» — армянская служба Радио “Свободная Европа”/ Радио “Свобода

ПРИЛОЖЕНИЕ 11: ОТКРЫТЫЕ ИСТОЧНИКИ, КОТОРЫЕ БЫЛИ ИСПОЛЬЗОВАНЫ ДЛЯ СБОРА ДАННЫХ (ГРУЗИЯ)

  • Грузия Online – информационное агентство о событиях в Грузии (на русском языке).
  • On.ge – информационный веб-сайт о событиях в Грузии и на Кавказе (на грузинском языке).
  • Media.ge – информационно-аналитический сайт, проект организации «Интерньюс-Грузия» (медиапортал на грузинском, русском и английском языках). 
  • Civil.ge  – информационно-аналиитический сайт, проект Ассоциации ООН Грузии (на грузинском, русском и английском языках). 
  • «Кавказский узел» – информационно-аналитический сайт о событиях на Кавказе (на русском языке).
  • «Сова»  – онлайн-журнал о политике, экономике и обществе (на русском языке).
  • «Радио Тависуплеба» – сайт грузинской службы «Радио Свобода» (на грузинском языке).
  • «Формула ТВ» – информационный телеканал (на грузинском языке).
  • Detals.net – информационный портал о событиях в Грузии и вокруг нее (на русском языке).
  • IPN – информационный сайт о событиях в Грузии (на грузинском, английском и русском языках).
  • Tabula – информационно-аналитический сайт о политике и экономике Грузии (на грузинском языке). 
  • «Новости-Грузия» – информационный сайт о событиях в Грузии (на русском языке).
  • Newsreport.ge — информационный сайт о событиях в Грузии (на грузинском языке).
  • «Батумелеби» – информационная газета и сайт о событиях в автономной республике Аджара и Грузии (на грузинском языке).
  • «Мтавари Архи» – телеканал (на грузинском языке).
  • Первый канал – информационный сайт телеканала Общественного вещания Грузии (на грузинском и русском языках).
  • Netgazeti.ge – информационно-аналитический сайт о событиях в Грузии (на грузинском языке).
  • Аджара ТВ – информационный сайт Общественного телевещания Автономной республики Аджара (на грузинском языке).
  • Грузинская Хартия журналистской этики – сайт неправительственной организации, занимающейся проблемами этики в работе СМИ и журналистов (на грузинском и английском языках).
  • «Эхо Кавказа» – сайт проекта грузинской службы «Радио Свобода»  (на русском языке).
  • GHN – информационно-аналитический сайт о событиях в Грузии и в мире (на грузинском, английском и русском языках). 

ПРИЛОЖЕНИЕ 12: ОТКРЫТЫЕ ИСТОЧНИКИ, КОТОРЫЕ БЫЛИ ИСПОЛЬЗОВАНЫ ДЛЯ СБОРА ДАННЫХ (КЫРГЫЗСТАН)

  • 24.kg – веб-сайт, информационное агентство, освещающее события в Кыргызстане
  • Kaktus.media – онлайн-медиа, освещающее события в Кыргызстане 
  • Kloop.kg – онлайн-медиа, освещающее и анализирующее события в Кыргызстане
  • Школа миротворчества и медиатехнологий в ЦА – некоммерческая организация, специализирующаяся на исследованиях в сфере медиа, ежегодных рейтингах свободы выражения и медиамониторингах
  • «Радио Азаттык» – кыргызстанская служба «Радио Свобода», ежедневно освещающая и анализирующая события в Кыргызстане
  • Knews.kg – информационное агентство, новости и аналитика
  • Телеграм-каналы и аккаунты в социальных сетях журналистов и СМИ Кыргызстана

ПРИЛОЖЕНИЕ 13: ОТКРЫТЫЕ ИСТОЧНИКИ, КОТОРЫЕ БЫЛИ ИСПОЛЬЗОВАНЫ ДЛЯ СБОРА ДАННЫХ (МОЛДОВА)

ПРИЛОЖЕНИЕ 14: ОТКРЫТЫЕ ИСТОЧНИКИ, КОТОРЫЕ БЫЛИ ИСПОЛЬЗОВАНЫ ДЛЯ СБОРА ДАННЫХ (УКРАИНА)